Рейнс: Новая империя

Объявление

15 июля — 15 августа 1558 года

После неожиданной кончины Верховного Триарха Эйверской Лиги и убийства императора Эстанеса в Рокском море снова неспокойно — страны замерли на грани новой масштабной войны. Рейнская империя захвачена внутренними проблемами: политическими и магическими, на Севере по-прежнему сеидхе ведут войну со своим древним врагом, и в этой войне люди страдают больше всех.
Азалийские острова тревожно ждут нападения со стороны Эстанеса, в то время как все остальные еще только решают, вмешиваться им или нет. В общем, все очень плохо.

избранная цитата

"Политика есть политика - кто-то взлетает, а кто-то рискует рухнуть вниз с высоты собственных амбиций и тщеславия. Правда, Рейес пока что еще не взлетел, но надо полагать, что наместник любезно объяснит ему сейчас, что для этого следует сделать".

Мартин Рейес, "Обещай и властвуй"

"Анна считала свой корабль домом, а команда была ей семьёй. Своеобразной, вздорной, в общем-то хреновой, но, всё-таки, семьёй. Теперь кто-то из этой семьи решил пустить её в расход. Досада, заполнившая собой всю Анну, медленно превращалась в бессильную ярость. На себя самое, на предателей, даже на этого лекаря.

Анна Фуэго, "Каждое море штормит по-своему"

"Преступить закон во имя вендетты в Тар Эвернессе считалось не просто нормальным, а делом чести каждого благородного подданного Эйвера, реалия, к которой ей, провинциалке из Эрмелы, в свое время пришлось привыкнуть, заставить себя привыкнуть. Дома тоже редко оглядывались на закон, но месть и расплату вершили исподтишка, словно опасаясь кары за правое дело".

Гвиневер де Маар, "Зерна упали в землю"

"Он давно ждал свою женщину, правда, не дома, а в Инн Теахе, рядом с троном, который Арвэ оставил его стеречь. Ждал, не находя себе места от волнения и злости. Жена была нужна ему здесь, рядом, а её всё не было. Бронак, своевольная королева шишек, умчалась так быстро, что он не успел расспросить её тогда - ни куда держит путь, ни когда ждать обратно. Ждать - участь жён, а не мужей, но ждал почему-то он".

Мейлир ап Кадамах, "Don't leave me alone"

"Ещё засветло Тайрон вернулся в предместья Каллара, поскольку торговец, направлявшийся туда, на радостях решил подбросить своего покупателя. В сам город шулер возвращаться не собирался - в этом не было нужды, но всё же решил дождаться, когда стемнеет, прежде чем продолжить свой путь к знахарке. Он отправился на постоялый двор, чтобы поесть и выпить, а заодно послушать, о чём толкуют посетители и завсегдатаи. Казалось, весь город стоит на ушах после произошедшего, хотя по факту бывали времена и похуже".

Тайрон, "Не все травы"

"Что такое канцлер, если честно, Ай не знал. Он знал императора и императрицу, немного подозревал об императорских детях–принцах и детях–принцессах, и чуть меньше, чем в принцев и принцесс, верил в рыцарей. И существование знати, о делах которой, впрочем, ведал мало, кроме того, что ей нужно было давать налоги. Так что он решил, что канцлер — это что–то типа судьи. Почему в голову пришло не знал, просто слово показалось ему уж больно сложным: а эти, в судах, умные, и слова такие знают".

Айке, "Будто что не велено"

разыскиваются

Хуан де Сарамадо

эстанский император

Эйрон фон Ревейн

маркиз улвенский

Эньен фон Эмеан

Золотой дракон

Катриона Гвиллион

"Джульетта"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Отыгранное » Обещай и властвуй


Обещай и властвуй

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Время: 2 августа, День урожая
Место: Тар Эвернесс.
Погода: благоприятственная.
Участники: Мартин Рейес, Эймон Гвиллион.
Описание: Эпизод о том, что иногда лучше переобещать, чем недообещать. Народ не любит жадных правителей. И ежели кто еще не утвердился в своем выборе тебя, всегда нужно попробовать привлечь его на правильную сторону.

+3

2

Заниматься делами в праздничный день Мартину не особенно нравилось, но он не мог откладывать несколько важных писем, которые следовало отправить своему управляющему в Мантарис как можно скорее. Хорошо что он мог доверять этому человеку и спокойно жить в Тар Эвернессе, пока тот контролировал получение прибыли и собственно говоря рулил весомым семейным предприятием. Во время своей буйной молодости Рейесу пришлось заплатить слишком высокую цену за то чтобы возглавить его вместо своего отца и теперь он не хотел упускать не единой мелочи. Да и потом карьера политика попросту невозможна, если не иметь под рукой хорошего стартового капитала, как говорится - на всякий случай. В лигийской столице дела чаще всего делались посредством меткой народной мудрости "не подмажешь, не поедешь" и привычный Мартину беспредел если и случался, то не слишком часто. Пожалуй к прецендентам можно было отнести отравление мессера Бандинелли четыре года назад... правда не ради того чтобы преуспеть в политике, а чтобы устранить соперника в амурных делах. Ведь если бы не коварство Мартина, банкир вполне мог бы отбить его пассию, благо что тогда она была сердита на своего неверного-бывшего-благоверного. Правда, Бандинелли все же не умер и Рейес вовремя дал ему противоядие, выдав его за лекарство от "неведомой желудочной болезни", которое приготовил его старый учитель из Студиума. Так что хитрец Мартин убил одним выстрелом сразу двоих зайцев - помешал Рии и заодно сохранил дружеское расположение банкира, связи и деньги которого вполне могли пригодится ему. Но так или иначе, в отношениях с Рианнон какого-либо фатального сдвига пока что так и не произошло. И вроде бы сейчас они были вместе, но при этом балансировали на грани этакого хрупкого перемирия, которое в любой момент могло рассыпаться прахом.
Итак, Мартин устроился за столом в кабинете и взялся за важные письма, благо что ему никто не мешал. Матушка с Каей ушли прогуляться по городу в компании поклонника Нелле, до сих пор не потерявшего надежду уговорить ее на новый брак. Рейес надеялся, что мать в конце-концов не устоит и хотя бы раз в жизни, в первую очередь подумает о себе, а не о неблагодарной родне. По сути дела, она давно могла бы устроить свою жизнь, но опасалась что ее нового мужа не примет сначала сын, а теперь и вредная внучка, которую она воспитывала буквально с пеленок. И если говорить о Каэтане, то скоро ей предстояло начать учебу в Студиуме и следовательно проводить дома куда меньше времени, тем самы лишив свою любимую бабушку весомой части забот и хлопот.
За письмами и раздумьями, Рейес провел большую часть своего дня и затем тоже решил пройтись, проветрится и пропустить стаканчик-другой в той же "Лютеции". Нынче был совершенно особенный день для всех кто был одарен магическим даром - так что вполне можно было позволить себе перерыв в делах.
-Добро пожаловать, мессер Рейес! -поздоровался с Мартином трактирщик, едва только он добрался до хорошо знакомого ему заведения. -Что вам подать? У нас нынче новшество - так как в помещении довольно-таки душновато, мы решили несколько столов поставить на улице и кажется идея имеет успех.
-Да уж, на улице не так жарко, появился ветерок, -ответил Рейес, привычным взглядом оглядев оглядев полки за спиной у трактирщика. -Я пожалуй тоже займу место на улице, а вы подайте мне амонтильядо. Самого лучшего и чего-нибудь пожевать под это дело.
Активная вечерняя жизнь в Тар Эвернессе еще только-только должна была вступить в свои права, но в "Лютеции уже было достаточно многолюдно. Так что Мартин едва успел занять место за столом на улице, где было удобно не только выпивать, но и поглядывать по сторонам.

+3

3

[indent]Воздух над городом полнился звоном. Кричали чайки.
[indent]Как заведено, сначала ритмично и медно возвестила о начале службы базилика святого Манно, потом подхватил собор Мирии на Холме, через реку, в Новом городе. После него отозвалась базилика Святого Маста у Старой крепости и Храм Двух от Нового рынка.
[indent]В этом году празднования были скромны. Гвиллион провозгласил речь с пышно украшенной галереи Башни, отстоял обедню в церкви и должен был покончить с традициями, присоединившись вечером к кругу венаторов и триархов, чародеев, высших чинов Лиги в пестро украшенных по такому поводу Эйверских Садах.
[indent]Второй день августа почитали, как день урожая, и не смотря на то, что в городе повсеместно проводился розыск и даже допрос, полностью лишать чернь веселья было бы недальновидно.
[indent]Эйвер любил шествия, мистерии, соревнования, церемонии и показуху. Время от времени - и так  установилось от века, - нужно было давать низам зрелища, пищу для рассуждений, возможность разгуляться за счет хозяев и выпустить пар. Церкви и их вечерний звон были сегодня только вершиной того, что сотворится к ночи. В городе разбили ярмарки, а с наступлением полной темноты - он знал, - пригороды станут светлы от огней и костров.
[indent]Для магов Лугнасад был особым днем, когда сила, казалось, сгущалась, каждого одаряла щедро, разливалась рекой. Он видел это в их глазах, слышал в голосах прогуливающихся по Садам групп, замечал во всеобщем приподнятом настроении, пронизывающем каждого сладкой дрожью.
[indent]В череде намеченных им бесед и раздаваемых обещаний, было одно, от исхода которого, считал Эймон, немало зависит. В том числе будущее его и Веннари. Поэтому пока остальные отдавались веселью, гулянью и пиршеству в честь Даны и Дананна, лорд-наместник выискивал в толпе человека. Того, который тоже получил приглашение в Сады в этот вечер. И за которым ему пришлось посылать отдельно, дабы иметь возможность переговорить без лишних глаз и ушей.
[indent]Мантийский лорд-чародей Мартин Рейес, уверен был Эймон, достаточно молод, амбициозен, но недостаточно влиятелен, чтобы всерьез надеяться выиграть выборы и встать во главе всей Лиги, как то наметил он сам. Зато Рейес мог стать неплохой заменой в Коллегии того венатора, на которого отнедавна лорд-наместник имел крепкий зуб.
[indent]Эймон и сейчас, следуя со своей свитой к павильону Мантариса, с внутренней злобой заметил в толпе у скульптуры Супругов рыжую шевелюру. Венатор Хэлфас ван Альтесс как всегда был центром внимания, душой компании, ловким и предприимчивым лицедеем.
[indent]Лицедеем, который между тем осмелился на прийти к нему и требовать, диктовать. Со дня на день он покажет этому человеку, где его место и сколько на самом деле стоит настоящая власть.
[indent]Подойдя к пышно украшенному павильону, Эймон оказался окруженным людьми. Некоторое время он принимал поздравления, выслушивал восхваления собственному красноречию, мудрости и прочую лесть, которой в эти дни стало как-то слишком уж много.
[indent]Над головами их, мужскими - украшенными пышными шаперонами и женскими в нежных накидках из шелков, -теплым огнем в кронах деревьев разгоралось множество фонарей. Раз за разом в светлом еще небе над головой вспыхивали красочные иллюзии. Играла музыка. Воздух вокруг дрожал от магии, электризировал.
“Все так, - думал он, поглядывая по сторонам, ожидая увидеть знакомое триаршье лицо. - Все так, никогда люди не лгут столько, как перед выборами и во время войны. Этого всего теперь будет вдосталь. Посмотрим, так ли уж этот Рейес вменяем, как доносили мне все эти дни”.
Наконец, разделавшись с церемониями, Эймон уединился у ажурной белой беседки за миртовой изгородью, увитой лианой и поседевшим плющом. Он склонился над фонтаном в виде рыбы, стоявшей на собственном хвосте, и омыл уставшее за день лицо. В этот момент за спиной ему почудились шаги. Своим гвардейцам он дал разрешение пропускать к собственной персоне лишь одного человека. Гвиллион выпрямился и скрестил руки на груди, вглядываясь в сумеречную дорожку под густой тенью платанов.

Отредактировано Эймон Гвиллион (24-10-2018 20:04:22)

+3

4

Сидя за столом возле достаточно оживленной площади, Мартин не спеша потягивал превосходное амонтильядо и раздумывал о собственной жизни. Он не единожды уже жалел о том, что много лет назад послушался отца и уехал в Мантарис по первому его зову - по суди дела они всегда были чужими друг другу. Когда-то старший Рейес предал Нелле ради очередной незатейливой интрижки и с тех самых пор прежней дружной семьи уже не существовало. И хотя мать никогда в жизни не сказала при Мартине о его отце плохого слова, он все равно составил собственное и весьма нелицеприятное мнение об этом человеке. По сути дела Рейес мог бы проигнорировать то  отцовское письмо, что пришло много лет назад и решило его судьбу... и тогда все могло бы сложится иначе, быть может куда счастливее чем было сейчас? Уж точно, Риа бы не считала его предателем и лжецом и ему не пришлось бы заново завоевывать ее расположение.
Мельком бросив взгляд в сторону очень хорошо знакомого ему дома (того самого где раньше проходили встречи с Рией), Рейес постарался представить себе, что сейчас происходит на званом ужине в доме госпожи Бонне. Эта женщна терпеть его не могла и потому Мартин не был приглашен и планировал тайком встретится с Рианнон немного позже, дабы избежать многих проблем с ее маменькой. Вообще это было смешно, если не сказать больше - двое взрослых людей вынуждены скрывать свои отношения, словно парочка неразумных подростков. А еще госпожа Ровенна то и дело находила своей дочери более респектабельных и полезных (по ее выражению) мужчин. Судя по всему одного не слишком удачного брака дочери ей было мало?
Мартин взялся было за принесенную ему закуску, как вдруг к нему подошел человек, которого, как оказалось пару минут спустя, прислал лорд-наместник. За разбором неотложных дел и написанием писем в Мантарис, Рейес едва не забыл, что должен был нынче появится в Садах, где собрался весь цвет лигийской аристократии. Естественно, подобного не стоило пропускать и потому некромант быстро расплатился и поблагодарив посланца за своевременное напоминание, отправился на праздник жизни для состоятельных и влиятельных персон Тар Эвернесса. Подойдя к павильону Мантариса, Мартин не мог отказать себе в удовольствии перекинутся парой слов с венатором ван Альтессом, что явно был нынче "в ударе" - красноречив и окружен множеством собеседников. Рейес сам не знал, почему ощущает стойкое отвращение к этому человеку - возможно потому что тот был куда влиятельнее и больше преуспел в интригах местной большой политики? Обычно Хэлфас при встрече не забывал как-либо остроумно уколоть Мартина, но сегодня ограничился лишь вежливым приветствием и наигранно-добрыми пожеланиями в честь праздника.
-Благодарю вас, венатор, -отозвался Рейес с не менее дружелюбной улыбкой. -Вам тоже только всего самого доброго. Простите, но не могу сейчас разделить удовольствие от беседы с вами - меня ждут.
Не нужно было гадать, что милорд Гвиллион хотел поговорить о чем-то важном, раз уж решил напомнить Мартину о приглашении на праздник. Так что, не желая заставлять себя ждать, некромант направился на поиски лорда-наместника и нашел его возле ажурной беседки, где последний видимо решил отдохнуть от торжественных речей, церемоний и поздравлений. Гвардейцы беспрепятственно пропустили Рейеса, так что ему оставалось лишь приблизится и должным образом поприветствовать Гвиллиона.
-Добрый вечер, милорд. Я нынче опоздал на праздник - слишком много дел, которые нельзя было оставить на завтрашний день, -произнес Мартин подойдя к лорду-наместнику. -Я так понимаю, вы желали видеть меня? Весь во внимании и внимательно вас слушаю.

+2

5

[indent]- Дела, не терпящие отлагательств, - внешне благосклонно кивнул Эймон, - Донимают всех нас сегодня. Что поделаешь, такие настали времена…
[indent]После слов о временах полагалось примолкнуть. Сделать многозначительную паузу.
[indent]Эймон не знал, откуда возникла эта традиция, но после смерти Гвиннэ ап Лливелина фраза звучала упорно и часто, раз за разом всплывала в разговорах, и говоривший ее обычно едва заметно вздыхал и кивал своим, очевидно, не очень веселым мыслям.
[indent]Лорд-наместник все так и сделал. Вздохнул, кивнул многозначительно, потом показал рукой на поблескивавшую белым мрамором беседку, расположившуюся на краю террасы в глубине Садов.
[indent]- Прошу вас, мессер Рейес, составьте мне компанию под этими прекрасными кедрами. Я имею что вам изложить... но это не займет много времени.
[indent]Кедры впрямь были хороши. Два старых раскидистых дерева буквально опирались своими толстыми ветвями на мраморное строение. За их игольчатыми лапами виднелись кроны дубов и платанов, стройные ряды павлоний и удов, голые сизые ноги редких в Эйвере пальм. По пологому склону, открытые взгляду, зигзагами бежали дорожки. То слабея, то делаясь настырным, среди деревьев пробирался морской бриз.
[indent]Пахло пылью, солью, лавандой, излетом лета и дожелта выгоревшей на солнце степной травой.
[indent]Эймон двинулся вперед, по террасе, выложенной плитами из песчаника. Плиты были весьма преклонного возраста, не раз биты временем и дождем, изъедены мхом и укрыты трещинами, и если что и было на них когда выбито, то давно уже истерлось.
[indent]“Это была Башня. Над Рокским морем, - подумал лорд-наместник, входя под сень беседки и присаживаясь за облицованным керамической плиткой столом. - Я знаю об этом, потому, что я эйверец. А Мартин Рейес - нет”.
[indent]Мессер триарх, по мнению Гвиллиона, не имел пока времени разобраться в столице настолько, чтобы иметь серьезные шансы победить в их важнейшей игре. Насколько чародей знал, Рейес пока не стал еще и центром пересекающихся в столице интересов, не был знаком с десятками фамилий их подноготных и намерений, сталкивающихся под зыбкой пленкой лигийского благополучия.
[indent]Поэтому Рейес казался ему идеальным кандидатом Хэлфасу на замену. Был достаточно спокоен, сдержан и моложав.
[indent]- Не буду ходить вокруг да около, триарх, - начал Гвиллион доверительно, складывая руки на столе. - В эти дни каждый из нас  стремится поддержать Лигу в меру своих сил. Перед нами всеми стоит большая задача, и успешность ее решения зависит в первую очередь от правильно расставленных приоритетов и грамотно разделенных сфер. Тех сфер, в которых каждый из нас сможет послужить стране лучше.
[indent]Выдержавая паузу, проверяя, насколько терпелив его собеседник, магик поглядел на расстилающийся за орнаментированными гипсовыми стенками беседки ландшафт. Внизу, меж зелено-салатовых крон, проглядывали охристые крыши домов, синий огрызок озера, окруженный белыми террасами. По террасам прогуливались люди в пестрых одеждах шафранового и рубинового цветов.
- Завтра, как вам должно быть известно, состоится первая с момента гибели Гвиннэ ап Лливелина коллегия Веннари и пройдет Совет Триархов. Я имею необходимость отстранить от работы по крайней мере одного из венаторов. Однако, ему совершенно необходима замена, медицинское управление не может остаться без своего главы. Как вы думаете, мессер Рейес... Вы могли бы стать кандидатом ему на замену?

Отредактировано Эймон Гвиллион (02-11-2018 23:20:59)

+2

6

По счастью, лорд Гвиллион не догадывался, что его посланец оторвал Мартина от распития амонтильядо в его любимой "Лютеции" и что дела, о которых он сейчас упомянул, касались давнего и успешного семейного дела в Мантарисе - нескольких притонов, что приносили надежный и постоянный доход. К слову сказать, тот же ван Альтесс любил пустить едкую шпильку относительно того откуда взялось благосостояние Рейеса, которое без сомнения было главным фактором его становления как политика. И неважно, что большая часть ныне уважаемых и богатых граждан Мантариса в незапамятные времена промышляла темными делишками: Хэлфасс попросту невзлюбил некроманта с самой первой их встречи. Возможно почуял соперника? Но так или иначе, пока что Рейес не мог похвастаться тем что стал своим в Тар Эвернессе... для этого нужны были не только деньги, но и выгодные знакомства, для обретения которых нужно было время.
Но, как говорится, не будем о грустном?
-Конечно, милорд, -согласно кивнул Мартин, когда Гвиллион пригласил его пройтись и продолжить разговор в беседке, где их не смогли бы потревожить какие-либо нежелательные свидетели. Рейес не ожидал чего-то из ряда вон выходящего, но прекрасно понимал, что неспроста удостоился аудиенции лорда-наместника и не собирался упускать столь удобный случай. -Мое время в вашем полном распоряжении. Сейчас ведь праздник и можно позволить себе никуда не спешить.
Некромант направился следом за своим собеседником, почтительно отстав от него на пару шагов. Он бы дорого дал за возможность сейчас заглянуть в мысли лорда-наместника и ему не терпелось узнать о чем же будет приватная беседа. Любопытство всегда было и будет самой верной и безотказной причиной, по которой окружающий мир так или иначе станет изменятся. Вопрос только к лучшему или к худшему... потому как любые полученные знания или преимущества, так или иначе возникшие ради блага человека, рано или поздно всегда становились опасным оружием. Самым верным примером можно привести ту же некромантию... с одной стороны целительство и исследования, с другой отличная возможность навредить ближнему своему. И к слову говоря, Рейес не единожды пускал ее в ход.
Размышляя обо всем этом, Мартин добрался до беседки и затем уселся за стол, напротив лорда-наместника. Тот не стал нагнетать интригу и решил сразу перейти к делу, вероятно догадавшись насколько Рейеса грызет неуемное любопытство.
-Я готов употребить все свои скромные силы на то чтобы оказать Лиге всю возможную поддержку в это непростое время, -в какой-то степени даже осторожно ответил мантиец. По идее, именно сейчас от него не требовалось какого-либо ответа, но молчать и затягивать повисшую паузу было бы глупо. -И я буду рад служить стране с максимальной отдачей и вниманием...
Произнеся последнюю фразу, Мартин проследил за направлением взгляда собеседника в сторону праздно гулявших по Садам гостей. Вот теперь можно было вежливо помолчать ожидая следующего "хода" лорда Гвиллиона... и по правде говоря, озвученное щедрое предложение застало некроманта врасплох. Так вот значит как... неужели ван Альтесс все-таки пришелся не ко двору? Что же, политика есть политика - кто-то взлетает, а кто-то рискует рухнуть вниз с высоты собственных амбиций и тщеславия. Правда Рейес пока что еще не взлетел, но надо полагать что милорд любезно объяснит ему сейчас что для этого следует сделать?
-Должен сказать, что это весьма щедро с вашей стороны, милорд, -поспешил озвучить свои мысленные размышления Рейес. -Но все в этом мире имеет свою цену... что я должен буду сделать, чтобы оказаться самым достойным кандидатом на место венатора ван Альтесса?
Взглянув на Гвиллиона, Мартин в очередной раз припомнил одну из своих бесед с матушкой Рианнон - миледи была с ним всегда безупречно и холодно вежлива, но как-то раз не смогла отказать себе в удовольствии съязвить, заявив что пост триарха станет вершиной его политической карьеры. А для того чтобы добиться большего, следует не только быть этаким денежным мешком, что умеет вовремя раздать взятки нужным людям. А большая политика соответственно и требует большего... Эти слова были произнесены тоном полным отборнейшего яда, но при этом госпожа Бонне как-то позабыла о том, что тоже не продвинулась пока что дальше своего, без сомнения высокого поста.

+2

7

[indent]- Конечно, - сощурил глаза Эймон, - Венатор - это бесконечный труд. Нам всем приходится поступаться чем-то и платить свою цену.
[indent]С лица его при этом не сходила отвлеченная улыбка. Лорд-наместник мысленно согласился со своим визави - предложение было даже более, чем щедрым. Чародей считал его еще и дальновидным. В Эйвере всегда приходилось продумывать на несколько шагов вперед. К этому они привыкали, кажется, еще с юности. Впитывая привычку вместе с пониманием, что за каждой улыбкой может скрываться острый клинок.
[indent]Гвиллион и сейчас это понимал. Право, милейший лорд Мартин, любитель плотских утех, редких вин и острых любовных приключений, вполне мог быть далеко не тем человеком, каким хотел показаться Эймону. И успешно казался. Чего только стоил полный неподдельного удивления искренний взгляд, вроде как невольная перемена позы, свидетельствующая, однако, о доверии и расположении к нему, лорду-наместнику.
[indent]“Только каким бы ты ни был на самом деле, триарх Мартин Рейес, перед тем, как сделаться поистине сильной фигурой, равной мне, тебе придется оседлать и укротить чужое управление. А пока ты отвлечешься на это, я укреплюсь наверху. Как удачно, что вы с Хэлфасом на дух не переносите друг друга”.
[indent]Было бы хорошо, чтобы они друг друга и съели. Но теперь, как только Рейес окончательно согласится с предложением, на некоторое время с наместником они будут по одну сторону баррикад. Временными союзниками.
[indent]Эймон, если уж когда и был более опасен, чем обыкновенно, так это в позиции союзника временного. Эйверские чародеи хорошо знали это. Но собеседник не был эйверцем.
[indent]Гвиллион улыбнулся шире.
[indent]- Веннари и медицинское управление потребует вашего полного внимания. Я должен быть уверен, что вы способны и желаете возглавить, направить все службы города и Лиги. Быть намного лучше предшественника.
[indent]Альтесс, чего таить, сделал немало. Подошел к вопросу с научной точки зрения, как медик. Перепрыгнуть его - непростая задача. Не верилось даже, что такой ядовитый шут, рыжий сморчок с безумными глазами, мог по-настоящему радеть за здоровье сограждан.
[indent]- Возможно, вам будет удобнее оставить намерение сделаться верховным триархом. В свою очередь, я могу пообещать учесть все интересы Мантариса, которые вы и избравший вас Круг сочтете необходимым назвать.
[indent]Убедить остальных мантийцев в том, что предложение выгодное, Рейесу придется самому. Впрочем, имея в своем арсенале мантийского родича, также обладавшего неплохим даром убеждения, Эймон видел в этом направлении довольно радужную перспективу. Торг будет. В ход пойдет все, что только можно - золото, земли, чины и бесчисленное количество обещаний. В итоге каждый должен получить, что хочет. Если только один из них умерит амбиции.

Отредактировано Эймон Гвиллион (20-11-2018 11:47:08)

+2

8

Истинно человеческое честолюбие и тщеславие всегда были и будут вечными двигателями какого-либо прогресса в истории - тому известно немало примеров и Мартин, чего уж греха таить был бы не прочь внести свою лепту в этот вечный круговорот жизни. Когда он решил поиграть в большую политику, то всего лишь хотел найти себе более интересное занятие и получить возможность вернутся в Тар Эвернесс. Став триархом, Рейес не ставил себе каких-то высоких целей, зная что прежде стоит набраться опыта, найти влиятельных друзей в столице и обрести какой-то вес в глазах окружающих. По сути дела в глазах местной чародейской братии, Мартин был еще мальчишкой, что попытался прыгнуть выше головы - а при таком раскладе дел, человек честолюбивый и упрямый обязательно захочет доказать всем и каждому, что его стоит принимать в расчет.
Естественно, Рейеса не нужно было уговаривать принять щедрое предложение лорда-наместника и при этом он предполагал, что новый высокий пост не идет ни в какое сравнение с должностью триарха от Мантариса. И в этом был повинен ван Альтесс, успевший немало сделать за время своего венаторства - соответствовать заданной высокой планке будет нелегко, но тем не менее интересно для человека, не привыкшего склонять голову перед какими-либо трудностями.
После всех этих размышлений на ум приходил вполне закономерный в данной ситуации вопрос. Хэлфас был хорош как венатор, даже несмотря на свою язвительную натуру и при этом был в Тар Эвернессе "своим". Его мнение бралось в расчет и он занимал столь высокий пост не за красивые глаза... так почему ван Альтесс вдруг стал неугоден лорду-наместнику?
Судьба порой играет в очень странные игры, а милости сильных мира всего могут быть крайне непредсказуемы, с какой стороны не взглянуть. Да и данное слово всегда можно было нарушить, в завивимости от обстоятельств, так что прыгать от радости раньше времени Рейес не собирался. Ему было любопытно, почему лорд Гвиллион остановился именно на его кандидатуре, выбирая возможного преемника ван Альтессу... но об этом можно было без лишней спешки поразмыслить на досуге.
-Я готов отдать все силы на благо медицинского управления, милорд, -не стал тянуть с ответом Мартин. -Мне хорошо известно, что нынешний венатор не сидел сложа руки, но я бы не шел в политику, если бы боялся трудностей.
Если бы Рейес действительно боялся трудностей, то скорее всего закончил свою жизнь уже через месяц после вступления в права наследства. Конкурентам в Мантарисе явно не понравилось, что какой-то сопляк оказался у руля более чем хлебной кормушки в виде борделей и различных притонов и они поспешили избавится от Мартина. Первые несколько месяцев в родном городе он не знал покоя, сбившись со счета после всех покушений что были устроены против него. И именно тогда молодой чародей открыл для себя, что его магическая, вроде бы мирная "специализация" тоже может быть неплохим оружием.
Но... сейчас это было совершенно несущественно. Да и потом, интуиция говорила в пользу того, что лорд Гвиллион прекрасно осведомлен обо всех делах Рейеса, так что какие-либо подробности о себе, были совершенно излишни.
-Вы думаете, что я думал о том, чтобы стать верховным триархом, милорд? Вернее сказать - попытаться, потому как иного определения я не нахожу, -продолжил Мартин после весьма интересной реплики собеседника. -Я привык трезво рассчитывать свои силы и потому не стал бы делать этого. Не потому что лишен честолюбия, а просто потому что до столь ответственного шага надо еще политически "дорасти". Уверен, что вы без лишних слов поймете, что я имею в виду.
Иными словами - "я имею вес в Мантарисе, благодаря тому что в свое время сумел весьма жестко разобраться со своими зложелателями". Но Тар Эвернесс не Мантарис и здесь никого не удивишь своими блестящими магическими способностями...
-Я уверен, что смогу обеспечить вам поддержку Мантариса... и возможно Нериса, -произнес Рейес после минутного раздумья. -Леди Бонне не самый простой собеседник, однако я сделаю все чтобы она согласилась с тем, что вы являетесь единственной надеждой Лиги на дальнейшее процветание и счастливое будущее. Это будет непростой разговор, но попытка того стоит... как вам такой вариант развития событий? Слово этой незаурядной женщины имеет определенный вес в совете и к ней нередко прислушиваются прочие триархи.
Опять же, Мартин не стал уточнять каким способом он собирается заполучить поддержку своей практически тещи - в этом он рассчитывал на Рианнон. Если он станет венатором, то из этого смогут извлечь определенную выгоду и Мантарис и Нерис... конечно же в том случае, если переговоры с леди Ровенной будут успешными.

Отредактировано Мартин Рейес (22-11-2018 19:12:30)

+2

9

[indent]- Очень хорошо, очень, - похвалил Гвиллион, прихлопнув ладонью по столу и едва не потерев в предвкушении друг о друга руки.
[indent]- Вижу, мы найдём с вами общий язык и взаимопонимание. Поле для пахоты, конечно, велико. Чего стоят только подчиненные венатору магистры, медицинские службы городов, бесконечные кодексы и реестры, Орден врачевателей, Чумной корпус, крысоловы, аптеки, контроль за магами, чтобы не нарушали непреложных законов и правил…
[indent]Он покачал головой.
[indent]- Но если, а скорее когда, я поставлю в Веннари вопрос о новых назначениях, вы будете готовы. Нам потребуется речь. Вскорости я пришлю для вас наметки. И что касается вашего щедрого предложения… Это будет для нас весьма, весьма к месту. О благородной триархе Бонне говорят только лучшее.
[indent]Гвиллион улыбнулся, огладив на груди тяжелую золотую цепь. Ровенна Бонне была для него лошадкой темной. Учитывая произошедшее в Нерисе, учитывая едва не грянувший скандал, который заглаживать пришлось в том числе и ему, методами, не совсем кондиционными, лорд-наместник не был уверен, что запросто получит ее поддержку и одобрение.
[indent]Может, поэтому он глянул на Рейеса новыми глазами. Осознал, что имеет дело далеко не просто с однокашником по студиуму, с которым его связывало время, проведенное в одних стенах в юности, - в alma mater или на приемах, не обязывающих ни к чему. 
[indent]Однако он отметил и ту легкость, с которой Мартин включился в торговлю. Не требуя, стоит заметить, ничего особого. Как бы скрывая от него свои резоны и интерес.
[indent]Некоторое время Эймон смотрел ему в глаза. Не выражавшие ничего, кроме внимания и веселья. Ветер с моря нес влагу, дергал ветви за стенами беседки, тени играли на мраморном столе.
[indent]- Прежде, чем мы покинем эту площадку, - сказал он наконец, - Мне бы хотелось узнать у вас, мессер, еще кое-что. Вы обладаете довольно большим весом в мантийском Кругу, знаете каждого. Их интересы, кто и чем дышит. Что вы думаете о триархе, лорде Раймоне де Лоране, приывшем сюда на погребение и для участия в тинге. И выборах. Это - второй из избранных представителей от Мантариса. Каковы его перспективы, на ваш взгляд?

+1

10

Лорд-наместник был весьма доволен услышанным от Мартина - и чтобы заметить это, не нужно было быть особенно прозорливым человеком. Рейесу даже показалось, что милорд вот-вот позволит себе удовлетворенно потереть руки, в предвкушении весьма успешного политического альянса. Хотя наверное подобное определение будет звучать весьма громко и пафосно... но оно является наиболее верным в данной ситуации.
Слушая собеседника, Мартин уже мысленно составил для себя дальнейший план действий. Перво-наперво, он уговорит Рию помочь, потому как желает заполучить место в коллегии ничуть не меньше чем мессер Гвиллион вожлеленную должность верховного триарха. А чтобы этого достичь понадобится помощь всего ближайшего окружения Рейеса, как в Тар Эвернессе, так и в Мантарисе... и сейчас полезные "ниточки" в родном городе важны как никогда в жизни и можно сказать, что пришло время взыскивать со старых добрых друзей не менее старые долги?
Это определенно будет прелюбопытная игра, с какой стороны не взглянуть, особенно если учесть что появилась превосходная возможность капитально отодвинуть ван Альтесса. Интересно, как этот рыжий кретин запоет, когда останется наконец с носом? А если все выгорит, то Мартину наверняка вновь придется быть особенно осторожным и осмотрительным, ведь навряд ли старине Хэлфасу понравится что его внезапно обскакал какой-то выскочка.
Но... не суть важно? Несущественно, какими именно путями можно достичь вожделенной цели, важно лишь заполучить желаемое, ради чего можно и по головам пройти. У Мартина был сейчас отличный шанс объединить интересы Мантариса и Нериса, не только ради дальнейшего процветания оных, но в первую очередь ради собственной выгоды. Однако, оба города несомненно выиграют, если получат поддержку и приоритет в решении различных вопросов от будущего верховного триарха... Строгой и властной матушке Рианнон это определенно должно понравится, пусть даже придется немало потрудится чтобы заставить ее выслушать себя.
-Милорд, я готов принять всю полноту ответственности за медицинское управление. У меня нет никаких сомнений, что я справлюсь с новыми обязанностями ничуть не хуже ван Альтесса, -ответил Рейес, после краткого раздумья. -Вам не придется жалеть, что вы выбрали именно мою кандидатуру. Что же до госпожи Бонне - просто предоставьте дело мне и я добуду ее голос в вашу пользу.
Самый лучший путь к взаимопониманию с оппонентом - говорить именно то, что он желает услышать в данную минуту. Но Мартин сейчас ничуть не лукавил и не старался показаться лучше чем он есть на самом деле - это было совершенно незачем. Некромант собирался в максимально короткий срок исполнить свое обещание, благо что у него было к кому обратится за поддержкой.
Далее повисла небольшая пауза, после которой последовал неожиданный и весьма любопытный вопрос от лорда-наместника. Волею случая, Гвиллион назвал имя человека, которого Мартин предпочел бы убрать из Мантариса, если бы на то была его воля. И было весьма интересно узнать, почему лорд-наместник вспомнил сейчас о Раймоне де Лорене...
-Что я думаю? Семнадцать лет назад правящие круги Мантариса совершенно зря позволили ему остаться в городе вместе со своей армией наемников. Он скрытен, осторожен и по слухам ходит на коротком поводке у Бронзового банка, -Мартин сейчас не стал уточнять, что последнее можно было считать доказанным фактом. -Если же говорить о его перспективах в Мантарисе, то они достаточно высоки, если учитывать тот факт что под его началом служат три гвардейские бригады, которые могут не только защищать город от возможной осады... но и устранить всех кто может быть неугоден де Лорену и его покровителям. Если вы хотите знать мое мнение - он может быть опасен и если бы в Мантарисе решал я, то постарался бы его нейтрализовать. Но прежде, следует узнать, что именно связывает де Лорена с Бронзовым банком.

+2

11

[indent]- Бронзовый банк… - Гвиллион нахмурился, уставившись в сад.
[indent]Признаться, он ожидал, что лорда Лорена станут связывать с Альтессом. Это было бы удобнее, учитывая то, что собирались вменять ему в вину подчиненные Гвиневер.
[indent]Теперь походило на то, что ему все же придется уделить ему внимание и владелице банка, венатору Вульпес, которая была фигурой сложной, в первую очередь из-за самолюбия и наличия собственного мнения о том, какой быть Лиге и ее властителю в том числе.
[indent]Второго, Лорена, проведя достаточно бесед с мантийским доном де Коста, Эймон и вовсе предпочёл бы вовсе убрать. Как и советовал Мартин Рейес, такой же мантийский дон.
[indent]Естественно, все это можно было бы списать на желание мантийцев избавиться от конкурента, съесть его, поглотив самые лакомые куски. Но с тех пор, как Эймон решил, что с Хэлфасом ван Альтессом и его командой ему не по пути, интересы как бывшего тестя, так и нынешнего коллеги, становились его интересами. По крайней мере, на время.
[indent]- Нейтрализовать человека, который героически спас рейнское посольство от гибели, - прямо продолжил он, - Будет непросто. Однако, мы все же попробуем его задержать. Благо, де Лорен сейчас все еще приходит в себя от ранений и, кажется, не особо горит на полную силу включаться в игру. Я надеюсь, ваши люди в Мантарисе способны в полной мере воспользоваться его нынешней слабостью. Этот южный лигийский город должен оставаться монолитным и способным к защите от внешней угрозы в нынешние времена.
[indent]Упомнив нынешние времена, Эймон снова по привычке огорчённо качнул головой. Потом прихлопнув ладонью по столу, как бы подытоживая.
[indent]- Что ж, мессер Рейес, будем считать этот наш договор - началом долгого и выгодного пути. Будьте уверены, что я по достоинству оценю вашу помощь с нерийцами. Жду от вас обнадеживающих вестей. Как и вашего вступления в чин.
[indent]Среди лигийской знати такие события, как вступление в Веннари, обыкновенно становились крупным поводом для празднования. Эймон, поднимаясь, на секунду зачем-то представил Мартина Рейеса на таком событии - в традиционной старинной чародейской мантии, расшитой золотом до пят, на балконе Башни, наблюдающего за торжественной процессией, украшенной цветами, прапорцами и гонфалонами.
[indent] Его бы ждали длинные - почти бесконечные пышные и красочные церемонии. И еще более бесконечные званые вечера, которые Рейесу еще предстояло организовать и оплатить.
[indent]“По крайней мере, он обладает располагающим нравом и внешностью, - подумал он, оправляя плащ. - Подчиненным Хэлфаса он с первых дней наверняка не обрыднет. Внушит что-нибудь приятное, даст надежду на лучшее. А там, глядишь, я разберусь со всем этим мерзким наследием ван Альтесса - его картотеками, его аптеками, санитарами и крысоловами. Особенно - с крысоловами. Здесь еще много работы, и доверять Рейесу в этом я не могу”.
[indent]Потому как, следуя извечной лигийской традиции, борьба со злом, оставленным предшественниками, здесь заключалась в одном только: оное зло нужно было возглавить. И поставить на службу себе. Отдавать в руки Рейеса службы, которые вместо ловли крыс занимались ловлей чужих секретов, Эймон не был намерен. Нет уж. Тайны властьимущих города Эйвера нужны были ему самому.

Отредактировано Эймон Гвиллион (22-12-2018 16:49:58)

+2

12

По мере того как паузы между репликами в беседе становились все длиннее, она начала напоминать Мартину самую настоящую партию в шахматы. Ведь во время этой древней и занимательной игры необходимо за короткое время принять наиболее верное решение, постаравшись продумать возможные ходы соперника. Рейесу было очень любопытно, о чем задумался лорд-наместник, едва ему стоило услышать о связи де Лорена с Бронзовым банком. Со стороны складывалось впечатление, что Гвиллион знает (или предполагает) нечто такое, что пока что было неизвестно хитрому мантийцу. Словно бы сейчас перед будущим верховным триархом было полотно незавершенной мозаики, в которой каждая деталь имела особенное значение. И лишь он один знал как следует ее завершить, но не смог бы справится без посторонней помощи.
Как уже говорилось выше, Мартин прекрасно осознавал свои способности и возможности в большой политике, а потому знал, что может рассчитывать на помощь Гвиллиона лишь пока будет ему полезен. А значит, следовало как можно дольше играть эту самую роль полезности... используя все возможные способы чтобы добиться успеха.
К тому же, беседа была чрезвычайно занимательной, если не сказать больше? Интересно зачем милорд вдруг заинтересовался де Лореном? Несомненно, ему известно о том какую роль тот сыграл в спасении Мантариса... в этом можно было даже и не сомневаться. Большая игра, что зовется политикой всегда напрямую завязана на важной информации, которую следует беречь словно зеницу ока и использовать лишь в самый подходящий момент.
-Я полагаю, его необходимо нейтрализовать, пока он не начал действовать... вопрос только в том, будет ли де Лорен жалкой куклой или решит взять на себя роль кукловода? -произнес Мартин после слов собеседника. -И если вы согласны со мной, то я мог бы задействовать своих людей, пока еще не стало слишком поздно. Сила что спасла Мантарис, вполне способна причинить ему вред... так что ее следует немедленно взять под контроль.
Тот кто единожды вкусил власти, обязательно захочет большего - и неважно, будет ли это родовитый венатор или аристократ, что по стечению обстоятельств избрал путь наемника. Сейчас де Лорен был слаб и уязвим, а еще, скорее всего не ожидал какого-либо нападения на свою драгоценную персону. И значит, вовремя отданный приказ мог на какое-то время изменить сложившееся положение вещей и заодно спасти старый добрый Мантарис.
-Я благодарю вас за интересную и содержательную беседу, милорд... а также за оказанное доверие, -продолжил Рейес, решив до поры до времени отбросить собственные мысленные умозаключения. У него еще будет время, а сейчас надо действовать без промедления, чтобы в нужный момент нанести противнику удар, от которого он навряд ли сумеет оправится. -Полагаю, что у меня будет возможность уже сегодня поговорить с госпожой Бонне... поэтому, я с вашего позволения, откланяюсь.
Рианнон наверняка уже ждала Мартина, так что ему следовало поторопиться, дабы заручиться ее поддержкой. Рейес был уверен, что его зазнобе понравятся те хорошие новости что он собирался ей сообщить - в этом можно было даже не сомневаться. Во время беседы тет-а-тет, хитрец намеревался рассказать о своем назначении, которое обязательно принесет много пользы и Нерису и Мантарису. Ну а далее, уже действуя сообща, Мартин и Риа сумеют уговорить леди Ровенну поддержать кандидатуру лорда Гвиллиона.
Тут уж как водится - третьего не дано.
-Я желаю вам хорошего вечера и замечательного праздника, милорд, -на прощание выдал Мартин, прежде чем уйти. Пройдясь через Сады, он вновь увидел хорошо знакомую рыжую шевелюру в толпе приглашенных гостей, но на этот раз не стал приближаться. Пусть Хэлфасс веселится пока может, ведь вскоре для него начнется самая настоящая черная полоса.
Обычно хорошо смеется тот, кто смеется последним.

+3


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Отыгранное » Обещай и властвуй


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC