Рейнс: Новая империя

Объявление

15 сентября — 31 октября 1558 года

Война за влияние в Рокском море в самом разгаре: Эстанес принес огонь и меч на Паро. Рейнс охвачен собственными проблемами: сразу после выборов императора сидхе предъявили претензии на часть северной имперской земли. Эйверская лига связана во внутреннем море конфликтом с Дилвейном, который грозит вылиться в полномасштабную войну. Если только сам Дилвейн не погрязнет в усобицах с аргелльцами.
В общем, все идет привычным чередом и порядком. Кроме того, что пришел черед богов вмешиваться в людские судьбы. В таком случае, скучно не будет. И в стороне не остаться никому.

избранная цитата

"Что может привести солидного чародея в публичный дом? Оттенберга туда вела нужда в деньгах. Ах если бы он знал, сколько получают распутные девки, то сильно бы задумался. Но и без этого он давно убедился, что чистая наука дело малоприбыльное, в отличие от торговли".

Вальтер Оттенберг, "Хитрый лис и верный пес"

"Не Бездна расширяет границы, срывает замки: сама ты решаешь, когда отступить от привычного шаблона”.

Меррин фон Адель, "Я силой истины завоевал вселенную"

"Стоит только обнаружить что-то ценное, – сразу начинаешь бояться это потерять".

Гектор Меса, "Цена земных сокровищ"

"Грех не есть источник одержимости. И уж тем более, не его следствие. Это придумали те, у кого на блуд и выпивку денег не хватало".

Хельм ван Эгераат, " Ars Moriendi"

"Строение не вписывалось в скромное окружение Эль Морона. Будто ветер-проказник принес дом из-за моря и аккуратно поставил в чистом поле, а уже потом, вокруг, разрослась деревня. Деревня беднела, а дом рос, обрастал, жирел. Здесь водились хоре. А хоре сестринству были нужны, очень. Хоре — и не только; но ведь и ножи, и люди стоят денег".

Инес Аньес, "Quien si no yo"

"Людской род всегда недостаточно сильно ценил силу крови, не думали младшие о том, что в каждой капле ее хранилась память, которую невозможно было вычеркнуть из истории".

Иннис ап Ллиар, "Тени исчезают в полдень"

"В самые темные дни люди хватаются за чудо, но толпа, охваченная страхом, способна растоптать ненароком и его".

Морвенна Альмейн, "Там, где найдешь..."

"Где малефик там жди беды, где двое – катастрофы. Разве не об этом шептали детям перед сном?"

Ламех Сафарди, "Внизу земля - падать больно"

разыскиваются

Лина де Мейер

чародейка, исследовательница

Пабло де Кордова

дезертир

Серен фон Ревейн

маркиза Улвенская

Фа Вэй

шиноби

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Отыгранное » Предложение, от которого сложно отказаться


Предложение, от которого сложно отказаться

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Время: 13 августа 1558 года, вечер
Место: Маркана, сомнительный портовый кабак под названием "Одноглазая русалка"
Погода: Гроза и ливень
Участники: Анна Фуэго, посланник Золотой сотни и Лиги (НПС), посол Лиги по особым поручениям Глен де Иден
Описание: Как известно, враг моего врага - мой друг. А друзья бывают разные: достойные и не очень. Полезные и не очень.

0

2

[indent]Под хлещущим в лица ливнем он направил коня к трактиру, в пенящуюся реку грязи. Город вокруг едва угадывался. Черное небо раз за разом вспахивали зарницы. Дождь лил стеной.
[indent]Охрана, сопровождавшая лорда Глена де Идена, ругательски ругала непогоду, кутаясь в плащи и оскальзываясь на камнях и лужах. Мервин ван Тиллен, бывший второй секретарь посольства Лиги в княжестве Орейн, надвинул капюшон поглубже, зная, что ни одежда, ни ругательства, не спасут их от грозы. Выправить положение могли только крыша над головой, кружка подогретого вина и камин.
[indent]Как, однако, думал он, мгновенно все завертелось. Мервин едва успел закрыть глаза, предавшись молитве и мерно покачиваясь в седле. В этот миг от моря дунуло, засвистело в пальмах, подняло пылевые вихри на дороге, разогнало идущий от доков тяжелый водорослевый дух.
[indent]В единое мгновение солнечный островной мир исчез, переменился. На смену ему пришли тревожные сумерки, подсвеченные желтым брюхом стальной грозовой тучи, неуклонно наваливавшейся на Маркану от запада.
[indent]Туча эта угрожающе волчала, рычала, сердито плевалась молниями, дымными щупальцами тянулась к суше, заполоняя собою гавань.
[indent]Она поглотила крупные корабли, стоявшие на рейде, и чалящиеся у молов мелкие суда прежде, чем Тиллен успел произнести "Отче наш". Накрыла собою маяк, волнолом, растворила каменные челюсти верфи. Не успели они спуститься из Верхнего города, как мгла укрыла и склады, и доки, и бедные кварталы. А потом хлынул ливень. Ничего не осталось от известного Тиллену мира. Все живое смыло с улиц. Остались только они, ведомые необходимостью и молнии, освещавшие черную громаду крепости Кастро, оставленную за спиной.
[indent]Когда они наконец нырнули под крышу “Одноглазой русалки”, вода с грохотом хлестала по крышам, низвергалась по водостокам, перед кабаком образовалось целое озеро, все в белой пене, грязи, сене и пузырях. Внутри же было на удивление тихо. У входа сонно пьянствовала группа торговцев, трактирщик нес им исходящие паром горшки с едовом. Заметив пустующий эркер, Мервин указал своим спутникам туда. Не без некоторого злорадства наблюдая за прибывшим к ним намедни послом по особым поручениям, мокрым лордом Гленом де Иденом.
[indent]Этот опальный дипломат, ни много, ни мало, правая рука венатора Альмейн, собственно, и стал причиной и вояжа во время грозы, и его, Мервина, усталости. Недоспанных ночей, походов по местам, куда приличный человек, пусть даже и обедневшего рода, по здорову не сунется. Что ж, теперь очередь мессера де Идена рисковать репутацией. Должно быть, нынешний лорд-наместник сильно ненавидел его, раз возложил такую миссию, с которой справился бы и человек попроще.
[indent]Устроившись за столом, Тиллен принялся ждать, наблюдая в окно, как выхлестывают с улочек города грязь пенные грозовые потоки. Посольские наемники вытянулись у входа. Внутрь пускали только трактирщика в замызганном кожаном кафтане. Ждали здесь совершенно особых гостей.
[indent]Грохот и треск раздавался теперь прямо над крышей многострадального трактира. Как только принесли подогретое вино, Тиллен принялся искоса поглядывать и на прибывшего из Эйвера дипломата. Любопытствуя про себя, явится ли в виду непогоды и вторая сторона тайных переговоров. Пираты понятия не имели о чести. Могло быть, что угодно.
[indent]- Что прикажете делать, если они не придут, ваша милость? Обратиться к другим? Или на этом миссия будет считаться законченной? - вежливо поинтересовался он.
[indent]В подробности миссии его посвятили частично. Интересным было, что осталось скрытым. Это он сейчас обязательно услышит. И запомнит - каждое слово. Чтобы рассказать, кому требуется. Но де Идену об этом, конечно, знать не стоило.

+4

3

  Сказал бы кто полгода назад Глену де Идену, что в конце лета этого года он будет пробираться верхом по залитым проливным дождём улицам Марканы к трактиру, в котором нечего делать приличным людям, господин де Иден деликатно объяснил бы сказавшему, какая это глубокая и бесконечно забавная ошибка. Сейчас же в в сложившемся положении дел ничего забавного, как и ничего приятного, не было ни на грош: его услали из Эйвера с поручением, от которого так и пахло неприятностями и отсутствием любой награды за старания, ему вполне ясно дали понять, что обратно не слишком-то ждут, и можно не торопиться, он прекрасно понимал, как сильно всё случившееся связано с исчезнувшей Морвенной, как понимал и то, что без неё и без тех, кто пожелал бы отстаивать её интересы, ему ситуацию не переломить. Когда он только услышал о новом назначении, подавить острое желание всё бросить и умчаться на север Морвенну искать оказалось непросто, и только отчётливое понимание, что таким образом он ничего не поправит остановило Идена. Заставило принять назначение и умчаться в Маркану - добросовестно нести свою новую службу и попутно искать момент, когда представится возможность изменить расклад.
  Маркана встретила неласково - нескончаемым проливным дождём, ветром, способным, кажется, смыть и корабли на рейде, и немногочисленных портовых рабочих на рейде, посрывать крыши с домов и таверн, превратить деревья в лёгкие щепки, которые потом понесёт по улицам, швыряя из стороны в стороны. Глен, одетый во всё чёрное, чувствовал себя чужим в этом негостеприимном южном городе, придерживал давно промокший и оттого совершенно бесполезный капюшон плаща и то и дело искоса поглядывал на своего сопровождающего. Этого человека ему ещё только предстояло узнать. Понять, насколько он добросовестен и честен, насколько предан Лиге, насколько смел или боязлив и озабочен ли личной выгодой. Поскольку должность посла "по особым поручениям" предполагала необходимость действовать быстро, чётко и иногда в очень "особых" обстоятельствах, составить представление о ван Тиллене следовало бы побыстрее, и Глен внимательно присматривался к нему. Впрочем, треклятый ливень и пробиравший до костей ветер здорово этому благому делу мешали.
  К тому моменту, как они добрались до "Одноглазой русалки", промокший насквозь господин посол был готов обнять изображённую на вывеске страхолюдину с рыбьим хвостом так же страстно, как самую лучшую эйверскую куртизанку. Оставив коня у коновязи, он кивнул охране следовать за ним и вслед за ван Тилленом нырнул в приоткрытую дверь таверны. Сейчас он готов был предложить за кружку подогретого вина едва ли не больше, чем готовился обещать пиратской королеве.
  "Одноглазая русалка" не могла похвалиться ни достойной обстановкой, ни чистой публикой, но Глену сейчас было достаточно тепла и пустого эркера, чтобы согреться, перевести дух и немного собраться с мыслями перед тем, как появится вторая сторона переговоров. Да и к тому же нередко такие места привлекают меньше внимания, чем те, что поприличнее.
  Сбросив облепивший плечи мокрый плащ, Глен пригладил влажные волосы и улыбнулся ван Тиллену.
- Страшна Маркана в августе. Но красива - слов нет, великолепный ливень, - смотрел он так беззаботно, как будто явился сюда просто выпить с приятелем, а за окном сейчас светило яркое солнце: во-первых, по укоренившейся с детства привычке не умел жаловаться, а, во-вторых, этот хмурый день пока что не дал повода всерьёз огорчаться. И если всё пойдёт, как надо, не даст и дальше.
  Подогретое вино, очень скоро появившееся на столе, показалось настоящим даром богов, и Глен поспешил взять в руки кружку, чуть покачивая её и грея ладони и вконец замёрзшие пальцы. Со своего спутника и собеседника он не сводил внимательного улыбающегося взгляда.
- Не думаю, что стоит торопиться, ван Тиллен, - мягко откликнулся де Иден и, наконец, сделал глоток вина. По жилам мгновенно разлилось тепло. - У них ещё есть время, а мы пока что никуда не торопимся. Когда - если - не придут, обсудим варианты, обменяемся соображениями. Если просто задержатся, мы тоже найдём, чем заняться, - ещё один глоток и быстрый цепкий взгляд. - Например, вы может поделиться со мной собственными впечатлениями о настроениях на островах, рассказать, какие слухи до вас доходили о настроениях среди наших возможных партнёров. Я не льщу себе мыслью, что знаю всё и обо всём, - Глен ещё раз приложился к кружке и решил, что пока достаточно: не хватало ещё, придя с холода, захмелеть или впасть в сонливость к самому началу встречи.

+4

4

[indent] "Одноглазая русалка" даже среди местных людей пользовалась нехорошей славой. Трижды она горела, дважды её, как и всю первую линию построек вдоль берега, едва не смывало в море в сезон дождей. Да и завсегдатаи мало располагали, ибо каждая собака в Маркане знала, что честные люди в своем уме в "Русалку" не захаживают. Разве что за неприятностями.
[indent] Самой главной неприятностью здесь, конечно же, были пираты. Поговаривали, будто местный корчмарь, до того, как лишился ноги, и сам ходил под чёрным флагом. То ли коком, то ли плотником — демоны его разберут. Но, по увечию, получил кругленькую сумму от капитана, на старость, и был отпущен с миром на сушу, доживать свой век. Так и появилась на свет его знаменитая "Русалка", пожалуй, самое лояльное к пиратам и лихим людям заведение на южном побережье Паро. Старый Густаво дела вести умел, щедро платил откаты нужным людям, и, несмотря на не самую лестную  репутацию заведения, стража обходила корчму стороной. Даже тогда, когда её, стражу, истошно звали.
[indent] Ливень нынче разыгрался не на шутку: тяжелые капли грохотали по крыше, словно то не вода была, а град. Даже Фуэго, привычная к непогоде и шторму, едва ли не бегом понеслась под навес у крыльца таверны, как только завидела издали размытые пятна окон знакомого заведения. Кто-то из команды ворчал, что эдакая дрянная погода — знак дурной до крайности, и не надо им было отзываться на эдакое сомнительное приглашение. Конечно же, сути приглашения из пиратов не знал никто. Озвучено было, что маячит сделка. Однако, хорошую сделку погодой не испортишь, а любопытство было всегда одновременно и слабой, и сильной чертой капитана.
[indent] Едва она захлопнула за собой дверь, как в полумрак таверны, до того озаряемый лишь маслянистым светом свечей, ворвался яркий свет молнии, и секундой позже прокатился по небу многослойный громовой раскат. Трактирщик, узнав Анну сразу, не успела она подойти к нему, кивнул ей в сторону эркера. Фуэго глянула на расположившихся там господ. Оба выглядели незнакомо. Нет, не просто незнакомо, а чужеродно. Словно морские раковины в снегу.
[indent] — Папаша Густаво, принеси-ка мне грога, — Анна положила перед корчмарем несколько монет и обернулась на свою компанию, — Парням тоже принеси. Пускай согреются.
[indent] С Анной было всего пятеро из команды, четверо уселись поодаль, пятый, самый крупный и чисто одетый, подошёл к эркеру вместе с ней. Все они были насквозь вымокшие, с волос капала вода, а одежду можно было выжимать. Но это, казалось, ничуть не смущало ни Анну, ни ее плечистого спутника. Приветственно кивнув обоим, Анна безо всяких церемоний уселась рядом с незнакомыми господами.

[indent] — Я — капитан Фуэго. Это — мой боцман, Генрих, моё доверенное лицо, — она указала рукой на мужика, что притаился гигантской мышкой позади, — Хэнк, не стой над душой, во имя Асгарты, сядь, — когда Хэнк послушно присел рядом, она продолжила, — Нас позвали, и вот мы здесь. Несмотря на погожий денёк.

Отредактировано Анна Фуэго (21-05-2019 23:49:38)

+6

5

  С того момента, как они с ван Тилленом расположились в эркере, их не беспокоили. Однако де Иден неплохо знал, на чьей территории они сейчас оказались, легко представлял, как будь здесь завсегдатаи этого трактира, лигийцы разом оказались бы то ли незваными гостями, то ли добычей, то ли просто шпионами, и это понимание заставляло его быть напряжённым, предельно собранным. Впрочем, давать подобным чувствам волю или делать их очевидными для чужих глаз сейчас было бы совсем некстати, поэтому Глен старался сохранять невозмутимый, почти безмятежный вид, грел ладони о кружку, рассеянно улыбался и неспешно скользил взглядом по залу, будто скучал и хотел развлечь себя хотя бы таким немудрящим способом.
  Сделав ещё один глоток понемногу остывающего вина - и пообещав себе не налегать на него - Глен улыбнулся ван Тиллену поверх кружки:
- Чем дольше мы здесь, тем больше я убеждаюсь, что у вас отличный вкус на заведения, подходящие для уединённых встреч, - негромко поделился он, не то шутливо, не то всерьёз. - Лучше и придумать было нельзя, - это было сказано немного неразборчиво: Глен снова уткнулся в кружку. Он собирался было ещё что-то прибавить, но тут хлопнула дверь, впуская новых действующих лиц, и Глен притих, внимательно их рассматривая.
  Женщина, расплатившаяся с трактирщиком, судя по всему была их предводительницей: её спутники и держались на полшага сзади, и слушались её с полуслова. Пожалуй, и то, и другое было неудивительно: статная, хоть и не слишком высокая породистая южанка источала уверенность и ту спокойную силу, какой обычно обладают люди, умеющие приказывать и не однажды убеждавшиеся, что выполнение их приказов приводит к успеху начинаний. Такие обычно знают себе цену и умеют торговаться, разговор может выйти не самым простым.
  Когда пиратка и её спутник расположились за столом, Глен приветливо улыбнулся им обоим и слегка склонил голову.
- Рад знакомству, капитан, - всё так же негромко произнёс он и перевёл взгляд на боцмана. - С вами и вашим спутником. Погода и правда не радует, но будем надеяться, что сегодня нам всем больше повезёт с другими радостями. Я Глен де Иден из Лиги, много слышал о вас, вашей эскадре и ваших боевых успехах, особенно при встречах с эстанскими судами. Это тенн ван Тиллен, благодаря которому мы встретились, - Глен бросил на ван Тиллена беглый взгляд. - Итак, к делу, капитан? Как вы смотрите на то, чтобы сейчас, когда наши давние южные знакомцы взяли столько воли на море и островах, сосредоточить своё внимание на их военных кораблях? И сделать это не из близкой моему сердцу неприязни, - де Иден коротко, сухо усмехнулся, - а за вознаграждение, которое окупит ваш риск и ваши усилия? - Глен сдержанно, вежливо улыбался собеседнице, но его взгляд оставался серьёзным и цепким.

Отредактировано Глен де Иден (23-06-2019 16:23:50)

+4

6

[indent] Анна перетекла в более раскованную позу, прислонилась к спинке колченогого стула и хитровато сощурив один глаз глянула на лигийца, что говорил с нею, повнимательнее. Лигийцы всегда казались ей людьми особого сорта. По крайней мере те из них, с которыми ее сводила судьба. Велеречивые, хитрые, как сам Агрес, заигрывающие с непостижимым и одерживающие над непостижимым верх. На островах давно ходила поговорка: хочешь обмануть хадданея — потренируйся на лигийце. Осторожность здесь вовсе не повредит, тем более, когда черёд дойдет до посулов. А он дойдет.

[indent] — Приятно, мессер, знать, что мы с вами носим на сердце одно и то же, — Фуэго скрестила руки на груди и глянула на второго лигийца, молчаливого, — Вдвойне приятно, когда твоя месть приносит тебе, кроме удовлетворения душевного, еще и неплохой доход. Сойдись мы с вами раньше я бы, верно, уже купалась в золоте? — Анна широко улыбнулась, а Хэнк, сидевший чуть поодаль, скептически покачал головой. Капитан знала, что ему не нравится эта затея со встречей, потому как боцман не любил чародеев. А все лигийцы, по его мнению, были ни кем иным, как колдунами, да чародеями. Единственным исключением за многие лета службы на Ла Сомбре стал только Фламио.

[indent] Тем временем принесли заказанный Анной грог. Она сделала пару глотков и отставила глиняную чашку в сторону.
[indent] — Мои ребята знают свое дело, мессер, команды для всех четырех своих кораблей я выбирала лично. Один мой матрос стоит десятка солдат, и это вовсе не преувеличение. Но мы не солдаты, мы пираты. Наша тактика — быстрое нападение засчёт легкости судна и маневренности. Напасть со спины и заколоть, пока ублюдки не успели осенить себя мастовым знамением. Но эстанцы нынче не ходят по одиночке, и хорошо вооружены, они тщательно готовятся, и точат зубы как следует. Поговаривают, что им есть чем угостить даже флот империи. За задницу их схватить всё тяжелее. Мне нужно хорошее вооружение. И вы наверняка это предусмотрели? — капитан снова улыбнулась. Конечно же, они предусмотрели. А еще, возможно, они захотят сделать широкий жест, и переоснастить её эскадру без учёта вознаграждения за содействие: для того, чтобы в нужный момент повысить ставки. Для того, чтобы в ней разыгралась алчность и обвила своими тугими змеиными кольцами её рассудок.

Отредактировано Анна Фуэго (11-06-2019 22:16:07)

+4

7

  Словно отзеркалив движение пиратки, Глен по её примеру тоже сменил позу, откинулся на спинку стула. Кружка всё ещё тёплого вина приятно согревала ладони, он рассеянно покачивал её в руках и рассеянно, несколько неопределённо улыбался, не сводя взгляда с лица капитана. Разговор начался славно, но дурак тот, кто подумает, что люди опутывают друг друга словесными сетями и плетут интриги исключительно в раззолоченных залах. Капитан Фуэго, похоже, была настроена на торг столь же обстоятельный и тонкий, сколь и толковый.
  Бросив короткий взгляд на ван Тиллена, де Иден в очередной раз пригубил вино и шире улыбнулся своей собеседнице, как будто и в этом хотел послужить ей зеркальным отражением:
- О, капитан, я ни секунды не сомневаюсь, что если бы наши интересы пересеклись раньше, к нынешнему дню вы уже не знали бы недостатка ни в монетах, ни в возможностях удовлетворять самые разные свои нужды, - выдержав короткую паузу, он продолжил чуть тише: - Точно так же, как мы со своей стороны не знали бы нехватки в помощи на морях от тех, кто с этими морями на "ты" и при этом способен понять наши стремления, - пожалуй, это была лесть, но только отчасти: о боевых качествах, искусстве и удачливости капитана Фуэго и её подчинённых де Иден был наслышан и полагал, что даже если учесть привычку многих пиратов прихвастнуть и вознести своего капитана выше звёзд, этой женщине нельзя не отдать должное.
  Упомянутая женщина, между тем, не тратила время попусту и наглядно продемонстрировала практичность и деловую схватку, как только разговор свернул к конкретике. Де Иден медленно покивал в такт её словам, сделал маленький глоток вина и откликнулся:
- Вы, безусловно, правы, капитан: нынешние эстанцы уже не те, что были в более мирное время. Но вот вам меняться нет необходимости, - Глен снова коротко ей улыбнулся. - Мы не воюем, а когда нет войны, то не нужны и солдаты. Ваша тактика здесь подходит в самый раз: каждый корабль, который вы сумеете потрепать или пустить ко дну, каждый приступ головной боли, который сможете доставить эстанскому адмиралу, искренне и глубоко порадует нас, - его улыбка стала такой счастливой и тёплой, как будто собеседница уже порадовала его от всего сердца. - Разумеется, нет речи о том, чтобы вы в лоб шли воевать с эстанским флотом. Разумеется, в глазах Лиги ваши действия не будут незаконными, это ведь не грабёж, это опасная и ценная служба на благо вольных городов, - Глен был уверен, что капитан уловит мысль о каперском патенте. - И, разумеется, вы не останетесь с недостаточным вооружением против хорошо подготовленного врага. В каком снаряжении вы видите необходимость в соответствии с той тактикой, которую использовали бы? - они пока ещё ни о чём не договорились, поэтому сослагательное наклонение казалось самым подходящим. Глен всем своим видом демонстрировал, что не давит и не настаивает - просто обсуждает возможности, и совсем не хотел сходу показывать капитану, что приложит все усилия, чтобы убедить её.

+3

8

[indent] Анна долго смотрела в лоб Глена де Идена, точно могла угадать его мысли, если бы удалось взглядом просверлить дыру у него во лбу. Ей сперва было показалось, что лигиец собирается предложить ей воевать с эстанцами с голой задницей. Она даже на секунду подумала, что зря сюда пришла. Аппетиты Анны Фуэго едва ли можно было назвать скромными, она и сама в глубине души понимала, что, скорее всего, ни одна из сторон назревающего конфликта не даст ей желаемого в полной мере.

[indent] — Я бы никогда не изменилась, мессер. Мне кажется порой, что в жилах моих течёт не кровь, а морская вода. Меня воспитало море и братство, и, надеюсь, в море среди своих братьев я состарюсь и умру однажды. Но если мы с вами говорим о каперстве, — в это мгновение она внимательно глянула на Глена, — То мы говорим о, своего рода, службе. Чем крепче причина сослужить хорошую службу, тем продуктивнее результаты. Я никогда не веду в бой своих парней, когда понимаю, что они плохо готовы. Когда мера пресной воды сокращена втрое, а вместо мясной похлебки мы неделю едим сухари. Когда болтов осталось на дюжину выстрелов, а сабля давно не видела кузнеца. Мы с вами взрослые люди, которые жили на этом свете достаточно, чтобы понять, что никогда и никого нельзя недооценивать. Мне нельзя недооценивать вас. Вам не стоило бы недооценивать меня. И, уж конечно, и мне, и вам лучше бы не недооценивать эстанцев. В прошлый раз я едва ушла от них с продырявленным фоком и пожаром на гальюне, — по лицу Анны отчётливо пробежала на мгновение судорога неудовольствия. Казалось, для неё было в новинку от кого-то удирать. Это было чем-то неприемлемым, постыдным. Она, однако, довольно быстро вернула своему лицу спокойно-приветливое выражение, пригубила вновь грога, а после продолжила.
[indent] — Снаряжением одним сыт не будешь, мессер. Не скажу про всех эстанцев, но те, с которыми меня свела в последний раз судьба, прихватили с собой цепных магов. Не мне рассказывать вам, лигийцу, что с магами шутки плохи. Кто знает, сколько закованных они приберегли на "чёрный день". На том судне, положим, было трое. Точнее, я видела троих. Возможно, магов было больше. Как вы понимаете, и дальний бой и абордаж становятся... затруднительными. Точность стреломётов сильно зависит от расстояния, за сотню ярдов мы перезаряжаемся трижды и попадаем, в лучшем случае, дважды. Эйверская смола хороша на близком расстоянии, мы не раз это проворачивали, потому что Фламио всегда приглядывал за тем, на чьей палубе горячее... Но с магами на борту задача становится очень рискованной, — она взяла паузу и наклонилась чуть ближе к собеседнику.
[indent] — Что есть такого у Лиги, что она могла бы мне предложить, чтобы моя следующая встреча с военным кораблем не стала последней встречей? Если я буду уверена, что у меня есть чем ответить ублюдкам, я буду хоть каждую неделю приходить в Мантарис, и приносить вам на блюде очередную капитанскую голову, — по губам Анны скользнула жутковатая ухмылка, будто бы она воочию представила себе такую занимательную картину.

Отредактировано Анна Фуэго (31-07-2019 01:27:48)

+3

9

[indent] Мервин старался оставаться невозмутим, хоть с момента появления Марканской ведьмы внутренне переживал неприличное для дипломата оживление. Пираты, ему, второму сыну даарийского купчишки, представлялись чем-то диким и необузданным, по большей части вечно пьяным, грязным, алчным, едва умеющим связать два слова из-за наркотиков, которые должны были туманить их глаза.
[indent] Женщина-капитан, Анна Фуэго, благодаря сплетням и домыслам, бродившим по суше, вовсе виделась ему кем-то жестоким, порочным, чужим. До прихода ее, разыгравшееся воображение рисовало ему попеременно то мужеподобную страхолюдину, то до пределов извращенную женщину, в прираспахнутой рубахе на голое тело. И непременно чтобы оттуда призывно проглядывали  груди, как было принято у дешевых куртизанок на континенте, в таких городах, как Эйвер и Тар Феанн.
[indent] Реальность была другой. Тем большим было удивление. Мервин много кивал и часто попросту опускал глаза долу. Задачи его здесь, при де Идене, были просты и утилитарны - вовремя подать пергамент, перо, заплатить трактирщику, сопроводить. И ни в коем разе не дать знать, как сильно его интересуют ведомые разговоры. Не тянуть, как гусь шею, не ловить каждое слово обоих, брошенное через кружку, стол или губу.
[indent] Гроза приутихла, отправилась бродить дальше, только мигала в окнах, затянутых пленкой. Оставленная ею влага пропитывала все.
[indent] “Так вот значит” - думал он, внимательно слушая торг и всматриваясь в выражение лиц, - Вот значит с каким его прислали особым поручением. В Орейне посольство вывезено, в Маркане каждому приказано не отвечать на ноты, отписываться пространно, не принимать посыльных и послов. И вот, пока мы позорно сидим, значит, как мышь под метлой, приезжает мессер Глен де Иден. Чародей, почти сидхе, голубая кровь! И начинает говорить, говорить, говорить. Заговаривать. Сам, один. О готовящихся мерах не знает никто, а этот - лишь намекал, считай, помалкивал. Значит, не доверяет. И совершенно правильно делает. В Маркане есть еще кому с ностальгией припомнить, как хорошо и богато правил Хамдан".
[indent] Марканская ведьма между тем говорила о скованных, чародеях. Внешне безучастно, но Мервин не дал себя обмануть. Всматривался в выражение ее лица, вслушивался в звучание голоса. Очевидно, чары ее волновали, чародеи интересовали, а более видимо человек, названный Фламио. Очевидно, была с ним у капитана какая-то глубокая эмоциональная связь.
[indent] Мервин было подумал, что сможет добавить кое-что к бродившим в Маркане сплетням. Его отвлек последний вопрос. Тут уж он не сдержался. Наклонился к де Идену и тихо, рискуя нарваться на недовольство, напомнил:
- Смею добавить, мессер… Чародеи на кораблях, действующих супротив Эстанеса, означают вмешательство… Вы понимаете, о чем я.

+4

10

[indent] Если кто-то думает, что там, где нет закона, не стоит ждать ни разумных, толковых суждений, ни слов, которые могут увлечь и надолго запомниться, он ничего не знает о жизни, и сейчас, слушая Анну Фуэго, говорящую о море, братьях и морской воде в своих жилах, де Иден понимал это ясно, как никогда. Безусловно, сказанное совсем не отменяло всю грязь и неприглядность пиратской жизни, и всё-таки считать этих людей исключительно жадными и жестокими животными, лишёнными любых стремлений, кроме самых низменных, и держаться так, будто их можно купить по дешёвке, было бы очень серьёзной ошибкой. Не говоря уж о том, что капитан и в самом деле умела говорить, и у него даже глаза ярче сверкнули, когда она повела речь о "своих парнях", до того искренне это прозвучало.
[indent] Впрочем, импонировала ему Анна Фуэго или нет, а необходимость держать себя в руках никуда не делась, так что де Иден опустил взгляд, сделал несколько глотков грога и бросил задумчивый взгляд в окно, на понемногу редеющую стену дождя, словно её вид мог помочь ему собраться с мыслями. Вновь встретившись с собеседницей взглядом, он снова превратился в улыбчивое воплощение любезности.
- Капитан, я достаточно знаю о вас, чтобы не сомневаться в вашей преданности морю и членам вашего морского братства, - Глен почтительно склонил голову. - А ваша готовность позаботиться о них и обеспечить всем, что может быть необходимо, не вызывает ничего, кроме уважения, - он немного помолчал, пригубил грог и медленно, негромко продолжил: - Поверьте, недостатка в пресной воде, мясной похлёбке, болтах и всём остальном, что может быть необходимо, вы знать не будете. Так же, как и в месте для ремонта и необходимых для этого условиях, пострадавшие фок и гальюн только лишний раз напомнили о том, как важно это может быть, - он чуть улыбнулся капитану. Да, вслед за снаряжением и патентом порт для ремонта и килевания - разве можно теперь сказать, что Лига не выказывает щедрость к потенциальным союзникам?
[indent] Слов, прозвучавших дальше, Глен не то чтобы не ожидал, просто очень надеялся не услышать. У него были и полномочия, и неплохие возможности обещать пиратам золотые горы от денег и снаряжения до новых земель, но и все возможности имели свои пределы, и невысказанный до конца вопрос о магической поддержке их практически пересекал. Потому что вклинившийся в разговор ван Тиллен был прав: такая помощь пиратам - прогулка по до смешного тонкому лезвию ножа, один неосторожный шаг - и всё, Лига втянута в самую что ни на есть открытую войну с Эстанесом, в то время как задача господина посла по особым поручениям любыми способами этого избежать.
[indent] С другой стороны, судя по сказанному капитаном, как минимум один чародей у неё на борту есть, и вряд ли это почтенный выпускник Студиума. Что, если поднять старые знакомства и припомнить талантливых авантюристов не без опыта? Или бывших военных, которые не навоевались, но были вынуждены покинуть армию? Или тех, кого судьба одинаково щедро одарила и магическим даром, и проблемами с законом? Ведь может, пожалуй, получиться, если действовать аккуратно.
[indent] Обернувшись к своему сопровождающему, Глен мягко, почти ласково ему улыбнулся.
- Безусловно, понимаю, мессер ван Тиллен. И, безусловно, вы абсолютно правы, в том числе в том, напомнили об этом, - улыбка стала ещё теплее и шире, де Иден скользнул по ван Тиллену внимательным, оценивающим взглядом. - Но ведь многое зависит от самих чародеев, верно? От их принадлежности, положения, рода деятельности, не так ли? - ещё несколько секунд он, всё так же улыбаясь, смотрел на ван Тиллена, а потом перевёл взгляд на виновницу встречи: - Капитан, я понимаю ваши трудности, столкнуться с боевыми магами, не имея боевого мага на своей стороне, не пожелаешь и врагу. Шанс оказаться в проигрыше слишком велик. И, понимая это, я готов сделать всё, чтобы вам помочь. Единственное, что мне хотелось бы до вас донести: такая помощь - это не деньги, не припасы и даже не патент, добыть её будет непросто, и, если это удастся это сделать, рассчитывать на... большое количество не приходится. Я не смогу обещать вам легионов или слаженных отрядов, только существенно меньшие силы, действующие, разумеется, формально в полном отрыве от Лиги. Но их добыть постараюсь, всеми силами, - Глен снова улыбнулся собеседнице, а потом спрятал улыбку в кружке с грогом, по-прежнему внимательно глядя на капитана поверх края.
[indent] Его ждёт очень тонкая работа, если эта карта сыграет, но результат должен того стоить.

+1

11

[indent] Пока лигийцы о чем-то перешёптывались, Анна глянула на Хэнка. Кружка грога отчасти согрела его колючие мысли, но довольным боцман совсем не выглядел. Он догадывался, что за магов им подсунут, если подсунут. И, в отличие от капитана, он не был уверен в том, что они легко сладят с этими ребятами. Колдовство в руках дает человеку иллюзию безнаказанности. А это плохой помощник в вопросах дисциплины.
[indent] — О, я не питаю призрачных надежд о воинстве магистров магии под моим началом, мессер. Фортуна любит меня сильно, но не слепо. Такие не станут коптить свои учёные, — она хотела сказать "задницы", но благоразумно передумала, — головы в шёлковых шапках на пиратском судне даже за баснословный бакшиш и вечную славу, — она перебрала пальцами в воздухе, изображая этот самый "бакшиш" на манер хадданеев, — Мне понадобятся те, чьи руки столь же грязны, как помыслы. Кровожадные исполнители, думать за которых буду я, — Анна отхлебнула грога и облизнула губы, — Наверняка, я не ошибусь, если предположу, что в Лиге сыщется пара-тройка чьих-нибудь одаренных должников или преступников, чья шкура для Лиги не особенно ценна, но которые страсть как хотели бы послужить вашему славному обществу в обмен на, скажем, оправдательный приговор или смягчение наказания. Пресловутую свободу? Предвосхищая ваш вопрос о том, смогу ли я заставить этих ребят служить под моим началом: смогу. Две сотни головорезов за моей спиной, может, и не маги, но убивать любят очень сильно, это едва ли не смысл их жизни. Главное, направить весь этот гнев в нужное русло. Итак. Патент, доступ в порт, провиант, оружие, люди — и ваша воля отныне моими руками, — она глянула на де Идена так, точно предлагала ему нечто очаровательно-бесстыдное.
[indent] — Если мои условия вам подходят, и вы сможете всё это организовать, я готова прямо сегодня ударить по рукам, подписать бумагу... Вы в Лиге, как я знаю, любите подписанные бумаги. А мы любим, когда выгодное дело быстро двигается с места. Эй, папаша Густаво! — Анна махнула рукой трактирщику, который так шустро, как только смог, приковылял к их столу, — Принеси-ка на всех ещё грога, и господам тоже. Я угощаю, — она опустила несколько монет в мозолистую руку Густаво, — Хорошую сделку нужно закрепить не только на бумаге. Как думаете, мессер Глен, кто победит в этой войне и велика ли будет её цена?

Отредактировано Анна Фуэго (14-10-2019 21:40:09)

+1

12

[indent] Губы де Идена тронула улыбка, одновременно понимающая и немного мечтательная: с одной стороны, ему нравилось, что капитан здраво оценивает качества и особенности чародеев, которых может предоставить ей Лига, с другой в душе не мог не отвлечься на соблазнительную картину того, с каким удовольствием сам снял бы "шёлковую шапку" и поднялся на борт пиратского корабля, чтобы показать эстанцам, какова на вкус магия. Это было бы так сладко, что хотелось хоть немного поребячиться и потешить себя такими мыслями. Тем более, что всего через пару секунд придётся вернуться к бумагам, печатям, недосказанностям и дипломатическим танцам.
- Лига похожа на мозаику, капитан, - де Иден по-прежнему улыбался, теперь любезно и светски. - Кого там только нет - грязная публика, чистая публика, мечтатели, вершители, исполнители. И, поскольку мне посчастливилось найти самых разных друзей за время службы, я постараюсь подобрать именно тех, кто вам нужен. Уверен, они будут счастливы, поддержать наше начинание, - он приложился к почти опустевшей кружке грога. - И не менее счастливы подчиняться вам, - голос де Идена зазвучал немного задумчиво. - Есть люди, идти за которыми в бою, так же естественно, как дышать или драться, и, несмотря на то, что мы с вами знакомы мало, мне кажется, что вы из таких, капитан, - Глен помолчал немного, не сводя взгляд с собеседницы, а потом как будто ей в ответ в его глазах вспыхнули лукавые искры: - Итак, патент, порт, снаряжение, оружие. И, разумеется, люди, которых я добуду для вас. Наша общая воля - к общему удовольствию, - говорят, флирт для лигийца - что дыхание и, улыбаясь Анне Фуэго, де Иден был с этим полностью согласен. Пауза затянулась всего на несколько секунд дольше, чем это принято в деловом разговоре, а потом он заговорил громче и твёрже: - По рукам, капитан. Когда бумаги подписываются быстро, мы в Лиге любим ещё больше.
[indent] Итак, получилось. Подспудное чувство, возникшее при встрече с капитаном Фуэго и сказавшее, что они поймут друг друга, его не обмануло: с ней и в самом деле оказалось легко поладить. Разумеется, то, что они сегодня ударили по рукам, не означало полного отсутствия проблем дальше - пираты недоверчивы, а ему предстоит соблюсти немало условий, чтобы возникшее было доверие сохранить - но первый шаг в любом случае сделан. Осталось не оступаться дальше.
[indent] За тем, как его новая союзница расплачивается с трактирщиком, де Иден наблюдал задумчиво и немного рассеянно. Хотел бы он знать ответ на её вопрос, хотел бы чуять путь, по которому пойдут события, так же остро и тонко, как это удавалось покорному лорду Рэйвэ. Жаль, что ему так далеко до учителя, и вдвое больше жаль, что сейчас, когда весь мир начал меняться так, будто изменили направление подводные течения, он сам может двигаться вперёд только ощупью.
[indent] Рассеянно проводив глазами трактирщика, Глен взглянул в лицо собеседнице:
- Думаю, капитан, победит, как это часто бывает, тот, кто окажется умнее. А цена... - он слегка пожал плечами, беззвучно усмехнулся. - Знаете, наши торговцы говорят: "Чем меньше гоняешься за скидкой, тем меньше золотом заплатишь". Вероятно, так и тут: не поскупившийся - во всех смыслах - потеряет меньше, - часто примерно такие речи приводят к тому, что лигийцев сравнивают с хадданеями, но Глен сейчас не пытался ни запутать, ни заговорить собеседницу, он был едва ли не более искренен, чем за весь этот разговор.

+2

13

[indent] Выходило всё складно, как любовная песня. Пока что. Анна даже удивлялась, что лигиец никак не воспрепятствовал ни одному условию. Избавиться от отребья, что сидит по казематам и коротает свои дни в ожидании виселицы — это одно. Но, фактически, профинансировать военную операцию, диверсию, направленную на ослабление флота и товароснабжения, да еще и которую необходимо оставить без огласки на государственной арене — это совсем другое. Разумеется, Анна и не думала размахивать своим пока ещё теоретическим патентом и гарантом соблюдения договоренностей, подписанным Лигой где ни попадя, но она прекрасно понимала, что уязвима и смертна. Как все люди под этими переменчивыми небесами. Мессер де Иден тоже это понимал, вне всякого сомнения.
Что же могло быть гарантией, если не официальная бумага? Будет ли посол рисковать столь сильно на деле, а не на кучерявых посулах? Анна, перебирая свои мысли, глянула на Хэнка. Сейчас она была готова поспорить, что они думают об одном и том же.
[indent] — Значит, будем надеяться, что эстанский фанатизм и склонность к мракобесию сыграют нам всем на руку. Рада, что к нашему общему удовольствию мы пришли к взаимопониманию быстро, предлагаю выпить, мессер, за начало тесного и, волею Супругов, плодотворного сотрудничества, — она отсалютовала кружкой и осушила её почти наполовину.
[indent] — Полагаю, необходимые бумаги у вас уже при себе? — она вопросительно глянула на Глена и его спутника.
[indent] — Я привела с собой своего счетовода. Хэнк, позови-ка Дюпрэ. Прежде он был стряпчим, в свое время он часто имел дело с ценными бумагами, — и с подделкой ценных бумаг, что было для Анны сейчас кстати, — Не откажите в любезности, мессер Глен, ознакомить моего стряпчего с письменными договорённостями прежде, чем я оставлю на них своё имя, — Анна расплылась в теплейшей из своих улыбок. Взять с собой на сделку Клода Дюпрэ посоветовал Хэнк. А Фламио своевременно намекнул, что остатки его кевлитового "наследства" не следует продавать на чёрном рынке безоглядно и полностью. Так что старина Клод был вооружен не только своими знаниями, лупой и окулярами, но ещё и парой кевлитовых звеньев, призванных помочь там, где человеческий глаз окажется бессильным.

Отредактировано Анна Фуэго (04-12-2019 16:03:11)

+2

14

[indent] Если бы у Глена были хоть малейшие сомнения, что капитан Фуэго - умная женщина, с которой на редкость повезло её подчинённым, сейчас они бы всецело разрешились. Его собеседница явно умела чуять удачу и выгоду, не продешевить и при этом не переборщить с требованиями так, чтобы спугнуть возможного делового партнёра. Сейчас, в их разговоре, она выказала ему готовность сотрудничать и даже своего рода доверие, которое пришлось постараться заслужить, и оставалось только закончить дело, по возможности этого доверия не растеряв. И позаботившись при этом о том, чтобы никак не поставить под удар интересы Лиги.
- Иметь с вами дело одно удовольствие, капитан, как и поднять кружку за наше общее предприятие и успешное сотрудничество, - широко улыбнувшись собеседнице, де Иден отсалютовал ей кружкой, сделал несколько глотков, а потом вытащил дорожный бювар и положил перед капитаном. - Разумеется, я готов ознакомить господина Дюпрэ со всеми бумагами, которые мы обсуждаем. Итак, финансирование. Думаю, счетоводу должны быть знакомы разные формы и варианты договоров о найме? - мельком улыбнувшись, де Иден подвинул собеседнице проект договора, завизированный самим Сорейном Авио. - И, полагаю, в платёжеспособности Золотой Сотни не должно возникнуть сомнений? - говоря это, он несколько понизил голос. Дальше предстояло произнести вслух некоторые более скользкие вещи и шуметь на этот счёт совсем не хотелось. - Что касается чародеев в качестве боевой помощи, то учитывая, какого рода это будут люди, нам придётся обойтись без бумаг и печатей. Но не в наших интересах оставлять вас безоружными против эстанской магии, какой бы она ни была, - в этом де Иден не лгал ни на грош, он был всерьёз настроен при первой же возможности напрячь старые и новые связи и обеспечить пиратское братство чародеями, по крайней мере, насколько это будет возможно.
[indent] Итак, оставалось последнее, то самое, скользкое. Наглость, которая, с одной стороны, чем-то смахивала на блеф, с другой, по мнению Глена, не могла не увенчаться успехом, учитывая нынешнее отчаянное положение Орейна и умение Элианны видеть выгоду и ставить полезных союзников выше формальных правил. Оставалось надеяться, что бумага от Золотой Сотни достаточно умаслила капитана Фуэго, чтобы не сорваться с крючка в ожидании следующего обмена подписями.
- Теперь патент, капитан, - в этот раз де Иден не улыбался, смотрел в глаза собеседнице открыто и серьёзно, стараясь всем своим видом продемонстрировать честность собственных намерений. - Поскольку формально Лига и Эстанес войны друг другу не объявляли, назвать эстанцев противниками в официальном свидетельстве невозможно, что однако не отменяет свидетельства как такового. От княжества Орейн. Которое регент подпишет немедленно, едва только услышит от меня ваше согласие, - де Иден говорил так, будто подпись Элианны - дело решённое, мелочь, чистая формальность. И для верности прибавил мысль, которую приберёг напоследок: - И, разумеется, леди Лаврентес не поскупится на награду после победы, а Лига, достигнув успеха, только поддержит её в этом, поспособствовав свободной торговле, в частности - на островах Гамет, которым при таком раскладе очень пригодится умелая и твёрдая рука человека, знающего море, войну и морское братство изнутри, не понаслышке. Это могло бы заметно изменить Рокское море ко всеобщей выгоде, - вот теперь де Иден улыбнулся, осторожно и сдержанно, глядя капитану в глаза и рассчитывая, что она поняла его верно и решит верно услышанное применить.

+2


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Отыгранное » Предложение, от которого сложно отказаться


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно