Рейнс: Новая империя

Объявление

15 июля — 15 августа 1558 года

После неожиданной кончины Верховного Триарха Эйверской Лиги и убийства императора Эстанеса в Рокском море снова неспокойно — страны замерли на грани новой масштабной войны. Рейнская империя захвачена внутренними проблемами: политическими и магическими, на Севере по-прежнему сеидхе ведут войну со своим древним врагом, и в этой войне люди страдают больше всех.
Азалийские острова тревожно ждут нападения со стороны Эстанеса, в то время как все остальные еще только решают, вмешиваться им или нет. В общем, все очень плохо.

избранная цитата

"Политика есть политика - кто-то взлетает, а кто-то рискует рухнуть вниз с высоты собственных амбиций и тщеславия. Правда, Рейес пока что еще не взлетел, но надо полагать, что наместник любезно объяснит ему сейчас, что для этого следует сделать".

Мартин Рейес, "Обещай и властвуй"

"...По телу бежали мурашки. Иннис не смог бы с точностью сказать, пугали ли его хванны теперь сильнее, когда он столкнулся с ними лицом к лицу, чем истории о них, найденные на почти истлевших свитках. Был ли он готов снова ответить темным братьям? Быть может, то была лишь иллюзия, результат отравленного тумана, который сидхе вдыхали, которым пропитывались их одежды и волосы.

Иннис ап Ллиар, "Не видно правды сквозь туман"

"То, что это погром, Барух понял еще по первым звукам — с молодости помнил очень хорошо, как кричат погромы, как гудят под ногами растревоженной землей. Хадданеев громили постоянно, при попустительстве эстанцев и молчаливом бездействии князя, который если и хотел, ничего поделать не мог".

Барух Хадиди, "Не надо меня уговаривать"

"...Меня зовут Фрида, папа. - отвечая ровной линией взгляда на уверенное спокойствие своего новоиспеченного родственника, усмехнувшись, ударить пятками в бока лошади, с откровенным желанием не слышать в ответ имя “папы”. Они друг другу никто, так пусть и останутся никем - представления лишь портят игру".

Хелен Магвайр, "Длина ушей - не признак успеха"

"Он никогда не думал, что для счастья надо всего-лишь бросить учебу - и уже никаких скучных лекций, никакой зубрежки и лицемерия, которое, к сожалению, пропитывало всю семинарскую жизнь. Попервах было немного странно, даже чем-то скучно, но Диогу быстро нашел, чем себя занять. Мир, внезапно открывшийся перед ним, был огромен".

Диогу Альварес, "Одна семья"

"Редко когда бывают уместны вольности, но разве подталкивает к ним что-нибудь больше, чем лигийский карнавал?".

Лина де Мейер, "Mask on, mask off"

разыскиваются

Хуан де Сарамадо

эстанский император

Эйрон фон Ревейн

маркиз улвенский

Эньен фон Эмеан

Золотой дракон

Вивьен Мариески

чародейка

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Анкетирование » Верен фон Таушве | человек | левая рука дипкорпуса


Верен фон Таушве | человек | левая рука дипкорпуса

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

О ПЕРСОНАЖЕ

1. Имя, возраст, раса
Верен фон Таушве, 43 года, человек

2. Титул и род занятий
Виконт Лорн (земель не нажил), Левая рука Дипломатического корпуса

3. Внешность
Жилистый, верткий, большой физической силой похвастаться не может. Светлые голубые глаза, почти прозрачные, их немигающий взгляд делает вгляд Верена неприятным для собеседника. Темные прямые волосы, носит аккуратную маленькую бородку и усы. Улыбается редко, да и улыбка больше похожа на ухмылку, что шарма тоже не добавляет. Предпочитает темные тона в одежде, после получения титула получил право одеваться сообразно аристократическому статусу, но избегает этого сознательно. Чуть прихрамывает на левую ногу – дает о себе знать старая травма, которая теперь уже не позволяет бегать по крышам так же резво, как раньше. При себе всегда имеет монетку, которую в минуты задумчивости вертит в пальцах.

4. О персонаже
Не стесняясь и нисколько не смущаясь, Верен часто приводит себя в качестве примера человека, поднявшегося из низов до должности Левой руки в ведомстве, которые некоторые небезосновательно считают тенью трона, серой власти в Империи, которую во многом скрепляет воедино тот самый Дипкорпус, через уговоры – и через доносы и страх. В этой паре Верен отвечает за второй элемент, и не сказать, что он был когда-то чем-то недоволен: голодное детство навсегда отбило у него тягу следовать принципам и морали, дворовая разбойная юность научила выгрызать место под солнцем, правда, закончилось все закономерно. Кто-то должен был обломать ему зубы, согнуть в бараний рог и заставить подчиниться. Когда-то Верен был очень зол на своих учителей за то, что они отняли у него свободу и посадили на цепь, достаточно длинную, чтобы создать иллюзию свободы, но при этом недостаточно, чтобы по-настоящему уйти. Впрочем, спустя годы он им за это благодарен.
Верен ни капли не жалеет о том, что в 15 лет дал согласие и вступил в ряды когтей, хотя выбора тогда у него особого не было, либо каторга, либо служба империи. Он и сейчас точно не знает, что так приглянулось кураторам, возможно, то, что руки его не были вымараны в крови, только в глине, которую они в Альхафене месили днем, а ночью брались за воровство. Как потом говорили, приглянулось смазливое лицо, непохожее на лицо простолюдина, и которое действительно пригодилось – убийцы из Верена не вышло, а вот агент и шпион он был всегда отменный, прекрасный актер и притворщик, наблюдательный и внимательный к мелочам. Потом была работа в дознавателях, и это время Верен вспоминать не любит – оказалось, он спокойно может смотреть на чужую боль,но причинять ее своими руками ему претит. Мешает что-то, что словами не выразить, но только он точно знает, что это не жалость. Если бы в нем была жалость, он бы никогда не стал Левой рукой, тем более при Фогге и Релле, чье противостояние удерживало дипкорпус в постоянном состоянии внутренней войны. Он был рад, когда его выпроводили координировать агентуру в Дилвейне, потому что быть в Рейнсе постоянно между двух огней было невыносимо, и годы, проведенные вне империи, он вспоминает с любовью и вдохновением – тогда действительно были его лучшие годы, когда удавалось по-настоящему выполнять свою работу, а не просиживать штаны в столице за бумагами.
Перевод назад в Рейнс был для него неприятным сюрпризом – сам Верен возвращаться не хотел, он вполне неплохо ощущал себя в Эйверской лиге, где оброс связями и вообще прижился. Возвращение означало, что что-то назревает, он чувствовал это пятой точкой и не ошибся, в ведомстве явно творилось что-то неладное, и напряжение висело в воздухе. Отсутствие информации привело Верена прямиком к новой Правой руке Релле, Дорану фон Эйстиру, который в красках описал паршивое положение дел, картину довершило предложение возглавить когтей, поступившее почти сразу. Из всего стало ясно, что Фогга пытаются уйти, а это значило… да ничего хорошего не значило. Верен сам отказался — убийцами должен руководить убийца, которым он сам никогда не был. Верен в первую очередь организатор и аналитик, он уже давно не держал в руках острого клинка имперских убийц, и потому просил начальство дать ему сходную должность здесь, в Рейнсе. В итоге он получил ту же должность, что занимает и сейчас, но не без услуги с его стороны. Единственное заказное убийство, которое должно было связать Верена по рукам, породило для Реймара Релле главного его врага.
Сейчас Верен уже и не вспомнит, кто из них троих предложил тот с виду самоубийственный план по смещению Реймара Релле, который явно забыл лица своих отцов и герб, которому клялся служить. Верен не то, чтобы был когда-то истовым патриотом, но работу свою знал хорошо и жизнь ценил, понимая, что разоблачение манипуляций Релле дело времени. Идти ко дну вместе с ним не хотелось, ни ему, ни фон Эйстиру, ни Фоггу. Все вышло лучше, чем они предполагали, впрочем, Верен отдает должное всем звеньям цепи и, в первую очередь, связям фон Эйстира с лордом-канцлером, который санкционировал все предприятие.
С тех пор много чего произошло, только Верен сидит там, где сидел, и, кажется, даже примирился и научился получать своего рода удовольствие от такой кураторской и организационной работы. Единственное, что пока не вышло, так это скрутить в рог фон Эйстира и заставить делать то, что Верен сам считает нужным и правильным, но сейчас это уже скорее спорт «достань начальника», чем действительное желание начальнику насолить или прогнуть. Глубоко в душе Верен к нему в своем роде привязан, только в жизни не признается, однако идея отправить опального Фогга в Иверию принадлежала именно ему.

5. Дополнительная информация
Собственный дом в Рейнсе, даже с прислугой, к чему Верен пока особенно не привык.
Есть внебрачный сын, сейчас ему где-то около года от роду, и Верен намерен забрать его у матери, которая едва ли сможет его нормально воспитать. По мнению самого Верена.
Подозревает, что в Лиге тоже наследил, но оттуда пока писем счастья не приходило.
Вообще большого богатства не нажил, да и только недавно понял, что такая возможность валяется под носом. Собирается исправить положение, но вот незадача – не дают.

6. Цели в игре
Раскрыть убийство Мануэля де Сарамадо, поддержать Эльвен до возвращения фон Эйстира, быть всячески полезным стране и дипкорпусу

ОБ ИГРОКЕ

1. Откуда узнали о нашем форуме
знал

2. Связь с игроком и частота отписи
ЛС исключительно

3. Пробный пост

0

2

Приняты, добро пожаловать!

0


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Анкетирование » Верен фон Таушве | человек | левая рука дипкорпуса


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC