Рейнс: Новая империя

Объявление

15 июля — 15 августа 1558 года

После неожиданной кончины Верховного Триарха Эйверской Лиги и убийства императора Эстанеса в Рокском море снова неспокойно — страны замерли на грани новой масштабной войны. Рейнская империя захвачена внутренними проблемами: политическими и магическими, на Севере по-прежнему сеидхе ведут войну со своим древним врагом, и в этой войне люди страдают больше всех.
Азалийские острова тревожно ждут нападения со стороны Эстанеса, в то время как все остальные еще только решают, вмешиваться им или нет. В общем, все очень плохо.

избранная цитата

"Нита с тоской думала, что за пределами Рейнса наверняка есть чудесные места, где люди мудры, красивы и, не боясь, учатся алхимии, а проблемами золотарей не интересуются. Та мысль, что только золотари могут обойтись без красивых и мудрых, а мудрые и красивые без золотарей - нет, в ее головку еще не приходила".

Нита Келлер, "А мы, сиротки, добрые"

"...Было время, когда не было рощ. Не было Аханнэ. Была земля, осквернённая, умирающая, и всё живое бежало с неё. А потом Двое принесли великую жертву, дар крови, и болота стали лесами. Тебе не кажется, что мы наблюдаем... обратное?” Странное это было зрелище. Двое сеидхе, похожих друг на друга, и идущий к ним, на почти негнущихся ногах полуолень-полускелет.

Сирше ап Шеналл, "Не видно правды сквозь туман"

"Раскол навис над всем, что нам дорого и знакомо. Над Империей, над Церковью. Одни говорят, что инквизиция поступает верно. Другие хулят ее словами, которые не пристало произносить иерархам".

Доран фон Эйстир, "Ad majorem dei gloriam"

"Она была нежна и сладка, словно мед, и завистливые боги явно решили наказать Рейеса за безрассудное чувство. Во всяком случае, куда удобнее было обвинить в том, что произошло, именно высшие силы, а не себя самого".

Мартин Рейес, "Наслаждайтесь жизнью"

"Корвола! Мерцающий город, сотканный из грубой формы и утонченных деталей. Спящий вулкан, бурлящий в глубине своей пруд, но на поверхности безмятежный и тихий. Это там, под толщей, кому-то перекусили хребет, чьи-то челюсти изъяли жизнь и размолотили бугристым языком и зубастым нёбом. В этом пруду не бывало гостей".

Альваро де Мартинес, "Успех измеряется в крови"

"Не превосходящее количество кораблей выигрывает бой, а маневрирование. Я хочу разделить прошлых союзников и Братья даруют мне к этому шанс. Я готов предложить Лиге передел островов. Они могут избирать кого хотят, но когда падет влияние Рейнса, Лига останется против нас одна".

Хуан де Сарамадо, "Утром мажу бутерброд"

разыскиваются

Ленарт ван дер Хейден

ректор магического Студиума

Элианна Лаврентес

чародейка, посол Орейна

Дэйдрэ фэр Сихаиль

чародейка, исследовательница

Хавьер де Сарамадо

претендент на эстанский трон

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Воспоминания » секретный ход


секретный ход

Сообщений 21 страница 28 из 28

1

Время: начало июля 1558
Место: Голуэг, резиденция герцога
Погода: пасмурно, но тепло
Участники: Катарина Одерн и Роланд Таульбек
Описание:
В шахматах главное — воображение. Ты знаешь, куда пойдёшь. Но, кроме тебя, не знает никто.
Последние письма из Лотрина пришлись весьма тревожными для Катарины, что решилась на весьма кардинальные действия - Ее Светлость намеревается отбыть в Лотрин, о чем успела просить у своего супруга, который ... решил позволить своей жене поступить так, как она задумала.

+1

21

Голос мастера над оружием был полон решительности, что пугала Катарину, устанавливая новые ей условия, рядом с которыми она не чувствовала себя удобно и уютно, как прежде. Было ведь так привычно слышать толику восхищения о герцоге Голуэге, которую источал его преданные подданные, что она удивилась отсутствию знакомых ноток самоотверженного подчинения. Мастер Таульбек говорил вздорные вещи, что могли стоить ему карьеры при дворе его благодетеля, который возвысил достаточно для того, чтобы безродный чувствовал не только глубокую привязанность, но и благодарность, которая не должна была дать ему возможности оступиться и не наступить на хвост змею, что непременно укусит.
Он был убедителен, но по своей подозрительной натуре Катарина не могла ему поверить полностью. Знала, какова цена ошибки будет в ее случае: от нее избавятся, если только представится такая возможность, и подадут сыновьям все в искаженном свете, поэтому леди Одерн не обольщалась словами гвардейца. Она все еще помнила, как он ослушался ее, не высказав должного уважения. И не упустила от своего внимания того факта, что Роланд промолчал о приказах ее супруга. Наталкивало ли это на мысли ее? Заставляло задуматься о том поставленном вопросе, делая его уже лично для себя важным, прежде чем с кончика языка не слетело решение.
Это было так дерзко с ее стороны, призывать в святых сценах мужчину к разговору, не давая возможности прояснить для себя и для него, каким будет тот более поздний разговор. Еще более дерзкими были ее мысли о том, что она могла бы сделать, окажись они лицом к лицу снова. Однако миледи сделала все, что было ей под силу – подобрала подол своего платья, и направилась на выход, так и не приступив к тем мощам, ради которых и прибыла в монастырь, вместо того, чтоб отправиться сразу с первыми лучами солнца дальше в путь на Нерис. Если Двое будут милостивы, они простят ей такой поступок, и не станут глумиться ненужными испытаниями, оказывать сопротивление их воле не для нее.
Естественно, Катарина не приняла руку, предложенную ей мастером Таульбеком, когда он протянул ее, соглашаясь с ее решением. Она не была готова к подобной демонстрации своей благосклонности, во всяком случае, не сейчас, когда она еще полностью не осознала всего того, что происходило вокруг. Впрочем, покинуть сразу монастырь не получилось. Герцогиня была вынуждена принять предложение настоятеля монастыря, который желал показать леди Одерн то, чем в стенах монастыря занимаются день ото дня. Иными словами, он хотел показать, как много добра они делают, но как мало против того, что могли бы делать впредь, при помощи Ее Светлости. То был не единичный случай, с которым приходилось иметь дело Катарине. Она часто принимала участие в делах благих под патронатом церкви, и предельно хорошо знала, что от нее требуется: быть внимательной, проницательной и полной сочувствия, когда будет обещать взглянуть на то, что можно было бы сделать с ее стороны. И главное, не забыть об обещании. Эта ее позиция сделала ей хорошую службу, и терять ее сейчас не было никакого желания. Слишком много было положено усилий на это.
Была ночь на дворе, когда они добрались до замка старого барона, что был рад принимать в своем замке герцогиню и ее свиту, что бросилась сразу же обустраивать удобства Ее Светлости, пока она сама была предоставлена хозяину замка.
- Куда вы держите путь, Ваша Светлость? – в ходе ужина поинтересовался де Лорж, не скрывая собственного любопытства, за которое и просил его простить. – Прошу прощения, миледи. У меня редко бывают столь сиятельные гости, о которых будет гордо рассказать своим внукам, когда спросят, - он улыбнулся, но леди не спешила откровенничать, говоря только то, что не станет костью поперек горла.
- Я направляюсь, как вы можете знать, в Нерис. Там наши дипломаты должны договориться о выгодных условиях торговли между нашими сторонами, - женщина сделала паузу для того, чтобы отпить немного вина, прежде чем барон зацепился за тему Нериса, что вышел из лона Дилвейна, как предатель. О чем тут можно было договариваться?  И она была рада такой эмоции. Все-таки так у нее не появилось необходимости говорить на тему Лотрина, еще более болезненной для дилвейнцев.
Когда она оказалась в своих покоях, герцогиня не торопилась готовиться ко сну, но решила послать за мастером над оружием свою личную служанку, что была всегда ей предана, а потому не должна была рассказать никому о факте беседы. Когда же мужчина оказался в ее покоях, в которых пылал огонь в камине, делясь щедро теплом, Катарина отослала Клариссу, полагая, что проверять служанка не будет, когда вышел гость Ее Светлости из покоев.
- Вино притупляет гибкость рассудка, - строго ответила герцогиня, когда Таульбек в привычной для себя манере изволил выразиться, когда просил о возможности и выпить вина. – Порабощает свободу и лишает осторожности, - добавила следом, наблюдая за мужчиной, которого позвала, как и обещала ему, на разговор. Если дерзость ему позволит, он воспользуется возможностью и самостоятельно нальет себе в чашу вина, зная, что такого разрешения ему не было дано.
- Раздевайтесь, - коротко она скомандовала ему. – И ложитесь, - добавила следом, кивнув в сторону постели, что была уже расстелена, в виду позднего часа. – А если решите хвастать, что были в моих покоях, и с какой целью, я всем расскажу, какой вы бездарный любовник. Поэтому не советую, - эти слова были продиктованы страхом и горстью опасений, в окружении которых находилась герцогиня сейчас, стоя, словно на краю пропасти.

+1

22

-А в больших дозах еще и вызывает алкогольное опьянение, -ответил герцогине Роул, будучи несколько приободренным ее словами. Пить она ему не запретила, как и не стала в очередной раз отчитывать, словно нашкодившего мальчишку. Напиваться он не собирался, но все же жахнуть для храбрости следовало, дабы поймать кураж и не опозориться нынче вечером. -Я выпью пару глотков... потому как бурда которую пришлось пить за ужином до сих пор стоит у меня в горле.
Он налил себе вина в кубок и выпил половину, обернувшись к леди Катарине и дожидаясь, что же последует далее. Эта прекрасная и гордая женщина была способна на многое... как впрочем и капитан стражи, ради того чтобы добиться ее благосклонности.
-Раздевайтесь, -коротко и без лишних предисловий скомандовала миледи. -И ложитесь. А если решите хвастать, что были в моих покоях, и с какой целью, я всем расскажу, какой вы бездарный любовник. Поэтому не советую.
-Я не собирался хвастать, -ответил Роул, поставив на стол кубок и затем по-солдатски четко исполнив приказание герцогини. Отстегнув ременную перевязь, он бросил свою куртку на ближайшее кресло и принялся развязывать тесемки на воротнике своей рубахи. -Я не смел и мечтать о подобном...
Раздевшись, мужчина послушно исполнил приказание и улегся в удобную постель, где ему оставалось лишь дождаться самую красивую женщину на свете. Леди Катарина не заставила его долго ждать, но прежде задула все свечи на изящном канделябре, стоявшем на столике возле кровати. Она конечно же улеглась, не снимая ночную рубашку тонкого полотна, но Таульбек исправил это, отправив ненужный предмет гардероба к своей одежде что валялась на полу.
-Давай сразу договоримся... в постели ты только моя, -шепнул герцогине Роул, после сладкого и долгого поцелуя, говорившего о нестерпимом обоюдном желании лучше многих возможных слов. -Когда мы наедине, есть только ты и я... а обо всем прочем можно забыть...
Да уж, сложно не забыться, заполучив такую женщину? Начав череду нежных и приятных ласк, Роланд старался сдерживать собственное нетерпение и взял желанную награду, умело подготовив миледи к приятному единению. Он был на ней, желая в полной мере подчинить своим объятиям свою гордую и прекрасную пассию, что оказалась очень требовательной... и ненасытной в любовных делах. Естественно, одной близости Роулу и Катарине было мало, так что оторваться друг от друга они смогли лишь когда порядком устали...
-Ты не жалеешь? -решился поинтересоваться Роланд, когда герцогиня в изнеможении опустила голову ему на грудь, пытаясь восстановить сбившееся дыхание. Он отвел в сторону волну шелковистых длинных волос Катарины и провел ладонью по влажной коже ее спины. -Знаешь... можешь делать со мной что хочешь, но твой муж - дурак и кретин. Я бы ни за что не позволил тебе уехать... и не стал бы размениваться на этих глупых баб, что не годятся тебе и в подметки.
Было еще кое-что важное... что Роул должен был сказать герцогине, после того что между ними было, но он попросту не знал как начать. Дело было в поручении, что дал ему перед отъездом Его Светлость и было бы подло умолчать о нем перед женщиной, что подарила море нежности и ласки. А подлецом, при всех свои многочисленных недостатках Таульбек никогда не был.
Надо было решится как-то сказать все... просто потому что Катарина не заслуживала подобного отношения к себе.
-Ты должна кое о чем знать... и это "кое-что" тебе наверняка не понравится, -продолжил Роланд, -Но я не могу молчать об этом, даже боясь испортить то что у нас сейчас было...

+1

23

Мужчина был дерзок, но исполнил указание, данное герцогиней в точности до мелочей. А она все это время не сводила с него глаз, наблюдая за малознакомым и совершенно невоспитанным мужчиной, которого решилась подпустить к себе слишком близко. Но, было поздно …
Или нет?
По правде говоря, Катарина сомневалась, переживая в собственной душе такие противоречивые ощущения, что ей было трудно осознать, так ли сильно желает этой близости, как этим утром. И стоила ли ее игра свеч?
Кем был этот мужчина, что мнил о себе так много?!
Обычный безродный служака, который и предложения не мог сложить без бранной речи. Правда, в том, что он был предан полностью ее супругу, леди Одерн теперь сомневалась. Мужчина, если бы был предан герцогу, не стал бы засматриваться на супругу своего покровителя. И не важно, сохранял тот верность ее ложу, или навещал при любой возможности поместья своих многоликих любовниц, что многократно приводили потомство их связи, но так и не были признаны официально. Из благодарности, из верности и признания того, что она принадлежит иному, Роланд Таульбек не должен был слушать слов герцогиню, но соблазн для него оказался сильнее чувства долга. И верности.
Когда мастер над оружием оказался без одежды, полностью открыв свою плоть ее внимательным глазам, что скользили по его телу, издали исследуя все шрамы, оставленные ранениями, Катарина на мгновение опустила взгляд, словно стыдясь своего бесстыдства. Раньше она позволяла себе быть менее любопытной, но страх и неуверенность превращали ее в холодную и черствую женщину, которой она не была. Ей, как и любой другой женщине, нужны были тепло и ласки мужчины, который был готов ей это предоставить. К счастью, вскоре она проводила Таульбека к постели, а тогда, после непродолжительных размышлений, поднялась с кресла, в котором находилась прежде. Герцогиня самолично погасила все свечи, прежде чем развязать шнуровку своего платья, которое оставила на полу, прежде чем подойти к постели, в которой на нее уже ожидал мужчина.
На долю мгновения она задумалась о том, должна ли раздеваться полностью. В постели своего супруга она этого не делала, но порой позволяла любовникам избавлять себя от нижней сорочки. Пока же верный слуга герцога ничем не заслужил больших ласк от герцогини, а потому Ее Светлость уложилась в постель, не торопясь проявлять инициативу. Впрочем, этого и не понадобилось. Мужчина знал, что надобно делать, когда его позвала госпожа в свои покои, и вскоре завладел ее устами, а следом и начал ласкать ее, избавив от сорочки, что была на ней.
И разгорячившись от ласк, она не думала протестовать…
Леди не ответила своему любовнику, но вполне была согласна с его словами. Единственное, что ее смутило – быстрое решение мужчины отказаться от ее титула и почтения, которого придерживались даже супруги. Однако Роланд был умелым любовником, и быстро заставил ее позабыть обо всем, как и шептал ей в губы, прерывая поцелуй. Первый раз она позволила ему быть сверху, но уже в следующий раз, она сама возвысилась над ним, желая получить максимум от того, что попало ей в руки. Знала, что подобное вряд ли повторится.
- Жалею ли я? – она ответила вопросом на вопрос, когда опустила голову на грудь своему любовнику, что был достаточно осторожен, чтобы не навлечь на их головы ненужной беды в виду ненужных последствий. Герцогиня ухмыльнулась, прежде чем поднять голову и заглянуть в лицо мужчины: - Это покажет время, - добавила она, не желая объясняться перед ним, что же все-таки было в ее сердце и мыслях в этот предрассветный час.
- Не стоит, - она попыталась остановить Таульбека, когда он заговорил о любовницах ее супруга. – Не стоит говорить о том, что не имеет смысла, - добавила она вскоре, решив уложиться на подушку. Катерине предстояло напомнить своему ночному гостю о том, что ему стоит покинуть ее покои и сейчас было идеальное время, но того внезапно пробило на откровения. – Что именно я должна знать? – переспросила она, даже сев в постели. Длинные волосы прикрывали своими локонами грудь, но она все еще была нага, а потому взглядом искала свою одежду. – И впредь, лучше не забываться и сохранять привычное обращение, - напомнила она, чего бы ей хотелось.

+1

24

Раньше Роланд считал, что более-менее знает женщин... по крайней мере большинство из них вело себя в постели одинаково - а вот герцогиня была совершенно другой. Казалось бы еще минуту назад, она была настоящей, когда сладко стонала в объятиях Роула и обнимала его руками и ногами, стирая сословную границу между ними. Но вот, эта минута сладострастия миновала и леди Катарина вновь закрылась, словно шатулка с секретом, замок которой срабатывал лишь при должном старании. Несмотря на то что женщина была совершенно обнаженной, она вела себя совершенно также как и в тот день когда отчитывала Роланда за его дурное поведение. И не забыла напомнить ему о должном почтении к себе.
-Ты должна знать, что твой муж приказал мне следить за тобой, - без лишних предисловий и расшаркиваний, ответил капитан стражи, тоже усевшись и аккуратно притянув гордячку ближе к себе. -Я не хотел на это соглашаться... но он пригрозил что вышвырнет меня. В тот момент я уже мучился мыслями о тебе и не стал с ним спорить. А что до обращения, то на людях я не стану забыться, но в постели ты не будешь герцогиней, Катарина. Когда мы вместе, это совершенно незачем...
Он убрал волны темных шелковистых волос с груди герцогини, чтобы прикоснутся губами к ее теплой коже, но миледи решительно отстранилась, напомнив что ему уже пора на выход. В какой-то степени это обидно прозвучало... но госпожа Одерн плохо знала того с кем рискнула связаться. Роул не стал спорить и отпустив свою строптивую женщину, поднялся с постели и принялся одеваться. Еще ни одна баба не командовала им в койке, но в данном случае следовало послушаться, чтобы иметь возможность повторить эту приятную ночь. Собравшись, Таульбек хряпнул на дорожку еще чарочку доброго винишка и затем ушел к себе, благо и ему требовалось хорошенько отдохнуть после всех проявленных стараний. А когда мастер над оружием продрал зенки на следующий день, то узнал что с самого утра льет проливной дождь и следовательно сегодня покинуть гостеприимный дом барона де Лоржа не получится. Это была поистине замечательная новость, так что Роул направился на кухню в поисках завтрака в весьма приподнятом настроении и его соседкой по столу оказалась служанка герцогини.
-Миледи уже встала? -вполголоса поинтересовался Таульбек у девчонки, что одарила его весьма недобрым взглядом. -Ты чего такая, Клари?
-Это не твое дело.., -неожиданно огрызнулась служанка. -И не думай что у тебя есть шанс снова попасть в спальню моей госпожи. Помалкивай об этом и будь благодарен...
-Интересно, с какого хера ты решила что можешь меня поучать? -просто и незатейливо ответил Роланд. -То что было ночью тебя не касается и я сам разберусь как мне быть. Уразумела советница сопливая? Дважды повторять не буду.
Возможно Роул перегнул палку... тем более что Кларисса ему когда-то нравилась и он приложил много усилий чтобы затащить ее в койку. Но теперь, его интересовала лишь одна женщина на свете, а ночь с ней стала искрой, что еще больше разожгла желание. И никакие слова и доводы разума уже не могли бы этого изменить.
После завтрака, Таульбек пошел проверить своих людей и заодно лошадей - ведь чтобы продолжить путь до Нериса, необходимо убедится что за ними есть должный уход. Он старался отвлечься, но то и дело мысленно возвращался к своей выскородной любовнице... чем она занята сейчас и думает ли о том, что было? В конце-концов, эти мысли стали попросту нестерпимыми, чего раньше с Роландом еще не бывало и он решил пройтись по замку, в надежде хотя бы мельком увидеть Катарину.
Но судя по всему, в этот день судьба явно благоволила Роулу?
Оказывается, миледи тоже решила прогуляться по замку и осмотрется, благо что испортившаяся погода лишила ее возможности продолжать путь. И бравый мастер по оружию, словно по какому-то наитию, столкнулся с герцогиней в одной из замковых галерей - этакий темный коридор, увешанный старинными гобеленами с изображениями охоты на разного зверя.
-Оказывается этот замок довольно-таки большой.., -надо было как-то начать беседу с миледи и Роул брякнул первое что пришло в голову, подойдя ближе и обняв ее со спины. -И я тут подумал... а может мы прогуляемся вместе, пока никто не мешает?
Он повернул женщину к себе, и забрав у нее подсвечник (в коридоре было действительно темно) задул свечу, прежде чем подарить миледи наглый и жаркий поцелуй. Она пыталась было протестовать и как-то образумить своего невоспитанного любовника, но где уж там? После новых жадных поцелуев, герцогиня оказалась на небольшом антикварном столике возле ближайшей стены и надо полагать, такого с ней еще не бывало?

+1

25

Оттягивать неизбежное мастер Таульбек не стал, и в скором времени рассказал герцогине о том, что собирался донести до ее ведома – ее благоверный супруг был не просто рад помочь родичам с Лотрина, но и собирался следить за своей супругой. И ведь, надо же такому случиться, чтобы она умудрилась лечь в одну постель с тем, кого приставили за ней шпионить! Определенно, в этом Катарина видела смысл и даже понимала своего супруга. Как бы там ни было, а его было не провести – леди Одерн так и не пустила корни в Голуэге, пускай ее сыновья никогда не будут сопереживать любви своей матери к далекому Западному Лотрину, что отвернулся от Дилвейна, прильнув к Рейнской Империи. Можно было предположить, что Его Светлость намеревался не допустить ничего дурного…
Вот только, на что могла пойти герцогиня Голуэг?
Пожалуй, мысли Катарины изначально пошли не по тому пути, не предусмотрев иных вариантов. За это отец не похвалил бы свою дочь, что допустила в этот час недальновидность.
- Что же, - вдумчиво нарушила повисшую между герцогиней и ее любовником тишину леди, - оно и понятно, что Его Светлость желал знать о каждом шаге своей супруги, - Катарина не хотела оставлять последнего слова за Роландом. И если мужчина сейчас терзался сомнениями между тем, что должен был сделать, и тем, что хотел делать впредь, то она, как женщина, воспитанная под грузом долга, знала, как должно поступить. – Герцог доверяет вам, - вопреки желанию капитана стражи сохранить фривольное обращение, пока они находятся в постели, леди Одерн следовала тому пути, к которому была привычна. – Это поручение стоит принимать, как оказанную честь, - герцогиня смотрела в глаза своему собеседнику, прежде чем он притянул ее к себе ближе, а она и не думала противиться своеволию любовника, что не торопился одеваться. - Не из-за чего оправдываться, - добавила она, прежде чем он начал вновь дарить ей свои ласки, что грозили перерасти в нечто большее. В то, чего она не желала допускать, дабы не подвергаться ненужному риску.
Так что, уже вскоре Катарина уперлась руками в грудь своего любовника, пытаясь призвать его к трезвости мысли, а после и вовсе ускользнула из объятий, ощущая, насколько близко оказалась сейчас к тому, чтобы пойти на поводу у искушения.
- Вам уже пора, - коротко напомнила она, поднявшись с постели за тем, чтобы поднять свою ночную сорочку, которую ее кавалер отбросил на пол. Скрыв под тонким полотном, из которого была сшита сорочка, Катарина вернулась в постель, из которой имела возможность наблюдать за неспешными сборами мужчины, что еще не так давно желал объяснить ей, зачем следит за ней для ее мужа, а уже сейчас – сердито хмурясь за то, что ему напомнили об осторожности.
Облизав губы, леди уложилась в постели, как годится, прежде чем ее любовник покинул пределы ее покоев, в которых на мгновение воцарилась тишина, в которой даже утонули шаги ее ночного визитера, а вскоре и все, окружающее ее. Она не хотела сейчас думать о том, какие цели преследовал ее супруг, что пренебрегал ею в пользу многочисленных любовниц, которым она давно не вела счета. Не желала думать о том, что могло пошатнуть ее веру в важность ее путешествия. Тем более тревоги ее скрывались в родном крае…
Первой пришла в покои своей госпожи ее верная служанка, Кларисса, что и убрала последствия ночи, о которые могли споткнуться излишне бдительные глаза остальных служанок, на которые высокородные господа не обращают внимания. К примеру, на количество использованных чаш для вина, как и ссунувшиеся шкуры, что укрывали пол, делая покои более уютными. И только после, девушка разбудила госпожу, которой пришлось обнаружить, насколько погода успела испортиться, пока она спала. Но, конечно, отказаться от утренней молитвы, миледи не могла, а потому вскоре пожаловала в часовню, из которой и направилась в столовую для завтрака с владельцем замка, которому выпала честь принимать герцогиню Голуэг в стенах своего родового гнезда.
В целом, день обещал быть продолжительным и полным на пустые разговоры, от которых герцогиня пожелала укрыться в приватной часовни, о которой ей рассказал барон. Вооружившись подсвечником, что должен был скрасить ее путь, леди Одерн направилась вдоль длинного коридора, когда на ее пути и повидался ее любовник. Надо сказать, что к встрече с Роландом женщина была не готова. Так и не решив, стоит ли игра свеч, она была застигнута врасплох, и уже в считанные секунды оказалась за гобеленом, где в полной тьме, скрывая собственные стоны, она приняла любовника…
- Не делайте больше так, - прошипела Катарина, приведя себя в порядок, а также не забыв проверить, не появилось ли у них с Таульбеком ненужных свидетелей. – А если бы нас услышали?! Вы совершенно безрассудны, но если вы не понимаете, то я вам напомню – никто не должен узнать о том, что было. И если случится впредь – то только по моему приглашению, - категорично добавила она, чувствуя, что закипает от злости, а потому предпочла последовать в свои покои.
Остановилась она только затем, чтобы вернуть подсвечник.
Но, где он?

Отредактировано Катарина Одерн (11-10-2018 23:17:57)

+1

26

Воистину, нет на свете более загадочного и непостижимого создания... чем женщина - и тот кто мнит себя знатоком женской души, скорее всего имеет весьма смутное понятие об оной, продиктованное устоями современного общества. Ведь обычно считается, что женщина должна быть довольна тем что имеет и ей не нужно больше того, что дает ей супруг и господин... Возможно, до какой-то степени это было верно, только вот Роулу посчастливилось сделать весьма интересное открытие этим днем, в самой темной галерее замка барона де Лоржа.
Какой может быть светская дама, решившая в какой-то момент поддаться соблазну? Да еще и в более чем неподходящей (казалось бы) обстановке для уединения? Ответ на этот вопрос был более чем приятным, упоительным и восхитительным - потому как леди Катарина не стала бороться с настойчивостью Роланда и уступила ему во всем. Пожалуй, на этом месте стоит порадоваться, что никто из слуг в этот самой момент не болтался без дела в старинной галерее.
-Не делайте больше так, -сердито выдала миледи, пока Роланд застегивал свою ременную перевязь, уже после того как волна страсти схлынула. -А если бы нас услышали?! Вы совершенно безрассудны, но если вы не понимаете, то я вам напомню – никто не должен узнать о том, что было. И если случится впредь – то только по моему приглашению.
-Вам тоже этого хотелось, как и мне, -коротко и ясно ответил Таульбек, сейчас решив соблюсти субординацию. Но не из желания угодить своей благородной любовнице, а просто потому что их реально мог кто-нибудь услышать ненароком. -А я бы не отказался от вас, даже если бы мне угрожали смертью, так и знайте.
Он подал герцогине подсвечник, с которым она шла в сторону старинной часовни и затем ему оставалось лишь проводить ее взглядом. Наверное именно о таких женщинах как она древние сказители и сочиняли свои баллады? Сильных духом и властных, но при этом умеющих дарить мужчине истинное наслаждение - ради такой дамы немудрено было полезть на дракона, или еще на какое-нибудь чудище. Вообще Роланда так и подмывало пойти следом за миледи, но поразмыслив, он решил пока что оставить ее в покое. Опять же, у нее будет время осознать все что случилось и захотеть приятного продолжения, благо что погода продолжала портится. Таульбек убедился в этом, когда выглянул в окошко в рыцарской зале - неизменном атрибуте любого дворянского дома в Дилвейне. Сейчас, старые добрые турниры уже стали частью истории, но когда-то это было одно из самых любимых развлечений знати, а еще возможность для талантливых молодых людей проявить себя во всем блеске.
Отойдя от окна, Роул подошел к стойке с биденхандером великолепнейшей работы и не удержался от искушения, проверить как его рукоять будет лежать в руке. Далее он сделал несколько базовых упражнений с тяжелым двуручным мечом, благо что зал был достаточно большим и вокруг не было бьющихся и хрупких предметов. Таульбек настолько увлекся, что не заметил как у него появился неожиданный зритель и увидел его, лишь остановившись чтобы перевести дух.
-Давно я не видел подобного мастерства. Даже мой младший сын так не владел мечом.., -раздался чей-то голос за спиной у Таульбека и оглянувшись он увидел старого барона. -Это был его меч... и он неплохо с ним управлялся, но все же ему было далеко до вас. Но все же, сейчас я словно вновь оказался в счастливом прошлом и видел его живым и здоровым. Он тоже любил упражняться в этом зале, когда погода портилась.
-Он погиб? -ляпнул Роул, прежде чем додуматься, что надо бы извиниться за свою вольность. -Прошу вас простить меня, милорд... просто я не удержался, когда увидел этот меч. Он просто великолепен.
-Погиб... когда в округе завелась шайка разбойников, -со вздохом ответил старик. -Он всегда был несдержан и горяч без меры, так что поехал искать их, не дождавшись подмоги. Мечтатель, всегда любивший читать старинные баллады, в которых добро всегда побеждает зло. Бандитов потом нашли и повесили на стене моего замка, оставив на поживу воронам, но что толку? Сына мне это не вернуло. А что касается меча - вам не стоит извиняться.
-Мне очень жаль, милорд.., -Роланд не особенно любил аристократов, но хозяин замка был не похож на них. Этакий старый вояка, напомнивший ему приемного отца, вынужденный жить лишь счастливыми воспоминаниями о прошлом и мириться с тем, что возраст начал брать свое. -Должен заметить, что у вас превосходная коллекция оружия. Я не видел такого в замке у милорда Одерна.
-По большей части, это фамильное оружие, которое ковалось по особому заказу для моих предков, -ответил старый барон. -Как и этот меч, что вы держите в руках. Пойдемте, я вам все покажу? Если у вас нет срочных дел или обязанностей, уделите немного времени старику?
Роул не стал отказываться и поставив биденхандер на стойку, последовал за хозяином замка, узнав много интересного. Его славные предки находили свое призвание либо на воинском поприще, либо в служении богам. Старший сын барона, управлявший его землями от имени своего отца, в данный момент был в отъезде, объезжая отдаленные деревушки и проверяя все ли там в порядке. В общем и целом, это был любопытный рассказ, заставивший милорда де Лоржа забыть о невеселых мыслях, а Роланда на время отвлечься от несвойственных ему любовных переживаний. Добившись своего и переспав с герцогиней, он еще не до конца осознал насколько влип... и что теперь ему не захочется приятно проводить время с другими женщинами. Но об этом, бравому капитану еще не единожды подумается на досуге.
Итак, поблагодарив барона на рассказ и небольшой экскурс в историю его благородного семейства, Роланд направился на кухню, где сытно пообедал, а затем отправился немного покемарить после вкусной еды. Правда кухонная прислуга в замке была не слишком болтливой, что сделало процесс трапезы несколько скучным, ведь Таульбек привык уже есть под аккомпанемент свежих сплетен. Но как говорится, есть что пожрать и ладно? Отлично выспавшись до вечера, мастер по оружию понятное дело, желал продолжить свой бурный роман и ему оставалось лишь гадать - решится ли леди Катарина снова его позвать или все же внемлет собственному благоразумию?

+1

27

Правда, которую мы сами говорим и слышим из уст иных людей, далеко не всегда приятна. Куда чаще она колкая, холодная и неудобная, словно плохо сбитая подушка, на которой не выспаться за ночь, или солома – не подходящая постель для леди. И все-таки, правда – ценность редкостная, которую ценят вовсе не тогда, когда ее только поднесли, будто горячие пирожки, без которых проживешь в этой несправедливой жизни. Поэтому, правдивые слова, оглашенные Таульбеком резанули болезненно самолюбие герцогини, что с легкостью поддалась требовательным ласкам своего любовника. Она его поспешила после отчитать за проявленную смелость и своеволие, которое, как бы там ни было, но делало мастера над оружием мужчиной непредсказуемым и не похожим на тех мужчин, которых она знавала.
Это заставляло ее думать о нем, пускай она запрещала себе признавать эту правду.
Ухватившись за серебряный подсвечник, который попросту рухнул на пол, женщина стремительно удалилась в известном только ей направлении. И вместо посещения часовни, леди Одерн вернулась в свои покои, где было тихо и мирно, будто дома. Потрескивавший в камине огонь только-только был разведен предусмотрительными слугами, которых она и не застала. Герцогиня не стала останавливаться у огня, но подошла к окошку, за которым разворачивался свой театр боевых сражений, в котором полновластным хозяином являлась непогода, что рвала и метала, склоняя деревья низко к земле, от чего те не выдерживали, трещали и рвались. Где-то вдали раздался раскат грома, а после и явилась молния – блеснула, разделив небеса напополам, верно, угодив в какое-то дерево или хибару.
Отойдя от окна, наблюдать из которого было откровенно страшно, Катарина уселась за свой стул, стоявший у стола, на котором было оставлено кувшин с вином и несколько чаш. Из одной из таких же чаш накануне вечером пил ее любовник, желая утолить свою жажду, будто полновластный хозяин покоев своей леди, которой должен был обеспечить безопасный путь, но не соблазнять.
Герцогиня решила проучить своенравного мужчину, что решил, будто может делать, что захочет после щедрого приглашения герцогини в свои покои и постель, твердо вознамерившись нынче не допускать его к себе. И по мере того, как приближался вечер, а усталость, накопившаяся за день, брала верх, Катарина только убеждалась в правильности своего выбора. Все-таки она – леди, а значит, она – должна задавать тон мужчине, особенно, который ниже ее по происхождению.
После ужина, что состоялся в столовой замка практически для всех высокородных господ, что желали к нему присоединиться, Ее Светлость решила поднятья в свои покои, и не стала откладывать свой сон в дальний ящик.
- У вас больше не будет указаний, миледи? – прежде чем оставить герцогиню, спросила ее верная служанка.
- Больше ничего, Кларисса, - она слабо попыталась улыбнуться, демонстрируя свою уверенность. На мгновение, женщине даже показалось, что служанка хотела предложить ей особенную услугу – позвать кое-кого, как накануне вечером, но вовремя сдержалась, надо сказать. - Разве что, погаси все свечи, прежде чем уйдешь, - добавила она, после чего забралась под теплые покрывала, а также шкуры зверей, которые принесли слуги днем, чтобы ночью герцогиня не замерзла. В такой ветер были сквозняки, и тепло быстро покидало замок, в котором все-таки пытались разумно ограничивать расход ресурсов.
Однако долгого и спокойного сна Катарине не пришлось ожидать. Уснув, женщина видела беспокойный сон, в котором бродила Лотой, разыскивая брата. В какое-то мгновение ей показалось, что она его узнала среди прохожих – он скрывался за спиной какого-то широкоплечего мужчины. Ну, а когда она приблизилась – развернулся к ней спиной, начав спешно уходить с площади. В таких попытках нагнать Конрада прошло какое-то время, прежде чем не донесся звук битого стекла. Уже спустя несколько мгновений герцогиня осознала, что было разбито окошко, по которому еще днем пробежала стрела-трещина, на которую она не обратила внимания.
- Двое, сохраните от беды, - выдохнула она, сев в постели, прежде чем решиться сделать хоть что-то.
Был ли смысл звать кого-то на помощь среди ночи?
Поднявшись с постели, Катарина набросила на себя халат, который отыскала в потемках, прежде чем разыскать подсвечник, свечи которого она все никак не могла разжечь – ветер, пришедший в спальню, стал беспокоить слабое пламя. Так что, без какого-либо источника света герцогиня вышла в коридор, став звать своих слуг.

+1

28

Что нужно служивому человеку для счастья? Теплое место, чтобы поспать, хорошая жратва и конечно же поменьше работы - если все эти три фактора имеют место быть, пожалуй можно почувствовать себя совершенно счастливым. И раньше, Роул наверняка бы радовался отсутствию обязанностей, ведь в замке старого барона, леди Катарине ничего не угрожало... но теперь вынужденное бездействие стало причиной совершенно несвойственных бравому капитану размышлений на вечную тему отношений мужчины и женщины.
По сути дела, если отбросить в сторону эмоции и постараться рационально посмотреть на вещи, что ожидало Таульбека в недалеком будущем? Рано или поздно герцогиня найдет себе кавалера под стать, а ему укажет на дверь в свойственной ей высокомерной манере. А после возвращения из путешествия, она вернется к мужу и каким бы он не был кретином и бабником, отказать ему у нее не получится, из чего следовал логический вывод, что Роулу совершенно незачем забивать себе голову пустыми мечтами и надеждами. Он всегда был этаким приземленным материалистом и ценил то что имеет, не пытаясь подпрыгнуть выше головы - и при этом вполне себе неплохо жил, разве нет?
Лежа на кровати в гостевой комнате, Роланд готов был уже мысленно согласится с самим собой... но так и не сделал этого. На этом свете есть много великое множество красивых женщин, однако рано или поздно  судьба дает мужчине шанс встретить свою единственную и неповторимую, за которую и помереть не жалко, как в старинных героических балладах. Именно такой женщиной была Катарина, которую боги не только сделали выше по рождению, но и наделили весьма строптивым характером. Однако, тем слаще была желанная награда? И чем больше Роул думал обо всем этом, тем сильнее ему хотелось вновь увидеть миледи... желательно неодетой и на опасно близком расстоянии, когда предвкушение жаркой близости приятно щекочет нервы.
Так бравый капитан лежал на кровати и вздыхал, сам не понимая что именно с ним происходит, ведь ранее его настолько не влекло ни к одной женщине. А тем временем, непогода за окном разгулялась не на шутку и не только хляби небесные разверзлись, как приговаривала матушка Роула, но еще и добавился сильный ветер. Настолько сильный, что кренил деревья и срывал крыши с убогих крестьянских хибарок в деревушке неподалеку от замка. В какой-то момент Таульбек вдруг услышал сильный грохот, где-то на втором этаже и вскочив с постели, помчался узнать в чем же дело и буквально столкнулся в коридоре с герцогиней.
-Что случилось?? -поинтересовался он у Катарины и заглянув в темную спальню миледи, увидел на полу осколки разбитого стекла. -Ничего страшного, это всего лишь ветер. Побушует и стихнет.
Пользуясь тем, что сейчас рядом не было никого из слуг, Роул приобнял герцогиню, прикоснувшись губами к ее щеке. Ему показалось что она дрожит, но это продолжалось лишь пару мгновений, после чего Таульбеку пришлось отпустить ее. На шум наконец-то прибежали заспанные слуги во главе с Клариссой и даже старый барон приковылял, опираясь на палку, чтобы убедится что с гостьей все в порядке.
-Окно разбилось от слишком сильного порыва ветра, -доложил барону Роул, прежде чем миледи успела что-либо сказать. -Я полагаю, что Ее Светлости нужна другая комната.
-Само собой, -кивнул де Лорж. -Миледи, я сейчас обо всем распоряжусь. В наших краях подобная погода была много лет назад, когда я был еще молод... и тогда в замке не осталось не одного целого окошка. Полагаю, что к утру ветер стихнет.
Слуги барона взялись исполнять его приказание, приготовив Катарине другую спальню, окна которой выходили на внутренний дворик замка. А затем вышло так, что в комнате кроме миледи остались Кларисса и Роланд, причем служанка ушла, так и не решившись сделать нахальному капитану гвардейцев очередное замечание...
-Все хорошо? -поинтересовался Роул, подойдя ближе и вновь обняв герцогиню. -Мне показалось... что тебя напугал этот порыв ветра. А старик прав - давненько уже не было такой дерьмовой погоды и я рад что не ночую под навесом во дворе. Тебе бы надо выпить немного вина для хорошего сна и затем как следует согреться.

+1


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Воспоминания » секретный ход


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC