Рейнс: Новая империя

Объявление

15 июля — 15 августа 1558 года

После неожиданной кончины Верховного Триарха Эйверской Лиги и убийства императора Эстанеса в Рокском море снова неспокойно — страны замерли на грани новой масштабной войны. Рейнская империя захвачена внутренними проблемами: политическими и магическими, на Севере по-прежнему сеидхе ведут войну со своим древним врагом, и в этой войне люди страдают больше всех.
Азалийские острова тревожно ждут нападения со стороны Эстанеса, в то время как все остальные еще только решают, вмешиваться им или нет. В общем, все очень плохо.

избранная цитата

"Политика есть политика - кто-то взлетает, а кто-то рискует рухнуть вниз с высоты собственных амбиций и тщеславия. Правда, Рейес пока что еще не взлетел, но надо полагать, что наместник любезно объяснит ему сейчас, что для этого следует сделать".

Мартин Рейес, "Обещай и властвуй"

"...Было время, когда не было рощ. Не было Аханнэ. Была земля, осквернённая, умирающая, и всё живое бежало с неё. А потом Двое принесли великую жертву, дар крови, и болота стали лесами. Тебе не кажется, что мы наблюдаем... обратное?” Странное это было зрелище. Двое сеидхе, похожих друг на друга, и идущий к ним, на почти негнущихся ногах полуолень-полускелет.

Сирше ап Шеналл, "Не видно правды сквозь туман"

"То, что это погром, Барух понял еще по первым звукам — с молодости помнил очень хорошо, как кричат погромы, как гудят под ногами растревоженной землей. Хадданеев громили постоянно, при попустительстве эстанцев и молчаливом бездействии князя, который если и хотел, ничего поделать не мог".

Барух Хадиди, "Не надо меня уговаривать"

"Это только в сказках являются к пленным рыцарям посланники сидов с травой, разрывающей оковы, и тайным ходом выводят из темницы замка, спасая от непременной казни на рассвете. А кому в этом далеко не сказочном мире нужен скромный художник? Да и зачем?".

Франсиско Ромеро, "Даже когда вас съели"

"Он никогда не думал, что для счастья надо всего-лишь бросить учебу - и уже никаких скучных лекций, никакой зубрежки и лицемерия, которое, к сожалению, пропитывало всю семинарскую жизнь. Попервах было немного странно, даже чем-то скучно, но Диогу быстро нашел, чем себя занять. Мир, внезапно открывшийся перед ним, был огромен".

Диогу Альварес, "Одна семья"

"Редко когда бывают уместны вольности, но разве подталкивает к ним что-нибудь больше, чем лигийский карнавал?".

Лина де Мейер, "Mask on, mask off"

разыскиваются

Рене Мерсье

будущая чародейка

Даррел эр Ллойд

виконт Хейвар

Бервин эр Рейналлт

вице-канцлер Рейнса

Бельалькасар де Кордова

эстанский генерал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Личное » Обещай и властвуй


Обещай и властвуй

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Время: 2 августа, День урожая
Место: Тар Эвернесс.
Погода: благоприятственная.
Участники: Мартин Рейес, Эймон Гвиллион.
Описание: Эпизод о том, что иногда лучше переобещать, чем недообещать. Народ не любит жадных правителей. И ежели кто еще не утвердился в своем выборе тебя, всегда нужно попробовать привлечь его на правильную сторону.

+3

2

Заниматься делами в праздничный день Мартину не особенно нравилось, но он не мог откладывать несколько важных писем, которые следовало отправить своему управляющему в Мантарис как можно скорее. Хорошо что он мог доверять этому человеку и спокойно жить в Тар Эвернессе, пока тот контролировал получение прибыли и собственно говоря рулил весомым семейным предприятием. Во время своей буйной молодости Рейесу пришлось заплатить слишком высокую цену за то чтобы возглавить его вместо своего отца и теперь он не хотел упускать не единой мелочи. Да и потом карьера политика попросту невозможна, если не иметь под рукой хорошего стартового капитала, как говорится - на всякий случай. В лигийской столице дела чаще всего делались посредством меткой народной мудрости "не подмажешь, не поедешь" и привычный Мартину беспредел если и случался, то не слишком часто. Пожалуй к прецендентам можно было отнести отравление мессера Бандинелли четыре года назад... правда не ради того чтобы преуспеть в политике, а чтобы устранить соперника в амурных делах. Ведь если бы не коварство Мартина, банкир вполне мог бы отбить его пассию, благо что тогда она была сердита на своего неверного-бывшего-благоверного. Правда, Бандинелли все же не умер и Рейес вовремя дал ему противоядие, выдав его за лекарство от "неведомой желудочной болезни", которое приготовил его старый учитель из Студиума. Так что хитрец Мартин убил одним выстрелом сразу двоих зайцев - помешал Рии и заодно сохранил дружеское расположение банкира, связи и деньги которого вполне могли пригодится ему. Но так или иначе, в отношениях с Рианнон какого-либо фатального сдвига пока что так и не произошло. И вроде бы сейчас они были вместе, но при этом балансировали на грани этакого хрупкого перемирия, которое в любой момент могло рассыпаться прахом.
Итак, Мартин устроился за столом в кабинете и взялся за важные письма, благо что ему никто не мешал. Матушка с Каей ушли прогуляться по городу в компании поклонника Нелле, до сих пор не потерявшего надежду уговорить ее на новый брак. Рейес надеялся, что мать в конце-концов не устоит и хотя бы раз в жизни, в первую очередь подумает о себе, а не о неблагодарной родне. По сути дела, она давно могла бы устроить свою жизнь, но опасалась что ее нового мужа не примет сначала сын, а теперь и вредная внучка, которую она воспитывала буквально с пеленок. И если говорить о Каэтане, то скоро ей предстояло начать учебу в Студиуме и следовательно проводить дома куда меньше времени, тем самы лишив свою любимую бабушку весомой части забот и хлопот.
За письмами и раздумьями, Рейес провел большую часть своего дня и затем тоже решил пройтись, проветрится и пропустить стаканчик-другой в той же "Лютеции". Нынче был совершенно особенный день для всех кто был одарен магическим даром - так что вполне можно было позволить себе перерыв в делах.
-Добро пожаловать, мессер Рейес! -поздоровался с Мартином трактирщик, едва только он добрался до хорошо знакомого ему заведения. -Что вам подать? У нас нынче новшество - так как в помещении довольно-таки душновато, мы решили несколько столов поставить на улице и кажется идея имеет успех.
-Да уж, на улице не так жарко, появился ветерок, -ответил Рейес, привычным взглядом оглядев оглядев полки за спиной у трактирщика. -Я пожалуй тоже займу место на улице, а вы подайте мне амонтильядо. Самого лучшего и чего-нибудь пожевать под это дело.
Активная вечерняя жизнь в Тар Эвернессе еще только-только должна была вступить в свои права, но в "Лютеции уже было достаточно многолюдно. Так что Мартин едва успел занять место за столом на улице, где было удобно не только выпивать, но и поглядывать по сторонам.

+2

3

[indent]Воздух над городом полнился звоном. Кричали чайки.
[indent]Как заведено, сначала ритмично и медно возвестила о начале службы базилика святого Манно, потом подхватил собор Мирии на Холме, через реку, в Новом городе. После него отозвалась базилика Святого Маста у Старой крепости и Храм Двух от Нового рынка.
[indent]В этом году празднования были скромны. Гвиллион провозгласил речь с пышно украшенной галереи Башни, отстоял обедню в церкви и должен был покончить с традициями, присоединившись вечером к кругу венаторов и триархов, чародеев, высших чинов Лиги в пестро украшенных по такому поводу Эйверских Садах.
[indent]Второй день августа почитали, как день урожая, и не смотря на то, что в городе повсеместно проводился розыск и даже допрос, полностью лишать чернь веселья было бы недальновидно.
[indent]Эйвер любил шествия, мистерии, соревнования, церемонии и показуху. Время от времени - и так  установилось от века, - нужно было давать низам зрелища, пищу для рассуждений, возможность разгуляться за счет хозяев и выпустить пар. Церкви и их вечерний звон были сегодня только вершиной того, что сотворится к ночи. В городе разбили ярмарки, а с наступлением полной темноты - он знал, - пригороды станут светлы от огней и костров.
[indent]Для магов Лугнасад был особым днем, когда сила, казалось, сгущалась, каждого одаряла щедро, разливалась рекой. Он видел это в их глазах, слышал в голосах прогуливающихся по Садам групп, замечал во всеобщем приподнятом настроении, пронизывающем каждого сладкой дрожью.
[indent]В череде намеченных им бесед и раздаваемых обещаний, было одно, от исхода которого, считал Эймон, немало зависит. В том числе будущее его и Веннари. Поэтому пока остальные отдавались веселью, гулянью и пиршеству в честь Даны и Дананна, лорд-наместник выискивал в толпе человека. Того, который тоже получил приглашение в Сады в этот вечер. И за которым ему пришлось посылать отдельно, дабы иметь возможность переговорить без лишних глаз и ушей.
[indent]Мантийский лорд-чародей Мартин Рейес, уверен был Эймон, достаточно молод, амбициозен, но недостаточно влиятелен, чтобы всерьез надеяться выиграть выборы и встать во главе всей Лиги, как то наметил он сам. Зато Рейес мог стать неплохой заменой в Коллегии того венатора, на которого отнедавна лорд-наместник имел крепкий зуб.
[indent]Эймон и сейчас, следуя со своей свитой к павильону Мантариса, с внутренней злобой заметил в толпе у скульптуры Супругов рыжую шевелюру. Венатор Хэлфас ван Альтесс как всегда был центром внимания, душой компании, ловким и предприимчивым лицедеем.
[indent]Лицедеем, который между тем осмелился на прийти к нему и требовать, диктовать. Со дня на день он покажет этому человеку, где его место и сколько на самом деле стоит настоящая власть.
[indent]Подойдя к пышно украшенному павильону, Эймон оказался окруженным людьми. Некоторое время он принимал поздравления, выслушивал восхваления собственному красноречию, мудрости и прочую лесть, которой в эти дни стало как-то слишком уж много.
[indent]Над головами их, мужскими - украшенными пышными шаперонами и женскими в нежных накидках из шелков, -теплым огнем в кронах деревьев разгоралось множество фонарей. Раз за разом в светлом еще небе над головой вспыхивали красочные иллюзии. Играла музыка. Воздух вокруг дрожал от магии, электризировал.
“Все так, - думал он, поглядывая по сторонам, ожидая увидеть знакомое триаршье лицо. - Все так, никогда люди не лгут столько, как перед выборами и во время войны. Этого всего теперь будет вдосталь. Посмотрим, так ли уж этот Рейес вменяем, как доносили мне все эти дни”.
Наконец, разделавшись с церемониями, Эймон уединился у ажурной белой беседки за миртовой изгородью, увитой лианой и поседевшим плющом. Он склонился над фонтаном в виде рыбы, стоявшей на собственном хвосте, и омыл уставшее за день лицо. В этот момент за спиной ему почудились шаги. Своим гвардейцам он дал разрешение пропускать к собственной персоне лишь одного человека. Гвиллион выпрямился и скрестил руки на груди, вглядываясь в сумеречную дорожку под густой тенью платанов.

Отредактировано Эймон Гвиллион (24-10-2018 20:04:22)

+3

4

Сидя за столом возле достаточно оживленной площади, Мартин не спеша потягивал превосходное амонтильядо и раздумывал о собственной жизни. Он не единожды уже жалел о том, что много лет назад послушался отца и уехал в Мантарис по первому его зову - по суди дела они всегда были чужими друг другу. Когда-то старший Рейес предал Нелле ради очередной незатейливой интрижки и с тех самых пор прежней дружной семьи уже не существовало. И хотя мать никогда в жизни не сказала при Мартине о его отце плохого слова, он все равно составил собственное и весьма нелицеприятное мнение об этом человеке. По сути дела Рейес мог бы проигнорировать то  отцовское письмо, что пришло много лет назад и решило его судьбу... и тогда все могло бы сложится иначе, быть может куда счастливее чем было сейчас? Уж точно, Риа бы не считала его предателем и лжецом и ему не пришлось бы заново завоевывать ее расположение.
Мельком бросив взгляд в сторону очень хорошо знакомого ему дома (того самого где раньше проходили встречи с Рией), Рейес постарался представить себе, что сейчас происходит на званом ужине в доме госпожи Бонне. Эта женщна терпеть его не могла и потому Мартин не был приглашен и планировал тайком встретится с Рианнон немного позже, дабы избежать многих проблем с ее маменькой. Вообще это было смешно, если не сказать больше - двое взрослых людей вынуждены скрывать свои отношения, словно парочка неразумных подростков. А еще госпожа Ровенна то и дело находила своей дочери более респектабельных и полезных (по ее выражению) мужчин. Судя по всему одного не слишком удачного брака дочери ей было мало?
Мартин взялся было за принесенную ему закуску, как вдруг к нему подошел человек, которого, как оказалось пару минут спустя, прислал лорд-наместник. За разбором неотложных дел и написанием писем в Мантарис, Рейес едва не забыл, что должен был нынче появится в Садах, где собрался весь цвет лигийской аристократии. Естественно, подобного не стоило пропускать и потому некромант быстро расплатился и поблагодарив посланца за своевременное напоминание, отправился на праздник жизни для состоятельных и влиятельных персон Тар Эвернесса. Подойдя к павильону Мантариса, Мартин не мог отказать себе в удовольствии перекинутся парой слов с венатором ван Альтессом, что явно был нынче "в ударе" - красноречив и окружен множеством собеседников. Рейес сам не знал, почему ощущает стойкое отвращение к этому человеку - возможно потому что тот был куда влиятельнее и больше преуспел в интригах местной большой политики? Обычно Хэлфас при встрече не забывал как-либо остроумно уколоть Мартина, но сегодня ограничился лишь вежливым приветствием и наигранно-добрыми пожеланиями в честь праздника.
-Благодарю вас, венатор, -отозвался Рейес с не менее дружелюбной улыбкой. -Вам тоже только всего самого доброго. Простите, но не могу сейчас разделить удовольствие от беседы с вами - меня ждут.
Не нужно было гадать, что милорд Гвиллион хотел поговорить о чем-то важном, раз уж решил напомнить Мартину о приглашении на праздник. Так что, не желая заставлять себя ждать, некромант направился на поиски лорда-наместника и нашел его возле ажурной беседки, где последний видимо решил отдохнуть от торжественных речей, церемоний и поздравлений. Гвардейцы беспрепятственно пропустили Рейеса, так что ему оставалось лишь приблизится и должным образом поприветствовать Гвиллиона.
-Добрый вечер, милорд. Я нынче опоздал на праздник - слишком много дел, которые нельзя было оставить на завтрашний день, -произнес Мартин подойдя к лорду-наместнику. -Я так понимаю, вы желали видеть меня? Весь во внимании и внимательно вас слушаю.

+2

5

[indent]- Дела, не терпящие отлагательств, - внешне благосклонно кивнул Эймон, - Донимают всех нас сегодня. Что поделаешь, такие настали времена…
[indent]После слов о временах полагалось примолкнуть. Сделать многозначительную паузу.
[indent]Эймон не знал, откуда возникла эта традиция, но после смерти Гвиннэ ап Лливелина фраза звучала упорно и часто, раз за разом всплывала в разговорах, и говоривший ее обычно едва заметно вздыхал и кивал своим, очевидно, не очень веселым мыслям.
[indent]Лорд-наместник все так и сделал. Вздохнул, кивнул многозначительно, потом показал рукой на поблескивавшую белым мрамором беседку, расположившуюся на краю террасы в глубине Садов.
[indent]- Прошу вас, мессер Рейес, составьте мне компанию под этими прекрасными кедрами. Я имею что вам изложить... но это не займет много времени.
[indent]Кедры впрямь были хороши. Два старых раскидистых дерева буквально опирались своими толстыми ветвями на мраморное строение. За их игольчатыми лапами виднелись кроны дубов и платанов, стройные ряды павлоний и удов, голые сизые ноги редких в Эйвере пальм. По пологому склону, открытые взгляду, зигзагами бежали дорожки. То слабея, то делаясь настырным, среди деревьев пробирался морской бриз.
[indent]Пахло пылью, солью, лавандой, излетом лета и дожелта выгоревшей на солнце степной травой.
[indent]Эймон двинулся вперед, по террасе, выложенной плитами из песчаника. Плиты были весьма преклонного возраста, не раз биты временем и дождем, изъедены мхом и укрыты трещинами, и если что и было на них когда выбито, то давно уже истерлось.
[indent]“Это была Башня. Над Рокским морем, - подумал лорд-наместник, входя под сень беседки и присаживаясь за облицованным керамической плиткой столом. - Я знаю об этом, потому, что я эйверец. А Мартин Рейес - нет”.
[indent]Мессер триарх, по мнению Гвиллиона, не имел пока времени разобраться в столице настолько, чтобы иметь серьезные шансы победить в их важнейшей игре. Насколько чародей знал, Рейес пока не стал еще и центром пересекающихся в столице интересов, не был знаком с десятками фамилий их подноготных и намерений, сталкивающихся под зыбкой пленкой лигийского благополучия.
[indent]Поэтому Рейес казался ему идеальным кандидатом Хэлфасу на замену. Был достаточно спокоен, сдержан и моложав.
[indent]- Не буду ходить вокруг да около, триарх, - начал Гвиллион доверительно, складывая руки на столе. - В эти дни каждый из нас  стремится поддержать Лигу в меру своих сил. Перед нами всеми стоит большая задача, и успешность ее решения зависит в первую очередь от правильно расставленных приоритетов и грамотно разделенных сфер. Тех сфер, в которых каждый из нас сможет послужить стране лучше.
[indent]Выдержавая паузу, проверяя, насколько терпелив его собеседник, магик поглядел на расстилающийся за орнаментированными гипсовыми стенками беседки ландшафт. Внизу, меж зелено-салатовых крон, проглядывали охристые крыши домов, синий огрызок озера, окруженный белыми террасами. По террасам прогуливались люди в пестрых одеждах шафранового и рубинового цветов.
- Завтра, как вам должно быть известно, состоится первая с момента гибели Гвиннэ ап Лливелина коллегия Веннари и пройдет Совет Триархов. Я имею необходимость отстранить от работы по крайней мере одного из венаторов. Однако, ему совершенно необходима замена, медицинское управление не может остаться без своего главы. Как вы думаете, мессер Рейес... Вы могли бы стать кандидатом ему на замену?

Отредактировано Эймон Гвиллион (02-11-2018 23:20:59)

+2

6

По счастью, лорд Гвиллион не догадывался, что его посланец оторвал Мартина от распития амонтильядо в его любимой "Лютеции" и что дела, о которых он сейчас упомянул, касались давнего и успешного семейного дела в Мантарисе - нескольких притонов, что приносили надежный и постоянный доход. К слову сказать, тот же ван Альтесс любил пустить едкую шпильку относительно того откуда взялось благосостояние Рейеса, которое без сомнения было главным фактором его становления как политика. И неважно, что большая часть ныне уважаемых и богатых граждан Мантариса в незапамятные времена промышляла темными делишками: Хэлфасс попросту невзлюбил некроманта с самой первой их встречи. Возможно почуял соперника? Но так или иначе, пока что Рейес не мог похвастаться тем что стал своим в Тар Эвернессе... для этого нужны были не только деньги, но и выгодные знакомства, для обретения которых нужно было время.
Но, как говорится, не будем о грустном?
-Конечно, милорд, -согласно кивнул Мартин, когда Гвиллион пригласил его пройтись и продолжить разговор в беседке, где их не смогли бы потревожить какие-либо нежелательные свидетели. Рейес не ожидал чего-то из ряда вон выходящего, но прекрасно понимал, что неспроста удостоился аудиенции лорда-наместника и не собирался упускать столь удобный случай. -Мое время в вашем полном распоряжении. Сейчас ведь праздник и можно позволить себе никуда не спешить.
Некромант направился следом за своим собеседником, почтительно отстав от него на пару шагов. Он бы дорого дал за возможность сейчас заглянуть в мысли лорда-наместника и ему не терпелось узнать о чем же будет приватная беседа. Любопытство всегда было и будет самой верной и безотказной причиной, по которой окружающий мир так или иначе станет изменятся. Вопрос только к лучшему или к худшему... потому как любые полученные знания или преимущества, так или иначе возникшие ради блага человека, рано или поздно всегда становились опасным оружием. Самым верным примером можно привести ту же некромантию... с одной стороны целительство и исследования, с другой отличная возможность навредить ближнему своему. И к слову говоря, Рейес не единожды пускал ее в ход.
Размышляя обо всем этом, Мартин добрался до беседки и затем уселся за стол, напротив лорда-наместника. Тот не стал нагнетать интригу и решил сразу перейти к делу, вероятно догадавшись насколько Рейеса грызет неуемное любопытство.
-Я готов употребить все свои скромные силы на то чтобы оказать Лиге всю возможную поддержку в это непростое время, -в какой-то степени даже осторожно ответил мантиец. По идее, именно сейчас от него не требовалось какого-либо ответа, но молчать и затягивать повисшую паузу было бы глупо. -И я буду рад служить стране с максимальной отдачей и вниманием...
Произнеся последнюю фразу, Мартин проследил за направлением взгляда собеседника в сторону праздно гулявших по Садам гостей. Вот теперь можно было вежливо помолчать ожидая следующего "хода" лорда Гвиллиона... и по правде говоря, озвученное щедрое предложение застало некроманта врасплох. Так вот значит как... неужели ван Альтесс все-таки пришелся не ко двору? Что же, политика есть политика - кто-то взлетает, а кто-то рискует рухнуть вниз с высоты собственных амбиций и тщеславия. Правда Рейес пока что еще не взлетел, но надо полагать что милорд любезно объяснит ему сейчас что для этого следует сделать?
-Должен сказать, что это весьма щедро с вашей стороны, милорд, -поспешил озвучить свои мысленные размышления Рейес. -Но все в этом мире имеет свою цену... что я должен буду сделать, чтобы оказаться самым достойным кандидатом на место венатора ван Альтесса?
Взглянув на Гвиллиона, Мартин в очередной раз припомнил одну из своих бесед с матушкой Рианнон - миледи была с ним всегда безупречно и холодно вежлива, но как-то раз не смогла отказать себе в удовольствии съязвить, заявив что пост триарха станет вершиной его политической карьеры. А для того чтобы добиться большего, следует не только быть этаким денежным мешком, что умеет вовремя раздать взятки нужным людям. А большая политика соответственно и требует большего... Эти слова были произнесены тоном полным отборнейшего яда, но при этом госпожа Бонне как-то позабыла о том, что тоже не продвинулась пока что дальше своего, без сомнения высокого поста.

+2


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Личное » Обещай и властвуй


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC