Рейнс: Новая империя

Объявление

15 сентября — 31 октября 1558 года

Война за влияние в Рокском море в самом разгаре: Эстанес принес огонь и меч на Паро. Рейнс охвачен собственными проблемами: сразу после выборов императора сидхе предъявили претензии на часть северной имперской земли. Эйверская лига связана во внутреннем море конфликтом с Дилвейном, который грозит вылиться в полномасштабную войну. Если только сам Дилвейн не погрязнет в усобицах с аргелльцами.
В общем, все идет привычным чередом и порядком. Кроме того, что пришел черед богов вмешиваться в людские судьбы. В таком случае, скучно не будет. И в стороне не остаться никому.

избранная цитата

"Что может привести солидного чародея в публичный дом? Оттенберга туда вела нужда в деньгах. Ах если бы он знал, сколько получают распутные девки, то сильно бы задумался. Но и без этого он давно убедился, что чистая наука дело малоприбыльное, в отличие от торговли".

Вальтер Оттенберг, "Хитрый лис и верный пес"

"Не Бездна расширяет границы, срывает замки: сама ты решаешь, когда отступить от привычного шаблона”.

Меррин фон Адель, "Я силой истины завоевал вселенную"

"Стоит только обнаружить что-то ценное, – сразу начинаешь бояться это потерять".

Гектор Меса, "Цена земных сокровищ"

"Грех не есть источник одержимости. И уж тем более, не его следствие. Это придумали те, у кого на блуд и выпивку денег не хватало".

Хельм ван Эгераат, " Ars Moriendi"

"Строение не вписывалось в скромное окружение Эль Морона. Будто ветер-проказник принес дом из-за моря и аккуратно поставил в чистом поле, а уже потом, вокруг, разрослась деревня. Деревня беднела, а дом рос, обрастал, жирел. Здесь водились хоре. А хоре сестринству были нужны, очень. Хоре — и не только; но ведь и ножи, и люди стоят денег".

Инес Аньес, "Quien si no yo"

"Людской род всегда недостаточно сильно ценил силу крови, не думали младшие о том, что в каждой капле ее хранилась память, которую невозможно было вычеркнуть из истории".

Иннис ап Ллиар, "Тени исчезают в полдень"

"В самые темные дни люди хватаются за чудо, но толпа, охваченная страхом, способна растоптать ненароком и его".

Морвенна Альмейн, "Там, где найдешь..."

"Где малефик там жди беды, где двое – катастрофы. Разве не об этом шептали детям перед сном?"

Ламех Сафарди, "Внизу земля - падать больно"

разыскиваются

Лина де Мейер

чародейка, исследовательница

Пабло де Кордова

дезертир

Серен фон Ревейн

маркиза Улвенская

Фа Вэй

шиноби

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Сюжетное » Ты уходишь прочь, я бегу по следу


Ты уходишь прочь, я бегу по следу

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

Время:2-я декада сентября 1558 года
Место: Эскалона, поместье графа Алькасер
Погода: переменная облачность, душно
Участники: Гонсалу Ласерда, НПС
Описание: Новость о состоявшейся казни Химены Авельянеда докатилась до самых глухих уголков мятежной провинции, а виновный в ее смерти доносчик все еще неизвестен и остается безнаказанным.

Отредактировано Гонсалу Ласерда (24-01-2020 06:12:34)

+1

2

[icon]https://i.imgur.com/eMI1WWi.png[/icon][nick]Рубен Ботелья [/nick][status]слуга[/status]
[indent] Было душно. Солнце, выглядывая из-за облаков жарило точно разогретая груда железа в печи у кузнеца, не обещая скорого дождя. Однако жажда, испытываемая всадником, торопящегося к своему сеньору, не замедляла его на пути. Он практически загнал свою лошадь, начавшую тяжко фырчать. Ехал с самой Корволы, практически не смыкая глаз, без остановок. Знал, что весть, которую везет сеньору – не порадует его.
[indent] Но, разве они не знали, что это было лишь вопросом времени?
[indent] Тот, кто ходит по краю лезвия, однажды споткнется. И последствия, даже столь простого проступка, просчитать будет не так-то и просто. Однако подобные рассуждения надолго в голове Рубена не задерживались. Его уделом было то малое, что поручал ему господин – и сейчас, он торопился с теми вестями, которые его вряд ли порадуют.
[indent] В имении уже во всю бурлила жизнь: движение во дворе было привычным, каждый был занят своей работой, лишь ненадолго отвлекшись от своего занятия, чтоб посмотреть на прибывшего путника. Когда в нем признали своего, некто переглянулся между собой о том, с чего Ботелья выглядит таким изможденным. Ему не нужна была помощь, чтоб слезть с лошади – с этим он справился сам. Но, прежде чем предстать пред глаза сеньора, Рубен поспешил умыть лицо свое – прямо в той старой бочке, где собирали дождевую воду, и сделать несколько глотков воды, утоляя свою жажду, взяв кувшин у одной из служанок.
[indent] - Пошли, - сказал ему управляющий, подойдя ближе. - Сеньор, ожидает на тебя.
[indent] Они не стали терять времени на ненужные расшаркивания или беседы. Ботелья сразу же последовал за управляющим, на ходу приглаживая свои волосы, дабы не выглядеть излишне неопрятно. Когда же мужчина оказался в одном из залов роскошного дома графа Алькасера, поклонился ему, держа у груди руку со своей шляпой, и только после позволения взялся докладывать:
[indent] - Мой сеньор, как того и следовало ожидать, аутодафе вдовствующей графини Мирандо дель Кастаньяр состоялось. Присутствовавший на этом страшном действие сын графини, отрекся от матери и своего титула. Полагаю, что он уже вернулся в Эскалону. Или прибудет изо дня на день, - взялся отчитываться о своем путешествии слуга.
[indent] Он спешно облизал себе губы.
[indent] - Я пытался связаться с доньей Рохелией, но это было не просто. Единственное, что мне удалось узнать от ее служанки так это то, что наш дон – правда жив, и собирается вернутся. Он связался с ней через верного человека, - он пытался говорить прямо по порядку, не путаясь в событиях. – Ее служанка, точнее служанка доньи, - он поспешил исправить сам себя, чтоб никто часом не подумал, что он говорит без почтения о матери инфанта Хайме, - слезно просила рассказать о судьбе детей дона Хайме, если мне что-то известно. Донье сообщили, что сеньора Авельянеда знала местонахождение инфантов. Но поскольку она была сожжена, вряд ли успела с кем-то поделиться своим знанием, - он замолчал, дожидаясь ответа графа.
[indent] Рубен сам не был уверен в том, что правильно поступил, когда отрицательно ответил служанке доньи. Совесть говорила о том, что следовало удовлетворить знание матери, потерявшей двух сыновей. Но наказ был молчать. И он его сдержал.
[indent] - Какие будут ваши дальнейшие указания, сеньор? – спросил Ботелья, не зная, чего еще будет угодно сеньору.

Отредактировано Мастер игры (26-01-2020 22:29:18)

+3

3

Ни единого намека на ветерок не проникало в просторный зал из распахнутых настежь створок, обдавая лицо жаром нагретого камня, и даже время от времени лениво наползавшие облака не спасали от пекла. Дождя, казалось бы, не предвиделось, но застарелый рубец на плече, оставленный на память о последнем сражении, надоедливой тянущей болью давал понять, что самое раннее к вечеру облака сменятся свинцовыми тучами, наполненными грозой: за без малого шесть лет Гонсалу научился предсказывать погоду при помощи своего плеча не хуже умудренных опытом старух-знахарок.
Гонца из Корволы он ждал не первый день, время от времени наблюдая за дорогой из окна своего кабинета и ежедневно напоминая управляющему, чтобы направлял к нему Рубена немедля, как только нога его ступит за ворота поместья. Ждал, одновременно не желая видеть, отчетливо понимая, что шансы на радостные новости равны нулю. В самой глубине души, тем не менее, едва теплилась малая искорка надежды, но была слишком слабой и обреченной на угасание.
- Ботелья за дверью, сеньор, прикажете принять? - Карлос возник на пороге бесшумно, как призрак, склонив голову в ожидании ответа. Граф Алькасер отступил от окна и кивнул, поведя плечом. Ноющая тяжесть, на секунду ослабнув, навалилась с новой силой.
- Пусть войдет, - Гонсалу опустился в кресло, пытливо взглянул на сменившего управляющего гонца, отчаянно пытаясь утаить снедающее изнутри беспокойство, и взмахнул рукой, призывая не тянуть с докладом. Кружево манжетов всколыхнулось тяжелой кипенной волной. - Говори.
При первых же словах Рубена едва теплившаяся в душе искра исчезла, поглощенная тьмой и холодом, охватившими все нутро. Ласерда выслушал доклад слуги молча, не прерывая ни словом, ни жестом, и после того, как тот умолк, в просторном зале воцарилась звенящая тишина, нарушаемая разве что назойливый гудением пчелы, кружащей над разломленным пополам гранатом на подносе с фруктами. Ледяная пустота и отчаяние каменной глыбой навалились на хребет и Гонсалу вырвался из кресла, в задумчивости принявшись мерить зал шагами. На ходу думалось лучше. "Сожжена..." По отношению к Химене это слово никак не желало обретать смысл и щетинилось смертоносными углами, грозившими разодрать в кровь язык и глотку при малейшей попытке произнести его вслух.
- Что же... О сыновьях дона Хайме продолжай молчать, для всех они мертвы. Даже если спрашивать о них будет сама донья, - подав, наконец, голос, граф обошел высокое кресло и облокотился о спинку, сжав пальцы в замок и давя слугу тяжелым темным взглядом. Главный и более всего терзавший его вопрос до сих пор оставался без ответа. - Полагаю, автор доноса на графиню Мирандо дель Кастаньяр так и остался неизвестен или же есть какие-то слухи на сей счет? Я велел тебе направить шустрых ребят разузнать, не претендовал ли кто после казни графа на место подле сеньоры Химены или уделял ее персоне избыточное внимание. Есть результаты? - искать доносчика следовало крайне осторожно. Ласерда бы уверен в одном: обвинительное слово прозвучало со стороны ближнего круга аристократии, но для большего у него не хватало сведений. Зато этими необходимыми сведениями всегда располагали слуги и кому лучше горничных графини знать о тех, кто навещал их сеньору с далеко идущими намерениями и, скорее всего, потерпел в них крах? Граф не понаслышке знал, как ранит гордость отказ, что уж говорить о том, если этот отказ рушит не только сердечные, но и далеко идущие имущественные притязания?

Отредактировано Гонсалу Ласерда (29-01-2020 11:38:17)

+3

4

[nick]Рубен Ботелья [/nick][status]слуга[/status][icon]https://i.imgur.com/eMI1WWi.png[/icon] [indent] Приносить безрадостные недобрые вести – не самая простая ноша. И Ботелье было не просто решиться взглянуть в потемневшие глаза сеньора, когда он рассказал ему то, что должен был. Впрочем, отправляясь в Корволу, Рубен предполагал подобный исход. Понимал, что в столице не произойдет чуда. Ведь никакому еретику, а сеньоруа Химена ко всему прочему была прозвала еще и еретичкой, еще не удавалось уйти от клещей святой церкви. Он лишь тяжко вздохнул, коротко кивнул головой, принимая то, что ему приказали продолжать хранить молчание. И несмотря на то, что сердце слуги пропиталось сожалением к вдовствующей императрице, которая, как говаривали, едва не тронулась рассудком от горя, взвалившегося ей на плечи, Ботелья понимал, что такая предосторожность будет не лишней. Возможно, это молчание в конечном итоге спасет жизни безвинным детям. Как бы там ни было, а столицы уже достигли вести с Паро – о том, что дон Хуан четвертовал детей дона Хайме, которых нашли в Эскалоне. Уж лучше бы жертва ни в чем неповинных детей не прошла даром.
[indent] И да Братья упокоят их души, и сохранят от проклятой Асгарты.
[indent] - Как известно, император распорядился о будущем сыновей сеньоры Химены, предопределив им жизнь в кругу семьи нового прокуратора де Арана, - проговорил слуга, переступив с ноги на ногу.
[indent] Усталость от длительного путешествия под жарким солнцем Эскалоны, не прошла незаметно. Однако он не просил поблажек или милостей. Знал, что должен договорить. Хотя заговорил он и о том, что не было новостью для сеньора графа. О том, что император рассудил так, стало известно сразу после праздника Моря, едва имперские корабли стали отплывать из гавани порта Эбро, устремляясь на север – к Азалийским островам. Но слуга решил разматывать клубок известного именно с того нового человека в провинции, что занял место инфанта.
[indent] - Полагаю, что именно прокуратору известно имя того, кто донес на сеньору. В столице перед казнью не называлось имя того, кто свидетельствовал против сеньоры графини. Моим людям, однако стало известно, что есть семья, которая хлопочет не слишком рьяно о том, чтобы взять под опеку детей Авельянеда. Собраре, - назвал он фамилию, обождав, пока граф припомнит себе то, чем славится эта семья, чтобы при необходимости добавить сведений. – Это достаточно богатая семья столицы. Банкиры. Которые стали не так давно владельцами нескольких прибыльных верфей в Ильехане. Но, как мне стало известно сеньора Мерседес была давней подругой сеньоры Химены. Поэтому, не думаю, что это она стала свидетелем в ее деле, - продолжил говорить Рубен.
[indent] Ему было жаль, что новостей у него одни крохи.
[indent] - Также мне известно, что руки сеньоры Авельянеды добивался некий барон Сан-Северино. Он был достаточно близок с ее покойным мужем, и на какое-то время отошел в тень после того, как дон Хайме начал трясти всех этих казнокрадов. У меня нет доказательств, что это тот человек – это только предположение, - настоял на этом Ботелья, не желая оказаться тем, кто обвинит невиновного, хотя этот барон казался ему уже давно мерзким человеком. – Однако если моим людям не удалось узнать точной информации о том человеке, который оклеветал сеньору, им стало точно известно о том, что люди сеньора Бальестероса, нового главы разведки империи, рыщут по всей Эскалоне в том числе, в поисках предателей, которые убили Его Святейшество. Сеньор, нужно быть осторожнее. Если это не кто-то из вашего круга, то в провинции, стало быть, появилась новая сила.

Отредактировано Мастер игры (08-03-2020 17:17:09)

+2

5

Жаль, что имя не называлось. Гонсалу ухмыльнулся, отчетливо представив себе, как вместе с приговором и обвинениями на помосте торжественно оглашается имя доблестного доносчика, настоящего друга новой империи и блюстителя ее морали. Даже подумалось, что подобное оглашение стало бы ясным признаком настроений в Эстанесе: получил бы доносчик всеобщее признание и почести или не прожил бы после и недели, прирезанный в собственной постели опытным наемником, а то и собственными людьми. Но рассуждать о том, что могло бы быть, "если бы не" было не к месту, да и не входило в список привычек графа, предпочитавшего опираться на известные факты, а не эфимерные фантазии, потому к фактам он и обратился, внимательно слушая Рубена.
Будущее детей Химены волновало его не меньше, чем судьба и безопасность детей самого Хайме. Будущее одного ее ребенка, если быть точнее. Альваро должен был оставаться козырем в рукаве, на случай, если не удастся уберечь инфантов. О таком варианте развития событий Гонсалу не хотел думать, но незавидная участь детей, выбранных на роль подсадных уток, отныне навсегда будет грузом на совести и напоминанием о том, что ошибок допускать нельзя - Хуан их не простит. А присутствие еще одного прямого наследника Хайме прямо под носом у императора выглядело вызывающе безопасно. Как спрятать дерево в лесу. И в этом случае опека де Арана выглядела более надежно, чем...
- Собраре? - Ласерда в задумчивости провел рукой по бороде, захватывая ее в ладонь, и кивнул, припоминая известную фамилию. К сожалению, кроме фамилии и занятия о семье, претендующей на опеку, он знал катастрофически мало. Он деликатно старался не слишком влезать в личную жизнь Химены, вместе с тем зная о ней слишком уж много, но сейчас эта деликатность выходила ему боком. Услышал еще одно имя и высокий лоб взрезала глубокая морщина. Отшатнувшись от спинки кресла, граф неспешно приблизился к письменному столу у окна и, опустившись на ступ перед ним, обстоятельно и неторопливо вывел на листе оба полученных имени, одно напротив другого. Если о сеньоре Мерседес Собраре и ее супруге  у него имелись здоровые сомнения, то барона Сан-Северино следовало проверить весьма основательно. Хотя и у давней подруги могли быть поводы и, главное, масса возможностей для доноса. Или у самого сеньора Собраре, если на то пошло, с целью обезопасить семью и свое дело от связей со ставшей неблагонадежной графиней. Кончик пера громко скрипнул по бумаге, когда Гонсалу с нажимом провел под обоими именами черту.
- Я хочу как можно больше знать о семействе Собраре. Чем закончились их хлопоты по опеке над детьми покойной графини? Как давно сеньора Мерседес дружила с графиней Авельянеда, с кем дружна сейчас, чьи дома посещают и кто посещает их. Родственники, дети, всё. То же самое и о бароне. Ты понял меня, Рубен? - он взглянул на замершего в одной позе верного слугу, только сейчас отмечая усталый вид и мокрые пятна пота на воротнике, и откинулся на спинку стула, покачав головой. - Еще бы знать, каковыми будут последствия убийства Понтифика. Кроме, конечно, показательной охоты на ведьм, истинных и мнимых, - перо вернулось в чернильницу и по поверхности стола забарабанили пальцы. Мотивы для убийства понтифика ускользали от него, ведь нельзя было не понимать, что этот шаг не ослабит влияние церкви на императора, а лишь подтолкнет к более суровым действиям и кровавым расправам. Следовало аккуратно разузнать, какие настроения бродят в церковных кругах теперь. - Ты и твои люди можете обращаться к Карлосу по любым финансовым вопросам, кои возникнут, - деньги всегда развязывали языки лучше любых уговоров и доводов. - Я распоряжусь. Если у тебя все, то можешь идти.

+2

6

[nick]Рубен Ботелья [/nick][status]слуга[/status][icon]https://i.imgur.com/eMI1WWi.png[/icon] [indent] - Я слышал, что Собраре собирались в Ильехану недавно – не знаю, можем ли мы ожидать от них еще каких-то попыток поучаствовать в делах … нашей провинции, - он сделал небольшую остановку, подбирая слова, которыми не мог жонглировать также умело, как и его господин. Все-таки у него было крайне скудное образование, которого едва хватало, чтобы не упасть лицом в грязь пред тем, кто давал ему возможность проявить лучшие из своих качеств. – Больше я смогу доложить вам через несколько дней, - добавил Ботелья, прежде чем сеньор граф дал следующие свои распоряжения.
[indent] Рубен полагал, что графу что-то да известно о бароне Сан-Северино, к которому, возможно, им следовало присмотреться повнимательнее. Хотя бы по той простой причине, чтобы с уверенностью отбросить его имя в сторону и продолжить поиски дальше. Естественно, смерть старого и немощного понтифика, которого так любил и обожал простой народ за его аскетичность и критику роскошного образа жизни, который вели высокородные столичные семьи, хватало врагов. Но их явно ожидали отыскать среди жителей Эскалоны, чего не следовало допускать. Во всяком случае, когда ты сам можешь оказаться под ударом внутренней разведки и ее нового главы, графа де Мендоса. Поэтому, слуга согласно кивнул, принимая новые распоряжения графа, про себя надеясь ничего не забыть и не перепутать, что было немудрено – столько дел! И это ведь только начало.
[indent] - Я все понял, сеньор, - он в который раз склонил голову в поклоне, надеясь, что вскоре сможет покинуть душное помещение и хотя бы ненадолго вздремнуть, чтобы с ясными мыслями приняться за выполнение всех поручений.
Но не вышло.
[indent] Резкий треск битого стекла застал Ботелью врасплох. Едва успев инстинктивно прикрыть лицо рукой, чтоб укрыться от летящих осколков, он расслышал звуки переполоха во дворе. Резко выровнявшись, Рубен бросил мимолетный взгляд на прилетевший в окно кусок камня, к которому была прикреплена записка, и подбежал к оконной раме, сквозь которую в кабинет сеньора хлынул горячий воздух со двора, где мальчишка лет девяти или десяти пытался удрать.
[indent] - Держи его! – проорал мужчина через окно, бросившись за мальцом. Надо думать, кто-то ему сказал так напакостить!

текст в записке

Помолитесь обедню в соборе Альмудена

+2

7

По мнению графа, уже с момента прибытия нового прокуратора в провинции стало слишком много новых людей, по локти запустивших руки во внутренние дела Эскалоны, и столичных банкиров только не хватало для полного счастья. Определенно, за Собраре следовало установить внимательный пригляд, но отдавать это распоряжение вслух Гонсалу не счел необходимым: Рубен не первый год выполнял самые разнообразные деликатные поручения и явно научился полезному навыку понимать своего господина с полуслова и считывать намерения не только по интонации, но и по мимике. 
Он почти уже отослал было Бортелью из кабинета, но лениво-изящный жест облаченной в кружево кисти сеньора так и остался незавершенным, прерванным неожиданным звоном стекла, и рука замерла в воздухе. Разлетевшаяся витражная створка окна цветными брызгами усеяла угол кабинета и Гонсалу сорвался с места почти одновременно с Рубеном. Предоставив слуге разобраться с посыльным, избравшим столь шумный и экстравагантный способ доставки послания, сам граф приблизился к камню, громоздким пятном выделявшемуся на фоне благородного мрамора и в окружении некогда изысканного цветного стекла, жалобно хрустнувшего под ногой, и поднял снаряд, разворачивая намотанную вокруг него бумажную полоску.
Текст послания заставил сеньора озадаченно поднять бровь: похоже, что воля Братьев идет с его намерениями рука об руку и подобное приглашение можно считать хорошим знаком. Что, впрочем, не шло вразрез с необходимостью выявить источник и личность непосредственного курьера, которого, судя по крикам под окнами, активно ловили всем двором. Прижав стопку бумаг на столе почтовым камнем на манер грубоватого пресс-папье, Гонсалу убрал записку в рукав, надежно скрыв послание под пышным манжетом, и неторопливо спустился в холл, где наткнулся на всклокоченного мальчишку, которого широкоплечий конюх на пару с Рубеном держали за шкирку, как непоседливого щенка.
- Ты кто такой? И кто отдал тебе письмо, которое ты... - Ласерда усмехнулся в усы, подбирая подходящее сложившейся ситуации слово, - так оригинально доставил?

Отредактировано Гонсалу Ласерда (25-02-2020 09:56:24)

+2

8

[nick]Рубен Ботелья [/nick][status]слуга[/status][icon]https://i.imgur.com/eMI1WWi.png[/icon] [indent] Погоня выдалась недолгой. В считанные мгновения Рубен оказался во дворе, где при помощи конюха ему удалось поймать мальчишку, решившего бросаться камнями по окнам господ. Конечно, не ему было решать, как поступить с мелким шкодником, а господину, к которому и доставили его. Правда, стоит отметить, что ребенок явно сдаваться не был намерен. Он предпринимал попытку вырваться из двух крепких пар рук, что держали его крепкой хваткой, утаскивая вовнутрь помещения, где и предстояло явиться пред ясные господские очи. В пору было бы потянуть за уши маленького негодяя, но Ботелья все-таки решил пока не начинать экзекуцию – как бы там ни было, а решение будет за графом, который еще и мог приказать высечь подлеца.
[indent] Тем временем, граф решил допросить мальчишку, задав, пожалуй, самый верный из всех возможных вопросов. Вот только пойманный на горячем малец не сразу брался отвечать.
[indent] - Ну, отвечай сеньору Ласерде! – приказал ему Рубен, сжав сильнее свою ладонь, что лежала на плече. – Не то сечь будем, пока не заговоришь, - устрашения ради добавил он, наклонившись к уху мальчишки, что тут же поджал свои тонкие искусанные губы, посмотрев на него, а затем и на графа самым жалостливым взглядом, на который только был способен.
[indent] - Жуан, - отозвался он тихо. – Мое имя Жуан, и я … я, - продолжил он следом. И то ли мальчишка никак не мог собраться с мыслями, чтоб рассказать все, что от него требовалось, то ли он просто хитрил.
[indent] - НУ! – решил потрусить мальчика Ботелья.
[indent] - Я не знаю кто. Они обещали помочь моей сестре, если я доставлю сообщение, - он смотрел большими глазами, полными слез, что вот-вот могли хлынуть с его карих глаз. – Пожалуйста, не отпустите меня! Я ничего дурного не хотел делать, - он пытался вырваться снова, не так чтоб удачно, но облегчив схватку, Рубен едва не упустил этого Жуана, что еще и взялся кусаться. Из-за того, что его мелкие зубы впились в ладонь слуги, он в конечном итоге таки упустил мелкого проныру, снова бросившегося убегать.
[indent] И на этот раз Ботелья не спешил догонять маленького негодяя. На то был конюх, тогда как он сам ожидал приказов от своего господина:
[indent] - Что прикажете, сеньор?
[indent] Но, конечно, куда больше его интересовало то, что было внутри письма, о котором упомянул граф Алькасер не так давно. Что бы это должно было значить?

+2

9

Скрестив руки на груди, Гонсалу с интересом взирал на мальчишку с высоты собственного роста, придавливая к земле внимательным взглядом и не вмешиваясь в процесс дознания, за который взялся Рубен. Жуан, как представился малец, казался щуплым и пронырливым, но ничего дельного, однако, говорить не торопился.
- Они? - переспросил граф, но его вопрос утонул во вновь возникшей перепалке, в ходе которой живчик все-таки увернулся и снова кинулся наутек. Конюх не стал дожидаться приказа и моментально бросился следом, призывая на подмогу едва ли не весь двор. С таким подспорьем можно было не сомневаться в том, что Жуану не удастся ускользнуть, потому Гонсалу не проявил особенного беспокойства и, бросив задумчивый взгляд вслед исчезнувшим за пределами холла, кивнул Ботелье, неспешно направляясь обратно к лестнице, ведущей в его покои.
- Пожалуй, отведи его на кухню, пусть поест как следует. И попробуй разговорить. Только не запугивай его, пусть успокоится. Если он из ближайшего поселения, то кто-то наверняка должен знать или его или его семью, - он улыбнулся и хлопнул Рубена по плечу. - И сам непременно отдохни, я не хочу, чтобы ты свалился от усталости в самый неподходящий момент. Да, и вели седлать мне коня, я уезжаю, - распорядившись, Гонсалу, не задерживаясь более, направился к себе.
Спустя четверть часа сеньор уже в полном дорожном облачении запрыгнул в седло и покинул поместье в сопровождении небольшой свиты из четырех кабальеро, направляясь к упомянутому в послании собору. В свете происходящего приглашение могло быть как ловушкой, так и актом неизвестной доброй воли. Пока еще неизвестной, но этот недостаток Ласерда намеревался устранить в самое ближайшее время. Место встречи было избрано явно не случайно, а отправленная с мальчишкой записка могла свидетельствовать о том, что отправитель предпочитал назначить встречу как можно скорее, не дожидаясь случая, который сам приведет графа Алькасер именно в этот собор. Круг возможных посланников Жуана несколько сужался, но по-прежнему был достаточно широк, чтобы Гонсалу мог безошибочно догадаться о том, кто именно был ему нужен. Вернее, кому именно он мог бы понадобиться.
Спешившись и бросив вожжи одному из сопровождавших, сеньор без видимой спешки вошел под храмовые своды и с нескрываемым удовольствием вдохнул приправленную благовониями прохладу, что сохраняли каменные стены. Служба едва началась и он бесшумно прошел вдоль главного нефа и остановился, прислонившись ноющим плечом к массивной колонне близ правой капеллы. Опустив голову, Гонсалу пытался молиться, но шедшие на ум мысли были бесконечно далеки от благочестивого обращения к Братьям. Время от времени отбрасывая попытки вникнуть в службу, он оглядывал пространство собора и собравшихся прихожан, пытаясь определить, привлекло ли его появление чье-то пристальное внимание?

+2

10

[indent] Голосистые мальчики, большинство из которых происходили из простых семей ремесленников, пели своими дивными и неиспорченными взрослением голосами гимн, прославляя Братьев. Они старательно выдерживали паузы, то повышая голоса, подводя каждого верующего, вошедшего под своды этого собора, переживать каждое воспетое ими слово.
[indent] «Поэтому Братья истребят их до конца; пусть вырвут Они их и переселят их из жилища ихнего, и корень их – из земли живых…» — то были знакомые слова ей с детства. Но губы давно уже не вторили им, зная их ложность из мудрости той богини, супротив которой молился каждый присутствующий, каждый падший на колени и возлагавший свои надежды на тех богов, в которых им сказали веровать их отцы. Однако Бенту не забывала о том, что не должна была привлекать к себе внимания, укрываясь в нефе собора, в тени одной из многочисленных колонн, вытесанных из красного мрамора. Она должна была демонстрировать покорность, преданность той вере, заблуждения которой она познала давно. И делала это, в мыслях лелея совершенно непокорные и дерзкие мысли.
[indent] Чародейка заметила вошедшего аристократа сразу, пусть его шаг был тих и ровен. Тут же Роза выдохнула с облегчением – это значило, что мальчишка выполнил ее просьбу. Возможно, было неверным использовать в своих целях простого мальчишку, что не мог ничем уже помочь своей сестре – только довериться той, которая обещала ей помочь. И дать шанс выжить в этой жестокой стране. Вот только за все приходится платить. И это была его плата.
[indent] В момент, когда священнослужитель начал готовиться к началу своей проповеди, для чего ему предстояло преодолеть путь от алтаря к амвону, возвышению в южной стороне собора, к которому вела небольшая деревянная лестница, украшенная резьбой, женщина бесшумно приблизилась к интересующему ее человеку – не вплотную, но достаточно для того, чтоб иметь возможность говорить и быть услышанной.
[indent] — Я боялась, что вы не придете, — произнесла Роза едва слышно. Сейчас она очень рисковала. В первую очередь оказавшись рядом с мужчиной в храме божьем. И хотя ее лицо было скрыто под черной мантильей, предавая всему в глазах ее оттенков мрака, она ощущала сейчас слабую надежду. И очень надеялась на то, что и на этот раз ее надежда не подведет.
[indent] — Я рада, что Жуан передал послание, — добавила она, ожидая, что все-таки услышит о судьбе мальчишки хоть пару утешительных слов.

+2

11

Несмотря на то, что Гонсалу ждал, когда же таинственный автор записки даст о себе знать, все равно обращенный явно к нему тихий голос едва не застал врасплох и ему стоило некоторых усилий не выдать ни себя, ни ее, - то, что голос оказался женским, несомненно, привнесло свой вклад в замешательство графа, - и не обернуться, подогреваемый интересом и естественным порывом и желанием осторожного человека видеть, с кем он, собственно, разговаривает. Опущенная голова едва заметно дрогнула в полуповороте, словно молящийся очнулся от глубокого погружения в молитвы и в себя, выдав движение только легкий всполохом копны кудрей, и мужчина, шевельнувшись, снова расслабленно замер, так и оставшись в измененном на пару градусов развороте. Если со стороны это легкое движение и могло бы привлечь чье-то бдительное внимание, то его легко можно было списать на попытку человека принять более комфортную позу и снять напряжение в больном плече.
- Видимо, страх ваш не столь силен, раз вы здесь, - редкие дочери Асгарты, вроде Химены, вызывали в глубине души Ласерды искреннее восхищение не свойственной женщинам силой духа, как крайне редким природным явлением. Он превосходно понимал, как непросто женщине было решиться на столь дерзкий и привлекающий внимание поступок, как приглашение на встречу в столь полное условностей и правил место, и что у нее на то должна быть крайне веская причина. И эта причина каким-то образом связана с ним, а значит, может прямо или косвенно зацепить массу связанных с ним людей, для многих из них даже тень подозрения могла быть губительной. - Хоть я и крайне удивлен вашему посланию. Ваш Жуан достойно справился с задачей и сумел привлечь внимание и заинтересовать, - в тихом голосе графа можно было услышать легкий отзвук улыбки, пробившейся сквозь осторожность и озабоченность. - Он упоминал о своей сестре, я смею надеяться, что и вы выполнили свою часть уговора, сеньора, ибо я перед вами. И полагаю, что могу поинтересоваться, кто вы и зачем искали встречи со мной? - улыбка из голоса исчезла, растворившись в приглушенном, но уверенном отзвуке стали.

+2

12

[indent] —  Страх —  не порок, сеньор. Но и у него есть границы, —  коротко ответила она аристократу, что не стал выдавать ее, хотя мог. Ему было достаточно поднять только тон своего голоса и дать знать кому-либо из здешних священнослужителей, что храм осквернен преступницей и заговорщицей. Но Химена была права, когда говорила, что этот человек надежный и не предаст.
[indent] Всему непременно следует давать свои имена. И в первую очередь страху. Бенту давно забыла о страхе пред церковью и братьями, которых в империи почитают. Что это за справедливые боги такие, что требуют столь великих жертв от невинных рабов своих? Не желала она веровать в тех, для кого она была носителем порока и греха, прикоснувшись к истинной вере, что дает надежду. А не обжигает костром пламени аутодафе кожу почти еще ребенка.
[indent] В их мире судьба детей – в руках милостивой богини.
[indent] Беззащитные, они обязаны уповать на милость людей, в чьи руки была вверена богами их жизнь. Как жаль, что не так уж и часто ценит жизнь своего ребенка отец, теряющий счет своим детям уже после четверых голодных ртов. Или не желает содержать дом полон дочерей, вытаскивая за волосы мать, а погодя и всех детей, ставя им в вину изъян – отмеченные Асгартой. Таким детям Роза считала своим долгом помогать, сбегая прочь – в те края, где у них был маломальский шанс обрести новую жизнь.
[indent] И таким ребенком была сестра Жуана. Практически потерявшая контроль над своим даром, девочка едва не сожгла свой дом, благо, что кроме младшего брата ее более никого не было. И рядом оказалась она, будто рука самой богини привела ее к тем, кому она должна была помочь. Хотя не за этим Бенту приехала в Эстреманью. Чародейка сглотнула. В ее воображении этот разговор выглядел многим проще.
[indent] —  Я давно выполнила то, что обещала Жуану, —  едва шевеля устами, ответила женщина, прежде чем завести разговор в нужное русло. Все-таки ради того, чтобы граф оказался здесь, ей пришлось хорошенько потрудиться. —  Понимаю ваш интерес, и не буду испытывать его. Скажу лишь то, что у нас с вами была общая знакомая, —  она покосилась на Ласерду, стараясь не нарушить общий молебный облик и держать голову наклоненной, позволяя мантилье лишь изредка содрогаться от ее дыхания. – Ее судьба подтолкнула нас к действиям…
[indent] Она же упорно не называла своего имени. Обозначая свою персону тем или иным именем, она обретала больше материальных привязанностей —  так она становилась более уязвленной. А ведь ей предстояло еще возвращаться в столицу, где она не могла бросить дела сестринства на самотек.
[indent] Она не торопилась, тем не менее, с делом по которому пришла сюда и просила его прийти. Хотела ощутить, что не ошибается сейчас, желая доверить этому человеку губительную, быть может, тайну. Но выхода нет. Скоро закончится обедня, и храм опустеет, когда все разойдутся.
[indent] — Я хочу предложить вам союз —  сговор во имя торжества справедливости.

+3

13

Возможно, оставшийся с Рубеном мальчишка при наличии доброй воли расскажет больше, чем ему готова была поведать пославшая его женщина, столь рисковавшая, приглашая графа сюда, и, тем не менее, не спешившая поведать ни кто она, ни того, для чего ей потребовалась эта встреча, да еще и столь изощренным способом. Гонсалу, однако, считал себя человеком терпеливым и умеющим ждать, потому не считал нужным торопить ее, предпочтя, чтобы она сама решилась на следующий шаг. Совершенный обдуманно, а не под давлением с его стороны. Да и любое проявление нетерпения, равно как и попытка подстегнуть ее решимость, могли обернуться в сложившихся условиях если не катастрофой, то совершенно ненужным вниманием, коего дама явно предпочитала избежать.
Благо, незнакомка не стала испытывать на прочность терпение Ласерды и стоило ей заговорить, как Гонсалу окончательно позабыл о Братьях, которым еще минуту назад пытался возносить молитвы. Не было нужды произносить никаких имен, сжавшая сердце тоска сделала это за нее и мужчине стоило немалых трудов сохранить самообладание, чтобы не столько осознать, о кем идет речь, сколько не нарушить иллюзии благочестивого внимания проповеди и не обернуться, опасаясь, что женщина, испугавшись собственных слов, исчезнет, оставив его томиться в неведении и догадках, только начав приоткрывать полог тайны и тут же захлопнув дверь перед его носом. Гонсалу напряженно выпрямился, мысленно собирая крупицы информации, полученной от Рубена и бережно состыковывая с туманным, почти прозрачным намеком, брошенном женщиной. Ужасающая смерть Химены подтолкнула их к действиям? Их? Страну лихорадило уже несколько месяцев, но с последствиями казни вдовствующей графини Авельянеда Ласерда с ходу мог сопоставить лишь одно из ряда вон громкое событие. И о нем как раз и упоминал Ботелья, предполагая, что в провинции появилась еще одна политическая сила. Было бы довольно наивно надеяться на то, что заговор и убийство понтифика были результатом спонтанных действий кучки отчаянных энтузиастов. От осознания происходящего на висках выступил холодный пот.
- Справедливость это то, о чем грезит добрая половина Эскалоны, - Гонсалу казалось, что стук его сердца слышен если не всем в храме, то стоящей рядом незнакомке уж наверняка. - Но союзы заключаются между теми, кто доверяет достаточно, чтобы назвать свое имя. Могу я рассчитывать на взаимность, учитывая, что меня вы знаете? Со своей стороны я приложу все усилия для восстановления справедливости, - "ради Химены". Он не стал договаривать, принимая правила игры и не называя имени той, что связывала их, и едва заметно повернул голову в ее сторону, краем глаза наблюдая за смиренно склоненной тенью. - И готов пригласить вас быть гостьей в моем доме. Вы и ваши тайны там будут в безопасности.

+3

14

[indent] Сейчас ей начало казаться, что все ухищрения, к которым она прибегла ради этой встречи были лишними. Все было зря. Порой так бывает, случается – не знаешь, как привлечь к себе внимание и задержать его подольше на своей проблеме, будучи уверенной в том, что предполагаемый друг не ополчится против тебя. Роза ведь знает, что и такое бывает. С ней, бывало. Предавали и друзья, те самые близкие, о которых никогда бы не подумала, что могут пойти на подобную подлость. Предавали и те, кому она решала довериться, веря в их безупречность. И теперь, наверное, из всех людей в этом мире только детям она доверяет. Ведь доверие – как и терпение: практически не восстанавливается. Это меч, который ты вручаешь человеку собственноручно. Им он может тебя, как защитить, так и убить.
[indent] Однако граф был прав. Предлагая союз, необходимо было приготовиться к большей открытости, чем она привыкла. Нужно было довериться тому, о ком она слыхала лишь из уст сестры в вере, которую жестоко предали. И следовало начать хотя бы с имени.
[indent] — Роза Бенту, — коротко представилась она.
[indent] В этой жизни она пользовалась великим множеством имен. Однажды она была Марсией Прада — дочерью оружейника, а когда-то называлась и Лаурой Викуньей, что была известна, как богатая вдова торговца из Ильеханы, где уж точно мог затеряться ее след. Но начинать знакомство, на которое возлагаются столь большие надежды, следовало с капли правды. И с верного имени.
[indent] — Вы можете назвать мне место и время, где мы с вами сможем поговорить без опасений быть подслушанными, — обождав, пока хор мальчишек возьмет высокую ноту, воспевая молитву о милости Агреса, женщина решительно продолжила. — Злоупотреблять вашей гостеприимностью я не стану, сеньор.
[indent] У нее были причины желать оставаться в тени. И знала, что лучше будет, если никто из слуг не будет знать и видеть ее лица – не смогут опознать, если вдруг церковники выйдут на ее след.
[indent] — Обещаю, что буду с вами честна.
[indent] Ей обещали безопасность, покой и сохранность. То, чего уже многие годы не знала ни ее измученная душа, ни старевшее тело. Было так соблазнительно, так заманчиво — принять это предложение, согласиться и вспомнить о том, каково это — быть гостьей в доме богатых господ, где неизвестно слово нужда или голод. Но когда в Сарагосе кишит людьми нового главы разведки, риск кажется лишним.

+3

15

Женщина молчала, словно и не услышала графа. Гонсалу терпеливо ждал, понимая, что в ней наверняка борются такие же закономерные сомнения, как и в нем самом, но при этом совершенно не собирался сходить с той линии, которую начинал гнуть, допуская возможность взаимных компромиссов лишь в том случае, если с ее стороны шаг навстречу будет сделан. Сегодня они рисковали оба и, похоже, оба прекрасно это понимали.
Он кивнул, когда она решилась и шагнула в омут. Повторил имя про себя, едва шевеля губами, будто проговаривал беззвучно слова хорала, чтобы запомнить раз и навсегда, и чуть нахмурил бровь, получив следом отказ на свое более чем щедрое предложение. Теперь она выдвигала свои требования, которые граф хоть и счел разумными, но создавали некоторые сложности: надолго откладывать следующую встречу он ни за что бы не стал, а времени для взвешенного решения и тщательной подготовки места просто не оставалось.
- Хорошо, тогда завтра, - выдохнув в унисон с очередной верхней нотой хорала, Ласерда сжал губы, спешно обдумывая, где лучше и безопаснее для них обоих было бы назначить встречу. Разумеется, это должно быть место, где они останутся неузнанными и смогут не привлекать к себе внимания, слившись с толпой, раз уж нельзя воспользоваться тишиной его собственного кабинета. Однажды он виделся с Рубеном в подобном месте, после того, как слуга встретился неподалеку с одним из своих осведомителей. Похоже, оно вполне сможет послужить еще раз. - В два часа пополудни. Возле Восточного рынка есть приют Милости Агаста, под его стенами харчевня. Найдите меня, я буду ждать вас там, - не поднимая головы, Гонсалу отступил на полшага вперед, оставляя Розу за спиной и без лишних слов давая ей понять, что на сегодня аудиенция закончена. Теперь предстояло запастись терпением и уповать на то, что женщина либо не передумает, либо не испугается входить на улицы Восточного рынка, столь разительно не похожие на чистые мощеные улицы близ Соборной площади и прокураторского дворца.
- Славьтесь, Братья, что воинов своих благословляете на дела праведные и радостные. Присно молящиеся покой да счастие находят у престола вашего. Даруйте, Братья, прощение свое и удачу в делах благочестивых, праведным сердцам угодных... - собственная молитва заглушала в голове медленно затухающую гармонию хорала.

+3

16

[indent] Благословенны будьте Братья, скалы мои, обучающие мои руки войне, и мои пальцы — битве. Вы — милость моя и крепость моя, прибежище мое и избавители мои, щит мой, и меч мой, на которых я уповаю, которые подчиняют мне мой народ.
[indent] Братья, кто такой человек, что Вы знаете о нем, и сын человеческий, что Вы обращаете на него внимание? Человек подобен дуновению ветра; дни его — как уходящая тень.
[indent] Братья, приклоните небеса и сойдите; коснитесь гор — и задымятся они. Бросьте молнию и рассейте их, выпустите свои стрелы и сметите их. Протяните руки свои и избавьте меня и спасите от великих вод, от рук чужеземцев, чьи уста говорят неправду и чья правая рука полна обмана.
[indent] Пусть будут наши сыновья подобны молодым разросшимся растениям; пусть будут наши дочери подобны стройным колоннам во дворцах. Да будут наши житницы полны, богаты всяким зерном. Да будут на наших пастбищах тысячи, десятки тысяч овец. Да будут жиреть наши волы. Да не будет ни расхищения, ни пропажи, ни воплей на наших улицах.
[indent] Блажен тот народ, у которого все так и есть; блажен тот народ, что чтит и уповает на Агреса и Агаста!

[indent] Молитвенные песнопения вздымались луной, возвышаясь над головами преклонивших пред Братьями колени, дотягиваясь до самих храмовых куполов, под которыми и собрались нынче для молитвы о ратных подвигах сыновей империи, ринувшихся в бой на земли неверных. Не стоит начинать того дела, которое нельзя начать с молитвы. Так и не начинает империя войны, не обратившись к Братьям. Не ведет империя войны, пока в каждом храме не будет слышаться ежедневно молитва о победах, которые были им так нужны, точно страждущая земля требовала воды.
[indent] Они молились о войне, как и годится в дни, когда в руках отцов, мужей и братьев оказывается меч, направленный против неверных. Держа руки сложенными в молитве, магистрат, однако, мыслил вовсе не о тех многочисленных эстанцах, но о том, что все же происходило в родной провинции, в родном доме и тех мыслях, которые витали в умах всех благоверных, нуждавшихся в его наставлениях. Склонившись, как и все, священнослужитель, чьими заботами были куда более мирские дела, чем он смел ожидать, он поднял руки вверх, прежде чем возложил на себя маст, когда алтарник позвонил несколько раз ручными колокольцами, которые находились на ступенях у алтаря, чтобы ознаменовать этим окончание молитвы, на которую и собрались самые обычные жители Сарагосы.
[indent] Периодически магистрат наведывался во все храмы провинции — так, он точно мог быть уверенным в том, что предписанный к выполнению эдикт исполняется. И мог бы с облегчением вздохнуть, что никаких ссор между новой властью в провинции и аристократами, только начавшими привыкать к порядкам дона Хайме, не будет. Сегодня он был в соборе Альмудена, чудесном соборе, который собирал куда больше людей, чем иные святыни столицы провинции, в чем Родриго видел отчетливое влияние его настоятеля, которого он поблагодарил за совместную молитву, прежде чем направиться в ризницу. Однако Веласкес задержался в соборе, заметив одного молодого человека, к которому не постеснялся подойти.
[indent] — Да будут Агрес и Агаст с тобой, верный сын святой черной церкви, — обратился он к графу Алькасеру. — Похоже, проповеди падре Хименеса настолько популярны, что и ты поспешил прийти сюда его послушать? — продолжил он, глядя на мужчину, которого помнил еще мальчиком.
[indent] Так уж повелось, что в Эскалоне он всех помнил в лицо и знал по имени. Или почти всех. И как же он мог не помнить и не знать того, кто был приближенным к беглому инфанту, пускай Братья будут ему судьями.

+2

17

Несколько бесконечно долгих минут Гонсалу стоял перед алтарем, не слыша и не видя перед собой почти ничего, кроме невнятного гула, в который сливались голоса хора, слова проповедника и совсем уж тихий шепот молящихся. Он смотрел неотрывно в одну точку перед собой, будто пытался разглядеть грядущее в изящном орнаменте в отделке алтаря или увидеть что-то за ним, высмотреть в пространстве хоть намек на будущее, хоть малейший знак, поданный Братьями в ответ на его отчаянное к ним воззвание.
Но то ли Братья оказались глухи к его молитве, то ли он был слеп и не сумел разглядеть ни намека на знак, но как только хор окончательно затих, а гул прихожан прорвался сквозь его думы, Ласерда сбросил с себя опустившуюся задумчивую озабоченность и выпрямился, привычным жестом стряхивая с руки наброшенный на на нее на время молитвы плащ. Следовало поспешить обратно, чтобы попытаться поговорить с Жуаном о Розе, возможно, убедившись в некоторой осведомленности графа мальчишка станет более разговорчивым. Если, конечно, Рубен сам не справился и не разговорил его за то время, что Гонсалу провел в Альмудене. В последнем граф искренне сомневался.
Он не успел сделать и десятка шагов, как его окликнул смутно знакомый голос.
-  Да будут долгими ваши дни, монсеньор Веласкес, - граф Алькасер преклонил колено перед магистратом и с почтительным поклоном склонил голову, приветствуя. - К сожалению, мне не всегда удается успеть сюда, чтобы насладиться ими так часто, как они того заслуживают, но все равно Братья время от времени даруют мне такую возможность, - поднявшись, Гонсалу заложил руки за спину и медленно, шаг в шаг, направился вместе с магистратом вдоль рядов постепенно пустеющих скамеек: правоверные эстанцы, выслушав проповедь и отдавшие долг молитве, спешили вернуться к более мирским делам. - Однако, я рад, что сегодня они привели меня сюда. А что привело вас, монсеньор? Не часто можно надеяться, что ваша светлость почтит своим присутствием простую обедню.

Отредактировано Гонсалу Ласерда (14-07-2020 16:55:52)

+2

18

[indent] — Если на то будет воля Братьев, если на то будет их святая воля, — скромно, как и должно, пробормотал в ответ на приветствие аристократа Родриго.
[indent] Ему бы, конечно, хотелось верить в то, что боги уготовили ему долгую жизнь, здесь на земле, где он родился, вырос и продолжал жить, ведя жизнь согласно догмам веры. Так уж водится, что люди мечтают о том, как попадут в чертоги Братьев и обретут жизнь лучшую, бесконечную для своей невидимой души. Однако, не смотря на свои стремления, по-прежнему держатся малодушно за жизнь земную, полную испытаний и соблазнов. Увы, но от этой слабости душевной Веласкес не успел еще избавиться, хотя и старательно держал ее при себе, скрываясь за волей богов, которым молился денно и нощно.
[indent] — Похвально, что ты не забываешь о важности слушать глас истины и впускаешь доброе слово в свое сердце, — произнес магистрат, невольно напрягшись, когда расслышал в словах графа неприкрытое любопытство о том, по каким делам он оказался именно в этой святыне.
[indent] Что же, быть может, то и, правда, было волей Всемогущих? 
[indent] Он прошел мимо Гонсалу, который присоединился к нему в шествии за пределы храма, к опоясывавшему его стены небольшому саду, который давал скудный урожай персиков. Несколько спелых фруктов находилось на ветках дерева, рядом с которым они остановились. И до тех пор в сознании Веласкеса хранились мысли о желаниях Братьев и том, как много случайностей происходит в жизни: так ли много, как может показаться? Священнослужитель поднял свой взгляд к небу, по которому пробегала лишь пара пушистых туч, ничем не грозивших всем, кто вышел из своих домов, а после вновь взглянул на Ласерду.
[indent] — Мне строго настрого запрещено оказываться вдали от народа, что приходит в наши храмы с молитвами — прокуратор хочет знать, о чем молится народ Эскалоны, чтобы не допустить резни или любых других неприятностей в провинции, — проговорил Родриго, вложив в свои слова немного больше смысла, чем то могло показаться изначально. — Но я рад тому, что нам удалось повидаться. Давно не видел тебя, и давно уже следовало исправить эту досадную оплошность, Гонсалу, — продолжил священнослужитель, продолжавший говорить с графом так, как привык. Он знал его давно, а потому даже не пытался забыть о давнем знакомстве, обходя все вежливые обращения, которыми окутывает себя знать, будто те могли бы их спасти от всевидящих богов.

+1

19

Повисшее затяжное молчание можно было трактовать двояко. Магистрат не спешил с ответом, наверняка давая понять Гонсалу своим укоризненным молчанием, что его любопытство было неприемлемым и не ему задавать подобные нескромные вопросы тому, кто является одним из посредников между Братьями и простыми смертными. Однако, и не отослал прочь ни словом, ни жестом, а проследовал к выходу, неторопливый в своей возрастной степенности, и Ласерда присоединился к Веласкесу, почтительно держась рядом, плечом к плечу, и выдерживая неспешный шаг. Последнее было, пожалуй, труднее всего: в голове роилось столько мыслей и планов, что горячилась кровь и невольно хотелось спешить. Вскочить на ожидающего под стенами собора коня и гнать вскачь к поместью, дабы увидеть мальчишку и поговорить с верным Рубеном. Но присутствие магистрата остужало горячую голову, вынуждая следовать правилам приличия и, возможно, не натворить в спешке дел.
Плотная тень от листвы легла на лицо старца, явственнее обозначив глубокие морщины, залегшие поперек высокого лба. Внимательно наблюдавший за собеседником молодой граф невольно тоже взглянул на небо, будто надеялся увидеть за парой скудных облачков нечто, доступное лишь взору священнослужителя, но из лазурной сини по глазам резануло лишь жаркое эстанское солнце. Ласерда провел пальцами по заслезившимся глазам, водружая на голову снятую под храмовыми сводами шляпу, и вернул почтительное внимание заговорившему магистрату. Сказанное отчего-то покоробило. Что-то неловко мешало восприятию гладкой речи, раздражало, как крошки в постели.
- Да, давно. Если не ошибаюсь, со времени похорон сеньора Лоренцо, да будут благосклонны Братья к нему в чертогах своих. Мой дом всегда открыт для вас, монсеньор, вы желанный гость в нем, - в вязь светской беседы раздражающе вклинивалась та самая услышанная неловкость и теперь не давала Гонсалу покоя. Качнув головой, он понизил голос, ступая дальше под сень персиковых деревьев. - Но как прокуратору дано знать о том, о чем молится народ? Слова, обращенные к Братьям, слышат только Они и священнослужители, разве не так? - темный взгляд испытывающе сверкнул из-под полей шляпы.

+2

20

[indent] То, что было предписано вершить священнослужителям Эскалоны — немало огорчало Родриго. Магистрату пришелся не по нраву последний императорский указ, одобренный также салиарием и фециалом, которые послужили покойному понтифику правой и левой рукой. Не из последних уст Веласкес знал, а вернее слышал, какие великие надежды возлагал на плечи этих двух духовных мужей Торамада, а потому разочаровано оглядывался на них, предпринимая попытку свыкнуться, да смириться.
[indent] Но, как это часто бывает безрезультатно?
[indent] Он пытался посмотреть на те намерения, благие намерения, которые могли быть у тех, кто стояли у самой вершины церковной иерархии. Человек всегда велик в намерениях. Но не в их выполнении. Однако давно уже Веласкес понимал, что человек — сумма своих действий, поступков, а не сумма своих намерений. А то, что происходило сейчас – мало походило на благие намерения.
[indent] Магистрату, тем не менее, не пристало осуждать своих братьев в вере. И уж тем более делиться своими суждениями с лицами, ведущими светскую жизнь. Не погружаясь в глубоко духовные рассуждения, не зачитываясь трудами святых мужей и не принимая ближе к сердцу своему догмы их веры — тем было трудно понять многое, витающее в сознании священнослужителей, несущими на своих плечах груз ответственности за каждую душу правоверного эрманита. Однако Родриго, будучи рожденным эскалонцев, зная непростые отношения жителей провинции с правящим тут классом аристократов, заносчивых и жадных самодуров — хотел не допустить того кровопролития, которое могло бы случиться.
[indent] — Действует особенный Эдикт на территории провинции Эскалона, — коротко ответил Веласкес, надеясь, что сейчас его благие намерения будут восприняты надлежаще. — Таким образом, все возможно, Гонсалу. Поэтому, будь осмотрительный, когда изливаешь душу. Не говори того, что могло бы навредить тебе. И если ты задумал дурное – откажись от этого. Не нужно ввергать нашу землю и наш народ в хаос.

+2


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Сюжетное » Ты уходишь прочь, я бегу по следу


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно