Рейнс: Новая империя

Объявление

15 июля — 15 августа 1558 года

После неожиданной кончины Верховного Триарха Эйверской Лиги и убийства императора Эстанеса в Рокском море снова неспокойно — страны замерли на грани новой масштабной войны. Рейнская империя захвачена внутренними проблемами: политическими и магическими, на Севере по-прежнему сеидхе ведут войну со своим древним врагом, и в этой войне люди страдают больше всех.
Азалийские острова тревожно ждут нападения со стороны Эстанеса, в то время как все остальные еще только решают, вмешиваться им или нет. В общем, все очень плохо.

избранная цитата

"Политика есть политика - кто-то взлетает, а кто-то рискует рухнуть вниз с высоты собственных амбиций и тщеславия. Правда, Рейес пока что еще не взлетел, но надо полагать, что наместник любезно объяснит ему сейчас, что для этого следует сделать".

Мартин Рейес, "Обещай и властвуй"

"Анна считала свой корабль домом, а команда была ей семьёй. Своеобразной, вздорной, в общем-то хреновой, но, всё-таки, семьёй. Теперь кто-то из этой семьи решил пустить её в расход. Досада, заполнившая собой всю Анну, медленно превращалась в бессильную ярость. На себя самое, на предателей, даже на этого лекаря.

Анна Фуэго, "Каждое море штормит по-своему"

"Преступить закон во имя вендетты в Тар Эвернессе считалось не просто нормальным, а делом чести каждого благородного подданного Эйвера, реалия, к которой ей, провинциалке из Эрмелы, в свое время пришлось привыкнуть, заставить себя привыкнуть. Дома тоже редко оглядывались на закон, но месть и расплату вершили исподтишка, словно опасаясь кары за правое дело".

Гвиневер де Маар, "Зерна упали в землю"

"Он давно ждал свою женщину, правда, не дома, а в Инн Теахе, рядом с троном, который Арвэ оставил его стеречь. Ждал, не находя себе места от волнения и злости. Жена была нужна ему здесь, рядом, а её всё не было. Бронак, своевольная королева шишек, умчалась так быстро, что он не успел расспросить её тогда - ни куда держит путь, ни когда ждать обратно. Ждать - участь жён, а не мужей, но ждал почему-то он".

Мейлир ап Кадамах, "Don't leave me alone"

"Ещё засветло Тайрон вернулся в предместья Каллара, поскольку торговец, направлявшийся туда, на радостях решил подбросить своего покупателя. В сам город шулер возвращаться не собирался - в этом не было нужды, но всё же решил дождаться, когда стемнеет, прежде чем продолжить свой путь к знахарке. Он отправился на постоялый двор, чтобы поесть и выпить, а заодно послушать, о чём толкуют посетители и завсегдатаи. Казалось, весь город стоит на ушах после произошедшего, хотя по факту бывали времена и похуже".

Тайрон, "Не все травы"

"Что такое канцлер, если честно, Ай не знал. Он знал императора и императрицу, немного подозревал об императорских детях–принцах и детях–принцессах, и чуть меньше, чем в принцев и принцесс, верил в рыцарей. И существование знати, о делах которой, впрочем, ведал мало, кроме того, что ей нужно было давать налоги. Так что он решил, что канцлер — это что–то типа судьи. Почему в голову пришло не знал, просто слово показалось ему уж больно сложным: а эти, в судах, умные, и слова такие знают".

Айке, "Будто что не велено"

разыскиваются

Хуан де Сарамадо

эстанский император

Эйрон фон Ревейн

маркиз улвенский

Эньен фон Эмеан

Золотой дракон

Катриона Гвиллион

"Джульетта"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Отыгранное » Серьезный разговор


Серьезный разговор

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Время: август 1554 года
Место: палаццо Бонне-Лоран в Тар Эвернессе
Погода: тепло
Участники: Мартин Рейес и Рианнон Лоран
Описание: и тайное становится явным...

Отредактировано Рианнон Лоран (08-11-2018 19:28:48)

+1

2

Этим прекрасным летним утром, Мартин проснулся в первую очередь вспомнив о своем намерении серьезно поговорить с Рией. Он потратил достаточо много времени, чтобы разузнать все что можно о ее дочери и похоже что в этом сама судьба была готова оказать ему содействие. Знакомство с Рене состоялось при весьма интересных обстоятельствах - сбежав вместе с несколькими друзьями вечером в город, эта вредная и своенравная девчонка едва не попала в серьезный переплет. Благодаря вмешательству Мартина, дочь Рии избежала всех возможных неприятностей и вовремя вернулась обратно в Студиум. Когда она отстала от своих товарищей, к ней домогались двое молодчиков в явном подпитии и только верная шпага Рейеса заставила их отступить. Как оказалось, юная госпожа Мерсье мечтала научится фехтовать и это был весьма удобный предлог узнать ее поближе и заодно получить ответы на все насущные вопросы.
Как оказалось, Рене родилась через несколько месяцев после отъезда Мартина в Мантарис... и теперь он не единой минуты не сомневался что являлся ее отцом. Риа любила его и они нередко бывали неосторожны наедине, так что появление общего ребенка не было чем-то из ряда вон выходящим. Рейес был уверен, что его возлюбенная была уже беременна, когда он уезжал, но почему-то ничего ему не рассказала о своем интересном положении. Быть может сама еще не успела узнать, а может просто была обижена на его отъезд? В любом случае, сегодня Мартин обязательно расставит все точки над "и"...
Направившись к палаццо госпожи Бонне, некромант думал о своей дочери. Она не была внешне похожа на него, унаследовав красоту своей матери, но зато в полной мере заполучила его характер. Это был самый настоящий сорванец, то и дело впутывающийся в различные неприятности, как собственно и Мартин в дни своей буйной юности. А еще, Рене как-то призналась ему, что мечтает найти своего настоящего отца, потому как узнала всю правду, случайно услышав как Рианнон ссорилась со своим мужем - тем самым человеком что растил и воспитывал ее.
"Это будет не самый легкий разговор..., -вздохнул Мартин, прежде чем постучать в дверь хорошо знакомого ему дома. -Но отступать я не собираюсь..."
-Здравствуйте! Не ожидали меня увидеть?? -к удивлению Рейеса, дверь ему открыла Рене, одарив его довольной улыбкой. -Мне позволили отбыть на каникулы на два дня раньше и я не могла дождаться, когда вы наконец придете. Мы не тренировались уже целых четыре дня и я хочу наверстать упущенное!
На это оставалось лишь улыбнуться и Мартин послушно взял в руки тренировочный меч. Вообще-то, по правилам приличия требовалось поздороваться с хозяйкой дома... но Рене не дала ему такой возможности, взяв за руку и буквально потащив за собой.
-Ренни, куда ты так спешишь? -рассмеялся Рейес, оказавшись в саду возле палаццо. -Я не поздоровался с Рианнон и твоей бабушкой... а это некрасиво.
Мартин быстро подружился с Рене и не стал скрывать от девушки, что очень увлечен ее матушкой. По счастью, вредная девчонка была уже достаточно взрослой чтобы понимать что происходит между мужчиной и женщиной и искренне желала видеть Рию счастливой.
-Мама и бабушка в данный момент времени разговаривают на повышенных тонах в библиотеке, -доложила Рене, махнув тренировочным мечом. -Предмет их очередного спора - вы, так что я бы не советовала вам сейчас попадать моей бабушке под горячую руку. Она еще не потеряла надежду найти маме респектабельного и состоятельного мужа, а вы портите ее коварные планы.
-Ах вот оно как... ладно, тогда я последую твоему мудрому совету, -усмехнулся Мартин и бросив свой дублет на ближайшую лавочку, встал напротив Рене. -Ну что, начнем?
У Рене определенно был дар к фехтованию и Рейес был доволен ею - быстрая, ловкая и смелая, она схватывала все хитроумные финты буквально на лету. А еще она умела быть весьма упрямой и сумела уговорить Рию позволить ей брать уроки у Мартина. Нетрудно догадаться, что белокурая нерисска была против подобного? Рене должна была вести себя как истинная леди из хорошей семьи и ей совершенно незачем было учиться обращаться со шпагой, но переспорить девчонку было практически невозможно. Даже леди Ровенна сложила оружие, понимая что ей не выиграть в споре с вредной внучкой.
Они начали тренировку и словно бы кружились в танце на небольшой мощеной площадке, окруженной клумбами с благоухающими цветами. И несмотря на то что тренировочные мечи были деревянными, Рейес и Ренни достаточно быстро вошли в азарт, все более и более наращивая темп с которым ставились блоки и делались различные хитрые удары. Рианнон появилась в саду как раз в тот момент когда Рене проводила один из хитрых финтов, который при боевом оружии легко мог бы закончится смертью противника - но сейчас, отвлекшись на свою пассию, Рейес хорошенько получил деревяшкой по скуле.
-Ой... простите, я думала что вы парируете выпад.., -бросив меч, Рене подошла к своему учителю. -Я сейчас принесу вам холодный компресс!
Она умчалась в дом, словно стрела выпущенная с тугой тетивы, дав возможность Мартину подойти и обнять Рию. Вчера из-за накопившихся срочных дел у них не было возможности побыть вместе и нынче Рейес собирался вновь поиграть на нервах у госпожи Бонне, оставшись гостем в ее доме.
-Прости что сразу не пришел поздороваться... но Ренни посоветовала мне не прерывать твой разговор с леди Ровенной, -улыбнулся Мартин, нежно прикоснувшись ладонью к щеке своей возлюбленной. -Она вновь тебе советовала найти более перспективного ухажера, как я понимаю?

+1

3

Не простые отношения с матерью, похоже, были на роду написаны Рианнон, незаконнорожденной дочери влиятельной чародейки с Нериса, что добилась избрания на должность триарха и намеревалась вписать свое имя в историю Эйверской Лииг. И пускай в последнее время страсти в семье Лоран поутихли пред высшей целью, которая объединила троицу чародеек, этот солнечный и приветливый день обещал взять новый виток в очередной словесной перепалке между матерью и дочерью. Риан скрылась со столовой, где чародейки только покончили с поздним завтраком, в направлении библиотеки, где долго и неприветливо обменивались мнениями относительно спорного вопроса, что был из разряда постоянного или даже не примирительного, ибо каждый раз леди доходили до крика, в котором терялась нить разговора. Ну, а тонкие женские голоса взывали к хрусталю, что отзывался по-своему тихо, но метко. Неизменным камнем преткновения двух нерисских чародеек стала сердечная привязанность дочери леди Бонне, у которой нашлась более подходящая партия для способной дочери.
- Я не понимаю, чем заслужила подобные советы? – едва сдерживая собственную ярость, ответила матери Рианнон, пытаясь донести до нее тот факт, сколь обиженной та была. – Неужели я слыла недалекой и недальновидной леди в твоих глазах? – без всяких сомнений, поддаваться безрассудству любви, дочь триарха и ее помощница не считала недальновидностью, но забавой и приятностью, которую могла себе позволить.
- Ты знаешь, что я всегда хотела тебе лучшей жизни, - всегда, и этот случай не стал исключением, когда доводов не оставалось, леди Бонне прибегала к этой жизненной позиции, осознавая, что снисходить к обычному крику не к лицу двум леди.
- Несомненно, мама. И я это ценю, - уверила Ровенну дочь. – Однако я не хочу, чтобы ты вмешивалась в мои дела. Есть вещи,  на которые ты не можешь повлиять, - весьма тактично добавила Риа. Она и не сомневалась в желании матери оберечь от ошибок, но в некоторых моментах, не хотела принять, что такой путь ее дочь избрала целенаправленно, зная, что может вновь обжечься.
- Я не могу сидеть, сложа руки! Ты подпустила его слишком близко к Рене, к себе и к нашему дому! Следовало его держать на расстоянии. Поверь мне, это к добру не приведет, - естественно, камнем преткновения были также уроки фехтования, которые выпросила у своей матери Рене. – Давайте не будем больше на эту тему? Я не хочу, чтобы у нее были сомнения или повод расспрашивать всех моих знакомых, - остановившись у окна в библиотеке, помещении просторном и красивом, Рианнон без труда рассмотрела знакомый силуэт мужчины и дочери, прежде чем они приступили к тренировке.
И, естественно, такое событие должно было проходить на глазах у чародейки, что желала контролировать ситуацию. Поэтому Риа решила покончить с никуда не ведущим спором.
- Можете передать своей подруге самые лучшие пожелания, но не забудьте ей намекнуть, что ваша дочь не желает знакомиться с ее сыном для дальнейших отношений, - с осторожностью отметила чародейка, направившись к выходу, у которого ее дернуло задержаться. – Хотя, кажется, у вас есть еще одна дочь в Нерисе, и она нуждается в вашем совете и поддержке, - напомнила она матери, вложив в свою улыбку все свое ехидство. Как бы там ни было, а ей только не хватало единокровной сестры, что славно себе жила в Нерисе подле брата, что вел дела своего больного отца. И, кто знает, если бы природа не отдохнула на Ивон, быть может, именно она и удостоилась бы внимания матери? Но, нет. Судьбе было угодно иначе…
Развернувшись на каблуках, Рианнон поспешила в сад, где развивались свои баталии, а вскоре перед ее глазами предстала картина редкая и неожиданная: Рене заехала Мартину по лицу.
- Рене, осторожней, - предупредила женщина дочь, словно бы месье сам не мог справиться со своей ученицей, которая вскоре извинилась и унеслась прочь за холодным компрессом, прежде чем к ней не подошел Рейес, жаждущий обнять и поцеловать свою любовницу. – Тебе бы строило не начинать меня расспрашивать, а лучше пригласить куда-нибудь развеяться, - с присущим ей высокомерием высказалась чародейка. – Ты ведь для этого решил прийти до обеда, не так ли? – спросила она, прежде чем сделать тактичное отступление, прежде чем не вернется Рене со своим компрессом и служанкой, пытавшейся поспеть за ней.
- Что же, вижу, что месье растерял хватку, или его уроки сделали из Рене грандмастера по фехтованию, - отпустила редкую шутку Риан, думая о том, что все-таки мать могла оказаться права в своем взгляде на излишне близкие отношения дочери с отцом, у которого вскоре могли открыться глаза на свое искаженное отражение.

+1

4

-Мы можем нынче поехать развеяться где-нибудь в городе, если хочешь... но сначала я бы хотел поговорить с тобой, -решительно выдал Мартин, лишив себя возможности отложить неизбежное. Ему уже давно стоило рассказать Рианнон о всех своих умозаключениях и выводах к которым они привели... и пусть было несколько поздновато признавать свое отцовство, но Рейес не хотел отказываться от дочери. -Что же до фехтования, то у Рене есть все способности постичь это сложное искусство. Она очень умная и способная... Кстати - я ведь еще не сказал тебе как скучал без тебя? Надо бы это исправить...
После этих слов, оставалось лишь притянуть Рию еще ближе и подарить ей не один жаркий поцелуй, пользуясь тем, что сейчас никого не было рядом. И как обычно, Рианнон не оттолкнула Мартина, обняв его за шею и позволив поцеловать себя. Правда они как всегда чрезмерно увлеклись и Рене вернувшись с холодным компрессом для своего учителя, стала свидетельницей весьма жаркой и пикантной сцены.
Девушка искренне желала своей матери счастья и в отличии от своей строгой бабушки, не была против Мартина. Он в последнее время стал для нее хорошим другом, не говоря уже о том, что с радостью взялся обучать ее фехтованию - надо полагать, никто из чопорных знакомых леди Ровенны не стал бы тратить на это время? Разве что Рене в очередной раз бы прочитали лекцию о том как должна себя вести леди из благородной семьи, что она уже слышала не одну сотню раз. Мартин в отличии от многих взрослых и умудренных жизнью людей, не пытался учить Рене жизни и не лез к ней в душу - однако, выходило так что девушка сама ему рассказывала о том, что было у нее на сердце. Почему с ним ей было особенно легко и просто общаться, так что Ренни надеялась, что ее любимая мама в конце-концов согласится на предложение Рейеса. Она как никто другой заслуживала достойного и любящего супруга, что станет носить ее на руках, сдувать пылинки и предугадывать все желания.
-Прошу прощения, что помешала.., -улыбнулась Рене, когда двое пылких влюбленных наконец оторвались друг от друга. -Я только принесла компресс и уже спешу исчезнуть. О боги... у вас кажется начал наливаться синяк....
-Ничего страшного, дорогая, -ответил Мартин, ответно улыбнувшись девушке. -Шрамы и боевые отметины лишь украшают мужчину. Спасибо за компресс. Нам с твоей мамой нужно поговорить, так что мы тебя ненадолго оставим.
-Хорошо, только не забудьте про обед. Я уже обрадовала бабушку, что вы от нас скоро не уйдете, -с деланно-серьезным выражением лица, произнесла Рене, а затем рассмеялась, не сдержавшись. -Она просто неподражаема, когда старается быть вежливой, даже если очень сердита.
Мартин нисколько не сомневался, что причиной сердитого настроения госпожи Бонне был именно он... но отказываться от возможности видеть Рию в угоду ее маменьке, некромант не собирался. Отказавшись переехать к нему, Рианнон по счастью не была против частых и приятных встреч в ее личных апартаментах. Естественно, тот факт что нежелательный гость едва ли не каждый день оставался на ночь в комнате прелестной белокурой нерисски не могло не злить Ровенну, тем более что она была не в силах повлиять на свою дочь.
-Риа... я очень долго откладывал этот разговор... потому что не знал как начать и не хотел портить то что сейчас есть у нас, -решительно произнес Мартин, оказавшись в хорошо знакомой ему спальне. -Давай присядем?
Усевшись на край постели, мужчина протянул руку своей пассии и когда она присела рядом, продолжил далее. Интуиция говорила в пользу того что Рие может не понравится то что она услышит... а еще в разговоре совершенно точно всплывут старые обиды, которые никуда не делись, а лишь временно были забыты.
-В общем... слова твоей матери о последствиях нашего романа не давали мне покоя, -сказал некромант, взглянув на свою возлюбленную. -Скажи мне честно... Ренни ведь моя дочь?

Отредактировано Мартин Рейес (13-11-2018 23:13:41)

+1

5

У Рианнон не было времени удивиться желанию Рейеса поговорить с ней. Ведь мужчина не стал отказывать себе в удовольствии исполнения своих желаний и подарил своей любовнице не один поцелуй, напоминая ей о времени, проведенным вместе, казалось, еще не так давно. К тому же для этого было прекрасно подобрано время и место, пока Рене отправилась за компрессом для своего учителя, а леди Бонне находилась в библиотеке, будто старая лиса, зализывала раны после перепалки с дочерью. Правда, подобное сравнение все-таки будет не приемлемым для чародейки, что сумела сохранить свою женскую красоту и все еще привлекала к себе взоры мужчин.
Конечно, в саду их без преград могла увидеть Рене, стоило ей только вернуться бесшумно быстро, ибо сорванец, казалось, едва касалась своими ногами земли, когда передвигалась. Еще не так давно, Рианнон надеялась утаить в тайне свою связь с Мартином, однако от любопытной девчонки, как и по вине бестактного своеволия мантарисца, что излишне часто задерживался в гостях у Риан этим летом, было сложно утаить шило в мешке.
И все-таки, устоять перед поцелуем этого хитреца, белокурая чародейка не смогла. Так что, вскоре их прервала дочь, тактично извинившись перед старшими.
- Ты не помешала, - произнесла Рианнон, справедливо рассудив, что им с Мартином все-таки следовало быть более сдержанными. В особенности, когда они были в публичном месте, где их могли видеть ее дочь или мать. Раздражать последнюю пуще прежнего у чародейки не было желания. Как бы там ни было, а несмотря ни на что, на сердце чародейки тлела надежда на то, что рано или поздно у них с Ровенной все будет хорошо. Или все будет лучше, чем обычно.
Она должна была отметить, что подобное не повторится, но не была уверенна в том, что подобные слова будут правдивы. Наплевать на нормы общества, что не осуждает куртуазность лигийского бытья, но взывает к осторожности подданных, было так свойственно Рейесу…
- Ты уже второй раз говоришь о необходимости разговора, - вслух отметила Рианнон, когда они оставили Рене в саду, пока сами взяли направление на дверь в дом, стены которого веяли прохладой, столь желанной в летнее время года. – Ты меня заинтриговал, Мартин, - добавила женщина следом, покосившись на мужчину. Некромант не спешил делиться своими размышлениями пока, а она не взялась допрашивать. Именно поэтому леди последовала первой вверх по ступенькам к хорошо знакомым Рейесу покоям, в коих она невольно заметила, как много вещей мантарисца стало оставаться после его визитов.
- Так о чем ты хотел поговорить? – спросила чаровница, сняв с шеи тонкую золотую нить, на которой находилась изящная подвеска. Ее женщина отправила вскоре в шкатулку, на ее туалетном столике, дабы не порвалась ненароком.
По правде говоря, Риа была склонна полагать, что ее любовник снова обнимет ее со спины, начав развязывать шнуровку ее платья, желая соблазнить. Так он не единожды поступал, и не единожды она сдавалась ему на милость. Но на этот раз все было несколько иначе. И ощутимые перемены встревожили чародейку, что уселась на постель, как того и хотел Мартин, притянувший ее за руку, будто она не решилась бы без его помощи.
- Да? – она нахмурилась, не понимая, что собирается ей сказать любовник, ведь вариантов была масса.
Мантарисец не стал долго ходить вокруг да около. Мужчина огласил свой вопрос, наличие которого чародейка не ожидала. Стоит ли говорить, что Рианнон не имела ни малейшего понятия, как выкрутиться из такой ситуации.
- Что?! – переспросила женщина любовника.
На самом деле, она хотела бы спросить у него другое. Как он пришел к такому выводу?!
- Нет, конечно! – убедительно скривившись, чародейка отрицательно покачала головой, вложив в свои действия максимум спокойствия и удивления. – Я всегда знала, что у тебя хорошая фантазия, Мартин. Но не настолько же?! – она хмыкнула, изогнув губы в улыбке, прежде чем поднялась с постели, направившись к туалетному столику, надеясь, что разговор на этом будет закончен.
Другой вопрос, о чем это таком говорила мать с Мартином, чтобы тому на ум пришли мысли, коих у мужчины быть не должно было быть при себе.
- Это все? - спросила она, подтверждая, что тема исчерпала себя. Для нее уж точно.

+1

6

Мартину было очень любопытно - что ответит Рианнон на его заявление? По сути дела, ей незачем было уже хранить тайну, раз уж они снова сошлись... пусть даже своенравная возлюбленная Рейеса пока что наотрез отказывалась переехать к нему. Проверив свои догадки относительно возможного отцовства, мантиец чувствовал себя еще более виноватым перед Рией - если бы только он узнал тогда, что она в положении, то не задумываясь послал бы своего папашу куда подальше. По сути дела, ему Мартин не был ничем обязан, разве что фактом своего появления на свет, но не более того. С тех пор как мать увезла его в Тар Эвернесс, отец не особенно порывался наладить с ним отношения - они виделись несколько раз, когда Франциско приезжал по каким-то торговым делам. Но естественно, этого было мало, чтобы лучше узнать друг друга...
В общем, если бы можно было исправить собственную судьбу, Рейес бы обязательно остался со своей пассией. Но чего уж там говорить? Сейчас в его силах было попытаться исправить собственные ошибки и наладить отношения не только с единственной и любимой женщиной, но и с взрослой дочерью.
Он с нетерпением ожидал ответа Рии и ничуть не удивился, когда услышал его. Но после проведенного "расследования", Мартин нисколько не сомневался в правоте своих выводов, ведь Ренни весьма охотно рассказывала ему о себе.
-Это не фантазия, милая... просто я хорошо умею считать, -ответил Рейес, взглянув на свою ненаглядную. -Ренни родилась после того как я уехал в Мантарис и судя по дате ее рождения, ты забеременела до того как вышла замуж.
-Это все? -поинтересовалась тем временем белокурая нерисска, явно давая понять что не желает обсуждать эту тему. Но Рейес умел быть достаточно упрямым, да и идти на попятную уже было поздно.
-Когда твоя мать сказала о последствиях нашего бурного романа, я не сразу догадался, что речь шла о нашем общем ребенке... а когда меня осенило, я решил познакомиться с Рене и все выяснить, -продолжил Мартин. -Я познакомился с ней в Студиуме и мы разговорились...
Вообще-то эта версия не была правдивой, потому как судьба столкнула Мартина и Рене на одной из улиц Тар Эвернесса. Отчаянно смелая девчонка тоже любила нарушать правила родного учебного заведения, как и ее родители когда-то - и в тот самый день когда Рейес решил поговорить с Ренни, у нее было назначено свидание в городе. Молодой человек, с которым Рене познакомилась во время одной из вылазок из Студиума, почему-то задержался, но к девушке прилипло трое других, решивших что она станет легкой добычей.
Однако, всего этого явно не стоило рассказывать Рии? Мартин решил слегка приврать, ведь сейчас эта история уже не была важна - главное что он сумел помочь Рене.
-...и как-то раз, после занятия фехтованием, Ренни сказала мне что хочет найти своего отца, -совершенно спокойно произнес некромант. -Я не удержался и поинтересовался, что она имеет в виду - и тут она мне сказала, что мессер Мерсье ей не родной отец.
"Он никогда особенно не заботился обо мне... и я не понимала в чем дело и долгое время думала что он мечтал о сыне, но не получил его, -вспомнились Рейесу слова Рене. -Мне было обидно, но он словно поставил между нами непробиваемую стену... и я привыкла к этому, со временем. Но как-то раз, вечером, незадолго до того как мама развелась с отцом, я случайно услышала их разговор на повышенных тонах. Не буду передавать все его содержание... но суть была в том, что у мамы были отношения до ее замужества. Но почему-то она не могла быть вместе с человеком которого любила..."
-Как я понял, она услышала то что не было предназначено для ее ушей, -Мартин поднялся с постели и подойдя к Рианнон, положил ей руки на плечи. -Послушай... я знаю как виноват перед тобой - и тот факт, что у нас есть общий ребенок, делает мою вину еще горше. Если бы я только знал что все так обернется, я бы отказался от той поездки. Об этой ошибке я жалею больше всего... поверь мне.

+1

7

Ложь во благо – именно так Рианнон думала о том секрете, который хранила из года в год так, словно он был зеницей ее ока. В самом деле, чародейка была привязана к своему ребенку и не желала своей дочери зла, с которым столкнулась в свое время: чопорное общество бывает весьма взыскательно к безродным и незаконнорожденным детям, которых неизбежно ранит. И пускай она смогла свой изъян превратить в свое преимущество, о подобной участи для своей дочери она не мечтала никогда. Как бы там ни было, а для своих детей родители всегда избирают тот путь, что видится им более легким и простым, нежели путь тернистых истязаний всех превратностей судьбы, с которыми им самим пришлось не единожды повидаться.
Да, сейчас у чародейки появилась уникальная возможность выдать свою тайну любовнику, на котором была вина, как в ее несчастье, так и в счастье тоже. Однако в своем упрямстве женщина не уступала своему любовнику. А потому, раз уже она однажды решила сокрыть этот секрет от всего мира, так тому и быть. Ибо даже ее бывший муж не осмелился рассказать о своих догадках. По крайней мере, в этом была убеждена Риа, и у нее были все основания быть уверенной в этом положении дел.
- Это ничего не значит, - стояла на своем нерисска. – Не вижу ничего удивительного в том, что ты связываешь свой отъезд с ней, - добавила она, стараясь вложить в свои слова как можно больше уверенности. – Преждевременными родами никого не удивишь, - тихо произнесла чародейка свое давнее оправдание, к которому изредка за все эти годы, но обращались посторонние.
Когда Мартин заявил о том, что именно слова ее матери заставили его задуматься о том, что же было вложено в смысл слов о «последствиях», Риа невольно улыбнулась, покачав головой. Она не могла поверить, что именно Ровенна была той женщиной, что потянула за клубок старых тайн, над которыми они обе тряслись, надеясь оберечь. А ведь совсем недавно они спорили на эту тему!
Повернувшись лицом к Мартину, его давняя зазноба внимательно слышала краткий экскурс к истории незамысловатого детектива, в котором мужчина решил докопаться до истины. И, по правде говоря, Лоран не знала, что было хуже в этом всем: что Рене узнала правду так случайно и неожиданно, даже не взявшись спрашивать у своей матери, или тот факт, что она рассказала обо всем тому, кому не стоило этого точно говорить.
- Ты врешь, - заявила категорично Риан. – Ты врешь! Она не могла такого слышать, - произнесла чародейка, мотнув головой. Сцепив губы в тонкую линию, женщина не знала, что еще сказать. Сейчас она походила на ящерицу, которой наступили на хвост, а она хаотично размышляла – стоит ли ей избавлять от этого хвоста или нет.
- У тебя есть ребенок, Мартин, - напомнила своему любовнику Рианнон. – Вот и займись своей дочерью, а к моей более не приближайся. Я тебе запрещаю, - продолжила следом чародейка. Быть может, она пошла по неверному пути эмоциональных решений, что присущи только женщинам, но уже было поздно. Синеглазой нерисске казалось это единственно верным в данной ситуации. – Зря я разрешила ей эти уроки фехтования. Ни к чему хорошему они не привели, - добавила женщина следом, вложив в свой тон всю ту холодность, на которую была только способна.
И с этой холодностью она велела уйти мужчине, указав на дверь: - Ты знаешь, где выход. Уходи, и более не приходи без приглашения.
Она надеялась, что ее слова пришлись в самое яблочко – поразили мужское самолюбие, по крайней мере. Но в какой-то степени теперь Рианнон не была уверенна в том, что сможет контролировать ситуацию впредь. Она была рассержена, если не сказать – в ярости, и подобно змее слепо нападала на то, что было у нее на пути.

+1

8

Мартин не рассчитывал на то что Риа подтвердит его догадки... не стоило забывать о том, что у нее было полное право обижаться на него, а обиженная женщина это тот еще крепкий орешек. Для того чтобы вернуть прежние отношения со своей возлюбленной хитрецу Рейесу нужно было очень постараться и он не собирался сдаваться, даже если услышит категоричное "нет" на все свои вопросы. Впрочем, то что ему довелось услышать, было намного хуже чем самый лаконичный отказ? Рианнон похоже не на шутку рассердили его расспросы, потому как спустя пару минут, она решила все быстро и по-своему: не только запретив Мартину приближаться к Рене, но и указав ему на дверь.
Как говорится, финита ля комедия?
Возможно, будь на месте Рейеса кто-то другой, Рианнон удалось бы его прогнать, но по всей видимости, белокурая нерисска забыла за столько лет, каким упрямым мог быть ее благоверный. Так было еще с их знакомства в Студиуме - если она отказывалась нарушать правила, Мартину всегда удавалось ее уговорить передумать. Вот и сейчас, его ничуть не напугала категоричность, с которой ненаглядная зазноба решила выставить его из своей комнаты.
То была лишь первая почти (только почти!) проигранная битва, тогда как "войну" Мартин еще не проиграл. И не собирался проигрывать, потому как не был намерен более расставаться с Рией.
-Я не вру... я лишь повторил то что услышал от Ренни, -совершенно спокойно произнес Рейес. -И раз она поделась этим со мной, то следовательно не решилась поговорить с тобой или с леди Ровенной. Да и к тому же, эта девчонка обожает все делать по-своему, так что решила что сумеет найти своего отца самостоятельно - и заметь, я ничего ей не рассказывал, решив прежде поговорить с тобой.
Все эти аргументы были вполне разумными, если бы только Риа не была сейчас сердита на Мартина. А когда дама изволит злится, лучше всего дать ей возможность выпустить пар и успокоиться. К слову говоря, для этого был один прекрасный способ, которым некромант собирался воспользоваться в финале этой беседы на повышенных тонах.
-Я хорошо помню, что у меня есть ребенок... но теперь, когда я выяснил что Кая не единственная моя дочь, то не собираюсь отступать. Однажды я уже совершил большую глупость и больше так не поступлю, -все так же спокойно ответил своей возлюбленной Мартин. -Ты ведь не хочешь чтобы я уходил, Риа... иначе бы ты никогда не позволила мне вновь приблизится к тебе. Вместо того чтобы ссориться, давай лучше подумаем о нас? Я люблю тебя и мы можем быть очень счастливы, а если ты думаешь что я могу вот так запросто уйти, то очень ошибаешься.
Сейчас Мартин вполне мог схлопотать по физиономии, но даже несмотря на это он рискнул приблизится к Рианнон и обнять ее, прежде чем она попыталась его оттолкнуть. Но Рейес был сильнее и не выпустил пойманную птичку из своих объятий, держа ее сильно, но при этом очень аккуратно, дабы ненароком не сделать ей больно.
-Хватит уже сопротивляться неизбежному, Риа... я полюбил тебя, когда был еще совсем мальчишкой и мне не нужен никто кроме тебя. Я знаю, что мне недостаточно признать свою вину, чтобы ты меня простила.., -тихо произнес Мартин. -Объясни мне, что такого в том, что мне довелось узнать правду?? То что ты сердишься, наглядно доказывает правоту моих догадок... Я хочу заботится о тебе и о нашей дочери, слышишь?? Ты сама знаешь, что сделаю для тебя все что угодно, кроме одного. У тебя не получится выставить меня вон из своей жизни.
Притянув Рианнон ближе, Рейес поставил закономерную точку в виде очередного жаркого поцелуя в беседе. Пожалуй, они продолжат ее чуть позже, после того как пустят свою энергию в более мирное и продуктивное русло?
Тем временем, Рене составила компанию своей строгой бабушке в столовой, которая пожелала поинтересоваться тем как идут дела в Студиуме у внучки. Слушая очередную лекцию о том что надо стараться на учебе, чтобы чего-либо достичь, девушка лишь вздохнула. Она, как и ее отец когда-то, тоже считала, что надо иногда давать себе возможность передохнуть от зубрежки... тем более что сейчас ведь были каникулы и можно было на время забыть про Студиум.
-Бабушка, я ведь итак стараюсь, -пожала плечами Рене, посмотрев на Ровенну. -И я обещаю что буду стараться и впредь, когда снова начнутся занятия. Пока идут каникулы, я бы хотела встречаться с друзьями и заниматься тем что мне интересно... Разве не для этого нас отпускают из Студиума?
-Значит ты намерена и дальше заниматься фехтованием? Я высказала свое мнение по этому вопросу твоей матери, моя дорогая... и считаю что она должна была запретить тебе тратить на это время, -ответила Ровенна. -Тебе пора уже вести себя как леди и подумать о своем будущем.
-Мне нравится фехтовать... что тут такого? Мартин прекрасный наставник и замечательный друг - мне бы не хотелось отказываться от его общества. К тому же у него отношения с мамой и я хочу узнать его получше...-вздохнула Рене. -И если вы намекаете на замужество, то я еще не готова к этому.
-Я просила твою мать не принимать более этого человека и найти себе более подходящего мужчину, -не сдержалась Ровенна, кивнув служанке чтобы подавала чай. -Ей нужен человек, которому можно доверять и за которым она будет словно за каменной стеной. Я надеялась что она не станет наступать на одни и те же грабли, словно глупая девчонка!
-Я знаю что Мартин встречался с мамой, когда они были совсем еще юными, -от Рене не ускользнула интонация, с которой ее бабушка произнесла свою последнюю фразу. Интересно, почему она имеет зуб на Мартина? -Почему бы им сейчас не сойтись? Мне кажется что он нравится маме... и она изменилась, с тех пор как стала встречаться с ним. Стала счастливее выглядеть - вам так не кажется?
-Ты так же упряма как и твоя мать, -лишь покачала головой Ровенна. -Однако, тебе это простительно, ведь ты еще очень молода и совершенно не знаешь жизни. Когда-нибудь, ты поймешь, что я желаю тебе и Рианнон только лишь добра... я очень надеюсь на это.
Рене взяла чашку ароматного фруктового чая и подумала о том, что бабушка выбрала весьма странный способ чтобы осчастливить свою старшую дочь. Что хорошего может выйти, если каждый божий день пилить человека, намекая что он не в состоянии сам сделать для себя правильный выбор? И говоря о "подходящем мужчине" Ровенна скорее всего забыла о своем замужестве... ведь сколько Ренни себя помнила, она никогда не видела бабушку особенно счастливой с мессером Бонне. Со стороны складывалось впечатление, что им обоим лучше врозь чем вместе - если это и есть истинно счастливое замужество, то Рене не хотела такого для себя, но вслух своих умозаключений озвучивать не стала.
Незачем было подливать масла в огонь, когда Ровенна была итак на взводе. Тем более что Риа и Мартин кажется снова решили пропустить чаепитие перед обедом?

+1

9

Сложно было сказать, что было хуже всего в данной ситуации: то, что Мартин Рейес сохранял полнейшую уверенность в себе и не думал уступить женскому желанию, высказанному громко и отчетливо, или тот факт, что мужчина даже не рассматривал подобного исхода. Быть может, если бы мантиец ушел восвояси, Рианнон придумала какое-нибудь оправдание, над которым не потрудилась раньше. Однако в темных глазах некроманта нельзя было разглядеть размышлений и уж тем более сомнений относительно грядущих действий. Он даже не отвел взгляда в сторону, дабы проследить за направлением руки своей возлюбленной, что не желала делиться с ним своими секретами, предпочитая выставить из своего дома мужчину, как и советовала уже не единожды ей Ровенна.
На самом деле, часть чародейки была готова расколоться, обрушив на совесть любовника муки, что ими должна была наградить совесть. Он был виноват перед ней в том, что оставил в самый не подходящий для этого момент. И пускай она не единожды нарекала его бессовестным, Риа знала, что это было далеко не так. Порой он поступал цинично, оправдано расчетливо, но всегда согласно кодексу своей своеобразной чести. Поэтому она не сомневалась в том, что смогла бы уязвить отца своего ребенка, оказавшегося сметливым настолько, чтобы раскрыть деликатную тайну своей давней подруги. Но с другой стороны, она не желала менять положение дел. Во всяком случае, в данный момент времени уж точно. Сейчас, когда Рене важна была стабильность, а Рианнон – уверенность в мужчине, который однажды ее подвел, было не время открывать правду.
- Нет, ты не помнишь, что у тебя есть ребенок! – Рене возразила своему любовнику, не удержав в узде свои эмоции. – Ты пренебрегаешь своей дочерью, уделяя внимание моей. Как ты думаешь, именно так поступает хороший отец?! – большую часть слов, сказанных мужчиной, Рианнон, естественно, пропустила мимо своих ушей.
- Уходи, Мартин, - снова попыталась женщина прогнать любовника. И в этом Мартин не отличался от белокурой нериски, умело пропустив мимо своих ушей то, что она пыталась до него донести. - Я сейчас не в настроении, - кажется, однажды уже говорила Рейесу нечто подобное. И как прежде чародейка предприняла попытку уйти из объятий мантарисца, попутно ударив его руке, которой он вскоре ее притянул к себе, сокращая дистанцию между ними.
Увы, ей некуда было больше отступать назад, поскольку позади нее находился туалетный столик с зеркалом, у которого чародейка и искала не так давно опоры, от которой она не отступала, но у которой он все-таки смог пробить слабую защиту. Завладев устами чародейки, Мартин не стал отпускать ее, и уж тем более не стал поддаваться ее попыткам освободиться и образумить мужчину, которого она даже не единожды ударила, прежде чем ткань платья не начала трещать. Правда, на подобные детали Рейес не обращал своего бесценного внимания, тогда как Риан вскоре пришлось познать вкус очередного единения, что произошло на том самом столике, прежде чем они перебрались на постель.
Когда волна страсти пошла на спад, Лоран молчала. Положив голову на подушку, она упрямо не смотрела на Мартина, не зная, с чего начать распутывать тот старый клубок тайн, который она сколь тщательно охраняла. Однако долго так продолжаться не должно было, а потому чародейка решилась тихо поведать Рейесу то, что его интересовало. Или интересовало лишь частично. Ибо какому мужчине будет не все равно?
- Когда я узнала о беременности, ты был уже в Мантарисе, - произнесла она, не решительно посмотрев на Мартина. – Обещай, что не скажешь Рене то, что узнал, - настойчиво добавила Рианнон.

+1

10

Все что сказала Мартину Риа до того как снова позволила себе поддаться неудержимому соблазну было верно от первого и до последнего слова. Рейес действительно никогда не был хорошим отцом и частенько забывал о своем ребенке. Заботится о Кае и хоть как-то уделять ей время его заставляла Нелле, всегда умевшая тонко и четко находить необходимые жизненные компромиссы. Но что уж тут скажешь? Человеку сложно поменять самого себя, особенно если большинство его привычек давно уже стали частью натуры... да и к тому же, Рейеса устраивало созданное им положение вещей.
А вот теперь, с открывшейся правдой относительно Ренни, все должно было измениться. Она была ребенком от безмерно любимой женщины и Мартин не собирался отказываться от своего отцовства. Пусть даже в случае Рене это было несколько поздновато, ведь дочка уже была взрослой и сформировавшейся личностью... но все-таки чародей не мог просто принять и забыть тот факт что у него была еще одна дочь.
Однако, обо всем этом можно было подумать и позже? Потому как недолгая "схватка" с Рией закончилась по обычному для них обоих сценарию - она сдалась, а он был рад забыть обо всем на свете в самых нежных и желанных на свете объятиях. И даже парочка пощечин, которыми Рианнон все же успела наградить своего наглого любовника не могла испортить блаженства очередной жаркой близости.
Наверное, именно о таком вот случае и было сказано - следует уметь направлять свою неуемную энергию в мирное русло?
После того как очередная волна страсти схлынула, оставив после себя привычную приятную усталость, они лежали рядом и Мартин не торопился нарушать блаженной тишины (иначе и не скажешь?) что воцарилась в спальне Рии. По сути дела, после сегодняшнего бурного выяснения отношений, финальная реплика должна была принадлежать ей и Рейес был намерен ее дождаться, не забывая впрочем нежно обнимать свою ненаглядную зазнобу.
-Когда я узнала о беременности, ты был уже в Мантарисе, -наконец решила прервать молчание Рианнон. -Обещай, что не скажешь Рене то, что узнал.
-Я так и думал... и осознание этого, делает мою вину еще горше. Пусть даже запоздалые сожаления уже ничего не изменят, -ответил Рейес, притянув Рию ближе к себе. -Я обещаю, раз ты так хочешь... мне кажется, что ты должна сама рассказать ей правду. Не сейчас, а когда сочтешь нужным. Нелегко давать тебе такое обещание, но я не хочу потерять то что нам удалось обрести. Я люблю тебя еще сильнее чем прежде и ты мне очень нужна, слышишь?
Можно было поистине бесконечно говорить о собственной вине, сожалениях и принятых когда-то решениях, что так или иначе повлияли на сегодняшнюю жизнь - но будет ли в этом толк? Мартин знал, что Риа не желает вновь быть обманутой и лишь поэтому не соглашается вернуть их прежние отношения. Когда они были беззаботны и счастливы и жили вместе, не предполагая какие испытания намерена подбросить судьба-злодейка. Дать женщине уверенность в своем избраннике могут лишь какие-то значимые поступки и решения с его стороны... а проявить себя на этом поприще у Мартина пока что не было возможности.
Впрочем, как говорят в народе, еще не вечер? Пока что он был рад тому что может почти каждый божий день видеть Рию - и если отбросить в сторону прошлое, то между ними ничего не изменилось. Им было также хорошо вместе как и в юности и Рейес не намерен был от этого отказываться.
-Скажи мне пожалуйста одну вещь... ты не думала о том, что Ренни захочет сама докопаться до истины? -поинтересовался Мартин, после очередного приятного поцелуя - уже более нежного и неторопливого, чем те что были подарены возлюбленной в сумасшедшем водовороте страсти. -Она тоже умеет быть очень упрямой... и похоже что унаследовала истинно ослиное упрямство и можно даже сказать упертость от нас обоих. Что будет, если Рене начнет расспрашивать людей, которые были свидетелями нашего бурного романа во время учебы? Профессор де Витт, над которым я так безжалостно издевался на лекциях, все еще преподает в Студиуме...

+1

11

Когда твой секрет становится достоянием человека, которому вверять его не было особенного желания, невольно начинаешь ощущать опасения, что круг его хранителей станет еще шире. Пожалуй, примерно это и ощущала Рианнон в это мгновение, когда попыталась то ли объясниться со своим любовником, то ли оправдаться. Именно так и казалось белокурой чародейке с Нериса, когда слова уже слетели с кончика ее языка. Быть может, стоило сказать иначе, но было уже поздно, ведь слово подобно птице – вылетит, и не поймаешь.
Впрочем, оглядываясь назад к тому дню, что все еще таился в ее памяти, будто он произошел вчера, а не больше пятнадцати лет тому назад, Лоран помнила, почему не стала извещать о своем интересном положении любовнику, отбывшему в Мантарис по зову своего родителя.
Ведь она хотела написать ему. Она хотела известить отца своего ребенка, спрашивая его совета.
Вот только не написала, не известила. Он сам не давал о себе знать, подтверждая подозрения чародейки в том, что ее использовали и устранили из своей жизни; забыли, бросили и не вспоминали. Впрочем, эти подозрения были подогреты Ровенной, никогда не симпатизировавшей возлюбленному своей талантливой дочери.
К счастью, Мартин дал ей то обещание, которого он так желала. К тому же мужчина и не стал уходить от той вины, которую ему справедливо ставили подобно клейму, что не могло не понравиться чародейке, невольно приподнявшей уголки губ в полуулыбке, сопровожденной тихим вздохом, что утонул в поцелуе, который подарил своей давней пассии мужчина.
- Я не хотела обвинять тебя, - оказавшись в более тесных объятиях, чем прежде, произнесла Риа. – Мне не хотелось ворошить прошлое. И я надеялась, что Рене никогда не узнает правды. Как и ты, - сглотнув, честно призналась женщина, глядя в глаза своего любовника, в которых надеялась рассмотреть понимание. Как бы там ни было, а ворошить былые обиды не так уж и часто являет собой процесс приятный и трепетный.
Однако она не могла знать, какого ответа от нее ожидал Мартин, решивший развить вполне справедливые предположения того, что стоило ожидать от Рене. А ведь мужчина так нежно называл по имени – Ренни, что эта нежность приятно ласкала слух.
- Она никогда не была простым ребенком, и всегда требовала к себе много внимания, - качнув головой, Рианнон невольно улыбнулась, рассказывая Мартину об их ребенке. Ранее она не позволяла себе подобных разговоров, ибо не хотела выдать себя, да и считала, что подобные разговоры не были интересны мужчине. – Поэтому я не решалась заводить еще одного ребенка. Тем более, когда знаю, насколько сильно можно чувствовать себя чужим среди своих, - добавила чародейка, конечно же, имея в виду своих единокровных брата и сестру. Тех, кто никогда ей не был дорог и близок. – Знаю, что она начнет докапываться до истины, - повернувшись на бок, так чтобы подложить под голову руку, имея возможность вести далее беседу, продолжила Рианнон. – Но я надеюсь, что сначала, когда это для нее будет так важно, она придет ко мне с этим вопросом. Я надеюсь спросит прямо, а не будет докапываться до каждого, - продолжила она, дотянувшись рукой до волос Рейеса, чтобы убрать влажные кудри его волос на бок.
- Почему ты мне не писал тогда, Мартин? – после спросила она, все еще ощущая, как жжет обида за былое. – Если бы ты написал мне, хотя бы короткую записку, хотя бы пару слов, все могло сложиться совсем иначе… - она отвела взгляд в сторону, не желая демонстрировать всей горечи, что была отчетливо видна в ее глазах. Сложно реагировать иначе, когда добрый кусок жизни можно счесть ошибочным.

+1

12

-Риа, прежде чем ответить на твой вопрос, позволь задать еще один? Почему бы не рассказать Рене всей правды о нас? -совершенно серьезно решил поинтересоваться Рейес. -Я не слишком хороший отец, это верно... но я постараюсь исправится. Мне нет оправдания, но быть может, когда ты услышишь мою историю, то поймешь почему мне было не до моего ребенка? Когда я получил то проклятущее письмо от отца, моя мать предоставила мне самому решать как поступить... и если бы можно было повернуть время вспять, я бы никуда не поехал. Но что сделано то сделано и остается лишь смириться с последствиями моего решения...
Мартин не стал сейчас рассказывать Рианнон, что получив письмо от отца, очень обрадовался. Он думал что тот решил наладить наконец отношения и потому помчался в Мантарис, естественно надеясь вскоре вернутся. Вот только реальность порой бывает совершенно отличной от наших ожиданий... и потому все пошло совершенно не так как хотелось Рейесу.
-Я приехал в Мантарис и застал отца при смерти... ему уже ничего не могло помочь, к моему большому сожалению. Когда он умер и мне прочитали его последнюю волю, то оказалось что все его дело отныне перешло под мое управление. Несколько дорогих борделей, доля в работорговле и тому подобное - отец стал достойным продолжателем того что когда-то начали его славные предки. Его хорошо знали в городе и местные бандиты его уважали - для них он был своим.., -начал свой рассказ Рейес. -Пока отец был болен, они успели поделить его успешное предприятие между собой, по сути дела наплевав на то что имеется законный наследник. После того как завещание отца было обнародовано и вступило в силу, для меня начался истинный ад, Риа - не было не единого спокойного дня, а смерть буквально подстерегала за каждым углом. Старый дом отца спалили на третий день после его смерти и мне чудом удалось уцелеть. Надо было тогда все бросить и вернуться в столицу... но это же я и мне захотелось доказать этим людям, что и меня стоит принимать в расчет.
То было поистине "веселое" времечко, если не сказать больше! Потенциальная жертва решила превратится в опасного хищника, начав охоту на своих обидчиков. Опять же, незачем было рассказывать Рии многих подробностей тех дней - особенно о том как Мартин избавлялся от конкурентов посредством умело приготовленного яда... того самого, от которого едва не отправился в лучший мир мессер Бандинелли. Но если банкир в конце-концов получил противоядие, то оппоненты Рейеса его естественно не дождались и участь их была весьма незавидна.
-Это была настоящая война, Риа... меня выслеживали, а я старался не оставаться в долгу. Когда же все более или менее наладилось, я поехал в Тар Эвернесс чтобы все объяснить тебе - ведь нечто подобное не стоит доверять бумаге - но узнал что ты вышла замуж и уехала в Нерис, -тяжко вздохнул Мартин. -Я получил то что заслужил и вернулся в Мантарис... потому как все в Тар Эвернессе напоминало мне о тебе. Потом я втянулся в отцовское дело, компаньоны зауважали меня и в конце-концов, с их подачи я начал игру в политику. Ну а после, мне довелось узнать что ты рассталась с мужем и вернулась в столицу... и тут я подумал, что у нас есть второй шанс. Знаю что я не самый лучший человек на свете и не заслуживаю столь драгоценного дара как дочь - но, как я уже говорил, я постараюсь измениться. Ты ведь поможешь мне наладить отношения с Каэтаной? Мне бы хотелось познакомить девчонок... Кая ведь скоро должна будет уехать в Студиум и ей надо научиться жить в социуме. Всегда легче добиваться поставленных целей, если рядом есть надежный и верный друг. Они ведь во многом похожи по характеру и наверняка сумеют найти общий язык.
Возможно, вся эта история тянула лишь на слабое оправдание, благо что о многом Мартин благоразумно умолчал... но главную мысль своего повествования он не утаил от своей любимой. Если бы не его вечное ослиное упрямство, он мог бы сейчас быть мертв - и это без малейшего преувеличения. И хотя какая-либо опасность для него давно уже миновала, Рейес все же был рад, что теперь ему не нужно самому возится с делами в Мантарисе. Наконец наступило время разобраться со своей жизнью и постараться исправить все допущенные ранее ошибки, как бы это не было сложно. Во всяком случае начало уже было положено?

Отредактировано Мартин Рейес (30-11-2018 04:52:10)

+1

13

Если бы … сколь опасными могли быть подобные предположения, втягивающие в пучину нереализованных мечтаний и надежд, которым уже не суждено было стать действительностью? В самом деле, Рианнон знала, что это было не самым лучшим продолжением разговора – упоминанием всех тех не реализованных надежд и мечтаний, которые ранее хранили двух давних любовников, что и в этот день делили постель, не без горечи вспоминая о том, что было уже не под силу никому изменить. Конечно, чародейка, которая всегда отличалась целеустремленностью и амбициями, не желала ступать по тонкому льду, покрытому далее тех слов, что были произнесены Мартином. Не оглядываться назад – казалось ей верным решением. И до этого откровенного разговора она предпочитала именно так и поступать, закрывать глаза на ту обиду, что точила подобно червю ее изнутри, не давая полностью довериться мужчине, с которым она связывала как свои лучшие, так и худшие воспоминания.
Сев в постели, Рианнон не стала отворачиваться от Мартина, когда он решил поведать ей свою историю. Но не той, какой она ее знала, но той, которой она была на самом деле. И ведь, надо сказать, что все было несколько менее радужно, чем ей казалось со стороны…
Она знала, что у ее любовника не было достаточно крепких отношений с его отцом, который предпочитал жить своей жизнью в Мантарисе, пока его бывшая супруга опекала их общего ребенка. Знала, что в какой-то степени опека матери наскучила Рейесу, что быстро отозвался на призыв своего отца и умчался, как казалось Лоран, на край света, в Мантарис, столь далекий от сердца Эйвера и близкий к враждебному Эстанесу. Нельзя сказать, что она не пыталась его отговорить тогда от поездки. В самом деле, она не хотела отпускать Мартина восвояси, но поддержала его, вопреки собственному беспокойству…
Однако вскоре она потеряла его, как боялась!
Не мешая рассказу Мартина, чародейка не единожды поймала себя на мысли, что хотела бы позволить очередному «если бы» ожить настоящей картиной несбыточного будущего, в котором они могли бы быть одной семьей, а у Рене, быть может, могла бы быть еще сестра или даже брат. Но это было не суждено им. Судьбе было угодно иначе.
- Время не было нашим союзником, - коротко констатировала факт Рианнон, посмотрев на Рейеса, когда тот огласил свою просьбу о помощи.
Она отрицательно покачала головой, заставляя свои белокурые локоны зашевелиться у нее на спине, щекоча ее нежную кожу.
- Тебе в этом деле никто не может помочь, Мартин, - тяжко вздохнула она, не торопясь устраиваться вновь на подушке, или торопиться одеваться, давая понять, что беседа зашла в глухой кут, и ей делать в ней более нечего. Конечно, рассказ мужчины многие моменты прояснял, не давая успокоиться внутреннему голосу нериски, что не могла не сожалеть о том, чего так и не случилось. – Ты должен сам дать своей дочери хоть каплю внимания и любви, на которые она заслуживает, и за которые так жадно состязается, а ты и не замечаешь, - добавила она следом, позволив себе оставить короткую усмешку, приподняв уголок своих губ. – Если она будет видеть меня рядом слишком часто – ревность разрушит любые мои попытки, и если Каэтана узнает, что Рене - твоя дочь, и ей ты посвящаешь постоянно столько своего внимания – ты разобьешь ей сердце, - разумно заметила Лоран, говоря о том, что знала не понаслышке. Ей самой приходилось добиваться внимания матери к себе в доме отчима, дети которого никогда не станут ей по-настоящему близкими. – Я познакомлю ее с Рене, как обещала когда-то. Но тебе лучше не вмешиваться, и заняться своими отеческими обязанностями перед той дочерью, что растет в твоем доме, - она знала, что не облегчила жизнь Мартина. Но, что она могла поделать? Заводить роман с замужней женщиной она его не заставляла, а любые последствия требуют определенных мер. И последствием их связи была Рене. А вместе с ней и малоприятный брак с нелюбимым, который скрыл от глаз всех факт ее беременности. Конечно, при этом принеся заодно и определенные выгоды семье.

+1

14

Конечно же Риа была права, когда говорила что исправить отношения с Каей Мартин должен был сам. И зная ее ревнивую натуру, легко можно было предположить как вредная девчонка отреагирует на внезапное появление старшей сестры... так что здесь у Рейеса не было особого выбора, кроме как согласится со своей пассией. Сейчас стоило повременить с откровениями, постепенно и не спеша подготовив обоих девчонок к той правде, которую им рано или поздно суждено было узнать. И будет очень хорошо, если Ренни и Кая сумеют подружиться до этого знакового момента...
-Риа, я знаю что не был хорошим отцом... и поэтому спросил твоего совета, как мне лучше исправить свои ошибки, -ответил Мартин, придвинувшись ближе к Рианнон и проведя ладонью по ее груди под тонким покрывалом. -Я не могу и не хочу жить без тебя - а потому Кая должна привыкнуть видеть тебя рядом со мной. Знаю, что это будет для нее болезненно... ведь как говорит матушка, я получил свою маленькую копию, когда родилась эта вредина. По счастью, хотя бы Ренни не против меня...
Рианнон не спешила подниматься с постели и приводить себя в порядок, чем было грех не воспользоваться - так что стянув легкое атласное покрывало, которым прелестная нериска укрылась, Мартин не стал мешкать, притянув ее ближе для очередного жаркого поцелуя. Они уже успели перевести дух после первого приятного раунда... и теперь вполне можно было продолжить начатое, пропустив обед и рассердив в очередной раз леди Ровенну. Но для Рейеса это уже были мелочи жизни, как говорится в народе.
-Я все еще не теряю надежды уговорить тебя переехать ко мне.., -хитро улыбнулся Мартин, обнимая свою единственную и неповторимую. -Помнишь как мы мечтали о собственном доме? Сейчас это более чем достижимо... к тому же, у меня есть еще одна идея насчет девчонок. А что если, вместо обычного и банального знакомства, нам их куда-нибудь свозить? Например за город? Свежий воздух явно пойдет им на пользу перед будущей учебой.
Рейес уже представил себе какое-нибудь загородное имение, которое можно будет снять на несколько дней, где можно будет организовать детям хороший досуг в процессе которого они лучше узнают друг друга и подружатся. Он продолжить учить Ренни фехтованию и станет больше времени уделять Каэтане, о чем его неоднократно просила Нелле. Да и Рии давно пора уже отдохнуть от своей властной и категоричной маменьки...
-Что скажешь, любовь моя? -усевшись на постели и подложив подушку себе под спину, Мартин притянул Рию к себе на руки. Прелестная нериска не была против его объятий и потому мгновение спустя они вновь стали единым целым, позабыв обо всем на свете, в том числе и про ненужные сейчас разговоры. -Я о своем втором предложении... с первым я тебя не тороплю...
Они действительно совершенно забылись, но вынуждены были вспомнить о реальности когда раздался стук в дверь и одна из служанок сообщила, что обед будет скоро подан. Судя по всему, эта мелкая подлянка была явно устроена любимой "тещей" Мартина, так что он едва сдержался чтобы не рассмеяться. Воистину, эта женщина была непрошибаема в своем намерении помешать Рии крутить с ним роман.
-Передайте госпоже Бонне, что мы скоро будем - а как передадите, возвращайтесь, надо будет помочь леди Рианнон переодеться, -ответил Рейес, притянув свою возлюбленную ближе и вновь прильнув к ее губам. -Думаю, если мы не выйдем к столу, твоя матушка снова будет тебя пилить. Что если нам исполнить ее каприз и потом поехать развеяться в городе? Куда бы тебе хотелось пойти сегодня? Можем поехать в аукционный дом... там кажется намечалось что-то интересное.

+1

15

Мартин никогда не был одним из тех людей, что получив желаемое – остановятся на том, что уже успело перейти к ним в руки. И Рианнон об этом было прекрасно известно еще задолго до того, как Рейесу удалось вновь вернуть ее расположение или же установить со своей давней возлюбленной тесную связь, которой чародейка всячески избегалась, предполагая, что горбатого могила исправит. И ведь не ошиблась. Снова мантиец говорит ей о своих желаниях и планах, с которыми не желает ожидать или дожидаться более удобного момента. Оно то и понятно, ведь Мартин всегда был известен своей ревностью, которая заставляла даже саму нериску опасаться, но не потому, что ее любовник мог навредить ей. Причиной ее опасений были последствия, которые наступали незамедлительно, когда ревность Рейеса затрагивала самолюбие их общих знакомых или даже не последних людей. Справедливо будет сказать, что со временем «ставки выросли». И пускай они уже давно не находятся в стенах Студиума, где и судьбе было угодно их свести, они оба все еще были под пристальным вниманием своих соотечественников, но куда более пристально за ними следили их враги. Нельзя было полагать, что их совсем нет. Зависть побуждает людей на дивные и сомнительные поступки.
Тем не менее, Рианнон не торопилась отвечать на слова предложений, что щедро сыпались из уст Мартина, что не стал оттягивать момент очередной близости, ускользать от которой чародейка не собиралась. Напротив, она даже была рада тому, что у нее появилась возможность возвыситься над Рейесом, справедливо полагая, что в таком случае сможет большего добиться от своего гостя.
Устроившись сверху, она помогла ему проникнуть в себя, тихо и томно простонав, положив ладонь ему на грудь, после чего начала неспешно двигаться на нем, не препятствуя ему наблюдать за собой и тем, как наслаждение сменяет ее лицо в очередной раз. Так однажды наслаждение вытеснило с ее лица злость и даже обиду, которая играла ее тонкими чертами лица. Так сейчас она вытесняла ее вдумчивость, и даже беспокойство, что вот-вот порывалось прорваться на внешне собранную и всегда серьезную женщину.
- Нельзя торопиться, Мартин, - размеренно тихо, глядя в глаза своему мужчине, произнесла Рианнон. – А ты торопишь сейчас события. Очень, - добавила следом, растягивая движения своего тела максимально медленно и неспешно. – В любом деле спешка – не лучшее, что можно было бы придумать, - прежде чем она оказалась на подушке, где еще недавно лежал Рейес, успела проговорить чародейка.
Ну, а вскоре, когда они оба достигли вершины собственного блаженства, испытываемого ими каждый раз, когда наслаждались друг другом, их разговор, что его намеревалась продолжить Лоран, прервала служанка, постучавшаяся в дверь ее покоев. Оказавшись застигнутой врасплох дерзким ответом Мартина, Риан толкнула любовника, как делала когда-то, еще в их давнее студенческое время, когда ощущала на него обиду.
- Ты просто невыносим! – огласила чародейка, нахмурившись. Естественно, ей не понравились указания, которые мужчина оставил ее служанке, после которого она уже не была готова столь радушно принять предложение своего кавалера. – Моя мать – не твоя головная боль, Мартин. Запомни, что мне неприятно слышать ее отрицательные отзывы о тебе, но и когда ты так говоришь о ней – меня тоже задевает. Она все-таки моя мать, - сделала замечание Риа, поднявшись с постели, потянув за собой покрывало, которое еще недавно укрывало их с Рейесом.
- Я все еще думаю, что нам будет лучше не афишировать наши отношения пока, - продолжила она, подойдя к туалетному столику, у которого осталась ее нижняя рубашка, в которую она и нырнула в следующее мгновение. – Теперь, когда моя мать – триарх от Нериса, а ты – от Мантариса, наши отношения могут помешать достижению желаемого блага для наших городов, - продолжила она следом. – Мы больше не те наивные дети, которыми были в юности. Мы должны заботиться о наших городах, о наших детях, а не только о себе, - она нахмурилась, что мог видеть Мартин в отражении зеркала. – Я не буду против, если ты продолжишь заниматься с Рене фехтованием, но речи не может быть о больше двух занятиях в неделю. Это мое условие, - она оглянулась на Мартина. – Еще я хочу, чтобы твоя дочь пришла в гости по моему приглашению. Но без тебя, Мартин. И тебе будет лучше съездить куда-нибудь только с твоей дочерью. Я не хочу потом мучиться угрызениями совести, что у ребенка без матери я еще отняла отца.

+1

16

-Поверь мне, я очень хочу наладить отношения с твоей матушкой! -воскликнул Рейес, после того как ему было сделано замечание относительно госпожи Бонне. -Никогда бы не назвал миледи головной болью... вообще она весьма интересная женщина и я был бы рад получить возможность поговорить с ней о большой политике. Но пока что она не воспринимает меня всерьез, к сожалению - надо бы постараться как-то это исправить.
Последняя фраза была произнесена без тени какого-либо ехидства или лукавства - потому как это была чистая правда. И если спросить любого из чародеев Круга, что они думают относительно госпожи Бонне, то ответ был бы более чем предсказуем. Леди Ровенна была не только красива, что не заметил бы только слепой, но и очень умна. Ее слово дорогого стоило и к ее мнению прислушивались в совете триархов - конечно Мартин тоже умел быть интересным собеседником, однако еще не успел постичь все тонкости и нюансы большой столичной политики. Но, как говорится в народе, никогда не поздно научиться чему-нибудь новому? Особенно если имеешь для этого не только желание и возможности, но и недурные способности. И неважно, что хвалить самого себя не слишком красиво... но у Рейеса был отличный шанс продолжить свою успешную карьеру в Тар Эвернессе, ведь недаром он мог по праву называть себя этаким любимцем капризной судьбы.
-Если ты желаешь чтобы мы не афишировали наши отношения, хорошо... Пока что я на это соглашусь, пусть даже эта идея мне не особенно нравится, -Мартин уселся на постели и подняв с мягкого ковра свою одежду, принялся приводить себя в порядок. -А что касается Каи... то отца у нее считай нет уже давно. Я мало заботился о ней и если говорить начистоту, то постарался сбагрить матушке сразу как представилась такая возможность. Переделать себя в моем возрасте наверное уже невозможно, но если я ничего не сделаю, то в конце-концов заполучу врага в лице собственной дочки. Она унаследовала мой мерзкий характер, так что рано или поздно ей надоесть делать попытки к какому-либо сближению...
Сейчас Мартин вновь был абсолютно честным... и вовсе не потому что хотел показаться лучше в глазах своей пассии. Риа прекрасно его знала, так что при ней ему незачем было что-либо разыгрывать перед ней. Однако, с того момента как он узнал о своей второй дочери, то начал испытывать ощущения похожие на угрызения совести. Ренни сразу пришлась ему по сердцу и он с радостью готов был проводить с ней все свое свободное время, тогда как Каэтане приходилось добиваться этого всеми возможными способами, вплоть до скандала. Скорее всего дело тут было в том, что Рене была дочкой от безмерно любимой женщины, тогда как вредина Кая была плодом адюльтера и собственно говоря, единственным напоминанием об оном.
-Что если сегодня мы проведем вечер вместе, а завтра я поеду домой и пришлю Каю? Будет здорово если она подружится с Рене..., - добавил к вышесказанному Рейес. -У нее ведь сейчас нет друзей и они могли бы поддерживать дружеские отношения в Студиуме. Если же говорить о фехтовании, то я сделаю как ты хочешь - но тебе надо будет сказать об этом Ренни. Она наверняка будет против. Вообще... у нее настоящий талант к владению холодным оружием, даже несмотря на то что даме незачем развивать подобные умения.
Полностью приведя себя в порядок, Мартин подошел к туалетному столику за которым в данный момент сидела его ненаглядная и наклонившись к ней, нежно коснулся губами ее щеки. Он прекрасно понимал, почему Рианнон пожелала ограничить занятия Рене фехтованием - они стали для девушки слишком значимыми и вытеснили все прочие дела и обязанности.
-Я зову служанку? -поинтересовался мужчина, улыбнувшись своей белокурой пассии. -Мы капитально опоздаем к столу, если не поторопимся. Хотя если честно... то я бы с большей радостью заперся в этой комнате с тобой до завтрашнего утра.

Отредактировано Мартин Рейес (08-01-2019 16:59:03)

+1

17

- О, поверь, Мартин, если бы моя мать с тобой совсем не считалась, не пустила бы даже на порог, - воскликнула с ощутимой пригоршней эмоций чародейка, отвечая на оправдания мужчины. Рианнон не была намеренна объяснять логику поведения своей матери, что в целом была и без того ясна, храня, однако в себе некоторые подводные камни. Одним из таких подводных камней являлся естественный и в некоторой степени «актив» - она сама, Рианнон Лоран. И в какой-то степени порой чародейка даже сомневалась, так ли Ровенна не переносила на дух мантарисца по причине того прошлого, что связывало его с ней, или же виной всему недовольству было недоверие и опасения в собственных силах.
Тем временем госпожа Лоран не останавливалась в своих сборах. Присев за туалетный столик, женщина взялась за расческу, дабы расчесать свои светлые кудри, спутавшиеся за то время, которое провели в беспорядке из-за вспыхнувшей страсти, из-за которой влюбленные вполне могли снести все на своем пути, даже не обратив на это никакого внимания. И все-таки, повернувшись боком к Мартину, Риа слушала его ответ, стараясь анализировать слова, произнесенные ее любовником, что также заставил себя подняться с постели, приводя себя в порядок. Он согласился с просьбой нериски, незамедлительно описав свои отношения с дочерью, о которой он не был готов заботиться так, как того требовали от него отеческие обязанности. По крайней мере, те обязанности, которые женщины всегда желают возложить на плечи мужчин.
На время Рианнон прекратила свои сборы. Следя за Рейесом в зеркале, она слушала его, неоднократно тяжко вздохнув про себя.
У нее были все права невзлюбить плод его грешной любви с другой женщиной, имени которого он даже не поминает. Однако искренняя жалость к оставленному на попеченье бабушки ребенку давала о себе отчетливо знать, пускай жалость – не лучший советник, как и не лучшее чувство по отношению к другому человеку, такой же чародейке, как она. Кто знает, какие эмоции переживала бы в это время Рианнон, если бы сама не знала, каково это – быть ненужной ни отцу, ни матери, но быть крайне любимой своими старшими предками, дедом и бабкой. Именно дед с бабкой дали Риан ощутить полноту отеческой любви, которую она так редко получала от своей родной матери, вечно занятой собой, своим неблагодарным мужчиной и их общими детьми, что не проявили себя на стези магии и после нескольких лет базовой учебы были возвращены в Нерис. Кто знает, если бы Риа не оказалась бы талантливой чародейкой, представляла бы она тогда какой-либо интерес для своей матери? Увы, но ответ был для чародейки очевидным. И все равно она была готова следовать за своей матерью, с которой всегда было сложно.
- Хорошо, - согласилась тем временем Рианнон на предложение мужчины, согласно кивнув в такт своим словам. У нее, впрочем, не было возможности отказать Мартину, когда он был готов сделать все, о чем она его просила. Но даже если и была бы, не стала бы отказывать себе в удовольствии провести с ним еще один вечер. – Но не так, - добавила следом, отложив свою расческу. – Я пришлю экипаж, - уголок ее губ дрогнул и застыл в полуулыбке, ожидавшей очередного согласия. – Пока Каэтана будет находиться в гостях, ты сможешь позаботиться о вашем общем досуге, - произнесла Риа следом, надеясь, что еще было не поздно повлиять на податливый детский разум и чувства. – С Рене я поговорю завтра же утром. Напомню ей, что фехтование – не единственная вещь, которая ей нравилась. Но и ты мог бы сказать, что дел у тебя прибавилось, - зная горячий нрав своей единственной дочери, Рианнон знала, что последует буря, в которой девочка будет искать виновных. Сталкиваться лицом к лицу с ее обидой и злостью матери, само собой, не хотелось.
Она поднялась со своего места за туалетным столиком, дабы подойти ближе к Рейесу, подарив ему поцелуй, полный трепетной нежности, после чего согласилась с его предложением:
- Теперь можешь звать служанку, - отступая, Лоран оглянулась на мужчину, которому следовало ради приличий оставить ее в руках проворной служанки, хотя сама она знала и не сомневалась, что шнуровать корсажи Рейес не разучился со времен их юности и первых любовных опытов.

+1

18

-Я могу поговорить с Ренни сегодня после ужина... и постараюсь придумать достойное оправдание для себя. Мне бы не хотелось чтобы она обижалась на меня, -ответил Мартин после слов своей возлюбленной. Конечно же ему не особенно понравилась идея несколько урезать занятия фехтованием, но он не хотел спорить и ссорится с Рией из-за этого. Их взаимное "перемирие" было слишком приятным и сладким словно мед, чтобы позволить себе испортить его каким-либо неосторожно брошенным словом. Так что после очередного приятного поцелуя, Рейес заставил себя отстранится от Рианнон, прекрасно понимая как мало им обоим нужно для того чтобы искра страсти вспыхнула вновь. -Зову служанку и жду тебя в столовой.
Пригладив растрепанные волосы и мельком взглянув на себя в зеркало на туалетном столике Рии, Мартин остался вполне доволен своим внешним видом и направился в столовую. По пути туда, он не забыл приказать одной из служанок поднятся в комнату Рианнон и помочь ей привести в порядок прическу. Девица послушно кивнула, тогда как хитрый мантиец наконец-то добрался до богато накрытого стола, за которым уже сидели хозяйка дома и Ренни. И если первая встретила ухажера своей дочери прохладным кивком, то вторая радостно улыбнулась, тут же указав на стул рядом с собой.
-Прошу простить за опоздание, леди Ровенна и благодарю вас за неиссякаемое терпение, -чинно выдал Мартин, присев к столу. -Риа сейчас спустится.
-Рада это слышать, -ответила госпожа Бонне и затем оглянулась к одной из служанок, что ожидали ее распоряжений. -Можете подавать ужин.
Пока девушки расставляли на столе блюда с кушаньями первой перемены, Мартин весело болтал с Рене, расспрашивая ее про учебу в Студиуме. Естественно, он был рад предложить дочери помощь с алхимией, травоведением и прочими необходимыми для каждого некроманта предметами. Ему это будет только в радость, а если Ренни получится повысить свои оценки, то это будет просто замечательно.
-Признаюсь, что меня обычно многое отвлекает от учебы, -смеясь, произнесла Рене. -И как говорит мама - если бы я была усидчивее, то давно могла бы стать одной из первых учениц на курсе. Но старая библиотека в Студиуме обычно навевает на меня поистине непроходимую тоску...
-Не говори так, дорогая. Это весьма примечательное место, должен сказать, -улыбнулся Рейес. -Там мы с твоей мамой познакомились и провели много времени вместе. Я с радостью помогу тебе разобраться с возникающими трудностями в освоении алхимии, если хочешь. Это ничуть не сложнее чем крутить хитроумные финты шпагой - когда у тебя будут получатся самые сложные зелья, поверь мне, тебе это понравится. Наша магическая специализация только лишь кажется скучной... но подумай о том, что сможешь спасти чью-нибудь жизнь?
"Или лишить этой самой жизни... быстро, ловко и эффективно. И что немаловажно - не пачкая руки кровью..", -подумалось после всего вышесказанного Мартину.
-Я уверена, что с вами занятия будут куда интереснее, чем у профессора де Витта, -вновь рассмеялась Ренни и поймав недовольный взгляд своей бабушки, пожала плечами. -Ну правда... он иногда так занудно рассказывает, что я начинаю засыпать против своей воли.
-Что за глупости? Просто ты думаешь не об учебе, вот тебе и кажется что на занятиях скучно. Меж тем, хорошо учиться - твоя первостепенная обязанность, -не замедлила высказать свое слово леди Ровенна. -Риа всегда была очень талантливой и одаренной, так что ты тоже должна стараться. У тебя еще вся жизнь впереди, моя милая, так что сейчас можно повременить с кавалерами.
-Бабушка, сейчас же каникулы... давай не будем о грустном? -деланно-трагически вздохнув, ответила девушка. -Сейчас самое время забыть про книжки и зубрежку и радоваться свободе. Я очень соскучилась по тебе и маме и хочу просто побыть дома.
-Кстати... Риа пригласила в гости мою дочь, так что я хочу попросить тебя об одном одолжении, Ренни, -произнес тем временем Мартин, посмотрев на упрямицу. -Видишь ли.... вскоре ей тоже настанет пора учиться в Студиуме, но беда в том, что она не научилась еще существовать в большом социуме. Все что Кая знает, это любовь и забота моей матушки, так что наличие доброй старшей подруги ей бы не помешало.
-Я с радостью, если конечно сумею ей понравится, -охотно кивнула Рене и увидев что Рианнон появилась на пороге столовой, тут же поспешила уточнить. -Мама, когда к нам приедет дочка Мартина? Я хочу подготовится и купить ей какой-нибудь подарок на память...
Увидев свою пассию, Мартин поднялся и отодвинул ближайший от себя стул, чтобы она могла присесть. Будет очень здорово, если девчонки подружатся... пусть даже пока что им и не доведется узнать что они не чужие друг другу. Но всему свое время.

+1

19

Проводив Мартина взглядом, Рианнон опустилась на край своей постели, поймав зубами складку кожи на губах, которую взялась неосознанно теребить, оттягивая более сухую кожу от тела. Часто, нервничая и размышляя, чародейка кусала губы, за что ее нередко отчитывали еще в Нерисе няньки. Однако сейчас не было ни одной женщины, что могла бы напомнить ей, дабы не делала подобного с собой. Вот только не просто было осознать чародейке всю правду, что подобно младенцу открылась перед ней: пока она слепо была уверенна, что Рене ничего не знает, она уже узнала обо всем!
Но, что было поделать с этим госпоже Лоран?
Женщина понимала, что не должна была пойти со всем этим к дочери – той следовало продолжать учебу и не обращать своего внимания на то, что может только помешать ей на этом пути. Но высказать матери свою порцию претензий – обязана была. Если бы Ровенна не сказала бы лишнего, Мартин не догадался бы. Впрочем, хорошо было и правда то, что мужчина пришел со своим открытием к ней и обещал не открывать этот секрет перед Рене сейчас, когда ее мать была не готова к этому. Будет ли она готова, глядя в глаза дочери, сказать, что половину жизни говорила ей неправду? Да, пожалуй, она была готова согласиться, что этого времени ей будет достаточно, дабы уладить любые вопросы. Но главное: подготовиться самой.
- Госпожа, - от всевозможных размышлений чародейку отвлекла вошедшая после стука в дверь служанка, - разрешите войти? Месье говорил, что вам нужна моя помощь, - переступив порог покоев, в которых все еще были неопровержимые доказательства несдержанности триарха Мантариса и дочери триарха Нериса, произнесла служанка, не обратив внимания на окружающий антураж комнаты чародейки.
- Да, - согласно кивнула Риа. – Подай мне вон то платье, - нериска кивнула в сторону оставленного платья на полу, - и собери мне волосы. И поскорее. Мама уже ждет небось за столом, - без доли раздражения, но демонстрируя всю спешку, чародейка поднялась с постели, ускоряя темп сборов. И, пока служанка была занята ее длинными вьющимися волосами, Рианнон выбрала под стать своему платью украшения из стоявшей на туалетном столике шкатулки для украшений. Это был гарнитур, который ей когда-то подарил Марти, и таким нехитрым образом женщина решила поощрить своего любовника.
Когда Риа спустилась в столовую, расслышала отголоски фраз дочери и Мартина. Казалось, они говорили об их гостье? Во всяком случае, такой вывод напрашивался из того вопроса, который Рене задала своей матери, стоило ей только появиться в столовой.
- Прошу прощения за ожидание, мама, - позволив себе улыбнуться, Рианнон вежливо попросила прощения у своей матери, которой достался предостерегающий взгляд синих глаз чародейки, что быстро сместила свой взор на Мартина. Мужчина позаботился о том, чтобы пододвинуть ей стул, чем она и воспользовалась, прежде чем взяться отвечать на любопытство дочери. – Об этом мы еще не говорили с месье Рейесом. Но, полагаю, что с этим не стоит затягивать? -  с вопросительной интонацией рассуждала вслух женщина, взглянув в сторону Мартина, что стал источником последней новости. – Я уже давно намеревалась пригласить Каэтану. Когда была в гостях у тенны Нелле, звала ее к нам. Поэтому думаю, что уже в ближайшие дни следует готовиться к приезду гостьи? – продолжила чародейка следом, про себя задумавшись о том, как много Рене могла рассказать дочери Мартина. Определенно, стоило предупредить девчонку о том, чтобы даже Кае не говорила об уроках фехтования. Во всяком случае, до поры до времени.
- Ну и, какие же у вас планы на этот вечер? – спросила у дочери Ровенна.
- Мартин пригласил меня на ужин, и я согласилась, - без продолжительных размышлений озвучила свой ответ Риа. – Мы немного погуляем. Я полагаю, в этом нет ничего дурного.
- С какой стороны на это посмотреть, - многозначительно добавила госпожа триарх, давая понять, что она не одобряет подобных планов, но и не пытается помешать планам дочери и их гостя за столом.
- Если хочешь выбрать подарок для Каэтаны, дорогая, - как ни в чем не бывало, Рианнон продолжила беседу с дочерью. – Думаю, лучше будет начать выбирать подарок нашей гостье уже сегодня. Возьми служанку себе в спутницы, но допоздна не задерживайся в городе, - напутствовала чародейка дочь, сомневаясь в верности своего решения.

+1


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Отыгранное » Серьезный разговор


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC