Рейнс: Новая империя

Объявление

15 июля — 15 августа 1558 года

После неожиданной кончины Верховного Триарха Эйверской Лиги и убийства императора Эстанеса в Рокском море снова неспокойно — страны замерли на грани новой масштабной войны. Рейнская империя захвачена внутренними проблемами: политическими и магическими, на Севере по-прежнему сеидхе ведут войну со своим древним врагом, и в этой войне люди страдают больше всех.
Азалийские острова тревожно ждут нападения со стороны Эстанеса, в то время как все остальные еще только решают, вмешиваться им или нет. В общем, все очень плохо.

избранная цитата

"Нита с тоской думала, что за пределами Рейнса наверняка есть чудесные места, где люди мудры, красивы и, не боясь, учатся алхимии, а проблемами золотарей не интересуются. Та мысль, что только золотари могут обойтись без красивых и мудрых, а мудрые и красивые без золотарей - нет, в ее головку еще не приходила".

Нита Келлер, "А мы, сиротки, добрые"

"...Было время, когда не было рощ. Не было Аханнэ. Была земля, осквернённая, умирающая, и всё живое бежало с неё. А потом Двое принесли великую жертву, дар крови, и болота стали лесами. Тебе не кажется, что мы наблюдаем... обратное?” Странное это было зрелище. Двое сеидхе, похожих друг на друга, и идущий к ним, на почти негнущихся ногах полуолень-полускелет.

Сирше ап Шеналл, "Не видно правды сквозь туман"

"Раскол навис над всем, что нам дорого и знакомо. Над Империей, над Церковью. Одни говорят, что инквизиция поступает верно. Другие хулят ее словами, которые не пристало произносить иерархам".

Доран фон Эйстир, "Ad majorem dei gloriam"

"Она была нежна и сладка, словно мед, и завистливые боги явно решили наказать Рейеса за безрассудное чувство. Во всяком случае, куда удобнее было обвинить в том, что произошло, именно высшие силы, а не себя самого".

Мартин Рейес, "Наслаждайтесь жизнью"

"Корвола! Мерцающий город, сотканный из грубой формы и утонченных деталей. Спящий вулкан, бурлящий в глубине своей пруд, но на поверхности безмятежный и тихий. Это там, под толщей, кому-то перекусили хребет, чьи-то челюсти изъяли жизнь и размолотили бугристым языком и зубастым нёбом. В этом пруду не бывало гостей".

Альваро де Мартинес, "Успех измеряется в крови"

"Не превосходящее количество кораблей выигрывает бой, а маневрирование. Я хочу разделить прошлых союзников и Братья даруют мне к этому шанс. Я готов предложить Лиге передел островов. Они могут избирать кого хотят, но когда падет влияние Рейнса, Лига останется против нас одна".

Хуан де Сарамадо, "Утром мажу бутерброд"

разыскиваются

Ленарт ван дер Хейден

ректор магического Студиума

Элианна Лаврентес

чародейка, посол Орейна

Дэйдрэ фэр Сихаиль

чародейка, исследовательница

Хавьер де Сарамадо

претендент на эстанский трон

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Несыгранное » Голос королевства теней


Голос королевства теней

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.imgur.com/vEP9KUI.jpg https://i.imgur.com/VY3R21Q.jpg
https://i.imgur.com/VNQ3JN0.jpg https://i.imgur.com/3nJDmP1.jpg
https://i.imgur.com/vfAzzm1.jpg https://i.imgur.com/OhEBRgr.jpg
https://i.imgur.com/qY6LZDo.jpg https://i.imgur.com/JfJFrdB.jpg
https://i.imgur.com/APyqeSH.jpg https://i.imgur.com/spXeiyl.jpg

Белое к белому.
Кости к савану, слезы жемчужные в нить соединить,
Пальцами нервными зарыться в пушистый мех,
Оголенные нервы — в колючий снег.

Черное к черному.
Косы растрепанные туго переплести в одну,
Вороново перо использовать как оберег,
Зависть жгучая — смертный грех.

Алое к алому.
Губы к гортани, кровь подмешать в вино,
Солнце спрятать в карман, чтобы не жгло ладонь,
Сердце бросить в огонь.
(c)

Время: осень 1989 года
Место: Брэмптон, графство Камбрия, Великобритания
Погода: дожди, сырость, грязь, влажность, мерзость
Участники: Мэриан Роли, Алан Макларен
Описание: когда ты оканчиваешь старшую школу и проживаешь в доме старых ведьм, и все в городке тебя боятся, маст-хэв - задружиться с местным байкером и постараться не попасть в тюрьму.
Немного мистики, немного Аддамс и Горменгаста, много призраков и птиц.

[nick]Мэриан Роли[/nick][status]всех заклюю[/status][icon]https://i.imgur.com/Y0jRLTw.jpg[/icon]

Отредактировано Морайн фэр Риганат (08-05-2018 00:57:14)

0

2

+soundtrack

— Ты действительно собираешься пойти в этом школу?
— Ты действительно собираешься опять прогулять работу?
— О, Богинечка! Мэриан, да этим балдахином только ворон пугать! Келси подменит меня.
— Как ещё выживать старшие классы? Кассандра, мать твою, тебя уже успели вышвырнуть из каждой забегаловки в городе. Потеряешь работу у Молли — и останется торговать цветочками у чокнутой Дианы, а скоро пятнадцатое, и ты знаешь, что нам опять отключат свет. Кто внесёт твою долю?
Утра в особняке на Олд-чёрч-лейн, 300, начинались в суете и кутерьме, поскольку подавляющее количество жильцов просыпались одновременно. Все четыре ванны моментально оккупировались, приходилось делить зеркала как минимум с тремя такими же встрёпанными и заспанными девицами, пока на кухне пытались приготовить нечто напоминающее еду и избежать столкновения с паутинными зарослями над лестницами. И, пока Кассандра заново рисовала себе губы самой отвратительной красной помадой на свете, Мэриан пыталась расчесаться и оправляла юбку. В пол, идущая слоями воланов, она была собрана из всего на свете: плотных кружев, бархатных вставок, обожжённого по краю льна, батистов, органзы и овечьей шерсти. Юбка волочилась по полу и собирала клубни пыли, а Мэриан прикалывала брошки паучков на растянутый дырявый свитер. Контраст с Кассандрой, затянутой в латексное платье, рисовался налицо.
— На самом деле, я хотела занять у тебя денег.
Наглость просьбы выбила из колеи. Мэриан даже ничего не ответила, схватила дымящийся пучок из полыни с веточками крыжовниками, помахала на себя благовониями, успокаиваясь.
— Нет. Найди нормальную работу и завязывай с байками.
— Слушай, Мэриан... О байках...
Кассандре даже продолжать не нужно было — свекольный румянец на щеках от стыда почти что сравнялся с цветом её огненной шевелюры. Мэриан чуть ли не завыла.
— Что?! Ты всё ещё толкаешь зелья этим любителям козочек?
Кассандра не ответила, только отвела взгляд, принимаясь грызть ногти. Удивительный талант к предпринимательству — не нравится подавать блины, попробуй смешивать травяные чаёчки с опиумом!
— Я никак не могу сегодня отдать заказ. Сходи после школы к ежевичной ограде.
— Нет, Кэсс, ни за что. Они все патлатые,  заразят меня блохами.
— Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста! Обещаю, с завтрашнего дня — никаких мотоциклов и парней, только работа, блины и семейный бюджет!
— Шлюха ты, — зло бросила Мэриан, с силой наваливаясь на дверь ванной — заела, пришлось попыхтеть. Кассандра лишь глухо засмеялась.
— Не завидуй. Давай мы тебе тоже кого-нибудь найдём? Можем с мертвечинкой, из склепа достать, чтобы твои моральные принципы не нарушало...

Все женщины и мужчины, заселявшие полуразвалившийся коттедж на Олд-чёрч-лейн, 300, гордились дурной славой. Их род не был связан ни с фермерами, ни ремесленниками, ни мирными поселенцами — бродяги, поджигатели, цыгане пэйви и ведьмы с йоркширских болот, так о них судачили на улицах; но Мэриан была хуже, потому что гмакала и шважмкала на своём родном валлийском везде и всюду. Те, кто верил россказням, что выходцы из Уэльса талдычат мелодичными гармонями и трещат что поджаренные соловейчики, тут же разубеждались — понимать Мэриан было столь тяжело, что даже тёти зачастую не переспрашивали. В школе учителя избегали Мэриан, возможно, из-за славы самого жуткого дома города, а, возможно, потому, что каждый школьный наряд Мэриан выглядел скорее хэллоуиновским костюмом, и никто ей не говорил и слова — пытались, но после первого же визита Милдред Роли директор заверил учителей в необходимости самовыражения для молодёжи. Мэриан могла втыкать в причёску всё, что ей заблагорассудится, увешивать шею кулонами, смутно напоминающими хрупкие скелеты ящерок, и никто не пытался издеваться над ней или вести недружелюбные беседы в обеденное время. Как-то раз Джейк Морроу, местная звезда, отменил целую вечеринку только из-за истерик одной девушки, что только что она заприметила Мэриан у входа в коттедж.

В отличие от местных любителей килтов, постояльцы Олд-чёрч-лейн, 300, не вплетали кабаний волос в косы. Они разводили костёр у потрескавшихся, проеденных термитами ясеней, размазывали уголь по глазам и плясали, а потом шла гроза, и через неделю обидчика находили повесившимся или забитым лошадью. Мэриан перед такими сборищами вплетала перья воронов, а потом привыкла носить их всегда, чередуя с мелкими серебристыми и деревянными бусинками, которые никак не сочетались и противно ударялись друг о друга. Они и предупредили её появление — по битой ограде, сложенным сгнившим доскам и сырым камням, древнее всего городка, заросшей вереском и витым плющом, валялись коробочки хлопка. Хлопок здесь не рос, зато Кассандра таскала его в ужасающих количествах, считая, что он гарантирует удачные сделки.
Дьявол. Меньше всего на свете Мэриан хотелось принимать участие в наркобизнесе сестрицы, и она было понадеялась, что скупщик не придёт — а зря.

— Эй, ты. Алистер.
Ну, на самом деле, его звали Аланом, и Мэриан это прекрасно знала. Пару раз он заезжал на Олд-чёрч-лейн, 300, и, может, она даже делала ему расклад, или травила тётушкиными каменными печеньями с шоколадной крошкой, или просто пихнула плечом, когда он загораживал ей проход после ритуала, и её вывернуло прямо на драгоценные тюльпаны Мэнды. Или то был другой ухажёр Кассандры из клуба? Проблема заключалась в том, что техники манипулирования не предполагали собой хоть какого-либо внимания к знакомым, а также доказательств, что они занимали место в твоих буднях. Главным было говорить уверенно, небрежно бросая фразы, отвечать только на те вопросы, на которые хотелось, и вести себя так, словно весь мир принадлежит тебе лично. Тогда ни у кого и сомнений не вызвало.
Мэриан повторно ткнула Алистера-Алана под лопатку, туда, где на косухе красовалась вылинявшая и вымытая камаринскими дождями символика. Подождала, пока он обернётся, неприятно скривила губы, враждебно сложила руки на груди. Хотелось поскорее избавиться от свёртка. 
— Хватит таскать горшки с укропом моей кузине, или башку тётя Милдред всем открутит. У тебя аура плохая и портит аппетит.
Трещали боунессовские колокола, и Мэриан ненавидела предслужебное время — звон пугал птиц, они разлетались, но не перекрывал мычания со скотобойни. Она принялась рыться в школьной сумке, где, между учебником по истории и «Энциклопедией трав» завалялись сигареты с ментолом, и прикурила, чиркнув спичкой. Воланы юбки цеплялись за ежевичные кусты, и её сладкий, резкий запах пробирался под кожу; пучки фенхеля перемешивались с лютиком, который расплющивался на шершавых валунах яичными желтками, и вудсией.
Она смотрела на него исподлобья — по глазам, от краешков уголков и до бровей, неаккуратно были размазаны тени и потекла тушь, будто она пыталась стереть макияж, но не получилось, губы были ровно подведены чёрным, эхом шёл стук бусин о серебряные кругляши с вязью. Мэриан выдула дым прямо Алану в лицо — не потому, что собиралась, а потому что не хотела попасть на ежевику.
— В общем. Подбрось до Оакшоу, и там вручу товар.
В Кершопфуте начиналась граница с Шотландией, и черти знают, чем клуб там занимался и что переправлял, но трасса пересекала реку Эск и Дубовый Заповедник, где стоял холм самоубийц; а там, неподалёку, и наваленные грудой камни, образующие кромлех — поговаривали, что это наследие друидов. Другой вопрос состоял в том, как Мэриан собиралась под рассвет, пиная дорожную пыль, возвращаться в Брэмптон, но проблемы нужно было решать по мере поступления, а не все за раз.
На увитую плющом ограду уселся иссиня-чёрный ворон, одобрительно каркнул и уставился бусинкой глаза на Мэриан; та не отказала себе в удовольствие почесать дружка под хохолком.
[nick]Мэриан Роли[/nick][status]всех заклюю[/status][icon]https://i.imgur.com/Y0jRLTw.jpg[/icon]

Отредактировано Морайн фэр Риганат (16-05-2018 21:32:43)

+1

3

— Макларен, чёртов ублюдок. Тащись сюда!
[nick]Алан Макларен[/nick][status]Чёртов шотландец. [/status][icon]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/5/27/190193a4cfa35197a1d0af387fe04e29-full.jpg[/icon]
В “Красном ящере” было настолько душно, что воздух был осязаем. Паб явно не проветривали весь день, вместе с дымом в воздухе витали и смешивались между собой не самые приятные запахи — пары алкоголя, дешёвых сигарет, пота и мокрой одежды. Здесь собирались далеко не самые славные обитатели Брэмптона, в основном — представители банды, название которой и носил бар. И тем не менее, в этом месте Алан чувствовал себя как дома, здесь он был настоящим.

— Дряхлым старикам не стоит так нервничать, Хэнк. Откинешь коньки и кто будет бесплатно наливать виски? — Пришлось распихивать некоторых завсегдатаев “Ящера” локтями, чтобы добраться до барной стойки. Те не возмущались, лишь шутливо толкали Алана в ответ, приветствовали и возвращались к святому — к выпивке.

— Даже капли яда бесплатно не получишь, задница шотландская, — недовольно бурчал бармен и в совокупности владелец заведения — Хэнк. Он был мужчиной коренастым, уже в возрасте, но сохранившим ясность жёлто-карих глаз. В красном освещении бара они, порой, казались совсем уж жёлтыми, словно владелец “Ящера” сам был ящером. Говорили, что Хэнк был одним из первых в банде, а после смерти главаря, которого забили подонки из “Рогатых” — банды, обитающей в восточной части города, он взял на себя роль лидера. Тогда Алан жил ещё в Дамфрисе, на юге Шотландии, где пинал балду и некоторых особей.

— И хватит меня грабить! — Возмутился Хэнк, когда Макларен набрал полный рот бесплатных орехов.

— Это добавка к моей зарплате, — шотландец еле говорил, — если пару хреновых купюр законно называть зарплатой.

Некоторые члены банды даже побаивались Хэнка — вечно угрюмого и немногословного. Немногословного, пока на горизонте не объявлялся Макларен и не появлялся повод его обругать. Шотландец подрабатывал в пабе швейцарским ножом — выполнял все функции, которые только можно придумать. Но и придумывал все возможности для отлынивания и оправдывал себя тем, что платили ему копейки. Право, при этом он бесплатно жил тут же, на чердаке, но жилья ведь не просил. Пару лет назад, когда парень не смог оплатить аренду за квартиру, Хэнк сам предложил ему пожить в баре. Ящеры своих не бросали и это принималось как должное.

— Езжай на Олд-чёрч-лейн, и чтобы без товара не видел тебя здесь, слышал?

Алан скривился. В пресловутом коттедже он бывал не раз, работа обязывала. Если первой святыней ящеров был алкоголь, то второй — эти сраные ведьмачьи зелья, к которым Алан относился с подозрением. Лучше уж старая добрая травка и порошок, а не отвары прямиком из средневековья.

— Виски за зелья, дружище, — сущее кощунство, зайти в паб и не выпить хотя бы раз.

Получив свою долю алкоголя, парень вышел из “Ящера”. Дверь вымученно проскрежетала за спиной и закрылась. Впереди стояла дюжина байков, освещаемых красным цветом от неоновой вывески. Некоторые буквы на ней порой мигали, а сама надпись склонилась в сторону. Он направился к своему жеребцу, полностью чёрному байку, который выделялся на фоне прочих — разрисованных и покрытых стикерами. Байк прекрасен сам по себе, думал Алан, и не нуждается в лишних украшениях. Лишь на одной стороне красовался красный ящер, обязательная эмблема банды.

Если в пабе у Хэнка Алан чувствовал себя настоящим, то когда мчался по ночным дорогам города чуть ли не на последней скорости, считал себя свободным. И только тогда, кажется, он был счастлив. Рев байка, на который нередко жаловались жители Брэмптона, его успокаивал, а ветер, который ударялся в лицо и уносил назад длинные волосы, вгонял в некий транс.

— Вот за это Хэнк должен будет целую бутылку шотландского виски, — пробормотал про себя Алан, когда прибыл на место. На этот раз в привычном месте ожидала не Кассандра, а её ненормальная подружка. Пребывание в этом месте и так было удовольствием сомнительным, а теперь стало ещё хуже.

— Тащись на своих двоих, я тебе не водитель, — он тряхнул головой, чтобы избавиться от каплей. Последний месяц выдался дождливым, небо было постоянно затянуто облаками и вот, теперь вновь начинало моросить.

Но если шотландец не привезет чёртовы зелья, Хэнк не отдаст зарплату, которая намечалась уже через пару дней. Сраные наркоши, подумал он. И сраные ведьмы, неужто в своё время не хватило на всех виселиц?

— Но место сзади есть. Садись и постарайся не свалиться, малявка.

Отредактировано Алеллан ап Майан (27-05-2018 20:27:40)

+1

4

+soundtrack

— Драндулет есть, водишь сам, значит, водитель, — парировала Мэриан, спешно заправляя за ухо прядь, — дай покурить человеку нормально, и поедем.
Следующие минуты над ежевичной оградой воцарилась не то чтобы тишина, но никаких разговоров не велось. Мэриан всем своим видом показывала неудовольствие от выпавшей ей компании и шумно вдыхала ноздрями ментоловый дым; она сосредоточивалась, выдувая кольца так, чтобы получались желаемые формы. Вот мимо сплетённых из прутьев пиков пролетел овал, вот — пентаграмма, а эта затяжка сложилась в руну, обозначающую «смерть». С рунами у Мэриан как-то не клеилось, да и с раскладами, в общем, тоже; всё, о чём она гадала достоверно — болезни, утраты, потери и уход в мир иной. Никто на Олд-чёрч-лейн, 300, не мог похвастаться такой же точностью тяжких и мрачных предсказаний, как Мэриан, да только клиенты приходили за счастливым будущим и надеждой на то, что всё сложится у них весьма себе неплохо. Тётя Милдред мантрой повторяла, что правдой сыт не будешь, а Мэриан огрызалась, что не уважать колоду — хуже, чем привороты продавать.

— Кромлех, — смачно выругалась она, забрасывая пачку сигарет в сумку, — тупая безмозглая овца. Слышь, ты, Годзилла. Сразу поедем на место, эта дура товар забыла смешать.
Кассандре то ли совсем мозги отбило кочкам на дорогах, то ли очередной дружок всю дурь оплеухами вышиб. Обиднее всего было то, конечно, что скорее всего Кассандра травы оставила просто так, поддавшись лени, мол, Мэриан и сама по пакетикам разложит, что надо и как, составит смеси. Мэриан могла, но не на ежевичной ограде, где не было плоских ровных поверхностей, зато вовсю завывал ветер. Она осмотрела заднее сиденье байка, прикидывая, как бы ей забраться в такой длинной пышной юбке, можно ли вообще сесть. Сатанинское же отродье! Мэриан терпеть не могла байки, длинные дороги и линию горизонта. Ей нравилось ходить пешком и пересчитывать дубы в противовес ясеням, запоминать витиеватое сплетение тропинок и выискивать ручейки, где можно было набрать воды, но ловить ртом мух и клубы пыли удовольствия почему-то не доставляло, правда, странно?
Она опять забормотала ругательства себе под нос и задрала юбку, до коленей, плюхаясь позади Алана. Сразу стало холодно, она поморщилась и покрепче сцепила руки, прижавшись к водителю. Не хватало ещё свалиться, этот патлатый издеваться начнёт и на дороге оставит.
— Ну ты ехать будешь вообще или как? — заворчала она и зажмурилась.

Дорога выдалась скудной. Половину пути Мэриан кусала губы, вторую половину глазела по сторонам. В Брэмптоне темнело рано, раньше, чем во всём графстве; вот и сейчас солнечный диск начинал закатываться апельсином, а блёклый синий превращался в чернильный. Они проезжали поля в фуксиевых смолёвках, лисохвостах и торчащих влагалищных осоках, голые скалистые обвалы, одноэтажные побеленные домишки и разрушенные мельницы, чьи лопасти со скрежетом, неохотно пытались крутиться то в одну, то в другую сторону. Клубы жемчужного тумана затягивали монохромный выцветший салатово-лимонный пейзаж. Её сильно продувало, она опиралась щекою на спину Алана и пыталась угадать, какой выдастся новолунная ночь. Получится ли у неё пробудить друидский кромлех, или тётя Милдред права.
Потом, наконец-то, показался вшивый паб с перегоревшей вывеской. Мэриан отпрянула от Алана сразу же, как только смогла, и брезгливо вытерла ладошки о юбку.

— Красотка какая, — присвистнул один из банды, жирный и с бородой, и вся компания дружно взорвалась поросячьим хохотом. Мэриан скривила гримасу, но, когда проходила мимо, жирдяй попытался её облапать, а смог лишь ухватиться за одну из оборок. Мэриан в гневе обернулась, застыла и уставилась на него. Глаза у неё налились смолой, и в них плескалась ненависть; жирдяй хрюкнул, разжал пальцы, что-то сморозил про то, как бы помог ей с уроками в лесу на пеньке и отмыл бы, и, нервно хихикнув вслед дружкам, поспешно пристрастился к стакану. Мэриан, оправив юбку, хмуро продвигалась вслед за Аланом к барной стойке. Воняло в помещении просто отвратительно, похотью и долгами, рвотой и самогоном, да и обстановка оставляла желать лучшего: грубо сколоченная мебель, журналы с порнографией, головы животных на стенах, дартс и бумаги с непонятным набором шифров. Что-то среднее между типичным йоркширским охотничьим домишком и штаб-квартирой.
Раздались крики, но Мэриан интереса не проявила — она и так знала, что случилось. Жирдяй подавился спиртным, зашёлся в кашле, побагровел, посинел и схватился за горло, принялся подыхать. Мэриан хмыкнула, почувствовав, что почти всё заведение уставилось ей в спину. Думали, правда ли, что про Олд-чёрч-лейн говорят, и их маленькие, свёрнутые розовыми червячками мозги неистово шевелились, в спешке соображали, стоит ли бояться щуплую школьницу. Мэриан решила предоставить им выбрать самим и не вмешиваться.

— Блять, девочка, — владелец «Красного ящера» появился как раз вовремя и немедленно восстановил порядок, — ты не можешь приходить в мой бар и травить моих посетителей!
Затихший бар всколыхнулся, вновь пошли разговоры, а жирдяя кто-то отпинал. Теперь потную тушу отпаивали водой, а Мэриан размышляла, какая же глупая, нелепая это смерть — задохнуться от эля среди друзей, когда никто не торопится тебе помочь, а опасается за свою шкуру и смекали, бежать куда подальше или нет.
Как-то Мэнда сказала, что Мэриан стоит быть подобрее к людям. Вот она и выполняла желание родственницы, не дала ведь задохнуться до конца.
— Да вы что, — Мэриан наигранно округлила глаза, — такого в жизни не бывает. Так только ведьмы из телевизора и сказок могут.
— Ты всех ведьм похуже и пострашнее будешь, — недовольно забурчал Хэнк, — у меня от твоей рожи нервный тик начнётся скоро. Ну, что там? Овца тупая!
— Я также сказала, — согласно закивала Мэриан, лавируя между лавочками и стеллажами подсобных помещений, оставляя позади ненавистное помещение бара, — и не сказала ничего, хорошо, что я проверила.
Хэнк ей понравился определённо больше Алана, особенно запасом скверной брани.
— В полчаса управишься? — поинтересовался он, смахивая с одного из столов кипы бумаг.
— Быстрее, — отмахнулась Мэриан, придирчиво осматривая бокалы и стопки, думая, чем отмерять будет, — только пусть он меня потом подкинет, куда скажу.
И во все зубы оскалилась, повернувшись к Алану.
[nick]Мэриан Роли[/nick][status]всех заклюю[/status][icon]https://i.imgur.com/Y0jRLTw.jpg[/icon]

Отредактировано Морайн фэр Риганат (27-05-2018 23:50:15)

+1

5

[nick]Алан Макларен[/nick][status]Чёртов шотландец. [/status][icon]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/5/27/190193a4cfa35197a1d0af387fe04e29-full.jpg[/icon] Алан с полным отчуждением наблюдал за происходящим в “Ящере”. Тут каждый божий день кто-то да валялся на полу, а под влиянием дешёвого алкоголя или стараниями мстительной ведьмы  — какая разница? И каждый проклятый день Хэнк клялся, что в его баре больше не будет никаких драк, однако небо над Брэмптоном покрывалось тьмой, зажигалась висящая на добром слове вывеска, бар наполнялся людьми и в конце концов случалась неминуемая потасовка.

— Выпендриваешься, — обратился он в конце концов к малявке, которую даже в собственных мыслях отказывался называть иначе. Разговаривал Алан с трудом, ибо пока все, включая владельца бара, отвлеклись на суматоху, парень прибрал к рукам очередную горсть бесплатных орехов.

Макларен уже воображал дальнейшую ночь. Вот они наконец выпроводят эту героиню самых напыщенно-мрачных шедевров кинематографа и он наконец начнёт наполнять свою жизнь смыслом — перетрёт с бандой о всяком, в первую очередь о “Рогатых", надо решать что делать с конкурентами, которые в последнее время всё чаще наведываются на их территорию. Выпьет за счет бара под неизменным бурчанием Хэнка, сопрёт ещё немного орехов, а под утро, пока не рассветет и солнце не будет ослеплять, погоняет на байке. Красота.
Несбыточная красота, как оказалось.

— Нет-нет, я это недоразумение сюда привёз, а недоразумение принесло грёбаные отвары. Моё дело выполнено.

Не хватало оскала мелкой фурии, так ещё и Хэнк многозначительно ощерился. Страх-то какой.

— Хочешь зелень, умей и начальнику подчиняться. Подвезешь девчонку куда ей надо. Без лишних слов.

Алан ругнулся, и, кажется, пробормотал нечто невнятное про поиски новой работы и места проживания. Впрочем, угрозы были пустые — где ещё найдётся жильё, на первом этаже которого утром ожидает гарантированный опохмел, а вечером — выпивка в придачу с развлечением?

До выходи из "Ящера" шотландец сохранял демонстративное молчание, а на лице примерил самое недовольное выражение, на которое был способен. Снаружи всё ещё моросило, был уже поздний вечер и потому улицы пустовали. Если кому-то из жителей Брэмптона и взбрело бы в голову выйти на прогулку в такое время, то точно не в этом районе. Стоило только выйти из бара, малявка в чёрных простынях достала пачку сигарет, а Алан не упустил момент и ловким движением пальцев стянул одну штуку.

— А ты щедра, — он был доволен как кот, нанюхавшийся мяты. До получения зарплаты, которой им бесстыже манипулировали, Алан был на мели. И, соответственно, сигарет в его карманах не водилось. Зато водилась зажигалка, с которой он благополучно поджёг сигарету. И тут же скривил лицо. Легкие наполнились будто арктическими парами. Сигареты оказались с ментолом, вернее, это ментол был с табаком. Только теперь Алан заметил на бумаге странные узоры. Проклятых ведьм вечно тянет создавать всё собственноручно, и ничего святого не оставят. К сожалению, выбирать было не из чего, так что пришлось докуривать имеющееся.

— Выкладывай, куда тебя везти, — Макларен потушил злосчастную сигарету о стену бара, и без того находящуюся в плачевном состоянии, — и надевай шлем.

Сам он голову не защищал ничем, рискуя сглотнуть пару-тройку насекомых по дороге. Зато мог постоянно наслаждаться контактом с окружающим миром, не приглушенными звуками и ветром, верным спутником. Дорога уже намокла и байк могло занести. Если с ведьмой что-то случится, все жуткие жители Олд-чёрч-лейн наведаются к нему, а компанию ещё как минимум двадцати таких же особей он точно не вытерпит.

Отредактировано Алеллан ап Майан (03-06-2018 23:46:10)

+1

6

Ничего такого особенного в расфасовке высушенных стебельков, порошка из смолотых лепестков, засушек и перемешанных с неизвестными дилерам снадобьями ароматических масел и эссенций, которые Роли получали сами, возясь с оборудованием средневековых времён в подвале, не было. Всего-то и стоило держать в голове, что мелисса с ромашкой вызывала раздражённое возбуждение, но добавьте к ней сандалового дерева — и получалась смесь, провоцирующая желание плотских утех. Набор, предоставленный Кассандрой, мог складываться во вполне узкий круг формул: экстаз, забытье и состояние транса. Больше наркоманам ничего и не требовалось, и Мэриан, сморщивая вздёрнутый нос, пыталась на глазок отмерять пропорции; так, чтобы эффект оказался покруче обыкновенных «феноминов» и крэков. В качестве измерительных инструментов она захватила стаканчики для шотов текилы, получше не нашлось.
Она чувствовала, как громоздкий, липкий, как жир от свиных рёбрышек в томатном соусе, взгляд Хэнка карабкался по её плечам, шее и затылку. Опираясь на соседний продолговатый стол, он внимательно наблюдал, как ловко и скоро управлялась Мэриан с запечатанными прозрачными пакетиками и стеклянными бутылочками из коричневого матового стекла. На время работы, лицо у неё разглаживалось и она переставала хмуриться, и тогда и корявые гримасы, пародия на взрослость и умничанье, прояснялась в качестве неудержимого любопытства и жажды исследовать всё неизведанное, сглаживались режущие черты и не было взгляда «я-вас-всех-тут-зарежу». Она даже казалось милой, ну, почти.

— Я закончила, — Мэриан сдула прядь со лба. Она успела немного вспотеть, потому что под свитером ничего не было и снять она его не могла. Не то чтобы стеснялась возможных взглядов, просто не такой глупой была, как Кэсси.
Хэнк одобрительно кивнул и что-то попытался промычать, но Мэриан отмахнулась.
— Моей ноги здесь больше не будет. Все переговоры ведите с этой идиоткой. Я в ваш криминал влезать не собираюсь.
Уже влезла.

+soundtrack

Опустевшие улочки Брэмптона встретили её сырыми, уродливыми бурыми пятнами на гравиевом островке. Жалобно скулили кроны раскинувшихся вокруг бара тополей, жалко смотрелись приниженные кустики, с обломанными ветками. Нецензурные, быстро выцветшие граффити плохо читались на стенах, так много мотоциклов было к ним прислонено. Мэриан совсем не хотелось знать, действительно ли от крови появились алые разводы и какое происхождение было у других, скорлупно-жёлтых. Если бы ей было не так холодно и если бы она не обхватила себя обеими руками, то залепила бы Алану подзатыльник — но вместо того они просто стояли и молча курили, и редеющий дождь, и дымка от тумана предсумеречного царства перемешивались с зеленовато-голубыми парами ментола. Он оседал кристалликами на фоне совсем потемневшего небосклона. Звёзд было мало, только солнце, в последней попытке остаться в своих правах, окрасилось в зловещий медовый. Мэриан ждала, что туман, обуявший их по пути к логову хвостатых вредителей рассеется, но он лишь уплотнялся. Она устало уставилась на байкера и попыталась прислушаться к внутреннему голосу, будет гроза или нет. Стоит ли простуда и севший голос возможности достучаться до духов леса. Может ли молния помочь расшатать кромлех.
— Не буду я надевать шлем, — возмутилась она, но, словно издеваясь, дождь начал усиливаться. Капли теперь падали крупные, как от водопада, и пришлось смириться с судьбой.
— До Оакшоу, умник. Дубовый заповедник, чуть дальше холма самоубийц. Я скажу, где поворачивать.
Совсем напротив бара красовался выкрашенный в поросячий розовый домик, так и норовящий рухнуть под тяжестью пережитых времён и прохудившейся крыши. Из неё выбрала старушка, безумная Мэгги, вся в сыпи и угрях; завернувшись в шаль и шарясь по двору, она обернулась и уставилась на Алана и Мэриан. Смотрела долго-долго, прицокнула языком и что-то начала бормотать.
Мэриан точно не знала, что там взбрело в дырявую башку Мэгги, но ей стало неприятно — и от того, что её кто-то увидел с Маклареном, и что подумали о них как вместе.
Поскорее бы закончить весь этот нелепый бон вояж. Ох и достанется Кассандре завтра утром, Мэриан специально заберётся к ней в комнату, к поворотно-откидному окну, и будет ждать, пока дурёха не станет пролезать в дом по каштановому дереву.

Они не успели проехать и треть пути, как начался ливень и стемнело. Мэриан почти не различала местность, и, только когда сырные кругляши света от фар падали то на знаки, то на заброшенные рекламные столбы, кричала Алану в ухо, куда ехать дальше. Может, он и сам знал, но шум капель и треск шин не позволяли различать ответы. Мэриан цеплялась за его куртку и злилась, что пальцы медленно превращаются в ледяные сосульки. Деваться было некуда, а луна не появлялась, но, когда они подъехали к реке Эск, к кирпичному мосту троллей, то и дождь прекратился, и звёзды засияли, разрезая воздух как лезвиями из стекла.
— У тебя есть фонарь? Мне на тропинку выйти надо.
Фонаря не было, поэтому Мэриан заставила его проехать вперёд, освещая путь. Стояла звенящая тишина, как хрустальная, лес шумел и жил, чавкала и жавкала мокрая, свернувшаяся комочками почва под шинами.

А потом раздался свист.

Мэриан инстинктивно прикрылась руками — яркий свет больно ударил по глазам, и грозные, угрожающие крики, взведённый курок, щёлканья пистолетов — она даже не успела понять, что произошло, но не издала ни звука.
— Кайл, ты чего, — прогнусавил кто-то рядом, — они же совсем дети. Эта, как его, с окраины, где по картишкам на суженого... Оп-па! Макларен! На горяченькое пожаловал.
— Офицер, хватит шутки шутить, вяжите их.

+soundtrack

На Мэриан услужливо накинули плед — свитер совсем обвис, намок, и через него просвечивался кружевной лифчик. Скрестив руки на груди, она не отходила от Алана — да потому что ей не разрешили. Мотоцикл у него конфисковали, готовили для них машину, чтобы отвезти в участок.
Разборки «Ящеров» и «Рогатых» происходили всегда за пределами Брэмптона, ближе к границе, а роща находилась слишком далеко от того оврага, где обычно вешались или стрелялись утомлённые этим несправедливым и жестоким миром, где папочка тебя обижал, и сигареты не продавали без документов.
Сначала она пыталась разглядеть, что творилось там, под другую сторону от троллевого моста, но не получалось. Пять машин с сиренами, и люди снуют туда-сюда, и лента чёрно-жёлтая.  Потом их перевели через реку, но поставили далеко, и ничего не было понятно.
Где-то через четверть часа к ним подошёл детектив Лоуренс. У Мэриан он не вызывал доверия — склизкий тип, и голос такой елейный, задабривающий, и глазки крысиные, всё бегают. Прям на грудь ей пялится.
Она даже не стала прикрывать себя шерстяной тканью.
— Итак, Макларен, и снова мы встретились, — детектив Лоуренс расплылся в доброжелательной улыбке, и ничего хорошего она не сулила. — И каким же это боком тебя занесло в такой час к реке? Да ещё и в компании несовершеннолетней?
Кромлех, подумала Мэриан, вот же западня. Тётя Милдред ей голову открутит. Сначала Кассандре, за то, что продолжает торговать на стороне, а затем и Мэриан, что не сообщила, а помогла.
— Он друг моей кузины, — встряла она в разговор, делая шаг вправо, — подвозил.
Фары одного из автомобиля на долю секунды осветили лужайку, и Мэриан успела разглядеть два тела. Мужское и женское, оба лежали носом в землю, а вокруг них валялись сырые жёлуди, и знак...

Она отшатнулась. Детектив посмотрел на неё с неподдельным интересом.

— Вы узнаёте их? — спросил он, и Мэриан замолчала. Тишина длилась дольше, чем следовало, и она отвела взгляд.
— Нет, — сказала она, — нисколько. Впервые вижу. Мёртвых боюсь.
Она лгала, про последнее, и детектив это понял. Замолчал, постучал карандашом о блокнот.
— Мне нужно будет вызвать вашего официального представителя, чтобы допросить. Телефон? Отца или матери.
— Позвоните тёте Милдред.
Мэриан знала, что у Лоуренса есть её телефон, и продолжала ковырять мыском сапог землю. Подол юбки стал тяжёлым, к нему прилипла грязь и обломки веточек. Лоуренс вскинул брови.
— Она ваш официальный опекун? А родители?
— Позвоните тёте Милдред, — упрямо повторила Мэриан и посмотрела на него по-звериному, — она всё решит.
Ей было неприятно говорить это при Макларене, чужом и чуждом. Потом их затолкали в машину, на заднее сиденье, и Мэриан достала сигарету.
— Здесь нельзя, — обратился к ней водитель.
— В жопу иди, — недвусмысленно бросила она. Ей не надо было доставать и зажигалку, кончик папиросы сам начал тлеть, переблёскивать янтарным, и Мэриан выдула облачко ментолового дыма в салон. Водитель, то ли от неожиданности, то ли от славы Олд-чёрч-лейн, подмигнул Алану.
— Кусается, а? Давно не виделись, карапуз, рассказывай, как дела. Таки подцепил ту красотку?
Тётя Милдред убьёт её. И за кромлех, и за Кассандру, и за этого позёра. Мэриан стиснула зубы до хруста.
Знала же, не надо лезть в бизнес, гиблое дело, а теперь в участок загребли. А завтра у неё, между прочим, тест по французскому. Как будто она идти на него собиралась.

Когда машина тронулась и выехала на шоссе, ещё не въезжая в Брэмптон, в лобовое стекло влетела птица. На полной скорости, она просто врезалась в автомобиль, и оставила непонятный, вязкий след на окне, и несколько перьев с металлическом отблеском, которые потом смахнули дворники — водитель заорал и машину закрутило, а Мэриан, не сдержавшись, захохотала во весь голос.
Ей даже не показалось — полицейский действительно побледнел и прошептал «чёртовы ведьмы» себе под нос. Да, в Брэмптоне её семейку по-настоящему любили и уважали.[nick]Мэриан Роли[/nick][status]всех заклюю[/status][icon]https://i.imgur.com/Y0jRLTw.jpg[/icon]

Отредактировано Морайн фэр Риганат (05-06-2018 23:56:11)

+1

7

[nick]Алан Макларен[/nick][status]Всё ещё чёртов шотландец. [/status][icon]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/5/27/190193a4cfa35197a1d0af387fe04e29-full.jpg[/icon] Алана полицейские видели чаще, чем собственную семью. Порой он сам был виновником мелких и не очень преступлений, порой же оказывался не в то время не в том месте. Так или иначе, шотландец был верным завсегдатаем местного полицейского отдела, который располагался в старом, дряхлом здании почти что в центре забытого Богами городка.

— Подцепил, а история про то, как отцепил, заслуживает отдельного вечера в обезьяннике. Я, ты, несколько пьянчуг. Старая романтика, а, Билл? — Полицейский, с которым в шутливой форме разговаривал Макларен, был настолько же невзрачен, насколько неприметным и банальным являлось его имя. Если бы парню не приходилось каждую неделю лицезреть его лицо, то в жизни не запомнил бы.

Всё произошло слишком быстро. Сначала он услышал душераздирающий звук и уже потом увидел, как с лобового стекла драматично скатывается труп какой-то птички — от Орнитологии он был далёк и потому понятия не имел, что это за птица — оставив после себя дорожку крови. В тот момент, кажется, парень громко матерился, однако никто не обращал внимания, ибо машину сначала знатно занесло, а потом закрутило. Полицейский тоже что-то бормотал монотонно и если бы Алан не разобрал явную ругань, адресованную ведьме, то подумал бы, что он молится.

— Дура пернатая, ты могла угробить всех нас, — огрызнулся шотландец на мелкую, а когда он злился, и без того явный, непонятный акцент становился более отчетливым. — И только посмей сделать огромные глаза и притвориться невинным ягненком. Слишком много совпадений за день, я в эту срань дьявольскую не поверю.

Машина уже выпрямилась, все кроме несчастной птицы были в порядке. Невзрачный Билл молчал, видимо, оправлялся от потрясения, молчала и ведьма — той оправляться не нужно было, может быть, новые козни строила. А Алан смотрел в окно. Стекло покрылось каплями вновь пошедшего дождя. Преимущественно невысокие дома Брэмптона быстро менялись местами, некоторые слишком старые, чтобы в них до сих пор кто-то жил, а некоторые слишком яркие. Жители мрачного городка стремились хоть как-то скрасить свои будни, но шотландцу казалось, что устрой на этих улицах хоть Бразильский карнавал, Брэмптон веселее не станет. И ему это нравилось. Алану были по душе грязные, вечно покрытие лужами улицы; ещё не ставшие жертвами ярких красок дома, стены которых если и были светлыми когда-то, то с годами потемнели. Утренний туман, который густо укутывал город печалью, пасмурные дни, заставляющие позабыть о лучах солнца.

Полицейское отделение было тускло освещено благодаря двум-трём удивительным образом неиспорченным фонарям, один из которых всё же то выключался, то вновь включался и последнее, казалось, давалось фонарю с огромным трудом. Ночью здание, которое насчитывало лет так сто, выглядело ещё плачевнее, чем обычно.

— Дом, милый дом, — наконец подал голос полицейский, видимо, посчитав, что уже находится в безопасности и тут ведьма ничего вытворять не станет. Алан же в этом сомневался, ой как сомневался. Впрочем, стоит признать, что в глубине души выходки сего недоразумения Макларена даже забавляли. Когда не угрожали его жизни.

— Теперь ты официально на пути преступности, чертиха. Поздравляю, — насмешки в его тоне, пожалуй, было слишком много. Ибо шотландец хорошо запомнил лицо новоиспеченной преступницы, когда у неё потребовали данные опекуна. И он был готов напоминать о том, насколько она влипла снова и снова, лишь бы видеть это недовольное лицо надувшегося воробья. Не то, чтобы он видел надувшихся воробьёв, но теперь именно так себе и представлял.

Билл открыл перед ними огромную дверь отделения, которая чудом держалась на ржавых петлях и пропустил пойманных вперёд. До входа Алан оглянулся по сторонам, в надежде увидеть конфискованный байк. Но его не было видно и оставалось надеяться, что верного коня оставили на заднем, закрытом дворе.

— Оживленно у вас тут сегодня. — Из приемной доносились громкие голоса и гогот. А виновниками шума, как оказалось, были личности не самые приятные для глаз Макларена. — Чёрт. Что ни час, так сюрприз.

Судьба подложила не просто свинью, а целую ферму. Ибо в приёмной стояло трое “Рогатых”, разодетых в косухи с изображением бычьих рогов на спине. Они о чем-то спорили с очередным полицейским, однако замолкли, как только увидели прибывших. А потом разом загоготали вновь.

— Из какой могилки подружку выкопал, Макларен?

— Из той, в которую тебя скинут. — Он старался сохранить невозмутимое лицо, однако встреча с “Рогатыми” никогда не заканчивалась спокойно и всегда сулила беду на головы представителей обеих враждующих банд. Тем более тут, посреди полицейских.

Отредактировано Алеллан ап Майан (10-06-2018 00:30:44)

+1

8

+soundtrack

— А ты, однако, сатанист, Алистер, — невозмутимо, насколько позволяли перерывы между нервными смешками, подметила Мэриан. Полицейская машина со скоростью улитки тащилась по грязному месиву из песка, глины и грязи, нарушая прекрасно уплотнённые клубы тумана, и фонари, те, которые разбить не успели, отчаянно перегорали. У Мэриан заболели глаза, и она затушила сигарету о подушечку под большим пальцем, чуть ойкнув. С замиранием сердца наблюдала она, как от покрытой копотью дырки на коже сначала шла зеленоватая тоненькая струйка дыма, и как затем ожог медленно расплылся и исчез.
То, что они приехали, ознаменовалось мощным толчком. Мэриан почти ударилась головой о спинку переднего сиденья.

— Следую твоему примеру, крошка Лилит.
Мэриан выбралась первой, приподняв полы юбки. Билл следовал за ними, и его мерзкое дыхание с отдышкой доставало до её макушки. Под небольшим каблучками скрипели сначала половицы крыльца, затем они принялись отстукивать рваный ритм о потрескавшийся кафель. Здание полицейского участка нуждалось в немедленном ремонте, и у застекленного закоулка, где восседала секретарша, поставили несколько тазов; протекала крыша, и капель уже заполнила ёмкости до краёв. Но все эти звуки растворялись в гоготе, и Мэриан чуть вздрогнула от дурного предчувствия.

«Не влезай в неприятности, деточка», было главным советом тёти Милдред. «Не высовывайся. Не связывайся с байкерами. Плохими парнями. Дилерами. Богатенькими. Отучивайся и не встревай в разборки».
Мэриан, в общем-то, не бунтовала ни против тёти, ни супротив правил на Оля-чёрч-лейн, 300. В отличии от Кассандры, её не тянуло на бородатых робингудов на железных конях, или на вечеринки с психотропными веществами, коими баловались её кузины. Мэриан в целом редко замечали в компаниях; она всё больше бродила в одиночестве по заброшенным полям и в глубинах леса, не попадаясь живым людям на глаза, только зверям.
А тут перед нею болтали самые настоящие мерзкие животные.

— Я бы заперся с такой в гроте, — прозвучала скользкая шутка, и «Рогатые» взорвались хохотом. Мэриан ощутимо напряглась, пытаясь сосредоточиться на сопелке-Билле позади и Алане рядом. Начала перечислять про себя виды трав в алфавитном порядке, которые растут на склонах в далёком Уэльсе. Повторила несколько скороговорок, про погоду, и считалочку про Бриджит Клири, которую подменили фейри.
— Она же кусается, Билл, без члена потом останешься!
— Все готки сосут прилежно, если заверишь их, что дьявол! Эй, красотка, давай я покажу тебе врата в ад, а ты надо мной поколдуешь?
Она будто услышала, как и сам Билл еле-еле сдержал смешок, почти ощутила его одобряющую улыбку. Мерзкое, липкое чувство сковывало его по рукам и ногам. Сейчас Мэриан должна была сжать кулаки и отступить, проследовать за мистером полицейским в комнату для допросов и дождаться тёти Милдред, но никак не вскидывать подбородок. И не складывать губы трубочкой.
Иными словами, Мэриан совершенно не должна была заниматься не очень-то умными и рассудительными вещами, и, тем не менее, она оторвала взгляд от паутинчатых трещин на кафеле и плюнула Колину прямо в его красную жирную рожу. И ведь метко плюнула.

Дружки «Рогатого» притихли, а тот, словно в шоке, не веря в произошедшее, прикоснулся к щеке, туда, куда угодила слюна. В приёмной пахло мочей, рвотой, бездомным Шутом Грегом и потом, а теперь — яростью. Зарычав и выкрикнув очередное ругательство, Колин взмахнул руками и двинулся на неё, и Мэриан всего лишь немного отступила. Разбушевавшийся байкер промазал, споткнулся и упал, задев виском острый угол каменного выступа. На кафеле по трещинам потекла кровь, а сам он тряпичной тушей распластался на полу. Мэриан с презрением, каким-то пугающим безразличием посмотрела на жирдяя, и плюнула опять — но теперь ему в макушку. На долю секунды свет в приёмной погас, а потом включился, и моргнул ещё раз.
— Следующие на очереди, мальчики? — она заискивающе улыбнулась, нутром понимая, что теперь-то драка точно завяжется. Вдалеке послышались звуки сирены — видимо, подъехал детектив Лоуренс. 
К чёрту, она не собирается стоять тут красивая, вести плечиками и терпеть оскорбления от этих тварей.
[nick]Мэриан Роли[/nick][status]всех заклюю[/status][icon]https://i.imgur.com/Y0jRLTw.jpg[/icon]

+1


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Несыгранное » Голос королевства теней


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC