Рейнс: Новая империя

Объявление

15 сентября — 31 октября 1558 года

Война за влияние в Рокском море в самом разгаре: Эстанес принес огонь и меч на Паро. Рейнс охвачен собственными проблемами: сразу после выборов императора сидхе предъявили претензии на часть северной имперской земли. Эйверская лига связана во внутреннем море конфликтом с Дилвейном, который грозит вылиться в полномасштабную войну. Если только сам Дилвейн не погрязнет в усобицах с аргелльцами.
В общем, все идет привычным чередом и порядком. Кроме того, что пришел черед богов вмешиваться в людские судьбы. В таком случае, скучно не будет. И в стороне не остаться никому.

избранная цитата

"Что может привести солидного чародея в публичный дом? Оттенберга туда вела нужда в деньгах. Ах если бы он знал, сколько получают распутные девки, то сильно бы задумался. Но и без этого он давно убедился, что чистая наука дело малоприбыльное, в отличие от торговли".

Вальтер Оттенберг, "Хитрый лис и верный пес"

"Не Бездна расширяет границы, срывает замки: сама ты решаешь, когда отступить от привычного шаблона”.

Меррин фон Адель, "Я силой истины завоевал вселенную"

"Стоит только обнаружить что-то ценное, – сразу начинаешь бояться это потерять".

Гектор Меса, "Цена земных сокровищ"

"Грех не есть источник одержимости. И уж тем более, не его следствие. Это придумали те, у кого на блуд и выпивку денег не хватало".

Хельм ван Эгераат, " Ars Moriendi"

"Строение не вписывалось в скромное окружение Эль Морона. Будто ветер-проказник принес дом из-за моря и аккуратно поставил в чистом поле, а уже потом, вокруг, разрослась деревня. Деревня беднела, а дом рос, обрастал, жирел. Здесь водились хоре. А хоре сестринству были нужны, очень. Хоре — и не только; но ведь и ножи, и люди стоят денег".

Инес Аньес, "Quien si no yo"

"Людской род всегда недостаточно сильно ценил силу крови, не думали младшие о том, что в каждой капле ее хранилась память, которую невозможно было вычеркнуть из истории".

Иннис ап Ллиар, "Тени исчезают в полдень"

"В самые темные дни люди хватаются за чудо, но толпа, охваченная страхом, способна растоптать ненароком и его".

Морвенна Альмейн, "Там, где найдешь..."

"Где малефик там жди беды, где двое – катастрофы. Разве не об этом шептали детям перед сном?"

Ламех Сафарди, "Внизу земля - падать больно"

разыскиваются

Лина де Мейер

чародейка, исследовательница

Пабло де Кордова

дезертир

Серен фон Ревейн

маркиза Улвенская

Фа Вэй

шиноби

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Несыгранное » Осенью не видно ночи из-за горьких снов


Осенью не видно ночи из-за горьких снов

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Время: 15 сентября 1558 года, день
Место: Лота, Западный Лотрин
Погода: пасмурно, собирается дождь
Участники: Брандон де Лотрин, Этьен Джервет Скаах ан Скатанна
Описание:
всего-то месяц прошел с тех пор, как новым герцогом стал молодой, неопытный Брандон де Лотрин. Герцог юн и ему нужна поддержка, особенно в условиях, когда герцогство поднимается их руин. Разрыв запечатан силами эйверских магов, но они все, включая венаторов Морвенну Альмейн и Эйдана ван Халена, считаются погибшими. Последний так и вообще - под руинами Лотринского замка, от которого осталось только западное крыло и старая Астрономическая Башня.
Говорят, что власть в герцогстве фактически прибрал к рукам лорд-инквизитор, Этьен Джервет. Пока местные вассалы де Лотринов восстанавливают разоренные нашествием нечисти и нежити земли и запасаются продовольствием в преддверии зимы, инквизиция зорко блюдет власть в столице. Одно хорошо - наконец, пришла помощь из центра.

Отредактировано Мастер игры (22-05-2019 21:42:09)

+1

2

Пару недель минуло с судьбоносного дня, когда герцога Конрада де Лотрина объявили пропавшим.

Брандон помнил письмо, содержащее в себе горькие слова, слишком лаконичные, сухие, написанные на скорую руку, они не вырисовывали ровным счётом никакую картину произошедшего, не говоря уже о её полноте. Там, в Эрланге, маркиз знал лишь одно — теперь герцогом станет он. Если, конечно, до его возвращения в родную Лоту не вернётся сам отец. Тогда юноша ещё надеялся, что исчезновение Конрада лишь жалкое недоразумение, что тот, как оно бывало всегда, затеял свою игру.

Лота встретила его ранним сезоном дождей и туманом, что плотно обволакивал строения. Без отца, казалось, иной станет столица, однако она была безмятежной, всё столь же аскетичны были строгого вида здания. Только он подумал, что ничего не поменялось, лошадь ступила на широкую дорогу, ведущую к замку, который медленно показался из-за гущи молочного тумана. И без того отяжелевшее сердце юноши превратилось в валун, в грудине разрослась боль, дышать стало трудно. Из столь знакомого замка, где он знал каждый угол и каждую трещину на высоких стенах, осталась лишь жалкая часть.

Герцог де Лотрин пропал, подумал он тогда с горечью. Да здравствует герцог руинов.

Обрушилось что-то и внутри него. В глубине души Брандон жалел, что его не было в Лотрине, когда беда нависла над ним, когда разразились разрушительные события. Чем он занимался? Следил за предателями в соседнем государстве, участвовал в подавлении бунта в Эрланге, пока его дом рушился по частям. Никогда, ни на секунду он не сомневался в отце и в его политических способностях, наивно полагал, что Конрад де Лотрин подобен великану из старых россказней, что держит на своих плечах целый мир. Он не посчитал нужным оставить лучших из своих приближенных в Лоте, дабы те следили за происходящим. Потому как думал, что особо ничего и не происходит.

В Эрланге он соврал, что герцог Лотринский поддерживает сеидхе, тогда как Конрад и знать не знал ни о том, что король-чародей и воронья госпожа принесли голову хванна герцогу Эрлангену, ни о бунте. Брандон горько улыбался, вспоминая о содеянном — ведь по сути, он не соврал. Теперь он герцог Лотринский и он действительно поддержал сеидхе. К счастью, знать думала, что решение встать на сторону северных соседей принадлежало Конраду, а не его сыну.

Более того, возвращение в Лоту не открыло занавес произошедшего. Детали событий оказались захоронены под руинами. Маги, что были в центре бури, мертвы и некому давать ответы на множество вопросов.

Он находился в уцелевшем крыле замка, стоял у окна и отяжелевшим взглядом смотрел на окрестности, открывающиеся из замка, когда прислуга сообщила о том, что пришёл лорд-инквизитор.

— Впустите его, — приказал Брандон, не поворачиваясь.

На небе сгущались грязного цвета тучи.

+4

3

[indent] Это тело было старо. Стар был разум, с которым приходилось делить хрупкий ветхий сосуд, что готов был развалиться, рассыпаться в прах прямо сейчас. Этот разум легко сломить, ведь он уже сломлен был однажды. Тем не менее, он спешил.
[indent] Спешить было некуда. Старик, чье тело досталось ему по ошибке, по недоразумению, еще был ему нужен — мир, что открылся перед ним, был совсем нов. Незнаком. Чужд даже. Сколько лет прошло... Враханн, верная и преданная Враханн говорила, будто бы почти две тясячи, может, даже больше, он тоже сбилась со счета. Сбился Имхир, что всему и вся всегда вел подсчет, чтобы знать точно, чтобы был уверенным.
[indent] В этом каменном доме он их будет ждать, но они, конечно, не станут торопиться. Им некуда. И ему — тоже.
[indent] Ибо главное сделано, начало положено, и теперь уже ничто не сможет их остановить, никто не встанет у них на пути, ведь Дананн мертв, а тот, кто получил его силу, слишком слаб пока что, чтобы противостоять.
[indent] А потом будет поздно.
[indent] ... Лекари отпустили его из лазарета только два дня тому назад, когда его тело чуть окрепло, когда чуть затянулись раны, но он при этом чувствовал небывалую доселе легкость в ногах и непривычную силу в руках. Ясность мыслей и подъем духа, будто бы он скинул с плеч двадцать лет жизни. Обновился. Переродился. Вероятно, так оно и было. Лекари дивились, переглядывались, Этьен все твердил про чудесное божественное провидение и волю Агаста, что протянул руку и огородил его от камнепада, под которым все еще были погребены тела остальных, его инквизиторов, странного пришлеца, герцога Конрада и эйверского чародея, которого голос требовал привести к каменному кругу. Но он-то знал, кто спас его на самом деле. Кто не дал погибнуть. Этот некто — черный дух, обещанный безымянной малефичкой Рогатый бог, что пожнет кровь и смерть человеческих земель, теперь был в нем, и Этьен нес его в себе смиренно.
[indent] Бич, плеть то будет, что пройдется по Рейнской империи, принесет ей ужас и страх, в страхе этом очистятся они и станут достойны Отца и Матери, святой жертвы Манно, что умер за них. Он, Этьен, приносит такую же жертву. Свою бессмертную душу и тело свое отдает в когти Агреса и апостола его, чтобы люди прозрели.
[indent] ... Он совсем не возражал такой трактовке. Старик мог плести и думать все, что угодно, до тех пор, пока делает то, что нужно ему.
[indent] ... — Ваша Светлость, — он все еще был учтив, понимая, что миссия его будет скрытой и тайной, и говорить о ней вслух не пристало. — Наконец-то я могу засвидетельствовать вам свое почтение лично. И выразить скорбь по вашему отцу, что, вероятно, все-таки погиб под завалами. Как мне уже доложили, их все еще разбирают...
[indent] Ему все еще был нужен шар. Рогатый бог говорил о его важности, и пусть сейчас голос молчал, Этьен хорошо запомнил, что шар важен — пусть и не понимал, зачем он нужен ему теперь, когда каменный круг разрушен, когда он сам уже пришел в этот мир. Но не перечил. Повиновался. Ему нужно было быть смиренным и покорным, чтобы обмануть зло, добровольно принятое в сердце.
[indent] — Есть определенная вероятность, что он спасся, конечно, — продолжил он, пряча руки в широкие рукава сутаны. — Инквизиторы-чародеи уже оценили случившееся. Магия, что обрушила замок... она противоестественна и богопротивна, но творит удивительные вещи. Нескольких наших братьев нашли в разных кварталах города, разбросаными в случайном порядке. Быть может, и с вашим отцом случилось нечто подобное.

+1

4

Он слышал, что за спиной отворилась массивная дверь с тихим, жалобным скрипом. Помещение заполнили звуки шагов, отскальзывающие от каменного пола. Брандону всё казалось слишком громким — лязг доспехов стражи за стеной, что уставали стоять в одном положении и переводили вес с одной ноги на другую; свист ветра за окном, нарастающий вместе с непогодой. Присутствие Этьена Джервета тоже было по-своему громким, юному герцогу казалось, что он спиной ощущает каждое действие инквизитора.

— Благодарю вас. Присаживайтесь, полагаю, вам всё ещё требуется отдых после всего, что случилось. Впрочем, я слышал, что говорят врачи — Супруги не оставили вас в трудный час.

Всё то время, что верховный инквизитор провёл под присмотром лекарей, Брандон интересовался его здоровьем. Джервет был единственным, кто мог хоть что-то рассказать, потерять его означало упустить единственную видимую нить, потянув за который можно было бы распутать клубок. Лекари хором сообщали, что верховный инквизитор, ещё недавно пребывавший в плачевном состоянии и уже ступивший одной ногой в землю, крепчал не по дням, а по часам.

Брандон свято верил в своих богов и кивал лекарям, когда те отмечали роль Супругов в стремительном выздоровлении инквизитора. Его охватывало гнетущее душу сомнение, юноше казалось, что что-то не так — но он не понимал, что.

Впрочем, возможно, усталость играла с его думами злую шутку. Не ожидал он, что так рано заменит отца. На него навалилось ещё больше ответственности, чем когда-либо ранее. И он отважно пытался расправить плечи — только тяжело было, слишком тяжело.

— Мне казалось, что инквизиция убеждена в смерти отца. Пока вы были под присмотром лекарей, они единогласно признали, что он, скорее всего, не спасся.

Но Брандон не терял надежды.
Невозможно поверить, что такой человек, как Конрад, не нашёл бы выход — даже из самой безнадёжной ситуации. Он знал своего отца лучше всех, кто остался в живых. Или ему казалось, что знал? Марии де Лотрин уже не было рядом, чтобы дать совет… Брандон заставил себя рассеять мысли, которые то и дело возвращались к нему. Казалось, если он начнёт об этом думать, то примет смерть матери. Он не был готов. Пока ещё нет.

— Это всё, что известно о… неестественной силе? Почему она оказалась именно тут, под замком, что могло быть её источником? Если… если есть хоть малейший шанс найти отца, мы должны сделать всё. Готова ли инквизиция пустить все свои силы на поиски?

+1

5

[indent] — Ваша Светлость, мы будем возносить молитвы за вашего отца до тех пор, покуда не будет найдено тело, — Этьен тяжело опустился в кресло, постарался занять максимально удобную позу. С его увечьями это было сложно, но он ничем старался этого не выдать. С благодарностью и смирением принимаю боль всю и страдания все. — Я хочу верить, что богам было угодно сохранить жизнь нам обоим, а всех, кто замышлял против вас и вашего рода недоброе — покарать смертью самой лютой.
[indent] Где-то под завалами все еще мог находиться шар, которого вожделеет Рогатый бог. Исчадие Бездны и противник всего живого, воплощенный Агрес, с которым ему теперь приходится делить тело. Этьен прислушивался к голосам в голове, но именно сейчас они решили вдруг замолчать. Может, он тоже прислушивается к их разговору? В разговоре этих существ не было ничего интересного. Ничего, что могло бы быть ему полезным.
[indent] — К сожалению, мне нечем вас обрадовать, Ваша Светлость, — Этьен разгладил на груди складки простого, аскетического одеяния, поднял на юного герцога глаза. Насколько этот мальчик готов ему верить? Насколько готов поверить в ложь, которая призвана ускорить исполнение предназначенного и не дать его плану провалиться? Он подумал, что если все удастся, то в новом, лучшем мире он оставит его жить. Оставит его предводительствовать людьми, которые обживут новую, чистую землю, что поднимется из вод.
[indent] — Эта противоестественная магия, вероятно, относится к очень древним временам, когда людей еще не было в этих краях. Ко временам, когда эти земли принадлежали сеидхе, — его голос сделался скрипучим, жестким. Рогатый бог ненавидел сеидхе, считал своими главными врагами. Он впустил в свое тело величайшее зло на свете, добровольно стал сосудом всего богомерзкого и богопротивного — и как же удивительно, что с них нашлось что-то общее. Враг моего врага мой друг. Так он сказал ему, и Этьен не нашелся, чем возразить.
[indent] — Инквизиция считает, что прибытие эйверских чародеев, разрыв и то, что случилось здесь, все взаимосвязно, мой герцог. Судите сами. Сперва разрыв. Потом эта эйверская ведьма с ее магами. Они довольно много времени проведи в замке, чтобы добраться до самых его недр и найти там... вероятно, какой-то очень старый механизм, который и привел к таким разрушениям. Мы надеемся его извлечь и изучить, а так же найти какие-то доказательства заговора. Потом был сидский король, и, в довершение всего, этот белоголовый маг, что сперва добился возвращения экспедиции к разрыву, а потом пришел с севера один. Именно он повел меня к этому механизму, перед тем, как все случилось...
[indent] Он замолчал, опустив взгляд к полу. Ждал, как отреагирует на складную, правдивую ложь Брандон. Который находился тогда слишком далеко, чтобы усомниться.

+1


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Несыгранное » Осенью не видно ночи из-за горьких снов


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно