Рейнс: Новая империя

Объявление

15 июля — 15 августа 1558 года

После неожиданной кончины Верховного Триарха Эйверской Лиги и убийства императора Эстанеса в Рокском море снова неспокойно — страны замерли на грани новой масштабной войны. Рейнская империя захвачена внутренними проблемами: политическими и магическими, на Севере по-прежнему сеидхе ведут войну со своим древним врагом, и в этой войне люди страдают больше всех.
Азалийские острова тревожно ждут нападения со стороны Эстанеса, в то время как все остальные еще только решают, вмешиваться им или нет. В общем, все очень плохо.

избранная цитата

"Политика есть политика - кто-то взлетает, а кто-то рискует рухнуть вниз с высоты собственных амбиций и тщеславия. Правда, Рейес пока что еще не взлетел, но надо полагать, что наместник любезно объяснит ему сейчас, что для этого следует сделать".

Мартин Рейес, "Обещай и властвуй"

"...По телу бежали мурашки. Иннис не смог бы с точностью сказать, пугали ли его хванны теперь сильнее, когда он столкнулся с ними лицом к лицу, чем истории о них, найденные на почти истлевших свитках. Был ли он готов снова ответить темным братьям? Быть может, то была лишь иллюзия, результат отравленного тумана, который сидхе вдыхали, которым пропитывались их одежды и волосы.

Иннис ап Ллиар, "Не видно правды сквозь туман"

"То, что это погром, Барух понял еще по первым звукам — с молодости помнил очень хорошо, как кричат погромы, как гудят под ногами растревоженной землей. Хадданеев громили постоянно, при попустительстве эстанцев и молчаливом бездействии князя, который если и хотел, ничего поделать не мог".

Барух Хадиди, "Не надо меня уговаривать"

"...Меня зовут Фрида, папа. - отвечая ровной линией взгляда на уверенное спокойствие своего новоиспеченного родственника, усмехнувшись, ударить пятками в бока лошади, с откровенным желанием не слышать в ответ имя “папы”. Они друг другу никто, так пусть и останутся никем - представления лишь портят игру".

Хелен Магвайр, "Длина ушей - не признак успеха"

"Он никогда не думал, что для счастья надо всего-лишь бросить учебу - и уже никаких скучных лекций, никакой зубрежки и лицемерия, которое, к сожалению, пропитывало всю семинарскую жизнь. Попервах было немного странно, даже чем-то скучно, но Диогу быстро нашел, чем себя занять. Мир, внезапно открывшийся перед ним, был огромен".

Диогу Альварес, "Одна семья"

"Редко когда бывают уместны вольности, но разве подталкивает к ним что-нибудь больше, чем лигийский карнавал?".

Лина де Мейер, "Mask on, mask off"

разыскиваются

Хуан де Сарамадо

эстанский император

Катриона Гвиллион

дочь лорда-наместника Лиги

Эньен фон Эмеан

Золотой дракон

Вивьен Мариески

чародейка

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Несыгранное » "А мы, сиротки, добрые-предобрые..."


"А мы, сиротки, добрые-предобрые..."

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время: 18 июня 1557 года, полночь
Место: роща неподалеку от Рейнса
Погода: ясно, полнолуние, тепло.
Участники: Ивейн, Нита Келлер
Описание: Не спи, потому как конкуренты не дремлют, и на пятки уже наступает (во всех смыслах этого слова) талантливая молодежь.

Отредактировано Нита Келлер (29-09-2018 23:31:50)

0

2

Рейнс, по скромному мнению Ивейн, от остальных городов мало чем отличался. Ей было, с чем сравнить. Последние 10 лет она только и делала, что переезжала с места на место, стараясь надолго нигде не задерживаться, чтобы не приведите Супруги ее в чем-то заподозрили. Странников никогда нигде не жаловали. Мало ли кто ты такой. Почему дома нет? Бежишь от чего-то? От кого-то? Может, от закона? А? А если уж ты ко всему прочему еще и с корзиной трав выходишь из леса, напевая себе под нос невинную песню, то ты не иначе как ведьма, накладывающая порчу на деревню, город и вообще весь мир. В общем, тяжко живется, когда ты чем-то от общей массы отличаешься, так что Ив старалась этого не делать. За годы жизни она научилась сливаться с местным окружением, а как только чувствовала, что хоть мало-мальски себя проявила, не важно с какой стороны, в срочном порядке меняла дислокацию. Так проще.
Рейнс встретил девушку со всем своим величественным равнодушием. Оно и не удивительно, в столице что на одного человека больше, что меньше - кому какое дело? Этот город не стал исключением. Он безмолвно впустил тонкую фигурку в свои многолюдные улицы и на этом счел свою миссию выполненной, дальше как-нибудь сама давай. Ну что ж, Ив не привыкать. Здесь она планировала остаться чуть дольше, чем обычно, и быть может, совершенно не обязательно, но вдруг, если звезды сойдутся, она осядет здесь... хотя, кого она обманывает... Кочевнический образ жизни стал вредной привычкой, от которой слишком сложно отказаться, даже если порой очень сильно хочется.
Но так или иначе, а сюда ее привела не случайность, но судьба и долгие годы поисков, так что просто так ее отсюда никто не выдворит. И так как причина, по которой Ивейн прибыла в Рейнс не была делом одного дня, следовало подумать о том, где остановиться. Желательно, чтобы хозяева особо много вопросов не задавали и слишком набожными не были.
Шестеренки в голове закрутились. Помнится, когда-то она знавала одну женщину родом из Рейнса. Славная она была и алхимик каких поискать еще... Внутри что-то неприятно сжалось и ухнуло в живот. Ив в который раз тяжело вздохнула, вспоминая всех своих хороших знакомых, которые по той или иной причине покинули этот мир, и натянула поглубже капюшон. Она всегда будет помнить...их всех.
Однако, горе горем, печаль печалью, а накрапывающий дождь ненавязчиво вернул девушку к более приземленным мыслям. Кажется, давняя подруга рассказывала, что в Рейнсе у нее осталась сестра и дочь, которые, будем надеяться, были такими же радушными и гостеприимными, как их почившая родственница. Собственно, так скиталица и попала к Дагерам.

Ивейн прожила у них уже почти месяц. За это время неприятных казусов было крайне мало. Ну пару раз ей досталось за беспорядок, пару раз эта поразительная женщина, которая по какому-то совершенно непонятному стечению обстоятельств была сестрой Алиции, грозилась Ив выселить, но все всегда каким-то чудом обходилось. Дочь Алиции же напротив, приятно удивляла и интересовала - слишком уж похожа она была на мать. Можно даже сказать, чрезмерно. И это было не внешнее сходство, но внутреннее, которое отдавало в душе Ив теплой приятной ностальгией. Порой, хотелось приласкать это златоволосое чудо, поговорить по душам, но подобное бы вызвало, как минимум, непонимание.
За все время Ивейн ни разу не обмолвилась о том, что набрела на их дом не случайно. Ни слова об Алиции, ни слова о том, что они были знакомы, она всего лишь знахарка, которая снимает у них комнату и, к слову, исправно платит за нее, так что не чего ковыряться в ее вещах и сетовать на беспорядок, миссис Дагер. Впрочем, кто знает, девчушка была весьма смышленой, быть может о чем и догадывалась, хотя, Ив и отгоняла эти мысли прочь, не до того было. Но если у Ивейн были иные дела в приоритете, то богам по всей видимости заняться особо было нечем, так что они решили подлить масла в огонь и в лучших традициях сопливых семейных историях свести две одинокие души. А когда их лучше сводить, если не ночью, под луной - романтика. Вот только они не рассчитали, что одно из главных действующих лиц к романтике было совершенно не предрасположено.

Почти конец июня. Полночь. Казалось бы, время ночное, но и звезды, и луна сегодня светили так ярко, что видно было практически все. Вы спросите, что человек, не желающий привлекать к себе лишнее внимание, делает ночью в роще? Ив бы сказала, что заплутала, ведь так сложно ориентироваться на новом месте. И не соврала бы, ориентироваться в лесу ночью и впрямь нелегко, однако по правде сказать, за долгие годы скитаний она научилась делать и это. Привело женщину сюда другое - кошачий глаз. Мысленно Ивейн прикрыла голову руками, защищаясь от воображаемого подзатыльника. Ее наставники в студиуме наверняка бы вздрогнули от этакого названия. В их библиотеках этот корень числился красивым, сложным и непривычным простому люду наименованием, но кошачий глаз Ив нравился больше. Сразу понятно, что это и для чего, по крайней мере, можно догадаться. Так вот, корень этот достать было непросто. И если в академиях он имелся в достатке и при необходимости выдавался в пользование, то когда ты один и многолетних запасов у тебя нет, приходится караулить по ночам. Кошачий глаз созревал раз в пять лет и только во время полнолуния определенного месяца, в остальное же время это был самый обыкновенный сорняк. Ивейн уже неделю облизывалась на эту рощу, терпеливо дожидаясь нужной фазы, и вот, наконец.
Легкое платье, серый плащ от ночной прохлады и надоедливых комаров, волосы по обыкновению своему переплетены в тугую косу, а в руках охотничий нож, заточенный на совесть. Ничто не должно было помешать этому хладному убийству чудо-травы...или нет.
Добравшись до места, Ивейн замерла и прислушалась. Да демон задери, только не говорите, что каким-то юнцам взбрело в голову вкусить ночной романтики именно здесь! Девушка раздраженно закатила глаза. Кто-то явно копошился в соседних кустах. На секунду промелькнула мысль, что возможно ее кто-то выследил, но это параноидальная идея была отправлена туда же, откуда появилась - Ив бы заметила, если бы кто-то за ней шел. Остается два варианта: либо влюбленные дети, которые выбрали крайне неудачное место для своего первого раза (и не только потому что здесь легко подцепить клеща или чего похуже), либо, что нравилось Ивейн еще меньше, кто-то посягал на ее драгоценный корень. И этого уж она точно допустить не могла. Подкинув в руке нож, девушка неслышно приблизилась к кустам, намереваясь аккуратно их обогнуть, а затем вперилась взглядом в темный силуэт, который, кажется, что-то пытался найти в траве. Ну держись.
В следующую секунду Ив уже бросилась на незнакомца, довольно бойко откинув его на землю и перевернув на спину. Сделать это оказалось не так сложно, как она думала, так как незнакомец оказался весьма легкой девушкой...но это не делает ей никаких поблажек, поэтому буквально через мгновение к горлу этой девушки был приставлен нож.
- У тебя есть пять секунд на то, чтобы сказать "простите, я уже ухожу" и исчезнуть. - каким-то совсем уж ледяным тоном процедила Ивейн. Настроена она была решительно. Прямо скажем, очень даже решительно. Ровно до того момента, как на несчастную жертву попал лунный свет, и Ив смогла разглядеть Ниту. Ой.
Решимость сменилась легким замешательством. Какое-то время она просто молча таращилась на девчушку, а затем, как ни в чем не бывало, убрала нож и с многозначительным видом ослабила хватку, - Вот так бывает, если бродить по ночам одной да еще и по таким местам. Ты что здесь вообще забыла? - вставать с девушки Ивейн, кажется, не собиралась, продолжая восседать и теперь уже поучительно смотря на нее сверху вниз.

+2

3

Несмотря на то, что Рейнс был столицей, Ните иногда казалось, что живет она во всеми богами забытой дыре. Всего в нескольких кварталах происходили события, важные для всей империи, но совершенно не котировавшиеся на их улице. Здесь куда больше интереса вызывало то, что вчера лошадь золотаря Эриха (этот одр, уже едва таскавший ноги) вдруг понесла и перевернула золотарную бочку вместе со всем содержимым прямо у входа в таверну госпожи Гейнрих. По причине хорошей и жаркой погоды содержимое бочки, которое было отнюдь не золотым, пахло гадостно и привлекало полчища мух, а постояльцев наоборот отпугивало. В связи с этим госпожа Гейнрих имела претензии к золотарю Эриху, а тот, в свою очередь, обвинял выгнанного им накануне подмастерье Либиха, который насовал колючек под упряжь... Все это Нита слышала в сотне разных вариантов и с тоской думала, что где-то за пределами Рейнса наверняка есть чудесные места, где люди мудры, красивы и, не боясь, учатся алхимии, а проблемами золотарей не интересуются. Та мысль, что только золотари могут обойтись без красивых и мудрых, а мудрые и красивые без золотарей - нет, в ее шестнадцатилетнюю головку еще не приходила.

Дел было много, но все они занимали руки, а не мозги. Она готовила, стирала, убирала, штопала, мысленно перебирая материнские рецепты и печально отмечая, что в ее распоряжении совсем немного трав, которые можно собрать самой. А подходили они только для самых простеньких отваров и настоев, и перепробовала она их все. С тех пор как девушка стала помогать по хозяйству господину Герхардту, у нее появились кое-какие наличные деньги, но их все равно не хватало ни на редкие ингредиенты, ни на книги. Нита прислушивалась к разговорам в обеденном зале и приглядывалась к постояльцам, среди которых бывали интересные люди. Несколько месяцев назад к ним заселился один немолодой уже, но приятный господин. Убирая в его комнате, Нита заметила на тумбочке книгу и заглянула внутрь. Это оказался трактат о свойствах растений. Никогда еще ни одна комната в доходном доме не убиралась так тщательно, судя по времени, которое Нита в ней проводила - постоялец отсутствовал часто и подолгу. Однажды он все же застал ее за чтением, но не ругал, даже позволил кое-что переписать и дополнил своими объяснениями. Правда, месяц назад господин пропал, а к ним наведались инквизиторы, тщательно обыскали его комнату и забрали вещи.
Нита лишний раз уверилась, что алхимия - занятие опасное, а потому... еще более заманчивое. Просто нужно быть очень осторожной.
Именно в той книге она вычитала про редкое и ценное растение - кошачий глаз. Там было и еще какое-то длинное и сложное название, но его девушка даже не пыталась запомнить, справедливо полагая, что суть предмета важнее названия. Красивые узкие листья с полоской, действительно напоминавшие кошачьи глаза, она опознала сразу - видела их в рощице в окрестностях Рейнса, где обычно собирала руту и манжетку. Это еще больше настроило Ниту на то, что нужно учиться любыми возможными способами - ты можешь годами ходить мимо какого-то кустика и не знать, что он обладает чудодейственными свойствами. В книге подробно было описано время и способ сбора, и Нита решила, что ничего сложного в этом нет. Немножко пугало время - копать корень нужно было ночью. В ночное время на улицах Рейнса Нита появляться опасалась, Но упустить такую возможность... Да никогда!
В намеченный день она собралась заранее, дождалась, пока в доме все заснут, прихватила холщевую сумку и потайной фонарь, набросила на плечи бесформенный плащ с капюшоном и отправилась в свое первое путешествие. Именно так она это ощущала, торопливо шагая по темным улицам и далеко обходя редких прохожих. Она думала, что за городом будет проще, однако ночное поле и лес оказались совсем иными, чем в дневное время. Она порядком поблукала и успела испугаться, прежде чем вышла на нужное место.
Девушка зажгла свечу в потайном фонаре и начала осторожно окапывать маленькой садовой лопаткой растение, чтобы не повредить корень, когда сзади на нее напали. Нита ожидала этого меньше всего и слишком уж была увлечена своими поисками - урок на будущее.
Первая же мысль была об инквизиции. Слишком уж нехорошей славой инквизиторы пользовались в народе, и девушка совершенно серьезно полагала, что тайные агенты могли выследить ее, девчонку-прислугу, и застукать за выкапыванием кустика. Ну еще бы - страшное преступление. Однако вместо агента в темной полумаске она увидела их же постоялицу.
Нита опешила. Множество предположений, по большей части, глупых и смешных, приходили на ум - она ее выслеживала! Она даже специально у них поселилась, чтобы отследить связи того бедолаги, что дал ей почитать свою книгу! Она инквизиторша и вот прямо сейчас будет ее пытать и требовать раскрытия тайных и страшных секретов. За этими предположения первая фраза Ивейн как-то потерялась, зато на вторую она ответила, готовясь погибнуть в расцвете молодости и красоты.
- Я вам ничего не скажу, так и знайте! - твердо заявила Нита. - А я еще думала, что вы приличная женщина. А вы шпионка! Тьфу!

+3

4

Девчушка оказалась боевой, отчего Ивейн по первости даже слегка опешила, вытаращив на Ниту свои большие голубые глаза. Шок, сменившийся в последствии недоумением, так и не позволил ей задуматься над тем, что возможно Ните, нет, вовсе не обязательно, и вообще в это сложно поверить, но вдруг...как бы это сказать, неудобно. Нет, Ив, конечно, была дамой весьма стройной, подтянутой и просто булкой, но даже такие стройные телеса могли доставлять дискомфорт, навалившись на тебя всем своим весом. В общем, она так и осталась сидеть.
Собственно, наличие здесь в столь поздний час этой юной леди с орудием труда на готове могло говорить только об одном: ее знания растений не сводились, как у большинства, к тому, что если они не съедобны и не растут ровными рядами, то это сорняки. А это Ив в общем и целом в людях нравилось. Она чуть склонила голову, устало прикрывая глаза и молясь, чтобы на крики не сбежались дикие звери, а затем резким движением отвесила Ните крепкий щелбан.
- Так, истерику откладываем до утра, идёт? А лучше до обеда, я с утра обычно не в духе. - она чуть улыбнулась и наконец решила избавить несчастную от груза в виде себя любимой, поднявшись на ноги. - Значит, копаем - многозначительно изрекла Ив, оглядывая поле деятельности с каким-то слишком уж задумчивым выражением лица. По правде сказать, ну если вот совсем честно, цветок ей был не так чтобы и нужен и конкретных планов на него в общем-то не было... Скорее она его заприметила и вот уже несколько недель ждала и просто как-то жалко было бросать все на середине... С другой стороны так же не хотелось уступать какой-то девчонке, которая, опять же не смотря на всю сообразительность, вряд ли бы нашла ему достойное применение. Поразвлеклась с простыми настойками, каковые нашла бы в тех редких книгах, что ей доступны, да и истратила этот труднонаходимый ресурс. Все эти муки решения отразились на лице, и Ивейн глубоко ушла в столь непривычный процесс думания.

Эх, а видела бы девчушка саму Ив в эти чудные годы, когда она кидалась на все растения подряд, срывая их без разбору, а затем получала порцию подзатыльников от наставников за то, что сорвала не то и не так. Нита на этом фоне казалась куда более смышленой. Дерганная, правда, но со здешними порядками оно должно быть и не удивительно.

Последняя фраза, брошенная Нитой, вернула Ив в реальность. Конечно, обвинения в неприличии нежная душа Ивейн вынесла с трудом, оттого и губы обиженно поджались, сделавшись похожими на замороженный пельмешек, но девушка так ничего и не сказала, просто молча насупившись и повернувшись к Ните спиной. Мы гордые. Мы стойко переносим ошибочные людские суждения. Нас это не задевает. Ни капли.
Постояв так ещё около пары минут, словно совершенно забыв о наличии здесь кого бы то ни было ещё, помимо ее самой, Ив вдруг резко сложила руки на груди и сменила тон с игриво-задумчивого на более командный. - Ну давай, копай. Или ты думаешь, он тут всю ночь будет стоять?
Она так и не повернулась, дабы оценить исполнительную реакцию на свои прик...просьбы, но что бы там не произошло, Ив бы это устроило в любом случае. Либо пойдет копать, либо сбежит, что в общем тоже неплохо. Был правда ещё и третий вариант, что Нита бросится на нее, вооруженная лопаткой, но Ив верила в ее благоразуме.

+2


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Несыгранное » "А мы, сиротки, добрые-предобрые..."


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC