Рейнс: Новая империя

Объявление

15 июля — 15 августа 1558 года

После неожиданной кончины Верховного Триарха Эйверской Лиги и убийства императора Эстанеса в Рокском море снова неспокойно — страны замерли на грани новой масштабной войны. Рейнская империя захвачена внутренними проблемами: политическими и магическими, на Севере по-прежнему сеидхе ведут войну со своим древним врагом, и в этой войне люди страдают больше всех.
Азалийские острова тревожно ждут нападения со стороны Эстанеса, в то время как все остальные еще только решают, вмешиваться им или нет. В общем, все очень плохо.

избранная цитата

"Люди используют идею первородного греха для того, чтобы подчинять себе других, тогда как любой человек рождается со свободной волей, и боги не властны выбирать за него путь. К примеру, в священных текстах говорилось о том, что супруги должны быть верны друг другу, однако же по замку бегало с десяток бастардов. Святые отцы не скупились на слова о том, что господа должны быть добры и справедливы к своим слугам, но не случалось и дня, чтобы старший брат не избил кого-нибудь из челяди без вины. Жизнь всегда несправедлива.

Марселина де Сарамадо, "Зачем еще нужна жена"

разыскиваются

Ленарт ван дер Хейден

ректор магического Студиума

Лианнан ап Артегал

племянник короля сидов

невеста герцога Брогге

девушка на выданье

Хавьер де Сарамадо

претендент на эстанский трон

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Отыгранное » Todo está en tus manos


Todo está en tus manos

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Время: 16 июля 1558 года
Место: Корвола, дворец герцога де Арана
Погода: теплый летний вечер
Участники: сын и отец, Агустин и Энрике 
Описание: не так давно сын герцога де Арана был назначен императором прокуратором Эскалоны, из которой приходят тревожные вести. Уже завтра маркиз отбудет на запад, но прежде - отцу и сыну предстоит перемолвиться парой важных слов.

+1

2

Наш мир так устроен... что многие события происходят согласно велению судьбы, как бы крамольно это не звучало в отношении весьма религиозного Эстанеса. И более чем часто этой самой судьбой правят родители, с ранних лет стараясь направить своих любимых детей по верному и заранее намеченному пути. Агустин не был исключением из этих правил, будучи старшим сыном знатного и более чем состоятельного человека — и даже если в какой-то из моментов своей жизни он задумывался о том, что все могло бы сложится иначе, то никому подобных мыслей не озвучивал. Он всегда старался быть послушным и благодарным сыном и прежде всего боялся разочаровать своего строгого отца. Так что получив блестящее образование и повзрослев, де Арана-младший принялся старательно строить свою политическую карьеру — шаг за шагом и день за днем. Как говорят мудрые люди, любое старание рано или поздно приведет к желанному результату, особенно если к проявленному старанию добавить выгодные связи и благородное происхождение. Поэтому весьма выгодное назначение в Эскалону маркиза не удивило, а скорее заставило задуматься... ведь теперь у него совершенно точно не было права на какую-либо ошибку. Он обязан будет проявить себя и справится с весьма непростой ситуацией в Эскалоне, где в скором времени вполне мог вспыхнуть самый настоящий мятеж. Во всяком случае, так называемые «знающие» и весьма полезные люди при дворе не исключали подобной возможности.
-Папа, я тебе не помешаю? -хорошо знакомый тихий голосок вывел Агустина из глубоких раздумий относительно ближайшего будущего. Он обернулся от большого окна своей спальни и улыбнулся дочери — она всегда была очень послушной и кроткой, так что осмелилась сейчас нарушить его уединение только потому что ее что-то беспокоило. -Я хотела спросить кое-что очень важное... тебе обязательно уезжать?
-Сеньорита, что это вы здесь делаете? Разве вы не должны были заниматься музыкой до ужина, как велел ваш учитель? -прежде чем Агустин успел ответить что-либо, в его комнате появилась няня Эстеллы. -Вашему отцу надо отдохнуть перед поездкой, так что вернитесь к себе и займитесь уроками...
-Ничего страшного, Антония — наоборот я очень рад, что Эстелла решила ко мне заглянуть. Нам надо поговорить... и я думаю что сегодня занятия можно отложить, -произнес де Арана, увидев как грустно вздохнула девочка. Конечно она не стала бы спорить с нянькой и послушно бы ушла в свою комнату — вот только ее слишком часто занятый различными делами отец попросту не мог оставить ее вопрос без достойного ответа. -Ступайте. Если понадобитесь, я вас позову позже.
-Как вам угодно, сеньор, -ответила няня, прежде чем покинуть спальню Агустина. -С вашего позволения.
-Присядь рядом со мной? -улыбнулся дочке де Арана, усевшись на край своей кровати. Эстелла радостно просияла и охотно исполнила его просьбу, явно дожидаясь ответа на свой вопрос. -Я должен ехать, Эстеллита...
-Я хочу поехать с тобой... Пожалуйста, -решилась попросить Эстелла, после очередного грустного вздоха. -Антония может быстро собрать мои вещи прямо сейчас...
-Дорогая, послушай меня пожалуйста. Я ведь еду в совершенно другой город и пока что даже не представляю какой у меня там будет дом... и к тому же достаточно долгое время должен буду заниматься делами, -ответил де Арана. Да, вообще-то он не должен был искать оправдания перед собственной семилетней дочерью, но попросту не мог вести себя иначе с Эстеллой. Она слишком рано осталась без любящей матери, так что Агустин старался окружать девочку заботой и вниманием, несмотря на всю свою крайнюю занятость. -Я буду тебе часто писать и получится что мы вовсе не расстаемся.
-Я тоже буду тебе писать.., -согласно и как всегда послушно кивнула Эстелла. -Мне просто очень хочется поехать вместе с тобой.
-Прошу прощения, сеньор Агустин, но сеньора просила передать что скоро все будет готово к ужину, -доложила Антония, зайдя в спальню молодого хозяина после деликатного стука в дверь. -Сеньорита Эстелла, пойдемте со мной — вам еще надо переодеться.
-Ступай, моя дорогая, -улыбнулся любимой дочке Агустин. -А мне надо поговорить с твоим дедушкой... Антония, он уже вернулся? Матушка говорила что у него были какие-то дела сегодня...
Узнав что адмирал приехал домой около четверти часа назад, де Арана направился к нему в кабинет и получив позволение зайти, начал разговор с той же фразы что и его маленькая дочка.
-Отец, я вам не помешаю? Мне нужно поговорить с вами... не хотелось бы делать это в спешке перед отъездом.

+2

3

[indent] Тем вечером герцог Арана вернулся домой уставшим и изморенным дневной жарой, что не желала уступать вечерней прохладе, даже после заката и отхода дневного светила, что раскалило под ногами дорожные камни, от чего даже лошади делались ленивыми. Быть может было разумнее в его возрасте поберечься и позволить себе больше времени провести в тени, благо он более не состоял на службе у императора, передав свой пост адмирала флота зятю, который был ожидаемой сменой для него. Впрочем, не зря ведь он сделал этого амбициозного моряка своим родственником, открыв ему возможность завести более широкие связи среди высшей аристократии империи, которой они все служили верой и правдой. Однако Энрике не был бы собой, если бы сразу же смирился со своим смещением. Тогда, думалось Старому Адмиралу, что все вокруг восприняли его смирение, как признак старости, что к каждому заглядывает в окошко, рано или поздно, и слабости, которую ложно считают спутницей первой. Далеко не всегда нужно быть старым, чтобы быть немощным и слабым; в некоторых случаях, даже женщины способны проявлять силу характера и воли, за что никогда не повернется язык назвать этих порождений Асгарты слабыми, тогда как правители-мужчины не редко вызывали у герцога презрение. Поэтому для него было важно сохранить свое лицо, свой статус сильной политической фигуры, что была вынуждена уступить лишь на время свое место на сцене амфитеатра. Ибо если одна дверь закрывается, другая – открывается, приглашая войти. И только от нас самих зависит, воспользуемся ли мы своим шансом, либо же упустим его восвояси.
[indent] Расставшись с должностью адмирала флота Империи Эстанес, Энрике Санчес де Арана, тем не менее, заглядывался на другую должность, которая в данный момент еще пустовала. Должность Первого Советника давала большую власть и влияние в империи, ибо занимающий данную должность муж единственный имел право давать открыто советы императору. Занимающий эту должность муж служил интересам государства и обладал полным доверием императора. И если уж вести откровенный разговор, то герцог Арана рассчитывал, что сумел заручиться толикой доверия молодого императора, ибо на его флагманском корабле путешествовал во время азалийской войны тогда еще инфант.
[indent] Но, посмотрим? Сидеть и ждать, пока решит император в его пользу этот вопрос, или же в пользу другого своего достойного кандидата, что был более проворным, выдав свою дочь за наследного инфанта, Энрике не собирался. Именно по этой причине он вернулся после заката солнца в свой дом, что не дал забыть своему хозяину о тех сборах, которые проводил его старший сын, назначенный на должность прокуратора Эскалоны, одного из самых бедных и сложных регионов Эстанеса, где немногим ранее служил во благо империи один из инфантов. Тот самый инфант, что сбежал, как последний трус, на острова, не став ни защищать свою честь в суде, ни пытаться организовать вокруг себя сторонников, которые у него наверняка нашлись бы. Хуан не обладал исключительной способностью овладевать сердцами обычных граждан или аристократов. Тем более, он был ярым сторонником консервативной партии, что не единожды своими устами восставала против воли ныне покойного императора Рамона. Впрочем, быть может так оно и будет лучше? Разрозненность внутри империи, что строилась и существует на этой разгоряченной земле не один век, не могла пойти ей на пользу. Особенно сейчас, когда она должна была воспользоваться слабостью своих вечных противников и взять реванш, отняв земли, которые по праву зовутся землями Эстанеса.
[indent] - Сеньор, - коротко обратилась и поклонилась одна из служанок в доме герцога, обращая внимание своего господина на себя, дабы доложить послание госпожи. – Сеньора просила передать, что ужин будет готов через несколько минут, и покорно просит извинить, что мы не управились раньше, - продолжила девушка, которой Энрике кивнул, принимая извинения.
[indent] - Передай своей госпоже, что я буду заниматься делами. Пускай придет ко мне, когда все будет готово, - ответил герцог, сделав знак рукой, давая тем самым возможность понять, что служанка может быть свободна.
[indent] Сложив позади себя руки, Старый Адмирал подошел ближе к столу, где на него ожидали некоторые письма, требовавшие ответа, а также отчеты подданных ему людей. Именно стоящим у стола застал герцога его старший сын и наследник, кротко постучав в дверь, но так и не переступив порог кабинета Его Светлости, смиренно дожидаясь его разрешения.
[indent] - Сын, - кивнул в знак приветствия и в знак согласия Энрике, пригласив своего первенца жестом руки войти в кабинет, где все было обставлено без лишней роскоши, но максимально удобно. – Я рад, что ты ко мне зашел. Мне тоже есть о чем с тобой поговорить этим вечером, - добавил мужчина, стоило только двери закрыться за плечами Агустина. – Сначала я выслушаю тебя, тогда скажу то, что намеревался, - он отступил от своего стола, направившись к тахте, что подпирала своим боком одну из стен кабинета, на которой находилось окно с кованой рамкой.  Приподняв подол своего кафтана, герцог сел, приготовившись слушать сына, что достоин был его похвалы, но так и не услышал ее.
[indent] Да и услышит ли их Агустин этим вечером? Герцоги де Арана всегда были скупы на похвалы, от того их похвала и стоила дорого.

+2

4

Для каждого из нас родительский дом связан с дорогими сердцу воспоминаниями детства — как радостными, так и грустными, ведь без этого попросту невозможно привычное течение жизни. Если же говорить о строгой обстановке, всегда царившей в кабинете Его Светлости, то она всегда заставляла Агустина вспоминать редкие и весьма бесценные мгновения общения с отцом — тот, будучи занятым на флоте, приезжал домой не слишком часто и ненадолго. Однако, при этом, даже будучи в отъезде, Энрике  умудрялся держать под контролем абсолютно все свои дела, как служебного так и личного характера, не забывая интересоваться обучением своим детей, а также напомнить супруге чтобы не баловала их лишний раз. Де Арана прекрасно помнил как отец не раз говорил, что для человека нет ничего хуже трусости, лени и глупости — и потому даже своих дочерей он приказывал дуэньям воспитывать без каких-либо ненужных излишеств.
Но... если отставить в сторону лирику, то пожалуй сейчас Агустин на какое-то время словно почувствовал себя мальчишкой. Вот только теперь ему необходимо обсудить куда более важные вещи, чем бывало в детстве. К сожалению, уроки истории, философии и прочих дисциплин, навсегда остались в прошлом...
-Мне хотелось обсудить с вами свое новое назначение.., -решительно начал де Арана, не став присаживаться в кресло напротив отца. Меряя шагами комнату почему-то всегда легче сформулировать нужную и верную мысль. -Уверен, что вы в курсе о весьма неспокойной политической обстановке в Эскалоне — при дворе поговаривают что там может со дня на день вспыхнуть мятеж против императора. В свете всего этого, мне подумалось, что возможно, благосклонность Его Величества по отношению к нашей семье, вполне может быть хитрым политическим ходом на шахматной доске... Не то чтобы проверка лояльности и преданности — а скорее попытка помешать вам получить должность советника. Ведь если я не справлюсь в Эскалоне, у ваших зложелателей появится повод действовать против вас. Я не боюсь этого назначения и готов сделать все зависящее от меня чтобы не уронить честь нашего имени... но все же не могу не озвучить свои предположения.
Дворцовая политика — штука весьма сложная, особенно для непосвященных в эту опасную и временами смертельную игру. Следует «родится» дипломатом, чтобы постичь смысл этой самой игры, где надо просчитывать каждый ход и возможные последствия собственных решений. В свете всего вышеизложенного, неизвестно, каким политиком вскоре проявит себя новый император... и судя по тому что произошло на кооронационном пиру, он был человеком достаточно импульсивным, что явно пойдет не на пользу его будущей политической деятельности. Однако, такому человеку очень бы подошел советник, большую часть своей жизни отдавший служению на флоте и знавший свое дело, что называется, «от» и «до» - и вот тут, возникает еще один важный вопрос?
Кто при дворе мог пожелать окончательно и бесповоротно отправить адмирала на покой? Конечно, Агустин мог ошибаться в своих умозаключениях... однако, как искушенный в политике имперский чиновник, он должен был предусмотреть абсолютно все.
-Я очень хотел бы ошибаться... и хочу чтобы вы знали, что я всегда готов поддержать вас во всех начинаниях, -продолжил новый прокуратор, обернувшись к своему родителю. -Сейчас самое главное удержать Эскалону от мятежа, потому как это вполне может стать началом гражданской войны. Нет никаких сомнений в том что дон Хуан не станет никого слушать и отдаст приказ жестоко подавить возможные народные волнения. Поэтому... когда я уеду, мне необходимо будет вовремя получать информацию о том что происходит при дворе — только так я буду знать как следует действовать, если вдруг возникнет какая-либо критическая ситуация.
Опять же, хотелось бы избежать этой самой ситуации, но человеку обычно свойственно лишь  предполагать, тогда как жизнь всегда и во всем вносит свои коррективы. Закончив говорить, Агустин уселся в кресло, дожидаясь ответа адмирала и не рассчитывая на какую-либо похвалу в свой адрес. Сейчас было куда важнее получить отцовский совет и напутствие на ближайшее будущее, которое еще можно было изменить, верно обдумав и просчитав все свои возможные ходы. Говорят что судьбу людей вершат Двое... однако, следовало не забывать что боги никогда не помогают тому, кто не в состоянии помочь самому себе. Простая как мир и единственно верная истина, не правда ли?
-В общем и целом... это  самое важное что я хотел сказать вам, -тихо произнес Агустин. -Повторюсь, что очень хочу оказаться неправым в своих предположениях.

+2

5

[indent] Герцог де Арана не привык строить ложных предположений, как и заглядывать в душу собственным детям, давая тем возможность всегда содержать не тронутым их внутренние переживания, которых никто не был лишен. Даже он, когда был юн, и приходил в кабинет своего отца, чтобы отчитаться о проделанной работе или же получить напутствия от своего родителя, который не один год провел в качестве прокуратора одной из самых достойных провинций. Можно было сказать, что Энрике собирался поступить в точности, как поступал и его отец – обратиться к сыну со словами о важности его назначения, но необходимостью все-таки держать себя и свое честолюбие в узде. Молодым людям всегда легко поддаться первым росткам успеха и признания их собственной незаменимости, а также доверия, которое демонстрирует император, вручая в руки лишь небольшой огрызок власти…
[indent] Однако Агустину все-таки удалось удивить своего отца!
[indent] Усевшись на тахту, Старый Адмирал с облегчением вздохнул, ощутив возможность отдохнуть после долгого дня, проведенного на ногах, но с недоверием перевел взгляд своих глаз на сына, решившего измерить несколькими кругами кабинет герцога, прежде чем заговорить.
Энрике не перебивал своего первенца, что говорил со свойственным ему спокойствием и неспешностью, из-за чего складывалось впечатление, что молодой мужчина говорит не то, что у него на сердце, но то, что он успел хорошо обдумать и взвесить, прежде чем озвучить эти слова. И это не могло не вызвать удовлетворения в сердце герцога, упершегося кулаками о мягкие подушки тахты, на которой он восседал. При первом взгляде на Санчеса с трудом можно было предположить, что именно так выглядит мужчина переживающий гордость за своего проницательного ребенка, который и на третьем десятке лет будет для него не больше чем неопытным птенцом, которому он позволил вылететь из гнезда и ломать свои крылья на собственных ошибках вовремя. Скорее так выглядит человек, что размышляет о своих стратегических шагах. Но следить за своим видом де Арана не имел в своих привычках.
[indent] - Я рад, что ты не строишь ложных надежд относительно своего назначения, Агустин, - когда сын уселся напротив него, Энрике заговорил в ответ, нарушив тишину между ними, которой не было суждено долго продлиться. – Для меня важно знать, что ты осознаешь, что назначение в Эскалону не будет прогулкой под безоблачным небом Сарагосы. Так уж сложилось, - герцог перевел дыхание, шумно выдохнув, - что Эскалона – сложный регион, на котором всегда можно было обогатиться, но при этом и потерять голову. Ты наверняка знаешь имена своих предшественниках: один сейчас, говорят, на Паро скрывается, а второй – давно уже сгнил на каком-нибудь тракте, - быть может, будь Энрике младше, он тоже поднялся бы с тахты, и измерил бы шагом эту комнату, но усталость была сильнее. Ему даже не хотелось подниматься, а потому он продолжал, глядя в темные глаза своего ребенка то, что хотел донести до него: - Тебе не стоило просить о том, что у тебя и без того будет, сын, - он нарочно подчеркнул в своих словах, что сейчас он обращается, как отец к сыну, но не как жаждущий власти государственный муж к своему соратнику. – Ты будешь получать от моего человека все вести, я об этом позабочусь. В свою очередь, я желаю первым узнавать, как у тебя идут дела в Эскалоне. Что бы ни случилось, - повел дальше герцог, не отводя взгляда. – Я бы хотел сказать, чтобы ты не оглядывался на столицу и управлял, как должно, без опасений, но не буду. Вряд ли ты послушаешь, ибо осознаешь, что строишь своими руками свое будущее, о котором я хотел с тобой поговорить, Агустин, прежде чем ты уедешь, - да, сейчас Энрике подошел к тому моменту, в котором решил подчеркнуть их партнерство, а не родственность. – Тебе нужно выбрать супругу из хорошей семьи, - добавил он, заведомо зная, каким будет ответ сына, не торопившегося связывать себя снова брачными обетами. – Нашей семье не помешает выгодный брак, да и тебе стоило бы вспомнить о том, что тебе нужен наследник.

+1

6

Будущее... как просто было бы жить, если бы существовала возможность узнать что может произойти завтра, не правда ли? Тогда можно избежать досадных ошибок и неверных политических решений, что нередко ведут к крайне плачевным последствиям — вот только нечто подобное никогда не станет реальностью, увы. Агустин прекрасно понимал, насколько сложным будет его новое назначение и не питал иллюзий на этот счет, подобно желторотому юнцу, что первый раз получил выгодную придворную должность. Отец был совершенно прав, когда назвал Эскалону сложным регионом... и там действительно можно было либо пропасть, либо победить, третьего уже было не дано.
Как говорится, либо со щитом, либо на щите? Но не лишним будет добавить, что Агустин никогда не боялся сложных задач и умел добиваться поставленных целей — и его отцу было это прекрасно известно.
-Я возьму с собой несколько преданных и верных слуг... хочу чтобы в моем ближайшем окружении были люди, которым можно абсолютно доверять, -произнес маркиз, после того как почтительно и внимательно выслушал Энрике. -Полагаю, что нам стоит зашифровать всю нашу переписку, на тот случай если письмо вдруг попадет в чужие руки. И я обещаю вам, что вы будете в курсе всех дел в Эскалоне... а что до моего нового брака, то я не раз уже думал об этом...
Агустин вздохнул после своей последней фразы — конечно же, отец был прав и ему давно уже пора было выбрать себе подходящую невесту. Хороший политик на выгодной должности должен быть примером для подданных своего императора и олицетворять собой все эстанские традиции. Да и чего ради молодому и привлекательному мужчине оставаться горьким вдовцом? Любая знатная семья столицы будет счастлива отдать дочь в семью герцога де Арана... вот только Агустин не хотел торопится с новой женитьбой, хотя и понимал что это в некотором роде неизбежно. В первую очередь конечно же из-за Эстеллы, которую может расстроить появление мачехи рядом с ее отцом — и уже во вторую, из-за самого себя. Временами маркиз ощущал свою вину в смерти супруги, ведь из-за своей вселенской занятости он не мог уделять ей должного внимания, когда оно было ей так необходимо. Возможно боги решили просто наказать Агустина, оборвав жизнь юной и прекрасной женщины, что была его женой, кто знает?
-Как только я разберусь со всеми делами первостепенной важности в Сарагосе, можно будет вернутся к этому вопросу, -продолжил де Арана, решив не озвучивать отцу все свои мысленные умозаключения. -Вы правы, прошло уже семь лет и давно пора забыть все что произошло...  и начать все сначала? Эскалона вполне может стать важной новой страницей в жизни всей нашей семьи.
Пожалуй все вышесказанное вполне могло быть началом этакого доверительного разговора по душам между отцом и сыном — именно отцом и сыном, очень близкими и родными людьми, а не политическими союзниками. Вот только Агустин знал что такого никогда не будет и давно уже не питал иллюзий относительно того что сможет когда-либо, свободно обсуждать с Энрике какие-либо собственные проблемы или опасения. Адмирал был лишен сентиментальности и всех своих детей привык держать на уважительной дистанции. Его сын и наследник давно уже привык к этому, но временами позволял себе размышления на тему «а  как бы все обернулось, если бы отец был совершенно другим человеком?»... Но как говорят умные люди, самая заветная мечта любого человека должна оставаться неосуществимой, чтобы не терять своей ценности.
-Давайте поговорим о другом... у вас есть соображения относительно того, кто мог бы при дворе захотеть увести у вас должность советника? -маркиз решил аккуратно вернуть тему беседы в прежнее русло. -Если мои предположения были верны, то этот человек не будет делать ставку на мои возможные ошибки и постарается как-либо вас дискредитировать в глазах Его Величества.

+2

7

[Soundtrack]
[indent] Дети – будущее своих родителей, их надежда и поддержка в горький час испытаний, которые не минуют ни одного славного мужа, готового доказать своим словом и делом, что он достойный своего рода и звания. Дети – первые последователи своих отцов, их главная задача в этой бренной жизни, за которую они будут нести ответ, когда придет время предстать перед ликом Двух.
[indent] Де Арана никогда не был излишне ласковым или строгим отцом для своих четверых детей, которых, без всякого сомнения, любил, хотя и скупой сдержанной отцовской любовью, стараясь не выделять ни одного из них, будь то сын или дочь. Стараясь вложить в них все только самое лучшее, что только он мог познать в этой жизни, в собственных стремлениях или ошибках, Энрике не ожидал благодарности от своих детей и наследников. Он своим примером демонстрировал для каждого из них о том, что их долг перед государством и семьей всегда будет брать верх над чувствами и желаниями. Был терпелив к ним, но в ровной степени не переставал быть требовательным, дабы быть еще при жизни уверенным в том, что его дети никогда не опозорят или бросят под ноги кому-либо славное имя своих предков, наследием которых им суждено править по воле государя.
[indent] Но, что в итоге получил герцог, прозванный на флоте, которому посвятил куда больше времени и внимания, чем собственным детям, Старым Адмиралом?
[indent] Его дети не заставляли сомневаться в собственной целеустремленности, не принимая тот жребий, который дарила им судьба вместе с волей отца, но желая обернуть этот жребий в пользу себе, сделав его более полезным и даже приятным. Нынче его младшая дочь, ставшая супругой нового адмирала флота, вела сражение за привязанность, и даже верность своего супруга, пока Долорес, ее старшая сестра, внимательно следила за всем, что происходило в императорском дворце. А что же сыновья? Сыновья – благословение своего отца, его будущее, его истинная надежда. Каждый шел своим путем, поймав свою птицу счастья. Не далек тот час, когда младший из его сыновей добьется вожделенной должности, а старший – уже сейчас получил признание своих стараний, приняв назначение прокуратора не самой простой провинции империи. Вот только каждый из их успехов не заставлял Энрике забывал о своих самых худших опасениях, ибо видел не только успехи, но и промахи своих детей.
[indent] Не желая конкурировать со своим братом, Рикардо посвятил свою жизнь богам, их справедливости, и не должен был привести в мир наследника; а каждый его ребенок – плод греха, не должен будет знать иной жизни, нежели жизни, посвященной богам. И все это невзирая на то, что Агустин оставался вдовцом по женщине, что так и не подарила ему сына. Без всякого сомнения, Энрике любил нежной любовью, на которую только был способен, свою внучку, а потому был страшно разочарован той участью, которую предопределил своей дочери его сын, решивший обручить Эстеллу с сыном банкира, что не обладал достойным их маленькой жемчужины титулом. Впрочем, возвращаться к этому, а еще к ряду других вопросов, де Арана не собирался. Это непременно привело бы их с сыном к затруднительному разговору, что превратил бы отъезд Агустина в настоящий побег от послушания воле отца. Поэтому Старый Адмирал приготовил более хитрую компанию для своего ребенка, что должен был понять рано или поздно – он делал все, что считал верным для его блага.
[indent] - Я не перестану задаваться вопросом, Агустин, - покачав головой, произнес Энрике, промолчав лишь какое-то мгновение. - Что за женщиной была выбранная мной партия для тебя, что ты до сих пор не желаешь знать иной супруги?  Однако знать ответ на этот вопрос, мне не принесет облегчения в моем беспокойстве о том будущем, которое ждет нашу семью, сын, - повел дальше герцог, тяжко вздохнув при этом.
Он не поднимался со своего места, но посмотрел в сторону двери, ожидая, что вот-вот пожалует его супруга, дабы огласить о том, что ужин уже подан. Наверняка Аурелия поняла, что не только для того, чтобы услышать эту весть из ее дивных уст, он позвал ее к себе в кабинет. И причина, по которой он это сделал, оставалась сидеть напротив своего отца, желая обсудить, как считалось ему, дела более важные, чем женитьба.
[indent] Впрочем, пока Аурелия не побеспокоила их уединение, у Энрике было еще время, чтобы сказать то, о чем намеревался.
[indent] - Прежде чем мы перейдем к другим насущным делам, я хочу донести до тебя кое-что важное, сын, - не торопясь удовлетворить интерес своего первенца, Энрике хмуро посмотрел на него. – Я знаю, что был очень требовательным к тебе, но того всегда требовала та фамилия, к которой мы с тобой принадлежим. Не всегда я действовал так, как того хотелось мне или тебе, но я действовал так, как был обязан поступить. И я знаю, что ты, когда того потребует долг, примешь тот выбор, который я сделаю во благо нашей семьи. Я был терпелив к твоему желанию отсрочить брак, и буду так и дальше делать, однако я хочу донести до тебя, что в случае необходимости воспользоваться приемлемым союзом, намерен тебя женить. Поиском достойных девушек для тебя будет занята твоя мать – такое поручение я хочу ей оставить, прежде чем отправлюсь на верфь, - говоря эти слова, де Арана смотрел в лицо своего сына, не отводя в сторону глаз. В этот самый момент он пытался предугадать, что за мысли бороздили сознание его старшего ребенка. Все-таки жизнь показала, что даже родственные узы, связывающие отца и его детей, не охраняют главу семьи не только от ненависти его наследников или неодобрения, но и не станут щитом перед их стремлением лишить его жизни. Во всяком случае, это он наблюдал из первых рядов в императорской семье. И кто бы ни был повинен в преждевременной кончине императора Рамона, все знали, что на такой дерзкий поступок был способен только инфант…
[indent] - Что же до твоего вопроса, - решив вернуться к более угодной Агустину теме, Энрике вернулся к вопросу, который ему озвучил сын. – Всем известно, что безукоризненным уважением нашего нового императора пользуется его тесть – герцог де Карвахаль, который нынче возглавляет войска. Было бы не дурно, если бы этот талантливый полководец оставался на своем посту, но видят Двое, я имею предположения, что тот лелеет надежды на получение более значимого поста. Хотя, должен признать, что настолько выделять своего тестя Хуану будет опасно – это заставит многих почувствовать себя недовольными его решениями, - начал рассуждать вслух герцог, найдя в себе силы подняться со своего места, дабы подойти к столику, на котором стоял кувшин с разбавленным вином. – Именно недовольство других герцогов, несомненно достойных его милости, не в пример дерзкому Кармоне, что откровенно оспаривал власть императора, останавливает нашего правителя от принятия решения. Впрочем, в ровной степени, вполне вероятно, что решение Хуан уже принял и только ждет подходящего момента, или же ожидает, когда его предположение сбудется… - обрисовав свое видение ситуации, Энрике подал сыну чашу вина, желая разделить с ним этот вечер, украсив подарком с плантаций Собраре. – Объясни, что ты имеешь в виду, под «дискредитировать», - добавил он требовательно, вернувшись к своему месту за низким столиком со своей чашей полусладкого вина.

+1

8

Агустин очень надеялся, что тема его покойной супруги будет сегодня закрыта раз и навсегда, однако все сказанное им не могло не заинтересовать его любимого родителя. Энрике всегда был человеком проницательным и без труда догадался, что многие свои аргументы относительно новой женитьбы, его сын предпочел не озвучивать. И сейчас де Арана-младший должен был что-либо ответить, получив, что называется, прямой вопрос в лоб.
-Позвольте я скажу лишь одно — женщина, которую вы выбрали мне в супруги, была самой лучшей и доброй на свете. За время нашего недолгого брака Альма принесла в мою жизнь совершенно новый смысл.., -тихо произнес Агустин. -Я знаю что должен был забыть все что было... но пока что не готов. Однако, я всегда с уважением относился и буду относится к вашему мнению, так что не позволил бы себе спорить с вами. Вы абсолютно правы и мне пора подумать о новом браке... уверен, что матушка сделает достойный выбор.
Слова отца в какой-то степени означали что он уже все решил, так что маркиз (конечно же) не стал бы спорить на эту тему. Но его скорый отъезд давал ему достаточно времени на раздумье и принятие единственно верного решения — да и к тому же, достойный брак дело не скорое и требующее более чем ответственного подхода. Впрочем, адмирал не стал заострять внимание на этой теме и вернулся к беседе о политике, вкратце обрисовав своему сыну положение ключевых фигур на шахматной придворной доске. Собственно говоря, альянс императора с его тестем нисколько не удивил Агустина — к тому же, он был уже наслышан обо всем этом, часто бывая при дворе. С одной стороны, родственная взаимопощь должна была усилить власть нового монарха, но с другой все же не смогла бы спасти от возможного предательства... Вот только примеры предшественников обычно ничему не учат дорвавшихся до власти королей?
-Говоря о дискредитации... я имел в виду вашу репутацию, отец, -ответил де Арана, поднявшись со своего места и взяв предложенную чашу превосходного вина. -Благодарю.
Как можно убрать из политической игры человека ничем не запятнавшего свою безупречную службу на благо императора? Прежде всего внушив сюзерену что незаменимых людей не бывает, а верность — понятие более чем временное.
-Вы прекрасно знаете, что некоторые... так скажем весомые фигуры при дворе, предпочли бы увидеть вас на покое. Вполне возможно что герцог де Карвахаль первая и самая опасная «фигура»... и если мои предположения верны, делать ставку на мое неудачное прокураторство он не станет и придумает что-нибудь еще, -продолжил Агустин после небольшой паузы. -Например, как-либо очернить вас в глазах Его Величества? Ставки достаточно высоки, так что в ход пойдут все возможные средства для достижения желанной цели — места по правую руку императора. Подлог, клевета и тому подобное... я уверен, что вы предполагали такую возможность? Герцога де Карвахаля уважают в армии, также как и вас уважают на флоте и надо полагать, он единственный (пока что) весомый политический противник для вас.
Мечтая о воинских подвигах на поле боя, новый император вполне разумно окружал себя армейскими высшими чинами... однако, при этом дон Хуан должен был быть абсолютно уверен в их преданности и верности. Армия и флот это словно молот и наковальня — и умный правитель всегда должен помнить, что сам может оказаться между ними, в случае какого-либо недовольства. Держать эту великую силу в своем подчинении сможет только лишь очень умный, хитрый и изворотливый политик, а сможет ли молодой монарх стать таким, должно было показать время...
-Если вам интересно мое мнение, отец, то я бы попробовал копнуть под герцога — пока что просто для страховки, -произнес Агустин, отпив пару глотков душистого и очень вкусного вина. -И если бы не мое назначение, я собственноручно бы занялся этим... но полагаю, что верные нашей семье люди и без меня сделают все возможное и невозможное. Хорошо бы найти возможный компрометирующий материал до начала боевых действий, чтобы знать как действовать в случае каких-либо непредвиденных ситуаций.
Больше всего на свете маркизу хотелось быть полезным своему отцу — не ради похвалы или одобрения, а просто чтобы ощутить себя равным и нужным адмиралу. Пусть даже отец никогда бы не признал вслух чего-либо подобного... но такой уж он был человек?

+1

9

[indent] Правы ли учения церкви, убеждающей верных сыновей своих о том, что женщина дана мужу и как награда его, и как наказание его? Пожалуй, не так уж и часто Арана задумывался об этом. В бурной молодости своей, что практически не оставляла времени на банальный отдых в кругу семьи, и звала следом за долгом перед государством, которому он посвятил свою жизнь, герцог не тратил время также и на размышления. Ну, а сейчас, глядя на своего старшего сына, на своего первенца и надежду будущего их рода, Старый Адмирал не единожды ударялся в рассуждения: не ошибся ли он, посчитав выгоду рода превыше всего, когда избирал для сына верную супругу? Да, свою первую и пока еще единственную невестку Энрике хорошо помнил. То была красивая женщина, красота которой не была надменной, но только будоражащей воображение. Рожденная в богатом и старинном герцогском роде, призванная следовать своему долгу, Альма сумела нести свой долг не просто с честью, но с радостью и удовольствием, которое не давалось каждому. Жаль, кто бы мог подумать, насколько адмиралу было жаль услышать новость о кончине покорного дитя, что стало частью его семьи незадолго перед войной за Азалийские острова. Однако жизнь продолжалась и не стояла на месте. И те, в груди которых еще билось сердце, должны были принять неизменный факт: не стоит скорбеть по тем, кого уже не вернуть. Жизнь дарит не так уж много времени каждому из нас, чтобы можно было с легкостью разбрасываться теми дарами, которые она скупо дарует смертным ее рабам.
[indent] По этой причине, Санчес был рад знать и слышать о каждом доблестном поступке своего сына на поле брани, когда тому доводилось воевать во славу и честь великой империи, которой они оба служили честью и храбростью, подобно другим ее сыновьям. Вот только, как оказалось, все доблестные поступки и даже горечь поражения, с которым сыновьям Эстанеса было суждено вернуться на родину, не смогли смыть ту потерю, которую пережил лучший из его сыновей. Именно по этой причине, Аурелии придется хорошенько постараться, выбирая для них новую невестку, дабы она не только обладала всеми теми качествами, что требуются от супруги герцога, коим Агустин непременно станет, но и смогла восполнить пустоту в его сердце.
[indent] Но об этом он уже поговорит с супругой погодя, когда у них будет возможность перед сном поделиться своими мыслями по этому поводу. Сейчас же перед ним и сыном стояли иные вопросы, важность которых не была ни преувеличенной, ни приуменьшенной.
[indent] Сидя на тахте и неспешно испивая из чаши вино с богатым вкусом и ароматом, который доставлял истинному ценителю воистину губительного напитка для слишком часто им увлекающихся, Энрике внимательно слушал слова, которые с осторожностью и предельной точностью доносил до его ушей Агустин. Он не перебивал сына, не пытался его исправить, чтобы увидеть и услышать все, что желал поведать тот своему отцу, который с каждым словом доказывал, что он – истинный сын своего отца.
[indent] - Не получи ты свое назначение, я бы не стал поручать тебе такое дело, сын, - изволил высказаться герцог. – Есть вещи, которыми не подобает заниматься наследнику герцогского титула, и это дело – я не считаю достойным своего сына. Поэтому я рад, что ты будешь занят своим первым и важнейшим делом, Агустин, - повел дальше Энрике, отставив на низкий столик чашу с недопитым вином. Он был ценителем хорошего вина, но никогда не увлекался им, дабы держать свой разум в ясности и рассудительности. – Тем не менее, я рад знать, что мы с тобой рассуждаем схоже, - он немного наклонился вперед, но не понизил тон своего голоса. – Этому нас научил наш покойный император: всегда, протягивая руку врагу для пожатия, нужно в другой держать камень, скажем, на всякий случай, - добавил он следом. – Я не буду утверждать, что герцог де Карвахаль поспешит мешать тебе в провинции. Мы на пороге войны, и заигрывать с взбунтованным народом может быть опасно. Но если мы сумеем доказать, что прокуратор Садетании был заинтересован в том, чтобы огонь восстания Эскалоны пылал достаточно ярко, дабы не давать Его Императорскому Величеству сосредоточить все силы на грядущем военном конфликте, избежать которого практически невозможно, мы выиграем больше, чем можем проиграть, - иными словами, герцог донес до своего сына, что герцогу не обязательно быть причастным к делам Эскалоны. Главное скомпрометировать его, посеять семена недоверия в сердце императора. – Восстание не возникает из ниоткуда. У него есть всегда лидер. Тебе нужен живой лидер, который назовет нужное имя перед фециалом. Или же … тебе понадобятся те, кто засвидетельствует о корнях, что поддерживают его. Но тут уже нужно исходить из обстоятельств, - пожал плечами Энрике, после чего сел более удобно на занимаемом им месте.

+1

10

-Вы безусловно правы, отец и заполучить человека, который руководит восстанием было бы наилучшим вариантом... ведь в этом случае появится шанс узнать кому выгодно развязать бунт - и следовательно кто является предателем и изменником. Но здесь есть одно весомое и значимое "если"... при неблагополучном развитии событий в Эскалоне, у меня не будет времени на расследование, -как всегда уважительно ответил адмиралу Агустин. -От меня будут ожидать решительных действий и заняться какими-либо изысканиями можно будет лишь когда зачинщики окажутся за решеткой.
Де Арана-младший был готов в случае возможного восстания действовать быстро и жестко, чтобы не дать шанса заговорщикам застать себя врасплох. Несложно догадаться что именно его жизнь первой окажется в опасности, если события пойдут по наихудшему варианту... и наследник герцогского титула не собирался при этом сдаваться на милость победителей или тратить время на дипломатию. Она хороша и уместна лишь в том случае если не дошло до уличных беспорядков и когда имеется хоть какой-то шанс на разумный исход событий.
И хотя до катастрофы дело еще не дошло, разумный правитель обязан был предусмотреть все возможные варианты ближайшего будущего, чтобы выйти из сложной ситуации с наименьшими потерями.
-Я знаю что от меня требуется.., -продолжил после минутного раздумья Агустин. -В первую очередь - не допустить чтобы Эскалона стала этакой нарывающей раной на теле Эстанеса, во вторую - обернуть любую чрезвычайную ситуацию на пользу нашей семье. Это будет непросто, особенно если учитывать тот факт что провинция благоволит сбежавшему инфанту... но на свете нет ничего невозможного, а боги обычно благоволят лишь тому человеку что способен помочь себе сам.
Именно так всегда поступал Энрике - и таким образом сумел сделать блестящую карьеру на императорском флоте. Нет времени и какого-либо смысла ждать манны небесной на свою голову, следует просто напролом идти вперед, одерживая победу не только над трудностями, но и над самим собой. Ибо первым и самым страшным врагом любого человека является его собственная лень... а Агустина всегда воспитывали как человека действий, несмотря на высокое положение и тот самый эфемерный "покой" по жизни который оно давало.
-Я бы хотел поговорить о ваших планах... не поймите меня неправильно, отец, но вы уже наверняка думали о том как будете действовать, когда получите должность императорского советника? -на этот раз Агустин не стал использовать такие слова как "если", "может быть" и тому подобное. -И когда получится убрать с политической шахматной доски сеньора де Карвахаля... что тогда? Мне думается что вы уже знаете, что не все придворные довольны восшествием на престол дона Хуана, а демонстрация власти на коронационном пиру явно не добавила ему сторонников. Я не ставлю под сомнение собственную верность короне... но все же, как человек разумный, не могу не поинтересоваться вашим мнением. Сможет ли новый император выполнить задуманное и укрепить свой трон?
Вернее было бы сказать, не "укрепить", а "удержать", но старший сын адмирала решил использовать более благозвучное выражение. Пока еще недовольство при дворе было тихим и ограничивалось одними лишь шепотками и более чем осторожными разговорами в светских гостиных столицы. Но ведь недаром говорится, что капля по прошествию времени может источить твердый камень?

Отредактировано Агустин Санчес де Арана (11-06-2018 22:32:03)

+1

11

[indent] Для Энрике было важно отправить сына в провинцию со спокойным сердцем и чистой душой, дабы он был уверен в том, что его первенец, его главный наследник и опора поступит верно в подходящий час, когда он, быть может, не сумеет в который раз находиться рядом. К сожалению, герцог де Арана осознавал, что много упустил важных моментов в жизни своего сына. Быть может, ему следовало быть ближе к нему, когда тот потерял свою любимую жену, которую для него посватал именно он. Однако тогда, в те давние дни, к которым каждый поворачивается с тяжким сердцем, была война. И, конечно же, долг призвал адмирала флота задолго до ее объявления; он был на своем фрегате, когда пришла весть о беременности невестки, там же он был, когда Агустин написал ему, что та скончалась, дав жизнь дочери. Там, в море, бороздя бездонные морские просторы, пробираясь к очередному маяку в погоду и шторм, он провел практически всю свою жизнь, пока тут, на суше, подрастали его наследники, о котором все равно горело его сердце.
[indent] Но он никогда об этом не говорил. Не мог позволить себе сказать этого и сейчас, ибо так оно уж повелось за ним.
[indent] Тем не менее, Энрике Санчес довольно приподнял уголок своих старческих губ, демонстрируя своему сыну довольную и хитрую ухмылку. Все-таки он был скуп на подобные ухмылки, как и на излишние эмоции вообще. Но прежде, чем им с Агустином помешают, герцог не собирался на этом останавливаться.
[indent] - Я доволен тем, что ты знаешь, что должен делать. Ты верно расставил приоритеты, сынок, - похвалил он сына, надеясь, что не перегнул палку в своей похвале, к которой следовало добавить еще и долю своих нравоучений, без которых этот разговор был бы приторно сладким и бесполезным, если не вредным. Никогда он не считал верным, гладить по росту шерсти – только против оной. Это не позволяет расслабиться и разлениться. Во всяком случае, не должно было бы. – Однако помни, что ты должен действовать, а не ждать. И действовать необходимо на опережения событий. Не жди, пока восстание разгорится ярким пламенем, иди на его дым. Помнишь ведь, что дыма без огня не бывает? Проще растоптать небольшой костер, чем тушить настоящий пожар, - проговорил напоследок Энрике, прежде чем его сын решил задать вопрос, о котором было опасно говорить в присутствии посторонних лиц.
[indent] Тот, кто перечит императору – может оказаться вне закона. Нужно ли долго думать, чтобы догадаться, что будет с теми, кто будет говорить за его спиной или только строить предположения? Определенно, каждый видел и знает, сколь мало терпения во вспыльчивом темпераменте нового императора и предводителя лучшего войска в мире…
[indent] - Ты опасные вопросы задаешь, сынок. Надеюсь, что подобных вещей ты ни с кем не думал обсуждать? – спросил Энрике у сына, но вовсе не собираясь уходить от прямого ответа своего отпрыска. Он только предупредил его, как должен был это сделать. – Герцог Карвахаль – хороший командир войск Его Императорского Величества. Поэтому лишать армию его стратегического мышления мне бы не хотелось по возможности. Не каждая должность стоит тех потерь, которые мы должны за них внести. Но, посмотрим? – определенно, де Арана желал объяснить сыну, что не станет вовсе компрометировать в глазах императора его тестя. Скорее он желал только припугнуть генерала, но не убрать его вовсе. Вот только планы – это одно, а их воплощение – дело кардинально другое, на которое влияет сотня, а то и тысяча факторов, просчитать которые далеко не всегда возможно. – Если говорить о … критиках Его Величества, - он нарочно не говорил таких слов, как оппозиция и противники, не желая разделять общество высокородных господ, - то они пока только то и делают, что говорят. Для более яркого неповиновения им необходимо громче кричать; им нужны войска. Пока же, они полностью преданы императору. Преданность не всегда может закончиться на проигранной войне. Она может закончиться на невыгодных условиях мира. Или на не справедливых, такое тоже бывает. Война – непредсказуемый дикий зверь, что ведет себя, как ему заблагорассудится. Поэтому мне бы не хотелось, заходить так далеко наперед. Но тебе, как сыну я скажу, что буду делать, если Хуан будет настолько не любим своими войсками и народом. Я сделаю то, что будет во благо империи. И тебе я тоже советую думать о благе империи. Но не потому, что этого требует закон или это сохранит от предательства. В первую очередь де Арана – те, кто были у истоков этого государства и не одно поколение служили ему. Это наш долг, - кто знает, что еще хотел бы сказать своему сыну Энрике, если бы в дверь не постучалась герцогиня, желавшая доложить о том, что ужин уже готов и дожидается их прихода.
[indent] - Какое счастье видеть вас двоих вместе, - не удержалась женщина, едва скрывая улыбку на своих устах, когда она радовалась кратким мгновениям, которые ее семья проводила, как и сотни других семейств Корволы – вместе. – Служанка сказала, что ты хотел меня видеть, Энрике, - она не стала говорить того, что и без этого было очевидно. Ужин готов.

+1

12

Агустин прекрасно знал что вступает на весьма тонкий лед, заводя разговоры о возможном - пожалуй можно даже сказать, вполне возможном? - государственном перевороте. Определенно многим не понравилось представление на коронационном пиру, как и планы дона Хуана начать новую кровопролитную войну, так что не предусмотреть подобного исхода было бы политически недальновидно. Де Арана попросту не мог сейчас не задать столь опасного вопроса своему отцу... и получил ожидаемый и достойный старого адмирала ответ. Энрике был прав, когда говорил что благо Империи намного важнее чем благо какого-то одного человека, безумно жаждущего напиться своей властью. И в том случае если Хуан утонет в водовороте возможной гражданской войны, семейство де Арана как и прежде найдет правильный выбор и еще послужит на благо великого эстанского государства.
Агустин не успел ответить своему отцу, потому как в кабинет после вежливого и деликатного стука появилась его матушка и сообщила о том что ужин подан. Он улыбнулся ей и подойдя ближе, как обычно поцеловал руку герцогини, которую всегда очень любил ничуть не меньше чем отца. Но как легко догадаться, сеньора де Арана в отличии от своего супруга никогда не была скупой на любовь к своим детям и сейчас позволила себе ласково коснуться губами лба старшего сына. Не будь рядом супруга, Аурелия бы обязательно посетовала на то что Агустину приходится срываться с места и уезжать... ведь сейчас был самый подходящий момент наладить его личную жизнь и заставить позабыть наконец о дорогой потере.
-Матушка... пообещайте мне, что не позволите Эстеллите грустить когда я уеду? -улыбнулся маркиз, задержав в своих ладонях руку любимой матери. Он знал что его отец сочтет это ненужной сентиментальностью, но все же не мог не позаботится о своей любимой звездочке перед отъездом. -Она любит бывать у кузины Мерседес - я прошу вас не отказывать ей в этих поездках. Я очень обязан кузине... ведь она была так добра что заменила моей дочери мать...
Конечно же герцогиня поспешила заверить любимого сына, что исполнит его просьбу в точности, но правда не забыла при этом добавить что Эстелла должна будет хорошо себя вести и отлично учиться чтобы ездить к любимой тетушке. Все же сеньоре де Собраре следовало бы быть строже как к Эстеллите, так и собственным детям...
-Дорогая матушка, дети должны иметь возможность баловаться и шалить, -рассмеялся Агустин - замечание о строгости было конечно же сделано из-за присутствия отца. -Они еще успеют познать, что мир состоит не только из игр, радости и счастья...
Усевшись за стол, вместе с родителями, новый прокуратор Эскалоны не мог не заметить как погрустнела его любимая дочка. Однако, побаиваясь немного своего чрезмерно строгого дедушки, Эстеллита не осмелилась обнять своего отца, как делала обычно перед тем как приступить к трапезе. Она сидела, печально опустив голову и как и подобает хорошо воспитанной эстанской барышне, не позволяла себе заговорить и перебить дедушку с бабушкой - герцогиня как раз доложила своему супругу что слуги закончили сборы и Гуто может спокойно ехать к новому месту службы.
-Спасибо, -тихонько сказала девочка когда служанка положила ей на тарелку несколько кусочков жареной птицы и вновь тяжко вздохнула, посмотрев на Агустина. Естественно, он не мог выдержать подобного взгляда - неимоверно грустного и полного слез.
-Не расстраивайся, дорогая... ты же помнишь что мы собирались переписываться? Я буду очень ждать каждого твоего письма, -улыбнулся де Арана. -А когда все наладится в Эскалоне, то обязательно приеду за тобой. Так что не стоит грустить, мы ведь расстаемся только лишь на время.

+1


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Отыгранное » Todo está en tus manos


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC