Рейнс: Новая империя

Объявление

15 июля — 15 августа 1558 года

После неожиданной кончины Верховного Триарха Эйверской Лиги и убийства императора Эстанеса в Рокском море снова неспокойно — страны замерли на грани новой масштабной войны. Рейнская империя захвачена внутренними проблемами: политическими и магическими, на Севере по-прежнему сеидхе ведут войну со своим древним врагом, и в этой войне люди страдают больше всех.
Азалийские острова тревожно ждут нападения со стороны Эстанеса, в то время как все остальные еще только решают, вмешиваться им или нет. В общем, все очень плохо.

избранная цитата

"Политика есть политика - кто-то взлетает, а кто-то рискует рухнуть вниз с высоты собственных амбиций и тщеславия. Правда, Рейес пока что еще не взлетел, но надо полагать, что наместник любезно объяснит ему сейчас, что для этого следует сделать".

Мартин Рейес, "Обещай и властвуй"

"...Было время, когда не было рощ. Не было Аханнэ. Была земля, осквернённая, умирающая, и всё живое бежало с неё. А потом Двое принесли великую жертву, дар крови, и болота стали лесами. Тебе не кажется, что мы наблюдаем... обратное?” Странное это было зрелище. Двое сеидхе, похожих друг на друга, и идущий к ним, на почти негнущихся ногах полуолень-полускелет.

Сирше ап Шеналл, "Не видно правды сквозь туман"

"То, что это погром, Барух понял еще по первым звукам — с молодости помнил очень хорошо, как кричат погромы, как гудят под ногами растревоженной землей. Хадданеев громили постоянно, при попустительстве эстанцев и молчаливом бездействии князя, который если и хотел, ничего поделать не мог".

Барух Хадиди, "Не надо меня уговаривать"

"Это только в сказках являются к пленным рыцарям посланники сидов с травой, разрывающей оковы, и тайным ходом выводят из темницы замка, спасая от непременной казни на рассвете. А кому в этом далеко не сказочном мире нужен скромный художник? Да и зачем?".

Франсиско Ромеро, "Даже когда вас съели"

"Он никогда не думал, что для счастья надо всего-лишь бросить учебу - и уже никаких скучных лекций, никакой зубрежки и лицемерия, которое, к сожалению, пропитывало всю семинарскую жизнь. Попервах было немного странно, даже чем-то скучно, но Диогу быстро нашел, чем себя занять. Мир, внезапно открывшийся перед ним, был огромен".

Диогу Альварес, "Одна семья"

"Редко когда бывают уместны вольности, но разве подталкивает к ним что-нибудь больше, чем лигийский карнавал?".

Лина де Мейер, "Mask on, mask off"

разыскиваются

Рене Мерсье

будущая чародейка

Даррел эр Ллойд

виконт Хейвар

Бервин эр Рейналлт

вице-канцлер Рейнса

Бельалькасар де Кордова

эстанский генерал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Личное » Из огня в огонь, из слова в слово


Из огня в огонь, из слова в слово

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Время: 29 июля, вечер, сразу после Весов правосудия
Место: Эйверский студиум, личные комнаты ректора
Погода: ясно, тепло
Участники: Гвиневер де Маар, Ленарт ван дер Хейден
Описание:
чародеи должны держаться вместе, особенно в такое время

+1

2

[indent] У магистра совсем не осталось сил, как сказал один медикусов, кажется, его звали Хорст Кёйпер и руководил он местной медицинской кафедрой, хотя Гвиневер его не помнила. Гвиневер вообще мало что видела и понимала вокруг с того самого момента, как их обоих вытащили из воды. Медики и прочий лишний сброд, лишние ни на что не влияющие люди, копошлись вокруг нее плотным строем и не давали даже слова сказать, задавая бесчисленные вопросы о ее состоянии, и Гвиневер кипела с каждым мгновением все больше, потому что на один единственный ее вопрос ответить никто не мог.
[indent] Смог только Хорст Кейпер, из которого Гвиневер чуть не вынула душу, только тот вышел из-за дверей ректорских покоев, прятавшихся за массивными резными дверьми, про которые говорили, что они старше самого Студиума. Когда они были студентами, то ректорский кабинет и лежащие за ним помещения в круглой толстостенной башенке на левой стороне комплекса, приютившего Студиум, были для них святая святых, запретной территорией мифов и легенд — Ленарт тогда еще только метил в кресло с орлиными головами вместо подлокотников, но уже был легендой для них, студиозусов без достижений. Для нее так особенно, учитывая то, что специализацию они выбрали одну.
[indent] — Жизни магистра ван дер Хейдена ничего не угрожает, — Гвиневер сжала пальцы у груди, чувствуя, что с нее на пол все еще капает вода. Она отказалась наотрез ехать домой и приводить себя в порядок до тех пор, пока не убедится, что с ректором все в порядке и не проследит за тем, чтобы ему был обеспечен лучший уход — словно кто-то и без нее не пригнал бы в Студиум орду медикусов на консилиум и не приставил к ректорским покоям охрану, в которой, возможно, не было необходимости.
Но "возможно" никогда не было для Гвиневер достаточно весомым аргументом.
[indent] — Однако ему придется воздержаться от любого чародейства ближайшую неделю, я полагаю, — Кейпер нервно потер ладони, и Гвиневер понимала причину его беспокойства: раненые в порту и в гавани, в разрушенном Арсенале, от которого осталась только добрая память о былом. Возможно, к лучшему, что Эйдан ван Хален сгинул где-то в Лотрине и не видел, что стало с его пестуемым столько лет детищем, взращенным во славу лигийского флота.
[indent] Она кивнула. Вряд ли магистру будет необходимо творить чары в означенный срок. По крайней мере, она очень на это надеялась.
[indent] — Это было очень смело, но очень безрассудно, магистр, — Гвиневер укоризненно смотрела с высоты своего невеликого роста на мага, распластавшегося под двумя одеялами на горе подушек. Их, наконец, соизволили оставить одних, в тишине, какую подарить мог только Студиум в минуты покоя — шум из гавани сюда не долетал, и могло показаться, что вообще ничего не случилось.
[indent] Но они оба знали, что это не так.
[indent] — Как вы себя чувствуете? — она присела на край просторной кровати, поздно задумавшись, что стоило бы ему не докучать своим обществом в такое время. Но внутренний голос твердил, что стоило остаться.

+2

3

Сознание возвращалось неохотно, наплывами, но лучше бы оно повременило ещё немного. Пришедший в себя Ленарт ощущал абсолютное ничего. Чувства за сознанием не успевали. Не было ни звуков, ни запахов, ни даже световых пятен характерных для закрытых глаз. Не было ничего кроме пустоты и Ленарта. Хотя нет, была ещё тянущая боль где-то в груди. Она пришла сразу же, как только чародей смог почувствовать своё тело. Но несмотря на пришедший дискомфорт, Ленарт был счастлив или где-то около того. Всё на свете можно исправить, кроме смерти,. Он жив, значит - успех, относительный, но всё же...

Окончательное пробуждение было не очень, пусть и радовало возвратом звуков, запахов и света. Ленарт был рад свету и знакомым цветам своей комнаты, но от продолжительного пребывания в темноте глаза нещадно слезились. Неяркий лучик солнца пробивающийся сквозь неплотно зашторенное единственное, но огромное во всю высоту стен окно в комнате заставлял болезненно щуриться. Глаза пришлось поскорее закрыть. Тело морозило до мелкой зубной дроби. От охватившего нутро холода не спасало даже пуховое одеяло с заботливо пододоткнуми в бортики кровати кончиками. А руки были тяжелы, будто налились свинцом. Кажется ни одна сила в мире не была способна приподнять их над постелью. Ленарт чувствовал себя беспомощным и полностью разбитым.

Ленарт глубоко вздохнул и осторожно открыл глаза. Вторая попытка оказалась не в пример успешнее и приятнее. Но разглядеть чародей ничего не успел. Чья-то ладонь почти сразу нависла сверху и мягко легла на лоб, прикрыв глаза от всё равно слишком яркого света. Чья-то ладонь был холодной и от неё удушающе пахло полынью.

- Кейпер, хватит трястись надо мной, как Принц над Розой, - прохрипел ван дер Хейден, когда его подушку уже третий раз подряд поправили под тяжёлой головой.

“Кейпер” не отреагировал, продолжая удерживать свою холодную ладонь на глазах магистра и аккуратно взбивать подушку. Ленарт даже засомневался в личности обладателя пахнущей полынью руки, но нет.

- Потерпи, магистр, раз слишком рано глаза открыл. - голос чародей-медика Хорста Кейпера узнавался на раз ибо с ним Ленарт был глубоко знаком ни один год и даже не десятилетие.

Хорст надолго не задержался, хотя Ленарт не представлял сколько медик находился у его бессознательного тела. Влив в своего пациента какую-то дурно пахнущую гадость, медик, поклонившись, удалился. Вот только оставлять Ленарта одного, видимо никто не собирался. В незакрытую Кейпером дверь проникла Гвиневер. Правда о том, что это была именно чародейка де Маар, ван дер Хейден понял не сразу. Чувства пусть и вернулись, но были притуплены, а ветер отказывался разговаривать с Ленартом.

- Это было очень смело, но очень безрассудно, магистр.

Ленарт лишь усмехнулся в ответ, во всяком случае попытался. В его голове кружили неприятные мысли, и тяжёлые воспоминания подтачивали свой дальний угол, куда их загнал Ленарт.

- Как вы себя чувствуете? - зашуршали тяжёлые ткани одеял, чародей ощутил, как промялась кровать под сидящей девушкой.

- Гораздо лучше, чем будь я мёртв, - ответил Ленарт, с удивлением понимая, что говорить гораздо легче, горло не раздирает огнём, - У меня есть тёплый халат, Гвин. Переоденься, а то если заболеешь, я буду грустить.

Отредактировано Ленарт ван дер Хейден (09-11-2018 13:31:27)

+1


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Личное » Из огня в огонь, из слова в слово


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC