Рейнс: Новая империя

Объявление

15 июля — 15 августа 1558 года

После неожиданной кончины Верховного Триарха Эйверской Лиги и убийства императора Эстанеса в Рокском море снова неспокойно — страны замерли на грани новой масштабной войны. Рейнская империя захвачена внутренними проблемами: политическими и магическими, на Севере по-прежнему сеидхе ведут войну со своим древним врагом, и в этой войне люди страдают больше всех.
Азалийские острова тревожно ждут нападения со стороны Эстанеса, в то время как все остальные еще только решают, вмешиваться им или нет. В общем, все очень плохо.

избранная цитата

"Нита с тоской думала, что за пределами Рейнса наверняка есть чудесные места, где люди мудры, красивы и, не боясь, учатся алхимии, а проблемами золотарей не интересуются. Та мысль, что только золотари могут обойтись без красивых и мудрых, а мудрые и красивые без золотарей - нет, в ее головку еще не приходила".

Нита Келлер, "А мы, сиротки, добрые"

"...Было время, когда не было рощ. Не было Аханнэ. Была земля, осквернённая, умирающая, и всё живое бежало с неё. А потом Двое принесли великую жертву, дар крови, и болота стали лесами. Тебе не кажется, что мы наблюдаем... обратное?” Странное это было зрелище. Двое сеидхе, похожих друг на друга, и идущий к ним, на почти негнущихся ногах полуолень-полускелет.

Сирше ап Шеналл, "Не видно правды сквозь туман"

"Раскол навис над всем, что нам дорого и знакомо. Над Империей, над Церковью. Одни говорят, что инквизиция поступает верно. Другие хулят ее словами, которые не пристало произносить иерархам".

Доран фон Эйстир, "Ad majorem dei gloriam"

"Она была нежна и сладка, словно мед, и завистливые боги явно решили наказать Рейеса за безрассудное чувство. Во всяком случае, куда удобнее было обвинить в том, что произошло, именно высшие силы, а не себя самого".

Мартин Рейес, "Наслаждайтесь жизнью"

"Корвола! Мерцающий город, сотканный из грубой формы и утонченных деталей. Спящий вулкан, бурлящий в глубине своей пруд, но на поверхности безмятежный и тихий. Это там, под толщей, кому-то перекусили хребет, чьи-то челюсти изъяли жизнь и размолотили бугристым языком и зубастым нёбом. В этом пруду не бывало гостей".

Альваро де Мартинес, "Успех измеряется в крови"

"Не превосходящее количество кораблей выигрывает бой, а маневрирование. Я хочу разделить прошлых союзников и Братья даруют мне к этому шанс. Я готов предложить Лиге передел островов. Они могут избирать кого хотят, но когда падет влияние Рейнса, Лига останется против нас одна".

Хуан де Сарамадо, "Утром мажу бутерброд"

разыскиваются

Ленарт ван дер Хейден

ректор магического Студиума

Элианна Лаврентес

чародейка, посол Орейна

Дэйдрэ фэр Сихаиль

чародейка, исследовательница

Хавьер де Сарамадо

претендент на эстанский трон

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Личное » Успех измеряется в крови; твоей или твоих врагов


Успех измеряется в крови; твоей или твоих врагов

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Время:  1 августа 1558 года
Место: Корвола
Погода: солнечно
Участники: Альваро Мартинес, Армандо Бальестерос
Описание:
Мы будем стрелять во врага единожды, чтобы этот день стал последним для него.
Мы будем стрелять в предателей дважды, дабы гарантировать их заслуженную смерть!

+2

2

Корвола! Мерцающий город, сотканный из грубой формы и утонченных деталей. Лишь здесь гость Империи мог бы лицезреть столкновение выточенных шпилей с золочеными барельефами, скульптурами и великолепными фонтанами. Улочки струились меж возносящихся башен и зубчатых стен, разливались мощеными потоками, как разливаются ручьи реками. Важными селезнями загребали банкиры, ростовщики и богатые лавочники, при них вились и крутились спутницы-уточки: щелкали клювами, перебирали свои перышки, вызывающе скромны и взяты черной, бархатно-изумрудной, багровой броней нарядов и платьев. Вот только в этом пруду не бывало гостей. Неусыпные цапли вышагивали где-то в туманной дали берегов, их смертоносные клювы хватали, пронзали жаб и лягушек, и вьюнов, и угрей, - что пытались проникнуть через границу. Иногда у них получалось ускользнуть, и гады струились по дну, меж коряг и в тине, но были и прочие хищники: вода испускала десяток всплесков, пузырьков, будто бы зарождалась борьба под водою, но нет - она тут же стихала, а гладь воды засыпала снова. Это там, под толщей, кому-то перекусили хребет, чьи-то челюсти изъяли чью-то жизнь и размолотили бугристым языком и зубастым нёбом. Корвола - спящий вулкан, бурлящий в глубине своей пруд, но на поверхности безмятежный и тихий. Замерший обсидиан, некогда бывший текучей лавой. Боясь обжечься, но не подавая виду, по этой опасной поверхности скользил некто де Мартинес. Он был осмотрителен, улыбчив и несколько угловат: слишком согнута рука, напряжены ноги, было видно, что мужчина жаре предпочитает тень, а работе - отдых. Это обычный случай, таковы все, кто не из рода хищных в этом пруду. Мужчина перебежал улицу, сменил бег на быструю ходьбу и вот, остановился. Глянул мимолетно за плечо, извлек платок и высморкался, испытывая будто бы страшную неловкость за это прилюдное, вынужденное высмаркивание. Глянув на проходившего мимо придворного, некто де Мартинес пожал плечами и улыбнулся. Тот сжал зубы и улыбнулся тоже. Барракуда и лягушка, несколько мгновений их взгляды были сплетены, а затем разошлись, и каждый сделал в своем уме еще одну пульсирующую зарубку - на память. Альваро нырнул внутрь прохладных сплетений дворцовых переходов, коридоров и лестниц, нырнул и растаял, растворился. С чешуи де Мартинеса соскользнула вся тина, все корешки, весь ил и тусклое очарование недобитой шестерки какого-нибудь торговца корзинами. Кивая, либо же делая вид незнакомого, направился в кабинет до боли ему знакомый, но занятый нынче человеком новым. Лицо его омертвело, а взгляд смягчился и руки стали расслабленны, движения собраны. Дверь, кабинет, силуэт человека.
- Мое почтение, граф! - Охотно склонил голову на долю мгновения некто де Мартинес. - Агент де Мартинес по вашему поручению прибыл.

Отредактировано Альваро де Мартинес (25-09-2018 22:50:59)

+3

3

Подходя к двери в свой новый кабинет, мужчина размышлял об избирательности и непредсказуемости судьбы. Еще совсем недавно он получил повышение до полковника кавалерии, что должно было стать пределом военной карьеры – дальнейшее продвижение сделало бы невозможным надлежащим образом исполнять обязанности главы семьи и следить за всеми текущими делами. Сегодня же получил назначение еще более высокое, пусть и сопровождавшееся не самыми подходящими для этого обстоятельствами. Составляя то письмо, граф и помыслить не мог о подобной награде, просто исполняя свой долг. Кроме того, подобные письма были не редкость, но чаще всего они оставались без столь пристального внимания, уходя как раз за стены этих кабинетов, что скрывали множество секретов и сведений, о которых могли не знать даже обитатели дворца. Какая ирония…
За самой обычной дверью, которая ничем не выделялась среди прочих, Армандо встретил весьма просторный и светлый кабинет. Вдоль стен стояло несколько шкафов, заваленных книгами и стопками бумаг. Вся мебель, которой было не то чтобы много – письменный стол, два кресла, шкафы и ящики, была выполнена из темных пород дерева и в свете солнца казалась достаточно массивной и тяжелой.
Уже сидя за письменным столом, и лицезрея оставленные на нем документы, мужчина хмыкнул. Подвинув к себе самый верхний документ из стопки, открыл его и бегло пробежал по содержанию первых листов. К своему приятному удивлению это было ни что иное как рапорт о задержании Гальярдо, что сейчас находился в одной из камер, в ожидании нового допроса. Также здесь были и записи с первого из них, но полезного там было ничтожно мало. Тадео все отрицал и лишь негодовал по поводу своего ареста, утверждая, что все сказанное чистой воды клевета.
Откинув документ в сторону, граф резко поднялся и направился к выходу. Он шел быстро. Выдернув с рабочего места одного из дознавателей, приказал доставить Гальярдо в комнату для допросов. Мужчина был слегка удивлен подобному рвению своего нового начальника, но подчинился. Как того и требовал приказ, дознаватель не сообщил арестованному о том, кто был инициатором данного допроса, более того не упоминал имени графа вообще.
Как и предполагалось, Тадео продолжал гнуть свою линию и вскоре полный раздражения дознаватель покинул комнату, хлопнув дверью. В коридоре его ждал Бальестерос, являя собой монолит спокойствия. Выслушав мужчину, граф кивнул и они уже вместе вернулись к заключенному.
Лицо Гальярдо четырежды изменилось при виде старого друга. Радость сменилась непониманием, плавно перетекающим в страх, а затем в гнев. Разговор мужчин был коротким. В ответ на вопрос о предательстве, Армандо, не стесняясь в выражениях, высказал бывшему другу собственные мысли по поводу того, кто из них является предателем, после пообещав вернуться и лично заняться выбиванием правды, если рапорт дознавателя будет малоинформативным. Тадео сник и обреченно кивнул, признавая собственное поражение.
Перекинувшись еще несколькими словами с дознавателем, граф вернулся в свой кабинет. Уже скоро к нему должен был явиться помощник прошлого главы, а, значит, беседа должна была быть важной, но при этом довольно долгой. И лучше она состоится сейчас, чем будет отложена на неопределенный срок. Пока же, Бальестерос коротал время, просматривая бумаги с присущей ему внимательностью и придирчивостью.
Мартинес оказался человеком  пунктуальным, явившись в кабинет немногим позже самого Бальестероса.
- Перейдем сразу к делу. – жестом предложив мужчине сесть, начал разговор граф, - Вы были помощником у прошлого главы разведки, потому я бы хотел, чтобы Вы ввели меня в курс текущих дел, как человек, знающий больше.

0


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Личное » Успех измеряется в крови; твоей или твоих врагов


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC