Рейнс: Новая империя

Объявление

15 сентября — 31 октября 1558 года

Война за влияние в Рокском море в самом разгаре: Эстанес принес огонь и меч на Паро. Рейнс охвачен собственными проблемами: сразу после выборов императора сидхе предъявили претензии на часть северной имперской земли. Эйверская лига связана во внутреннем море конфликтом с Дилвейном, который грозит вылиться в полномасштабную войну. Если только сам Дилвейн не погрязнет в усобицах с аргелльцами.
В общем, все идет привычным чередом и порядком. Кроме того, что пришел черед богов вмешиваться в людские судьбы. В таком случае, скучно не будет. И в стороне не остаться никому.

избранная цитата

"Что может привести солидного чародея в публичный дом? Оттенберга туда вела нужда в деньгах. Ах если бы он знал, сколько получают распутные девки, то сильно бы задумался. Но и без этого он давно убедился, что чистая наука дело малоприбыльное, в отличие от торговли".

Вальтер Оттенберг, "Хитрый лис и верный пес"

"Не Бездна расширяет границы, срывает замки: сама ты решаешь, когда отступить от привычного шаблона”.

Меррин фон Адель, "Я силой истины завоевал вселенную"

"Стоит только обнаружить что-то ценное, – сразу начинаешь бояться это потерять".

Гектор Меса, "Цена земных сокровищ"

"Грех не есть источник одержимости. И уж тем более, не его следствие. Это придумали те, у кого на блуд и выпивку денег не хватало".

Хельм ван Эгераат, " Ars Moriendi"

"Строение не вписывалось в скромное окружение Эль Морона. Будто ветер-проказник принес дом из-за моря и аккуратно поставил в чистом поле, а уже потом, вокруг, разрослась деревня. Деревня беднела, а дом рос, обрастал, жирел. Здесь водились хоре. А хоре сестринству были нужны, очень. Хоре — и не только; но ведь и ножи, и люди стоят денег".

Инес Аньес, "Quien si no yo"

"Людской род всегда недостаточно сильно ценил силу крови, не думали младшие о том, что в каждой капле ее хранилась память, которую невозможно было вычеркнуть из истории".

Иннис ап Ллиар, "Тени исчезают в полдень"

"В самые темные дни люди хватаются за чудо, но толпа, охваченная страхом, способна растоптать ненароком и его".

Морвенна Альмейн, "Там, где найдешь..."

"Где малефик там жди беды, где двое – катастрофы. Разве не об этом шептали детям перед сном?"

Ламех Сафарди, "Внизу земля - падать больно"

разыскиваются

Лина де Мейер

чародейка, исследовательница

Пабло де Кордова

дезертир

Серен фон Ревейн

маркиза Улвенская

Фа Вэй

шиноби

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Отыгранное » И тихо дремлет бор зелёный


И тихо дремлет бор зелёный

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Время: 18 августа 1558 года
Место: южные леса Инн Теаха
Погода: надвигаются дождевые облака
Участники: Рианнон фэр Агранат, Аэддан
Описание: собрание сеидхе состоялось, новый король вступил в свои права и сеидхе понимают, что конфликта с людьми не миновать. Кто-то поддерживает короля, кто-то — нет. В числе последних Рианнон, которая приходит к своему сыну, чтобы передать ему важные вести. Вести, которые должны быть озвучены императору Рейнса.

+1

2

[indent] Она смотрела в воду и видела в ней только призраков дней былых, дней ушедших безвозвратно и окончательно. Вода для нее всегда была возможностью заглянуть в былое, дабы обрести в каждой капли оной толику мудрости, толику щемящих сердце воспоминаний о тех, кого она более не сможет увидеть и прикоснуться. Вот только вода продолжала хранить их облики, показывая Рианнон те мгновения, которые она сама еще помнила, будто те были еще вчера.
[indent] Но время – неумолимо, быстрый его бег и то, что казалось еще совсем близким и таким недавним уходит в небытие, а день вчерашний – подобен сну, который хочется скорее позабыть. Проснуться и осознать, что это был сон – такая роскошь, что не была подвластна ни дочери Аграйн, ни многим другим ее родичам, впереди на которых ожидало лишь тревожное будущее. Тяжелые времена были впереди. Не обладая даром предвидения, Рианнон видела это уже сейчас, стоя на пороге этих времен, пока в ушах до сей поры был слышен слов их нового короля, тревожное его предупреждение о том, что они – сами его избрали, сами его назвали своим королем.
[indent] Они сами будут во всем виноваты. И груз вины опустился на сердце владычицы Ард Махи, которой еще предстояло отправиться в Скара Брэй, дабы донести отцу то, что он, верно, и предвидел в своих видениях, о которых рассказал ей так немного, что она почувствовала себя слепым котенком, идущим наугад по лесу. Но колдунья не шла, летела между высоких вековечных древ, разыскивая фигуру знакомую, родную, неустанно шагавшую между зеленой листвы, что едва слышно дрожала о том, что видела и слышала. Вот только сын, воспитанный людьми, не мог услышать много из тех слов, которые передавал ветер и многовековые деревья, видевшие многое за то время, что здесь простояли.
[indent] Опустившись на ветку одного из деревьев, Рианнон расправила крылья и осмотрелась – она уже была близка к тому месту, где Аэддан устроился передохнуть в своем обратном пути в Инн Теах. Сеидхе опасалась, как бы ни пропустила сына, как бы ни разминулась с ним. Ведь то, что хотела передать ему – было слишком важно, дабы оттягивать на более позднее время.
[indent] Но, вот же – он. Шагающий между деревьев, в своем плаще накидке, впитавшей в себя запах леса и дыма от костра. В этой накидке, что хранит его от холода и дождя, который вот-вот обрушится на них вновь, она видела его в воде, когда искала в ней ответы на вопросы, что интересовали всех сеидхе, и его самого.
Вновь, взмахнув крыльями, сеидхе пролетела между деревьями, начиная спускаться ниже. Знала, что Аэддан, как хороший следопыт уже заметил ее. Ведь поэтому и обернулся к ней, когда она коснулась земли, приняв свой облик.
[indent] - Я рада, что тебя застала еще не в самом Инн Теахе, - произнесла Рианнон вместо приветствия. – Здесь нашему разговору никто не помешает, а я не хотела, чтоб у него были зрители, - шагнув навстречу сыну, продолжила она.
[indent] - Как твое путешествие, Аэддан? – она видела примерно то, где был ее сын, прозванный людьми Давеном. Но то были лишь образы в воде, которые всегда хотелось дополнить красками, словами и впечатлениями. - Пойдем, - предложила она следом, едва ли сын успел ответить ей на вопрос, пока листва начала шелестеть от капель, опускавшихся на них с небес. - Тут есть поблизости грот, где мы сможем переждать дождь.

+2

3

Хорошо знакомая тропа уводила в глубь леса, становясь все более узкой и едва различимой для неопытного глаза. Аэддан спешился и ласково потрепал по шее Тинтрига - на данный момент, самого надежного и верного своего друга. Тонконогий гнедой необыкновенной красоты был очень умен и в отличии от обыкновенных лошадей, не боялся леса. К тому же, сейчас оставалось пройти всего лишь несколько лиг до Инн Теаха, где можно будет как следует передохнуть, прежде чем дорога вновь позовет за собой.
Аэддан всегда любил дождь - в эти самые мгновения, природа словно бы замирала, ловя каждую живительную каплю. Все лесные обитатели, прячутся по своим норам и укрытиям и сам лес затихает, слушая тихий шепот листвы: а воздух наполнен свежестью, усиливая все возможные запахи.
Как и всегда, следопыт старался быть аккуратным на тропе и ведя коня за уздечку, не шумел, насколько это было возможно. Тинтриг добродушно похрапывал, хватая мягкими губами рукав своего хозяина и прося подачки. Умное животное конечно же не забыло, что хозяин прикупил несколько яблок в одной из деревушек, незадолго до того как сойти с тракта. Пару долек Аэддан выдал своему любимцу еще на базаре в деревне, остальное оставил до привала, который собирался устроить в старом каменном гроте. Это место было хорошо знакомо всем королевским следопытам и не единожды выручало их в дороге. Вот и теперь, Аэддан собирался переждать там дождь, перекусить, немного отдохнуть и заодно высушить промокший плащ возле теплого костерка.
Он уверенно шел по знакомой лесной стежке, думая о своем. Увы, но его нынешнее путешествие успеха не имело и с этим было ничего не поделать. Ему придется принести в Инн Теах не самые хорошие вести, потому как Лианнан в смерть короля не поверил и отказался предъявлять свои права на его корону. Но обо всем этом можно было поразмышлять и позже - сейчас же внимание следопыта привлекла птица, не пытавшаяся укрыться в ветвях от усиливающегося дождя. Аэддан остановился и затем оглянулся, прекрасно зная, что сейчас увидит свою мать. Надо полагать, она не просто так решила разыскать его на пути к королевскому чертогу?
- Здравствуй, матушка, - он сделал шаг навстречу Рианнон и согласно кивнул, когда она сказала что желает поговорить без свидетелей. - Мое путешествие в целом можно назвать успешным, но своей цели я не достиг.
Рианнон никогда не составляло труда найти Аэддана, где бы он не находился - вода, которой повелевала колдунья рассказывала ей многие вещи и в том числе могла показать дорогих для нее людей словно в зеркале. Следопыт с самого раннего детства привык не задавать своей матери лишних вопросов и с возрастом стал понимать ее намного лучше чем в юности. Так же как и Аэддан, Рианнон в какой-то степени была заложницей своего происхождения, которое диктовало мотивы многих ее поступков. Но так или иначе, следопыт знал, что дорог своей матери, а еще радовался про себя, что ей не грозит состарится и быстро умереть, подобно обычным женщинам. Она всегда будет юной и прекрасной точно цветок лилии на зеркальной глади воды.
- Я как раз собирался туда, - ответил мужчина, когда его матушка упомянула о гроте. - Скажи, что-нибудь произошло в Инн Теахе, пока меня не было? О чем тебе нашептала вода?

+2

4

[indent] Когда Рианнон стала матерью в первый и единственный раз, то в тот же день узнала, что это будет одним из сложнейших испытании на ее не самом коротком веку: с той поры, и навеки ее сердце разгуливало вне ее тела. Сначала оно было заключено в малом тельце, которое стремительно росло, и изменялось, принимая все больше свойственных людскому племени черт, теперь же – перед ней находился взрослый мужчина, в котором и не было намека на слабость или прежнюю беззаботность. Но материнское сердце по-прежнему беспокоилось о том, какими дорогами ступает ее дитя. А ведь не все в этих лесах желали ему добра, как и не все в Аханнэ переняли взгляды своего короля.
[indent] Короля, которого нигде не могли отыскать.
[indent] Короля, которому так скоро нашлась не лучшая замена.
[indent] - Здравствуй, - коротко ответила она своему сыну, из уст которого до сих пор удивительно упрямо звучало теплое обращение по «титулу», которого не заслужила владычица Ард Махи. По меркам людей она была не лучшей матерью. Ей об этом приходилось слышать не от Аэддана, отголоски множества других голосов вторили это, пока сын и наследник которого так желал Дерек вырос и упрямо стоял на своем.
[indent] Путешествие Аэддана прошло не так, как того хотелось бы им всем. В особенности им обоим. К сожалению, следопыт не смог отыскать следа своего короля, как и она не смогла отыскать в воде след того, кто сделал ей великую, до сих пор несказанную милость, не только позволив ее сыну находиться в Аханнэ, но и позволив ему служить. Конечно, было бы к лучшему узнать о том, что их поиски смогут оправдать себя надеждой, что увядала подобно цветку, сорванному в самый знойный летний день.
[indent] - Жаль, - коротко ответила она на слова сына.
[indent] Стоило ли говорить больше? А ведь уже в этом коротком ответе слышалась вся накопленная до сих пор досада, разочарование и печаль. Печаль о том, что не было достойнейшего из королей в эти дни с ними. И будет ли он? На это не было надежды, даже малого ростка оной.
[indent] Они достигли грота молчаливо. Не говорили не о чем. Только сухие ветки под ногами хрустели, пока они без остановок приближались к своей цели, но все-таки дождь их настиг. Несколько тяжелых капель влаги упало на плечи и голову Рианнон, прежде чем поток слез неба не усилился. Так что, пришлось ускорить свой шаг.
[indent] - Вода молчит – не хочет мне показывать того, кого я ищу в ее глубинах, - произнесла сеидхе, оказавшись в гроте, где больше ни одна капля дождя не могла опуститься на их одежду. Здесь давно никто не останавливался, ища себе убежище от дождя, но Рианнон все равно осмотрелась.

+2

5

Следопыты привыкли довольствоваться малым и умели обеспечить себя всем необходимым, умело пользуясь дарами леса - как зимой, так и летом. И Аэддан, за прошедшие годы, нисколько не пожалел, что покинул свой родной дом. Здесь, в лесах Инн Теаха, ему гораздо свободнее дышалось, а еще он гораздо чаще имел возможность видеть свою мать. Даже если ее долго не было рядом, он знал, что она приглядывает за ним время от времени и ей не безразлична его судьба. А еще, бывший граф Эмайн Ард давно уже успел привыкнуть к тому, что колдунья крайне редко демонстрирует свои чувства, но таковыми были многие знакомые Аэддану сиды.
Уверенной поступью, мужчина направился к хорошо знакомому гроту, ведя за уздечку Тинтрига. Умный и верный конь, то и дела похрапывал, водя ушами и стряхивая с них тяжелые дождевые капли. Тем временем, погода окончательно испортилась, небо еще больше посерело и дождь усилился, явно зарядив на ближайшие несколько часов. Честно говоря, сей факт порадовал Аэддана, потому как он хотел несколько оттянуть свое возвращение в Инн Теах с плохими новостями.
- Я надеялся, что ты преуспеешь в своих поисках, матушка, - произнес Аэддан, оказавшись на пороге старого грота. Это место частенько служило приютом для следопытов - возле входа было устроено подобие каменного очага, а возле одной из стен находилась импровизированная подстилка из колючего елового лапника. А еще грот был достаточно велик, чтобы укрыть еще и лошадей для двоих-троих всадников, что было весьма удобно в том случае если королевские следопыты выслеживали кого-либо одной слаженной группой. - Что же теперь будет с Аханнэ без великого и справедливого короля? С Аханнэ и с людьми...
Страшные дни, когда Дикая Охота забирала жизни сейчас были всего лишь страшной сказкой для нового поколения северян - из разряда тех, о которых не хочется вспоминать, а если и вспомнилось, то вместе со словами обережной молитвы. Вот только Аэддан знал, что это далеко не сказки и не глупые страшилки для непослушных детей - знал сидов, что были свидетелями тех времен и были бы не против все вернуть. Взять хотя бы Реаллана, с которым Аэддан исходил не одну тайную тропку и которому спокойно мог бы доверить собственную жизнь?
- Наступают темные и непростые времена, - произнес мужчина, положив в кострище сухих веток, запас которых следопыты всегда аккуратно пополняли, дабы не искать топливо на растопку. Он провел ладонью над костром и появившиеся язычки пламени весело затрещали, пожирая сухую кору. - И уже ничего не будет как прежде.
Он хотел высказать свои опасения... относительно беспокойства за Дерека и его семью, Алантэ и многих простых людей, что трудились на улвенских землях. В случае опасности, все они окажутся под ударом и Аэддан желал услышать хоть какой-нибудь совет из уст своей матери. Она мудра и ей небезразлична судьба родных, в этом следопыт не сомневался не единой минуты.

Отредактировано Аэддан (16-06-2020 23:06:27)

+2

6

[indent] Поднимая взгляд к высоким кронам многовековых деревьев, большинство из которых были старше и самой колдуньи, Рианнон позволяла каплям дождя, пробиравшимся сквозь листву к земле, коснуться ее чела и волос – в последний раз она давала своей надежде возможность спросить у воды тот вопрос, который едва слышно звенел в каждой упавшей капле.
[indent] «Где наш король?» - шептала вода, точно зная, кого разыскивают синие глаза колдуньи.
[indent] Но ответа вновь не было.
[indent] В свежих каплях воды, спускавшейся с небес на землю, были вести из далеких заморских стран, где страдальцы сгорают на кострах, или жаждут отыскать истину на других берегах. Вода приносила блеклые образы последних шагов, которые терялись в образах и событиях, которые уже давно прошли. Вода помнила облик короля сеидхе, истинного короля, а не того, кто им себя назвал. Но вода снова не могла указать владычице Ард Махи, где же теряется след того, кто был так нужен своему народу, который точно овечье стадо, пасущееся на лугу, нуждается в своем пастыре и предводителя, без которого не возвратится к своему дому и станет добычей волков.
[indent] Но, кто же был волком?
[indent] Разве же люди, с которыми их дороги так тесно переплетаются со дня их соседства? Как это часто и бывает, соседи бывают добрыми, но бывают и злыми. Немало зла сделали они друг другу. И так не хорошо было вновь обнажать старые раны, которые все еще давали о себе знать, как кости, ноющие перед грозой у старцев.
[indent] Все еще ничего не принесла ей водица, опустившаяся на землю, принося вместе с собой прохладу и свежесть, которых так часто не хватает летом, но которых будет в избытке уже совсем скоро. Осенью.
[indent] Этот же дождь не будет долгим. Летние дожди такими не бывают. Рианнон это знает, знал об этом и Аэддан, ее человеческое дитя, которому боги предрекли необычную судьбу среди тех сородичей, для которых он всегда будет человеком. Чужим среди своих. Он не нашел для себя места в родном Эмайн Арде, но продолжает его искать на севере.
[indent] Вступая под защиту грота, Рианнон посмотрела на своего сына, чей облик изменился за последнее время. Он не выглядел старше, но проделанная дорога оставила на нем свой незримый след, как это бывает обычно. Ни одна тропа не исчезает для путника бесследно, как и ни одна трудность – не проходит незабвенно. Сегодня они стояли под гротом, слушая тихое пение птиц, шелест травы и листьев, принимавших на себя столь необходимые им капли дождя, и на сердцах их было смятение.
[indent] Рианнон молчала. Ей нечего было сказать Аэддану. Все ему было известно и без ее слов: старые раны были вскрыты, и растревоженные начали кровоточить вновь. Без короля их хрупкому миру с людьми будет непросто продержаться хоть один сезон. Кто знает, каким они встретят Самайн? В дни подобные этому, колдунья хотела бы обладать даром своей сестры – видеть то, что таит в себе будущее, столь ли мрачно оно, каким кажется сейчас в этом гроте.
[indent] - Аханнэ разделено, - произнесла она, опустив взгляд свой на Аэддана, что уже занимался разведением костра, у которого они могли согреться и немного просушить одежды. – Эйве назвал себя королем, и были те, что поддержали его. Мы же поддержали Мейлира. Получается, у нас теперь два короля – и как ты понимаешь, все это не дает уверенности нам в завтрашнем дне. Ни нам, ни людям.

+2

7

Мать молчала и Аэддан терпеливо ждал ее ответа. Знал, что ей под силу было услышать сокрытое в шепоте дождя, журчании лесного родника, неторопливом беге полноводной реки, что пересекала лес в лиге от грота и служила водопоем для большинства лесных обитателей. Но к сожалению, нынче вода не дала Рианнон ответа на главный вопрос... на что следопыт надеялся с того самого момента как поговорил с Лианнаном. Отказ собеседника претендовать на корону Короля-Чародея поневоле внушал надежду на лучшее - и следопыт надеялся. Ему бы очень хотелось услышать от своей мудрой матери хорошие новости, однако этому не суждено было свершится.
Костер тем временем разгорелся и Аэддан снял свой промокший плащ, чтобы хоть немного согреться. Сухих веток в гроте имелось великое множество, что наглядно говорило о том, что кто-то из королевских следопытов ночевал в гроте пару дней назад. Вполне возможно это был Атриан, с которым бывший граф Эмайн Ард умудрился подружится - насколько это конечно возможно по отношению к одному из сидов? Честно признаться, сын начальника стражи не жаловал людей, так же как и его отец, но присутствие Аэддана обычно стоически терпел. Его младший братец был куда более любопытным и как многие молодые сиды предпочитал жить своим умом, не слушая старших и набивая собственные шишки по ходу своей жизни. Вспоминая о своих друзьях, Аэддан соорудил нечто вроде перекладины для просушки своих вещей, куда и пристроил свой плащ и основательно подмокшую куртку.
Когда же Рианнон вновь заговорила, ее слова были горьки и окончательно убили слабую надежду на лучшее будущее, что и без того была подобна тлеющему огоньку под проливным дождем. Наличие двоих королей в одном государстве не обещает абсолютно ничего хорошего его верным подданным.
- Насколько я могу судить, Эйве захочет стать единственным королем... он слишком горд и упрям, чтобы терпеть соперника, - ответил матери Аэддан. - Это может принести новую смуту в самом ближайшем будущем. Сиды будут разделены, чего не случалось в Аханнэ уже многие годы - и поддерживая своего претендента, естественно будут действовать без оглядки на людские проблемы. А что потом?
Следопыт не стал высказывать своих опасений, вспомнив свой давний разговор с Атрианом. Тот говорил, что в Аханнэ немало сидов желали бы вернуть прежние порядки и кровавые способы подпитки древней магии. Чего уж там далеко ходить, друг и в некотором роде покровитель Аэддана, Реаллан, был одним из тех всадников, что проносились в убийственном вихре Дикой Охоты над людскими лесами и полями, без разбора забирая жизни. Без доброго и справедливого короля те страшные времена вполне могли вернуться...

+2

8

[indent] - Нет, - категорично заговорила Рианнон.
[indent] Столько лет провел ее сын рядом с народом холмов, делил с ними пищу, кров и знания. Однако до сих пор Аэддан не мог полностью и безоговорочно построить мнение о тех, кого он думал, будто знает. Его мнение строилось на увиденном и услышанном собственными глазами. Вот только жизнь сеидхе – более длительная, она полнится своими взлетами, своими падениями и переплетениями, как те дороги и тропы, которыми каждый из них бродит по лесу жизни. Очень легко увидеть при свете дня одно, когда в сумерках вечера – оно окажется совсем другим.
[indent] - Все намного сложнее, Аэддан, - продолжила колдунья, сделав небольшой шаг, приблизивший ее к костру, который соорудил ее сын, ее огненное дитя, зачатое в ночь, когда пылали огни Бельхейна.
[indent] Она опустилась у огня, вытянув навстречу его теплу руки.
[indent] - Эйве – в первую очередь воин, преданный старым порядкам, - она не уточняла, каким именно порядкам, справедливо полагая, что сын и без нее догадается. – Он никогда не разделял взглядов короля Арвэ, но был покорен ему, как своему королю. Но теперь, когда короля нет среди нас и мы не можем отыскать его, все, что заботит сейчас Эйве – целостность и безопасность Аханнэ, его земли и всех сеидхе, - она посмотрела сейчас на Аэддана, сидевшего напротив нее точно также у костра. – Его не заботят люди. И он обрушит на них весь свой гнев и всю свою силу, поведя воинов на кровавую жатву. Потому, как только в этом поединке – в этом кровавом подношении, он видит единственную возможность для спасения его народа. Особенно сейчас, когда пал Тир Тайрин, один из отдаленных сидов, находившийся в непосредственной близости от скверны, что и пожрала в один прекрасный день мою мать.
[indent] Иной раз Рианнон было непросто выговорить и слова. Молчаливый нрав, привитый ей княгиней Аграйн, давал о себе знать, от чего люди находили ее слишком холодной и отрешенной от любых бесед. Но сегодня у владычицы Ард Махи появилось желание поведать сыну страшную историю о своей матери, княгине Скара Брэй, которая в один холодный и дождливый ноябрьский вечер ушла, не простившись – ушла, зная, что должна отдать свою жизнь ради будущего своей родни из Тир Тайрина. Добровольная жертва – то был особенный ритуал, который проводить было под силу только одной княгине Маэл. Она была вынуждена просить свою сестру быть добровольной жертвой и та, не колеблясь, отдала свою жизнь, оттянув надвигающуюся из топей угрозу – немногим больше сотни лет продержался этот сид, прежде чем пал. И больше не было княгини Маэл, чья магия могла бы защитить от надвигающего зла, а ее народ – превратился в скитальцев.
[indent] Конечно, Бравэн вняла решительным словам Эйве, присоединилась к нему, ведь он обещал ей вернуть земли, некогда оставленные людям. Теперь им отчаянно нужен был хоть какой-то дом, ибо Шейд Беанна была лишь временным убежищем.
[indent] - Он поведет своих самых преданных воинов на земли людей, чтоб сеять смерть и проливать кровь, Аэддан. Нужно предупредить об этой угрозе, пока она только находится в своем зародыше.
[indent] Она так и не сказала, кого именно нужно предупредить. Конечно, сын знал не хуже ее, что следовало эти вести передать на юг – туда, где была их родня, их потомки и кровь. Доран и Дерек должны были узнать, чтоб защитить свои семьи и подданных.

+1

9

Аэддан протянул руки к огню, размышляя о своём. О судьбе и предназначении , что ведут человека за собой на протяжении его жизненного пути... и о необходимости верного выбора этого самого пути. Не для кого не секрет, что очень многие люди опасаются менять что-либо в своей судьбе и это тоже правильно, в какой-то степени? Особенно, если то или иное решение может больно ударить по родным и близким людям, как собственно и произошло в случае бывшего графа Эмайн Арда. Никогда ему не забыть собственной вины перед младшими своими детьми, за что рано или поздно придётся держать ответ перед высшими судиями. Однако, своей истинной сути не изменишь и Аэддан прекрасно понимал, чем может грозить безумие Эйве - не только простым людям, но и прекрасной стране холмов.
Для следопыта любовь к Аханнэ была неразрывно связана с любовью к матери, такой необыкновенной, единственной и неповторимой. И она сейчас говорила о том, что может произойти, в том случае если Эйве преуспеет. Обречён будет не только родной для Аэддана Улвен, но близкий его сердцу королевский чертог, где он наконец сумел обрести самого себя и найти свое место в этой жизни.
- Должен быть какой-то иной способ защититься от скверны? Почему-то мне кажется, что Эйве не станет рассматривать возможность добровольного самопожертвования.., - тихо произнёс мужчина, выслушав колдунью. - Неужели мудрые и могущественные альвы не могут ничего придумать? Выход есть всегда - разумный и обдуманный. А насилие порождает лишь насилие и этому порочному кругу не будет конца и края, если позволить себе вступить на подобный путь.
Конечно же Рианнон знала обо всем этом лучше чем кто бы то ни было. Старый друг и наставник Аэддана как-то раз обмолвился, что сумел изменить собственные убеждения только лишь благодаря её вмешательству. Зная Реаллана, можно было себе представить, насколько нелегко ему было ломать самого себя, но сей факт наглядно доказывал, что грубая сила способна подчиниться доводам разума. А если сумел изменится глава королевской стражи, то сумеют и другие?
Особенно те из сидов, что были преданы доброму и справедливому королю, столь безвременно покинувшему этот мир.
- Я могу предупредить Дерека и Дорана... но необходимы более решительные действия, матушка. Возможно ли защитить людей и остановить безумие Эйве? - продолжил Аэддан. - Война никому не пойдёт на пользу...
По сути дела, знания вполне могут быть оружием, особенно когда приходится воевать с весьма необычным противником. Аэддан был готов сделать все что угодно, лишь бы помочь своему сыну избежать этой вселенской напасти и третьего здесь было не дано.

Отредактировано Аэддан (24-07-2020 00:45:57)

+1

10

[indent] Они молчали и только влажные ветки шипели в огне, выпуская влагу, которая сразу же вздымалась вверх, излучая свойственный ей запах. То был приятный запах, напоминавший Рианнон обо многих путешествиях, свершенных ей в этой долгой и наполненной разной степени важности встречами, знакомствами и, конечно же, расставаниями. Огонь плясал свою пляску, отбирая все больше у влажной древесины, щедро даруя им свое тепло и такую блеклую надежду на то, что все-таки все будет хорошо… однажды в будущем.
[indent] - Маэл больше нет, - напомнила сеидхе сыну, решив дополнить свой рассказ объяснениями. – Моя мать пожертвовала собой ради спасения своего народа, своих сородичей и друзей, поскольку происходила из Тир Тайрина. Ее старшая сестра-княгиня не могла этого сделать, ведь никто не смог бы позже защитить ее землю. Бравэн, ее дочь и нынешняя княгиня – не владеет искусством магии некромантии, поэтому такой обряд более не произойдет никогда.
[indent] После озвученного обрывистого и такого категоричного «никогда» вся природа вокруг будто бы прислушалась внимательнее к смыслу сказанного. На мгновение показалось, что даже и птицы притихли, а дождь – только стал сильнее и щедрее поливать зеленый лес королевского сида, откуда теперь владычице Ард Махи предстояло вернуться в свой дом. В Своде-над-рекой ее возвращения ожидал ее возвращения отец, всевидящий провидец, более известный как Горевестник. От чего князь Диармайд решил, что именно его младшая дочь должна явиться в Ясеневый чертог, Рианнон все еще не понимала.
[indent] За многие годы своей жизни, колдунья научилась доверять своему отцу и его воле, не дознаваясь о причинах, которые стояли за его решением. И все же порой сеидхе ловила себя на этом чувстве непонимания и любопытства.
[indent] Так было и сейчас.
[indent] Впрочем, может быть, князь предвидел то, что случится? Быть может, Диармайд желал, чтобы она была в том месте и в тот час для того, чтобы вовремя предупредить сына и своих потомков в Улвене? Все они были связаны неразрывными узами родства, в котором никто не мог из них отвернуться друг от друга.
[indent] - Сеидхе попытаются еще не раз, поговорить с Эйве и теми, кто стал на его стороны – мы сделаем все, чтобы обеспечить целостность власти в Инн Теахе. Король должен быть из дома Ллинед. А пока ты передашь вести своим сыновьям – они должны быть готовы к тому, что происходит в непосредственной близости от них, - сеидхе согласилась с мнением Аэддана.
[indent] Бытует мнение, что предупрежден – значит вооружен. В какой-то степени, оно и было так. Но порой предупреждения было мало. И Рианнон, как бы не понимала, пока не могла ничего обещать своим потомкам, кроме того, что было уже обещано однажды.

+1

11

Аэддан молчал, слушая шум дождя за пределами грота и веселый треск смолистых веток, пожираемых огнем. Мог ли он предположить, что когда-нибудь все что ему было дорого, окажется в поистине смертельной опасности? Наверное только сам Диармайд мог бы предвидеть хаос братоубийственной войны, что сейчас маячила перед Аханнэ и тем тяжелее была судьба, выпавшая на его долю...
Невыносимо больно знать что может произойти и не иметь возможности ничего изменить. Впрочем, следопыт как раз не собирался сидеть на одном месте, горюя о прежних счастливых временах, да и к тому же сейчас рядом с ним была могущественная и умная женщина, которой было под силу защитить своих потомков...
Во всяком случае, Аэддану очень бы хотелось в это верить - совсем как в детстве, когда он скучал по матери и считал дни до новой встречи с ней. Каждый ее визит в Каэр Неревар приносил море счастья ему и отцу и одновременно заставлял мрачнеть его мачеху. Эта женщина, скрепя сердце, приняла Аэддана и желала стать ему настоящей матерью, но не смогла тягаться с повелительницей Ард Махи.
- Мне не верится, что возможно потерять, все что нам дорого - тебе и мне, - тихо произнес следопыт, пригласив мать присесть рядом с ним. - Я предупрежу моих детей, как ты и советуешь... но чувствую, что они могут остаться беззащитными перед яростью тех, кто готов признать Эйве своим королем. Дом Ллинед должен протянуть руку помощи людям, лучше всего тем самым почтив память великого короля, что уже может не вернуться...
Следопыт рад был бы ошибиться, но надежда на возвращение Арвэ, чья неизменная мудрость хранила жизни многих поколений людей на севере, была слишком уж призрачной.
- Сейчас я со всей ответственностью, могу сказать лишь одно, матушка - мои сомнения и переживания, все то что разрывало меня надвое, пока я жил в замке отца, были не зря.., - продолжил Аэддан. - Я должен сделать все возможное и невозможное ради того чтобы мои дети и внуки могли продолжать спокойно жить в Каэр Нереваре. К сожалению, я не был для них хорошим отцом, особенно для Келлен и Ивайна. Если бы можно было повернуть время вспять и спасти Ровенну, я бы сделал это не задумываясь. Она более многих других людей заслуживала того чтобы спокойно жить и растить сына...
Упомянув о Ровенне, Аэддан не мог не вспомнить и об Алантэ и ее семье. Эта леди, выдержке и мужеству которой мог позавидовать любой мужчина, была для него добрым и надежным другом. Она и Лливел сделали все от них зависящее, чтобы Ивайн вырос образованным и что еще важнее, хорошим человеком. И вот теперь, они тоже были в опасности...

+1

12

[indent] Перемены – неизбежность. Это то, что происходит, хочется кому того или нет. Жизнь, как и само существование всего живого на земле – течет подобно разлогой и широкой реке, что тихо да мирно гонит свои воды к морю. Издали кажется, что бег ее – тих, да неспешен. Вот только стоит оказаться в воде – с легкостью познаешь всю стремительность перемен. Обычно они резкие, неожиданные и даже жестокие в своей необъятности. Стоит все-таки признаться хотя бы самому себе, что каждый из живых – желает, чтобы все осталось, как было. Знакомый брод – люб нам больше, чем неизведанные дали, к которым нас относит стремительные речные потоки. Мы миримся с болью, потому что боимся перемен, боимся, что все рассыпится. Мы боимся надеяться, что в будущем, после тех или иных событий, переворачивавших нашу жизнь вверх тормашками, нас ждет что-то лучшее, потому что мы – боимся разочароваться, если лучшее так и не наступит.
[indent] Вот и сейчас они находятся на пороге перемен. И сеидхе, и люди – их мир больше никогда не будет таким же, каким он был прежде.
[indent] - Нет ничего лучше, чем возвращаться туда, где ничего не изменилось, чтобы понять, как изменился ты сам, - тихо произнесла владычица Ард Махи, в ответ на слова сына. Аэддан говорил, что ему не верится в то, что их ожидают такие перемены: что ничто не будет прежним; что они могут потерять нечто дорогое.
[indent] Впрочем, возможно, они уже потеряли? Не вещь, личность – их короля, их лидера и предводителя, которого почитали как равного среди равных, принимали его волю, как свою. Увы, но среди сеидхе в эти непростые времена более не существовало тех, которые могли бы обладать таким же авторитетом, или хотя бы в половину, что и король Арвэ. Будь иначе, у них не оказалось бы два короля, каждый из которых не вызывал доверия у всех князей Аханнэ.
[indent] - Ты поедешь на юг, - подытожила Рианнон, услышав решение Аэддана. Он хотел предупредить о надвигающейся опасности своих детей, которых он оставил немало в землях человеческих. И отговаривать от этого мать не стала сына. Особенно, когда сама считала, что так ему полагалось поступить. – А я отправляюсь в Скара Брэй, - она подошла ближе к сыну, взяв его ладонь в свои руки.
[indent] - Следуй своему сердцу и долгу – так я говорила тебе когда-то, и скажу сейчас. Иной раз, мы сомневаемся с том, что следует сделать и что необходимо сделать. Выбор будет проще, если полагаться на то, что не обманет: если сердце будет молчать, долг проведет за руку по твоему пути. Но о прошлом – никогда не сожалей, без прошлого не было бы никогда будущего такого, каким оно есть. Судьбы узор сложен, но в нем есть хватает всего: добра и зла, радости и горя, - ее ладонь оторвалась от руки сына, что более не походил внешностью на того молодого и улыбчивого юношу, которым она его все еще вспоминает, заглядывая в рисунки воды, принесшей очередные воспоминания.

+1

13

Жизнь так устроена, что перемен в ней не избежать - а хорошими или плохими будут последствия этих необратимых изменений, может показать только лишь время. Следопыт не обладал даром предвидения как Диармайд, но мог предположить что в очень скором времени Улвен ожидают тяжкие дни. Это означало лишь одно - все друзья и близкие Аэддана могли оказаться в опасности и в том числе его мудрая и могущественная мать. В том, что она в грядущей войне окажется в самом эпицентре событий, можно было не сомневаться, потому как ей всегда было не занимать смелости...
Когда Рианнон коснулась руки Аэддана, он улыбнулся ей, вспомнив былые счастливые дни своего детства и юности. Тогда он буквально жил ожиданием каждой новой встречи с ней, втайне мечтая что когда-нибудь она уведет его с собой и более им никогда не придется расставаться. Однако, наивный и мечтательный ребенок даже и предположить не мог, что каждый в этом мире, так или иначе является заложником своего собственного рока. Поэтому родителям Аэддана не суждено было соединить свои жизни, а колдунье пришлось отдать свое единственное дитя людям.
- Скоро все мы вступим на опасный путь, матушка, - тихо произнес следопыт, не позволив матери убрать руку. - А потому я не могу не сказать тебе всего что накопилось у меня на сердце, зная что ты не станешь избегать грядущих опасностей. Пожалуйста выслушай меня, пока мы еще можем располагать собственным временем по нашему усмотрению.
Наверное только боги знали, как Аэддан мечтал хотя бы раз услышать от своей матери те простые и важные слова, что так нужны каждому человеку в этой жизни. Когда он был ребенком, его огорчала частая разлука с Рианнон, повзрослев же он понял, что она всегда старалась следовать пути своего непростого долга... и порой должна была принимать непростые решения во благо тех кого любила. Вот только эту любовь Рианнон предпочитала доказывать делами, а не словами, что порой слишком легко даются как людям, так и представителям народа холмов. Что же до Аэддана, то он сейчас знал наверняка, что именно здесь и сейчас должен сказать о самом сокровенном, прежде чем открыть новую страницу своей судьбы, финал которой пока что был неизвестен никому на свете.
- Я прошу тебя дать мне обещание быть очень осторожной и осмотрительной, матушка, - решительно продолжил следопыт, держа руку матери в своих ладонях. - Ты всегда была для меня путеводной звездой и я хочу, чтобы твой свет и дальше продолжал освещать дорогу всем тем кто тебя знает и любит. Я люблю тебя и молю богов, чтобы все возможные опасности и необратимые перемены обошли тебя стороной... пусть даже на это не приходится надеяться. Что же до меня, то я готов исполнить, то что мне предназначено и пойду до самого конца.
Слова матери о прошлом были мудры, однако ей не было нужды напоминать Аэддану о том, что сожаления по поводу прожитого и содеянного бессмысленны. Он как никто другой знал об этом, прожив достаточно долгую и яркую жизнь. Разве можно было сожалеть о появлении на свет его детей, или о любви, которую ему все же удалось изведать, пусть и на краткий миг истинного счастья? И каким бы плохим человеком он не был, после него останутся дети и внуки, которые обязательно изменят этот мир к лучшему.
- Я не грущу о прошлом и не сожалею о том, что сделал... но временами, меня мучает горечь тяжкой и непоправимой потери, - произнес Аэддан, смотря в огонь костра. - Кто знает, будь я лучше, умнее и прозорливее, мне возможно удалось бы ее избежать? Эта горечь подобна старой ране, что порой открывается и начинает кровоточить. Но недаром за все хорошее и за все плохое в этой жизни рано или поздно приходится заплатить.

+1

14

[indent] Перемены – не тень грозной тучи, что приходит в одночасье, меняя тихий погожий день ненастьем. Перемены происходят сами по себе, хотим мы того или нет. Однако они случаются, пока в одном углу разворачивается война, а в другом – правит балом страшная хворь. Они происходят каждый миг нашей жизни, пока медленно по небу бегут дождевые тучи, чтобы вскоре влага иссякла и на небесной синеве показался золотистый солнечный диск, который подобно надежде приходит даже в самое мрачное время.
[indent] Полагать, что жизнь не изменится – глупо. Но так уж водится, что все и каждый надеется, что вчерашний день оставит свою тень подольше, тогда как он сам предпочитает уходить раз и навсегда. А вот замечать эти перемены или нет – дело внимательности, а также природной тревоги, подобной сухому листу на осеннем ветру, которая дрожит едва стоит дуновению ветра пробежать мимолетно.
[indent] - Все началось не сегодня, да и не вчера, Аэддан, - напомнила Рианнон своему сыну, ребенку страстной любви сеидхе и человека, решившему следовать зову северной крови.
[indent] Ей могло показаться, что он – знает, может знать и понимать о том, что тревожит сеидхе тянется своими корнями глубоко в прошлое. Их земля – страдает от скверны, и колдовская магия их предков знала, как решать эти проблемы лишь на короткий миг той жизни, которую они проживали, наблюдая, как мир катится вниз по наклонной все ближе к проблемам давно утерянной Орланны.
[indent] - И мы идем своим путем уже не день, - добавила владычица Ард Махи, немногим погодя.
[indent] Она не собиралась запрещать сыну говорить то, что тревожило его сердце, хотя понимала примерно, о чем он мог бы ей сказать. В нем сплелось два начала: сеидхе и человека. И порой человек прорывался наружу, ведь время, проведенное им в Улвене было необратимым.
[indent] - Я давала в своей жизнь немного обещаний, - она смотрела в глаза своему сыну, что требовал от нее заботы о себе самой. Да вот разве могла она, прожив столь долгую жизнь, в сравнении с человеческой, забыть о тех словах, которые навечно связали ее и побуждали действовать только так, а не иначе. – Я обещала твоему отцу, присмотреть за тобой. Я и тебе обещала, что присмотрю за твоими детьми. Доран тоже просил меня обещать защитить всех в Каэр Нереваре. И первые обеты всегда стоят выше последующих, Аэддан. Поэтому не проси меня о том, что сможет не дать мне исполнить обещание. Сейчас я держу свой путь в Скара-Брэй. Там я узнаю волю своего отца и, надеюсь, он подскажет, как нам всем найти выход. Сам же старайся держаться подальше от Шейд Беанны, но не отказывайся от своего пути.

+1


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Отыгранное » И тихо дремлет бор зелёный


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно