Рейнс: Новая империя

Объявление

15 июля — 15 августа 1558 года

После неожиданной кончины Верховного Триарха Эйверской Лиги и убийства императора Эстанеса в Рокском море снова неспокойно — страны замерли на грани новой масштабной войны. Рейнская империя захвачена внутренними проблемами: политическими и магическими, на Севере по-прежнему сеидхе ведут войну со своим древним врагом, и в этой войне люди страдают больше всех.
Азалийские острова тревожно ждут нападения со стороны Эстанеса, в то время как все остальные еще только решают, вмешиваться им или нет. В общем, все очень плохо.

избранная цитата

"Политика есть политика - кто-то взлетает, а кто-то рискует рухнуть вниз с высоты собственных амбиций и тщеславия. Правда, Рейес пока что еще не взлетел, но надо полагать, что наместник любезно объяснит ему сейчас, что для этого следует сделать".

Мартин Рейес, "Обещай и властвуй"

"Анна считала свой корабль домом, а команда была ей семьёй. Своеобразной, вздорной, в общем-то хреновой, но, всё-таки, семьёй. Теперь кто-то из этой семьи решил пустить её в расход. Досада, заполнившая собой всю Анну, медленно превращалась в бессильную ярость. На себя самое, на предателей, даже на этого лекаря.

Анна Фуэго, "Каждое море штормит по-своему"

"Преступить закон во имя вендетты в Тар Эвернессе считалось не просто нормальным, а делом чести каждого благородного подданного Эйвера, реалия, к которой ей, провинциалке из Эрмелы, в свое время пришлось привыкнуть, заставить себя привыкнуть. Дома тоже редко оглядывались на закон, но месть и расплату вершили исподтишка, словно опасаясь кары за правое дело".

Гвиневер де Маар, "Зерна упали в землю"

"Он давно ждал свою женщину, правда, не дома, а в Инн Теахе, рядом с троном, который Арвэ оставил его стеречь. Ждал, не находя себе места от волнения и злости. Жена была нужна ему здесь, рядом, а её всё не было. Бронак, своевольная королева шишек, умчалась так быстро, что он не успел расспросить её тогда - ни куда держит путь, ни когда ждать обратно. Ждать - участь жён, а не мужей, но ждал почему-то он".

Мейлир ап Кадамах, "Don't leave me alone"

"Ещё засветло Тайрон вернулся в предместья Каллара, поскольку торговец, направлявшийся туда, на радостях решил подбросить своего покупателя. В сам город шулер возвращаться не собирался - в этом не было нужды, но всё же решил дождаться, когда стемнеет, прежде чем продолжить свой путь к знахарке. Он отправился на постоялый двор, чтобы поесть и выпить, а заодно послушать, о чём толкуют посетители и завсегдатаи. Казалось, весь город стоит на ушах после произошедшего, хотя по факту бывали времена и похуже".

Тайрон, "Не все травы"

"Что такое канцлер, если честно, Ай не знал. Он знал императора и императрицу, немного подозревал об императорских детях–принцах и детях–принцессах, и чуть меньше, чем в принцев и принцесс, верил в рыцарей. И существование знати, о делах которой, впрочем, ведал мало, кроме того, что ей нужно было давать налоги. Так что он решил, что канцлер — это что–то типа судьи. Почему в голову пришло не знал, просто слово показалось ему уж больно сложным: а эти, в судах, умные, и слова такие знают".

Айке, "Будто что не велено"

разыскиваются

Хуан де Сарамадо

эстанский император

Эйрон фон Ревейн

маркиз улвенский

Эньен фон Эмеан

Золотой дракон

Катриона Гвиллион

"Джульетта"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Воспоминания » Mask on, mask off


Mask on, mask off

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Время: 11 февраля 1529 года
Место: Тар Эвернесс, особняк Гвиллионов
Погода: теплый зимний вечер
Участники: Лина де Мейер, Эймон Гвиллион, Мартин Рейес, Рианнон Лоран
Описание: в особняке Гвиллионов, семейства, входящего в круг покровителей Эвернесского Студиума, проходит прием для местной магической братии, куда также были приглашены многие чародеи из Конклава и самого Студиума. Естественно, двум юным чародеям там не место, но и они хотят приблизиться к "взрослой" жизни.

+3

2

Лина никогда не была любительницей торжественных и пышных приёмов, где и хозяева, и гости стараются повыгоднее себя показать, не говорят ни слова в простоте и самозабвенно соревнуются в том, чья фальшивая улыбка окажется правдоподобнее. Такие вечера одновременно утомляли её, раздражали, заставляли как можно скорее сбегать и укрываться в библиотеке, и она всеми силами избегала их с тех пор, как, наконец, покинула родительский дом. Вот только карнавал, которым Лига была так знаменита, ничего общего с подобными вечерами не имел. Маски, яркие и нередко причудливые наряды, ощущение праздника, с лёгкостью заполнившего и лучшие дома, и главные улицы, и бедные кварталы, привкус вседозволенности - всё это освобождало, будоражило и помогало расслабиться лучше хорошего вина. Настроению карнавала Лина всегда поддавалась с удовольствием, с неменьшим удовольствием с головой уходила в него, и в эти дни даже приёмы, от которых она в обычное время наверняка попыталась бы увильнуть, казались ей увлекательным и приятным развлечением. Что же до приёма в доме Гвиллионов, то его она, пожалуй, не стала бы избегать, даже если бы карнавал не прибавил ей вкуса к светским развлечениям.
  С Эймоном Гвиллионом они ладили. Не сказать, чтобы Лина считала его своим задушевным другом, но возможности общаться, вместе работать и просто обсуждать проблемы магии, которые были не по зубам многим другим, не упускала. Чувствуя в Гвиллионе увлечённость и деятельную натуру, она сама рядом с ним будто становилась энергичнее. Сегодня она собиралась в доме Гвиллионов не только развлекаться, но и обсудить с коллегой кое-что насчёт общей лаборатории. А потом, кто знает, может, получит и вместе пообщаться с кем-нибудь, кто поспособствует молодым исследователям в оснащении и дальнейшей работе?
  На празднестве Лина появилась, когда оно уже было в разгаре. От переливов музыки, чужого смеха, ароматов фруктов и хороших вин разом немного пошла кругом голова. Как всегда, люди в яркой, многоцветной толпе гостей, поначалу показались неузнаваемыми, и Лина осторожно поправила собственную маску, желая тоже сохранить инкогнито, хотя бы в первые минуты. В белым с серебром, под замысловатой птичьей маской, она несколько секунд оглядывалась по сторонам, высматривая Эймона, потом углядела-таки знакомую фигуру и двинулась к ней сквозь толпу.
- Маска, я вас знаю и берусь назвать ваше имя, - вполголоса произнесла Лина, остановившись в нескольких шагах от того, про кого была практически уверена, что это и есть Эймон Гвиллион. - Возьмите с меня возмещение, если ошибусь, и наградите, если угадаю, - в её голосе прозвучало пока ещё сдерживаемое веселье.
  Редко когда бывают уместны такие вольности, но разве подталкивает к ним что-нибудь больше, чем лигийский карнавал?

+2

3

[indent]- Назвать мое имя?
[indent]В ответ на предложение к возможной разоблачительнице обернулась маска горожанина, вольто, в общем-то, ничем не выдающая хозяина. Едва ли гостья смогла бы сходу разгадать его, не кичся Гвиллионы своей родословной так явно.
[indent]Но его отец, глава рода Кэдмон Гвиллион из года в год требовал от всего семейства одеваться в бело-черные княжеские цвета Шейд Беанны, вышитые узнаваемым в магическом сообществе орнаментом с белым буком.
[indent]Эймон и сейчас был в этом наряде, стоял, делая вид, что интересуется беседой стариков. На самом деле интересовало его лишь насколько достойно проходит празднество и все ли гости достаточно впечатлены. Может быть, еще немного жалел о том, что никак не выпадет предлог увильнуть от внимания главы семейства и окунуться в карнавал полностью, со всеми полагающимися вольностями. Магик рассудил, что женщина - голос был смутно знаком, но его здорово приглушала маска, - станет неплохим способом уйти от венаторского внимания. Кэдмон, стоявший по левую руку с группой одетых в золото и пурпур людей, и сейчас поглядывал на них двоих.
[indent]- Пусть будет так, - кивнул чародей. - Я назначу возмещение, и берегитесь ошибиться, ведь я потребую певчую птичку спеть.
[indent]Вольто едва склонил голову. Под маской Эймон улыбался. Он не мог сказать точно, кто скрывается под личиной бело-серебряной незнакомки. Кроме того, что это определенно была чародейка. Свой круг.
[indent]Лигийцев из этого круга на карнавале в особняке было предостаточно. Кое-кого Эймон мог распознать сразу и с ходу. В белом кружеве, усеянном белыми же цветами, в маске Либерти явилась прекрасная светловолосая Тесса ван Даан, хитрый кошачий оскал демонстрировал старший из Мертенсов, двое из де Венов - Карел и Кейра облачились в маски любовников и прошествовали мимо них, словно ни в чем не бывало. Были здесь чародейки в молчаливых масках, мореттах, маги в баутах, но более всего, конечно, оказывалось персонажей из сидских легенд. Парча, шелка, золотое шитье и аксамиты, но более всего - драгоценности, сверкали и переливались среди порфировых колонн под колеблющимся светом магических светильников и тысяч свечей. Было жарко. Слуги сновали у столов, расставленных возле левой стены островками. В приоткрытые даже по зимнему времени окна, вбирался холод. Он дергал белые с красным портьеры, заставлял языки пламени колебаться и подрагивать вслед.
[indent]Грянула музыка. Эймон склонился к своей вероятной разоблачительнице, протянув ладонь.
[indent]- Или взамен за свою ошибку подарите мне танец? 
[indent]За своей маской легендарного князя Шейд Беанны маг чувствовал себя безнаказанно. История гласила, что корни семьи Гвиллион уходили в далёкое прошлое. Когда король Эльвэ, дед нынешнего владыки Аханнэ, изгнал из своих земель сеидхе, сочувствовавших людям и желавших жить с ними в мире, старший сын и наследник князя Шейд Беанны, Эдон ап Гвиллион ушел вместе с Гвиннэ ап Лливеллином, которому предстояло стать основателем Тар Эвернесса. Изгнанники отправились на восток в поисках лучшей доли и там построили город-мечту, сияющий Город Поющих Башен, где происхождение, цвет кожи и богатство уже не имели значения, важен был только магический талант. Сын владыки Эльвэ стал одним из создателей Эвернесского студиума. Примерив на себя маску прародителя, Эймон видел себя хозяином нынешнего празднества. Здорово способствовало этому и выпитое вино.

Отредактировано Эймон Гвиллион (05-11-2018 20:01:28)

+3

4

Князь Шейд Беанны. Таким достоверным был этот образ, так уверенно держался тот, кто его примерил, так много было колдовского, зачаровывающего в самом празднестве, полностью захватившем сейчас особняк Гвиллионов, что на несколько мгновений уверенность Лины чуть не поколебалась. Удивительно легко сейчас было поверить во что угодно - хоть в то, что с рассветом все собравшиеся обернутся теми, кем нарядились, а потом растают в утреннем тумане, хоть в то, что перед ней сидский князь собственной персоной. Что ж, даже если это так, то, пожалуй, проигрыш будет приятнее выигрыша.
Улыбнувшись под маской, Лина взяла своего собеседника за руку.
- Победители иногда на редкость снисходительны к проигравшим: такое возмещение высоким не назовёшь, - было что-то увлекательное, немного будоражащее в том, чтобы говорить с тем, чьё выражение лица не позволяет увидеть вольто, и хоть отчасти сомневаться, что угадал правильно. Впрочем, цвета Шейд Беанны, белый бук, характерная стать - всё это оставляло не слишком много простора для сомнений. - Давайте поступим так, милорд, - Лина слегка сжала руку своего собеседника, - я подарю вам танец просто так, мне ещё не приходилось танцевать с выходцами из Шейд Беанны, и теперь любопытно, - первый шаг в танце сам собой вписался в очередной музыкальный акцент. - А спою чуть позже, побуду ночной птицей, - голос прозвучал неожиданно тише и глуше, немного заглушённый музыкой. - Если и в самом деле проиграю.
Лине было не занимать осмотрительности и хороших манер, как наверняка и её партнёру по танцу, но на карнавале всё это забывалось и нисколько не имело значения. Под маской можно было быть кем угодно, позволить себе почти что угодно, и ничто так не сочеталось с карнавальным вечером, как чувство свободы, от которой слегка кружилась голова. И, разумеется, вино и музыка только делали головокружение сильнее, а близость человека, с готовностью подхватившего игру, - приятнее.
- Итак... - Лина медлила, вслушиваясь в музыку и рассеянно следя за де Венами, которые в свою очередь не забывали ни о танце, ни о том, чтобы поглядывать в их с партнёром сторону. - Я рискну предположить, что за чёрно-белыми цветами и гербом скрывается тот, кто с ними тесно связан и чью манеру держаться невозможно не узнать ни в Студиуме, ни в городе, - она смолкла, чтобы перевести дыхание, и на следующем музыкальном такте продолжила: - Эймон Гвиллион, ведь так? Я угадала? Мне положена награда, милорд? - прежде, чем просить награду, её хорошо бы придумать, но Лина вдруг поняла, что так увлеклась болтовнёй и танцем, что следующий ход в игре ей как-то не идёт в голову. Даже мысли о деловом разговоре на празднике хоть и не были пока забыты, но точно отошли на второй план.

+3

5

[indent]- А если не проиграете - мы останемся без песен? Это будет досадно, - хмыкнул чародей, рассматривая свою спутницу из прорезей маски. Образ птицы забрал у него почти все. Он не мог построить догадок о форме ее лица. Волосах. Одежда не позволяла угадывать с точностью фигуру. Оставались только полоска кожи на руках, вырез платья, часть уха и левая сторона шеи, когда она поворачивала и склоняла в танце свою голову.
[indent]А также настойчивое и неотвязное чувство, что они знакомы и довольно неплохо. Двигаясь с ней за людским потоком, магик незаметно искал знак - родимое пятно, шрам, что-нибудь.
[indent]- А ведь кто-то мог бы, - хмыкнул он, когда наконец приглушенно прозвучало его имя, - Спутать меня с отцом. Или дядей. Хотя, конечно, мне немного не хватает государственного веса…
[indent]Говоря о весе, Эймон имел в виду не только положение венатора, но и заметно раздавшуюся фигуру Кэдмона Гвиллиона. Их мог перепутать только тот, кто давно не видел Эймона. Гостья, похоже, была знакома с ним достаточно, чтобы не ошибиться.
[indent]Он хотел также спросить, что не потребует ли она также от него снять и не носить в этот вечер маску. Это было бы неудобно. Эймон хотел бы избежать этого шага до поры, хоть традиции и положено чтить. На этом месте яркий, цветастый хоровод разъединил их. Магик некоторое время мог видеть ее, потом танец захватил водоворотом, и магику досталось лицезреть золотой блеск искусно выполненной маски кошки новой партии. После - темные и пугающие глаза неизвестной женщины в облике коломбины, круговорот чужих бутафорских шкур, то выстраивавшихся в ряд, то берущихся за руки, замиравших на миг и снова продолжающих свое движение по кругу.
[indent]За музыкой и смехом было слышно мало. В конце залы, кажется, уже не только ели, но и читали стихи. Раз за разом оттуда раздавались аплодисменты. Эймон вытягивал шею, чтобы разглядеть в толпе белое и серебряное. Оно, если и было, тонуло в других красках, подобным карнавальному конфетти.
[indent]Да, мешанина была огромна. Звуков, запахов, голосов. Бархаты, алтабасы, шелка и меха носили дамы, арлекины, вольто и бригеллы. Как один из хозяев вечера, Эймон был вынужден демонстрировать увлеченность и задор. Он и демонстрировал.
[indent]В первую очередь потому, что пространство между колоннами огромной залы заполняли не просто сказочно расцвеченные маски, но представители видных эйверских родов. Среди которых далеко не все скрывали свое положение и статус. На груди, плащах, перчатках, перстнях, шейных цепях и в образах внимательный наблюдатель мог заметить башни Мертенсов, дельфины Лльюэлов, турьи головы Хальсов, ястребы ван Халенов, бараньи головы ван Даанов, золотые ключи ван дер Хольсов. Эймон еще от начала вечера видывал на сопровождавших чародеев слугах тар феаннские и нерийские эмблемы и девизы, даарийские корабли и багры, скрещенные копья эрмельцев и даже затейливые гербы господ из Рейнской империи и Аверена.
[indent]Наконец, он снова заметил знакомые цвета, музыка стала стихать. Приложив немного усилий, он оказался с ней рядом, как раз ко времени, чтобы отвадить от гостьи старика де Вена в маске доктора Смерть.
[indent]- Итак, какую именно вы пожелаете награду, миледи? - вежливо поинтересовался магик, протягивая ей подхваченный кубок с вином. В голове у него понемногу стало просветляться и несколько догадок мелькнуло о том, кто она такова. Но интригу он пока предпочёл сберечь. Так было занятнее.

Отредактировано Эймон Гвиллион (18-12-2018 17:48:02)

+3

6

Справедливости ради, даже если бы Лина не затеяла всю эту игру с узнаванием и не выиграла бы никакую награду, она уже чувствовала себя вознаграждённой: Гвиллион спас её от престарелого доктора Смерть, который прилепился к ней хуже смолы, явно не собирался отставать и, похоже, был твёрдо намерен до полусмерти заговорить её, засыпав банальными комплиментами и унылыми рассказами о новостях далёкого прошлого. Способность ловко спасать одних гостей из цепких лап других всё-таки весьма счастливое качество любого, кто играет первую или даже вторую скрипку на подобных приёмах.
Одарив явно разочарованного де Вена мягкой улыбкой, Лина последовала за своим спутником и слегка склонила голову в знак благодарности, когда он протянул ей кубок с вином.
- Отчасти я уже вознаграждена, ведь вы спасли меня от Смерти, милорд, - Лина улыбнулась из-под маски, бросив быстрый взгляд на предприимчивого старика, который уже утешился и теперь целеустремлённо преследовал, кажется, одну из ван Хольсов. - Но чем больше мы имеем, тем больше хотим, - она пригубила вино и вынуждена была вздохнуть глубже, до того хмельным и сладким оно показалось. - Поэтому я всё же не откажусь от награды, - Лина немного помолчала, колеблясь и прикидывая, стоит ли так развлекаться, но в конце концов где, если не на карнавале. Она сделала ещё один глоток вина и взглянула на Гвиллиона сквозь прорези маски: - Милорд, вы один из лучших, кого я знаю, в огненной магии, я тоже кое-чего стою - давайте вместе украсим сегодняшнюю ночь. Огненные цветы, огненные драконы, огненные птицы - зимнее ночное небо тёмное, почти чёрное, на его фоне они будут особенно яркими, а когда станут менять форму, все, даже, отсюда смогут рассмотреть каждую мелочь, - собственное воображение сейчас удивительно ярко нарисовало ей эти картины, и глаза Лины вспыхнули так ярко, как не вспыхивали даже от лучшего вина. - Вы не откажете мне в такой награде, милорд? - спросила она чуть тише, не отводя взгляд от собеседника.
Вокруг мелькали и сверкали бархаты, шелка, золотое и серебряное шитьё, изумруды, рубины, бриллианты, затейливое плетение шейных цепей и узоры фантастических масок, звучали музыка и смех, слышалась напевность в голосах тех, кто читал стихи. Во всём этом можно было бы утонуть с головой, но Лину сейчас гораздо больше, чем вся яркость праздника, увлекала мысль о придуманной магической игре: как и почти всякий раз, магия заслоняла для неё большинство других удовольствий.

+2

7

Карнавал был любимым праздником для Мартина, с того самого момента как он, переехав в столицу, достаточно подрос для того чтобы составить матери компанию на прогулке по парадно украшенным улицам Тар Эвернесса. Для учеников Студиума время карнавала обычно существовали некоторые послабления в привычном строгом учебном режиме - занятий было меньше, а некоторым студентам даже позволялось навестить родных. Но подобное следовало еще заслужить, а Рейес никогда особым прилежанием не отличался. По счастью и Риа тоже нынче осталась в Студиуме, чтобы как следует подготовится к сдаче очередного экзамена, что должен был грянуть после вакансии. По идее, Мартину тоже неплохо было бы заняться зубрежкой и подтянуть алхимию... но, как нетрудно догадаться, у него был куда более интересный план на ближайшее время.
И по счастью, у него имелась хорошая сумма денег от любящей матушки, чтобы его осуществить. Нелле в очередной раз не смогла отказать своему любимцу в желании купить редких книжек для занятий. Она слишком доверяла сыну, чтобы хоть раз проверить, купил ли он действительно хотя бы один фолиант по алхимии или некромантии... что было на руку хитрецу. В конце-концов, он ведь не последний ученик в классе и никогда не был в отстающих, а деньги ему нужны для благого дела. Нынче вполне можно дать себе передохнуть от порядком надоевшей зубрежки и пустится во все тяжкие, пробравшись на какой-нибудь пышный прием в городе. Правда во всем этом плане оставалась лишь одна важная деталь - уговорить Рию на всю эту веселую авантюру. Ей конечно же нравились романтические вылазки в город, в компании Мартина, но она желала во всем знать меру и не хотела искушать судьбу, чтобы не заработать себе наказание.
Собственно говоря, сказано - сделано? Первым делом, Рейес еще за несколько дней до начала карнавала заказал две маски для себя и Рианнон, благо что недостатка в приличной одежде для выхода в люди у них не было. К тому же Риа изучала магию иллюзий, так что приукрасить парадно-выходные костюмы для нее не составляло никакого труда. Еще, отпросившись на один вечер домой, Мартин стащил парочку приглашений у своей матери - все равно ведь она не сможет посетить сразу несколько праздничных приемов за один вечер? Те приглашения что оказались у Рейеса должны были стать пропуском в особняк Гвиллионов, что обещало быть более чем интересным - ведь там наверняка соберется вся лигийская знать?
-Риа, у меня есть просто отличная идея для нас с тобой! -не откладывая в долгий ящик, объявил Рейес своей пассии, найдя ее в библиотеке за очередным пыльным фолиантом. Этим учебником по магии иллюзий право слово можно было убить кого-нибудь, настолько он был тяжелым и толстенным. -Посмотри что у меня есть!
Не нагнетая интригу, Мартин с хитрой улыбкой выложил перед Рианнон два приглашения на прием. В них говорилось, что госпожу Хаальс будут рады видеть на празднике в особняке милорда Гвиллиона с любым спутником по ее выбору. И прежде чем Риа успела отказаться, молодой человек решительно отодвинул в сторону надоевший уже толстенный фолиант.
-Послушай, там будет весело - и мы отлично проведем время. И я договорюсь с дежурным преподавателем, чтобы он закрыл глаза на наше отсутствие... ну же, Риа? Мы сможем танцевать до самого утра, если захочешь, -принялся убеждать свою прелестную пассию Мартин. -Мы ведь мечтали о том как сбежим на карнавал, помнишь? А учеба никуда не денется и завтра мы можем начать штудировать книги прям с самого утра. Соглашайся...
Искуситель был слишком соблазнителен, так что в конце-концов Риа уступила просьбам Мартина. Какая девушка в конце-концов откажется от возможности попасть на самый настоящий праздничный бал? Так что после веселых и хлопотных сборов, они удачно сбежали из Студиума, направившись прямиком на прием.
-Как же здесь здорово! -воскликнул Рейес, едва только лакей стоявший возле входа, забрал у него приглашения и пожелал ему и "госпоже Хаальс" замечательно провести время. -Идем для начала осмотримся??
Прихватив пару бокалов с вином с подноса одного из слуг, Мартин подал руку Рии и они быстро смешались с толпой приглашенных гостей, на которых красовались самые разные, богато украшенные маски. Пара глотков горячительного добавила хорошего настроения, несмотря на то что в нем итак не было недостатка, так что Рейес повел свою даму туда где слышалась красивая музыка и кружились в танце богато одетые лигийские аристократы. В конце-концов, он ведь обещал Рии, что они будут танцевать до упаду? Благо что на этом приеме все было по высшему разряду.

Отредактировано Мартин Рейес (27-11-2018 21:05:08)

+2

8

Этот день, плавно перетекший к вечеру, что быстро вступил в свои права, погрузив окрестности в сумерки, не должен был отличаться от такого же дня, пережитого накануне. Будучи девушкой целеустремленной, Рианнон решила, во что бы то ни стало достичь вершин мастерства в магии, которую избрала в качестве своей специализации нериска. Именно по этой причине белокурая чаровница так часто заглядывала в библиотеку, откуда порой любила потянуть старинные свитки, что их нельзя было выносить за пределы святая святых Студиума. Естественно, Лоран впоследствии все возвращала! Однако порой девушка осознавала, насколько ей опостылело проводить вечера напролет в компании пыльных книг, когда у нее была куда более радужная перспектива. Например, окунуться в полезное чтиво у камина в гостиной общежития. Правда, если уж подумать, там у Риан было куда больше соблазнов отвлечься. Поэтому приходилось терпеть тот минимум комфорта, тишину и незримые взгляды библиотекарши, ради высшей цели.
Хотя, конечно, чародейке необходимы были еще и практические отработки полученных знаний. И именно за размышлении о том, как и при каких условиях испробовать свои чары, застал девушку над толстой книгой Мартин.
- Тише, Мартин, - сделала замечание своему другу Рианнон. – Нам сейчас сделают замечание, а еще лучше – выпрут с библиотеки. Я хотела еще дочитать, - добавила чародейка следом.
Рианнон сидела за столом в библиотеке, как привыкла: нарушая этикет, подобрала под себя ножку. Так она сидела, только прибыв в Студиум. В те дни, что сбежали подобно воде в горном ручье, Риа было неудобно читать, а потому она при помощи такой не хитрой хитрости решала свою маленькую проблемку. Правда, за несколько лет она подтянулась ввысь. Но от привычки юная леди все не могла отказаться. Однако в присутствии Мартина, она все же убрала из-под себя ножку, подарив свое внимание тому пригласительному письму, что было адресовано некой мадам Хаальс. Было понятно, что Рейес предлагал ей и без лишних слов – он хотел выйти в очередной раз из Студиума в запрещенное время, но не ради прогулки под луной. Он хотел показать ей мир изысканных приемов, высоких разговоров, за которыми Рианнон девочкой наблюдала издалека сначала в доме своей матери и ее супруга, а после и ее бабки с дедом.
Ох, знал бы Мартин, сколь соблазнительной была его идея!
Он бы и не взялся тогда так рьяно уговаривать ее пойти.
- Не сомневаюсь, что там будет весело, - попыталась было чародейка отказаться, но не смогла продолжить. Молодой человек неустанно уговаривал ее пойти, перечисляя все выгоды от такого времяпровождения. Правда, она не сразу сдалась.
- Для такого выхода в свет, нужно приодеться, как следует. А у меня ничего нет! – высказалась Рианнон, конечно, утрируя. У нее были наряды, но браться выбирать один – было невозможно! При этом, в столь скорое время.
Однако юная леди все-таки дала себя уговорить. Уж больно убедительным был сегодня Мартин, как и трудно постигаемой наука обещала быть при отказе. Так что, вскоре, переодевшись и приукрасив себя любимую, не отказав себе в маленьких женских хитростях, Риа последовала за Рейесом, как они делали уже не впервые, выходя в город. Конечно, сердечко юной чародейки билось в ускоренном ритме. Она была взволнована и опасалась, как бы их на самом входе не завернули. Но, к счастью, сия позорная участь их миновала. Они прошли в роскошную залу, где было полным-полно статных мужчин и очаровательных женщин, на каждом из которых была красивая маска, избранная со вкусом и определенным смыслом.
- Да, - она кивнула головой, тихо озвучив свое согласие, не в силах удержаться от возможности оглянуться по сторонам. Оценить наличие знакомых, о которых никто не думал, пока составлялся план вылазки на этот праздник жизни. – Здесь красиво, - она поджала губы, наследуя своей матери в демонстрации собственного мнения. Правда, этого выражения лица не могли видеть из-за маски, что скрывала большую часть ее лица. И лишь глаза бегали из стороны в сторону.
Приняв бокал из рук Рейеса, Рианнон быстро опрокинула бокал. Она волновалась, а потому ощущала жажду, и была готова выпить еще одну порцию вина, пусть это даже будет чревато.
- Ты никого не видишь из знакомых? – тихонько спросила она у Мартина.

+2

9

[indent]“Это точно она. Благородная леди Лина де Мейер”, - уверился магик, задумчиво хмыкнув про себя.
[indent]Только эта женщина, что бы она там о себе не мнила, могла выдумать такое развлечение.
[indent]Он представил на минуту, как это будет - магическая демонстрация на грани дозволенного, полнейший экспромт. Игра, созвучная пафосным выдумкам об Эйвере, в которых столица Лиги представала не жадным, тысячеруким чудовищем, борющимся за влияние и власть, а городом насквозь чародейским, пронизанным духом предвечных сил. Городом, в коем совершенные истинные маги творят совершенные же чудеса, нимало не заботясь о том, чтобы вовремя перегрызть друг другу горло.
[indent]Право, если бы чародеев в Студиуме кто-то делил на исследователей и правителей, на мечтателей и прагматиков - Лина была бы в числе первых, а Эймон возглавил бы вторых.
[indent]Именно потому он согласно склонил голову ей в ответ и протянул ладонь. Венатор Кэдмон, заметил магик краем глаза, внимательно следил за ними, его белая безликая маска, украшенная синими глифами, была повернута к ним.
[indent]- Это прекрасное начинание, леди, блестящее, награда не только для вас, но и для меня, - похвалил он, подумав. Немного нетерпеливо. - Пойдемте со мной. Нашу маленькую причуду лучше всего будет провернуть в саду.
[indent]Без сомнений, стоит им начать, маска Гвиллиона перестанет скрывать его для присутствующих. Все узнают, кто это, сопоставив одно с другим. Пусть. Покуда у него есть шанс приковать к себе все взгляды, вызвать зависть и восхищение, Эймон собирался использовать эту возможность до дна.
[indent]Хорошо бы еще, - холодно рассудил он, шагая сквозь толпу и поглядывая на бело-серебряную де Мейер, чтобы этот вечер породил красивую легенду. Что-то, о чем они будут перешептываться и мечтать по ночам. Например, о чародее и загадочной, неизвестной ему женщине-под-маской, вскружившей голову и оставшейся неузнанной до века”.
[indent]В конце-концов, он был здесь истинный маг, плоть от плоти сидских князей. Чародей, синьор, властитель над миром. Над доминиумом, обязанным принимать его власть с низким поклоном, благодарностью и дрожью в руках. А какой синьор обходится без патетической и слезливой истории о судьбе, провидении, случайности и романтических экзерсисах? Была таковая о короле сидхе Эльве и о триархе Гвиннэ ап Лливелине. Была о фон Бартене и даже о мифическом чародее Нуаду, владевшем неотразимым мечом. Отец и дядя вряд ли обрадовались бы этому самоуправству. Но Эймон уже рассудил, что он ничем не хуже вошедших в легенды князей.
[indent]Пройдя сквозь залу, гремящую звуком, они вышли на террасу, миновали подковообразные арки с украшенным гарпиями архивольтом. Оказались под темным небом, в подствеченном магическими огнями саду. Здесь тоже было людно и звучно. На деревянном подмостке негромко пела женщина, наигрывал на лютне одетый в синее менестрель.
[indent]Гвиллион выбрал место под яблоней, ободряюще пожал ей руку, прежде, чем отпустить. Отошел на несколько шагов, оглядев всю картину - таинственно мерцающие огни, змейки мощеных дорожек среди миртовых кустов, кроны деревьев над головой. Затем снял перчатку, ослабил манжет.
[indent]Чару полагалось создавать с достоинством и апломбом, сложным жестом, правильным интонированием, коее, вне сомнений, было уже не так просто в виду выпитого им вина. Сомнений добавляло и то, что гореть в небесах было решительно нечему. Все, что они сейчас сделают с чародейкой де Мейер, будет сделано только за счет их собственных сил.
[indent]Магик прикрыл глаза. Почувствовал невидимую, текущую сквозь окружающий их мир силу. Позволил ей наполнить себя до краю, а потом громко и ясно выговорил начальную формулу заклинания. Уши ему тут же заложило. Задним числом Эймон отметил, как, словно в пустом и огромном храме, под сводами черепа гудит внезапно охрипший его баритон.
[indent]Вслед за жестом и словом на Ten Ahannai показалось, что мир на мгновение застыл, что-то дрогнуло, что-то произошло, что-то движением и светом ворвалось в окружавшую их обыденность. В небе над головой разгорелось, потом пламя извилось змеей, закрутилось в кольцо, охватывая себя самое. Заклубилось, разделилось, разошлось по сторонам света, поднялось под свод. Приняло форму гигантских полотен, штандартов дома Гвиллион, украшенных орнаментом буковых листьев. Прямо посередке просияли десятки огненных точек, пролились вниз огнем, почти на охнувшую и взорвавшуюся смехом и бранью толпу в саду и на террасе. Эймон сделал еще один пасс, и пламя, не долетев до земли закружилось, принимая форму крохотных птиц. Остановившись на минуту, он бросил заинтересованный взгляд на чародейку, взвешивая, сможет ли она вмешаться в его магию, не только подхватить, но и изменить ее. Такие фокусы были подвластны далеко не всем. Сам он научился им намного позже Студиума.

Отредактировано Эймон Гвиллион (18-12-2018 17:49:10)

+3

10

Её идею не только приняли - её подхватили и, похоже, с воодушевлением. И, как всякий раз, когда предстояло почувствовать магию под руками, сотворить с ней что-то необычное и по-настоящему интересное, Лина испытала азарт и острое нетерпение сродни тому, которое только что прозвучало в голосе её собеседника. Магия крепче вина, бьёт в голову сильнее всякий раз, когда соприкасаешься с ней - это Лина уже давно успела уяснить и всякий раз была рада хмелеть вот так не в одиночку.
- Конечно, идёмте в сад, милорд, - негромко откликнулась она, слегка пожав Гвиллиону руку.
  Вечер совсем не был жарким, но жар так и разливался по венам от предвкушения забавы, ждавшей впереди. Вокруг звучала музыка, раздавались голоса, знакомые и с узнаваемые с трудом из-за причудливых масок, со всех сторон то и дело доносился смех, а Лина всё никак не могла отделаться от ощущения, что всё это - только изящное обрамление для затеянного ими огненного экспромта, и главное событие ещё только впереди.
  Пройдя рука об руку с Гвиллионом под арками, украшенными тонко сработанными чудовищами, она вдохнула вечернюю прохладу, всмотрелась в магические огни, освещавшие сад, вслушалась в звуки лютни и чистый голос певицы и, словно наполнившись всем этим, вдруг ощутила в себе силы сделать затеянное зрелище не просто красивым и необычным, но по-настоящему незабываемым. Они с Эймоном Гвиллионом мало чем были похожи, вряд ли могли бы сделаться друзьями или хоть сколько-то стать близки, но во всём, что касалось магии, он казался ей человеком во многом необычайным. Его увлечённость, его талант, его умение смотреть на магическое искусство, как на нечто исключительное, этакий знак особости и чести - всё это делало его таким в её глазах.
  И сейчас, когда они пожали друг другу руки, а потом она чуть отступила в тень, чтобы дать ему свободу действия, Эймон Гвиллион только ещё раз подтвердил собственную необычайность для своей спутницы. Затаив дыхание и подняв взгляд к антрацитово-чёрному небу, Лина смотрела, как на тёмном фоне, будто картина, написанная не кистью, а магией, расцветает и принимает всё новые и новые формы пламя. Тонкие огненные змеи, штандарты, гербы на которых невозможно не узнать, дождь горящих капель, мгновенно обернувшихся маленькими птицами - всё это заняло не больше нескольких секунд, а, между тем, этого хватило, чтобы привлечь внимание едва ли не всех, кто в это время был в саду, и в зале, у высоких окон.
  Лине было привычнее оказываться в центре внимания в Студиуме, в окружении учеников и коллег, а не многочисленных зрителей, которые сейчас восхищённо переговаривались, подходили ближе, смотрели то в небо, то на чародея, так причудливо раскрасившего его, и начинали заинтересованно посматривать на его спутницу. Впрочем, разве карнавал не лучший момент, чтобы менять привычки и хоть на время, но становиться такой, какой сама себя не привыкла видеть?
  Ещё следя за тем, как сотканные из огня птицы парят в небе, Лина привычно отстранилась от окружающего шума и суеты, вслушалась в ток силы, наполнявшей мир от величайшего до самого малого, ощутила эту силу в себе, а потом полностью раскрылась ей. Сквозь всё существо Лины будто прошли тонкие невидимые нити, сила наполнила её полностью, выразилась в жесте, в словах на Ter Ahannai, даже, кажется в самом дыхании, а потом вырвалась на волю уже послушная ей. Птицы, ещё порхавшие в тёмном небе, потянулись друг к другу, закружились в танце, то соприкасаясь крыльями, то расходясь, а потом слились в единое целое, обернулись огненным фонтаном из многих струй и после превратились в десятки цветов - роз, лилий, ирисов, маков - которые рассыпались на фоне облаков, замерли на несколько секунд и стали сплетаться в затейливые гирлянды, кружащиеся над садом.
  Сил это взяло немало, и Лина поймала себя на том, что даже дышит чуть тяжелее обычного, но всё равно то, что они только что сделали вдвоём было настоящим удовольствием, едва ли не большим, чем любовь летней ночью. Она улыбнулась из-под маски своему партнёру по этой чудесной игре, а потом обвела внимательным, азартным взглядом собравшихся в саду: хотелось найти знакомых, увидеть чужую реакцию, почувствовать, что кто-то испытал хоть долю того же удовольствия, которое досталось ей.

+2

11

Зал для танцев был поистине великолепен и Мартину еще не доводилось в своей жизни видеть подобной красоты. Да, его матушка была весьма состоятельной дамой и ее особняк можно было назвать образцом элегантного вкуса и стиля... но естественно, до такой роскоши ему было далеко. Оно и понятно, ведь Гвиллионы не простой род, так что Рейес нисколько не жалел, что стащил у Нелле приглашения на сегодняшний праздник жизни. После недель нудной и порядком надоевшей зубрежки, он и Риа заслужили побывать на самом настоящем балу и повеселится от души, насладившись всем что могли предложить состоятельные и гостеприимные хозяева.
-Ты никого не видишь из знакомых? -поинтересовалась тем временем Рианнон, пока Мартин оглядывался по сторонам. Он последовал ее примеру и тоже быстро приговорил свою порцию вина, благо что вокруг было полно слуг, что разносили гостям напитки и легкую закуску. Остановив одного из лакеев, Рейес взял еще два бокала - так сказать, для добавления уверенности в себе, потому как сейчас все происходящее вокруг казалось несколько нереальным. Неужели у них все получилось?? Два студента проникли на вечеринку столичных аристократов - кому расскажи в Студиуме, небось не поверят.
-Вроде бы нет... но знаешь, здесь многие наверняка одеты в свои фамильные цвета, а я плохо знаком с геральдикой знатных семейств Тар Эвернесса, -пожал плечами Мартин, направившись вместе с Рией в сторону кружащихся под прекрасную музыку пар. -Давай немного потанцуем, а потом еще прогуляемся?
Приговорив еще по бокалу, Мартин и Риа присоединились к танцующим, ведь на любом балу танцы являются едва ли не главным элементом развлекательной программы. Ну а после танцев, можно будет пройтись по особняку, немного отдохнуть и продегустировать те явства что нынче предлагались гостям. Единственное за что Рейес сейчас опасался - как бы не наступить Рии на ногу, все ж таки у него еще не было танцевальной "практики". Одно дело танцевать на уроках в Студиуме, где кроме знаний о магии всегда старались привить ученикам хорошие манеры и все необходимые будущим аристократам навыки... и совсем другое, с тем единственным человеком, что очень-очень нравится.
Но, кажется Мартину все же удалось справится с волнением, благодаря выпитому алкоголю? Настроение было просто прекрасным и становилось все лучше и лучше с каждой минутой, проведенной на празднике, так что самое время было немного пройтись, а еще лучше - выйти ненадолго на свежий воздух после бального зала.
Прелестный сад был достойным обрамлением красивого особняка Гвиллионов, словно золотая оправа для редкого бриллианта. Мартин и Риа прошлись по посыпанной мелким гравием дорожке, полюбовались магическими огнями и затем послушали красивую песню, вместе с еще несколькими гостями. По счастью, пока что никто не окликнул их и не обратился с каким-либо вопросом... так что двое беглецов из Студиума могли продолжать наслаждаться жизнью. Для полного счастья, молодому человеку не хватало только лишь одного - оказавшись неподалеку от нескольких, идеально ухоженных яблонь, он притянул к себе Рию и затем приподнял свою маску на лоб.
-Знаешь... этот вечер совершенно необыкновенный и я давно уже хотел тебе сказать кое-что очень важное, -решительно начал Мартин, когда и его прелестная спутница тоже приподняла маску и заглянула ему в глаза. Наверное, если бы не выпитое вино, он не решился бы сделать то что сделал? Вместо того чтобы говорить, Рейес просто и незатейливо коснулся губ Рианнон... и буквально в тот же самый момент небо над ними расцвело морем огней. Они подняли головы, наблюдая великолепное и абсолютно волшебное зрелище - прекрасного огненного змея и не менее красивых штандартов, бес его знает чьих. Довершением ко всей этой красоте стало множество огненных птиц, превратившихся затем в великое множество самых разных цветов. Это было незабываемо и так красиво, что Мартин и Риа буквально замерли на месте, любуясь всем происходящим.
Надо сказать, что маменька Мартина очень даже недурно владела огненной магией, но то что он увидел сегодня, было просто запредельно прекрасно. По крайней мере раньше, молодому человеку еще не приходилось видеть ничего подобного.
-Вот это да... просто слов нет.., -выдал наконец Рейес, посмотрев на Рию. -Чувствуешь? Воздух прямо-таки дрожит от магии... Это было так красиво.
Они весьма вовремя успели опустить свои маски, заметив неподалеку еще одну пару - мужчину и женщину в богатых одеждах. Судя по всему, огненная феерия была делом их рук? Но, продолжения судя по всему не предвиделось и Мартин взял Рианнон за руку, намереваясь найти в саду более спокойный уголок, чтобы завершить свое признание. Как говорится, сейчас или никогда? Во всяком случае, момент был более чем подходящий.

Отредактировано Мартин Рейес (Вчера 01:10:58)

+3

12

Для двух студентов, что уже по плохой привычке выбрались за пределы Студиума, лучше было избежать встречи с кем-то из своих знакомых. Но, учитывая их высокое происхождение, следовало предполагать, что среди гостей блистательного дома Гвиллон мог оказаться тот, кто мог признать в них школяров, на которых ожидал праведный гнев ректора и их родителей. Поэтому Рианнон решила в первую очередь осмотреться, дабы убедиться, что они с Мартином могут расслабиться, продолжая развлекаться на празднике для взрослых.
- Хм… - задумалась белокурая нериска, выслушав предположение Рейеса, которое он сопроводил предложенным бокалом вина, от которого юная чародейка не отказалась. В первую очередь потому, что не хотела выделяться излишними рассуждениями о том, может ли она себе позволить бокальчик-второй, или же следует с трезвой головой провести вечер, наблюдая за другими. Ну, а второй, более существенной причиной, пожалуй, было то, что Риа не была знакома со всей коварностью напитка, вкус которого ей был уже знаком, но в совершенно незначительных количествах. И уж точно не стоит спрашивать, откуда она узнала вкус вина!
- А мне кажется, что я там вижу знакомого моей маменьки, - девушка кивнула в сторону высокорослого мужчины, что находился к ним спиной, и разговаривал с каким-то мсье в синем бархатном дублете, что вышел давно из моды, но был по цветам семьи из Нериса. – Давай, лучше пойдем отсюда? – произнесла Риа, когда Мартин, видимо не расслышав ее, решил позвать свою боевую подругу на танец.
Конечно, отказывать себе в таком удовольствии, девушка не стала.
Еще бы! Не каждый раз приходится побывать на таком приеме, да и еще быть приглашенной на танец. А ведь ей так хотелось танцевать каждый раз, когда ее дражайшая маман устраивала праздник – вот только на тех праздниках у ее незаконнорожденной дочери не было простора для маневров. Ее показывали, в лучшем случае – представляли некоторым гостям, а после ей следовало покинуть праздник жизни, где всем было не до малолетних чародеев, что слишком рьяно тянутся к взрослой жизни.
Может быть, дело было в том, что Рианнон приходилось впервые кружиться в танце по-настоящему, а не на уроке хореографии, однако танец от своего начала и до самого последнего аккорда полностью захватил ее. В отличие от Мартина, который старался, как мог, вести ее в танце, Лоран с легкостью вспоминала все танцевальные па, едва сдерживая свою довольную улыбку, которая выглядывала из-под ее маски; в особенности, когда она была вынуждена покружиться в танце, оказываясь боком к Рейесу, что мог видеть ее в профиль…
- Все-таки хорошо, что мы вышли сегодня на этот праздник, - не удержалась Риа, когда они с Мартином вышли в сад, пропустив еще по одному стакану напитка, что только подчеркивал все внутренние переживания, от чего казалось, что она вовсе не человек, а пушинка, которую несет за собой ветер.
Конечно, Мартину тоже понравился вечер, о чем он поспешил рассказать девушке, подняв свою маску. И его примеру последовала Рианнон, даже не ожидая, на что решится парень, которого она знала уже не один и не два года, но прежде никогда не делавший чего-то подобного.
Поцелуй… короткий, но по-своему приятный длился недолго, но из-за него Лоран опешила. Она не знала, что должна была сказать или сделать сейчас. А потом внезапно небо запылало огнями, от которых было и не отвести взгляда; за небесной феерией хотелось наблюдать, не отрывая глаз.
- Почти как иллюзия, - сказала она, переведя дыхание. – Но они из огня, - добавил она, огласив свое маленькое открытие, прежде чем Мартин потянул ее за собой, как делал это практически всегда, с того самого первого дня, когда они впервые вместе смылись со Студиума в Лютецию.

+2


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Воспоминания » Mask on, mask off


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC