Рейнс: Новая империя

Объявление

Навигация
О проекте Гид по матчасти Карта мира Сюжетные события Персонажи в игре Внешности Нужные персонажи
Объявления


ACHTUNG! Обновлена тема Рейнского вестника, которую, напоминаем, игроки могут пополнять и сами.
ACHTUNG! Обновлены сюжеты и хронология, ознакомиться с которыми можно в соответствующей теме на форуме.
В Игре
июнь-июль 1558 года от Великого Плавания

После усмирения Иверии и Аверена, кажется, что все должно начать налаживаться, но не тут-то было. В Эстанесе государственный переворот и новый император, жаждущий войны, в Эйверской лиге разброд и шатание после смерти Верховного триарха. Говорят, что на островах снова будет война, но пока что там только витает тревога и напряжение от приходящих из Хамдана новостей и слухов.
На севере Рейнса тоже неспокойно, по-прежнему. И хотя герцог Лотринский вроде бы нашелся, с ним явно что-то не так. И это все на фоне пробуждения древней магии, которая может положить конец всему, что есть на этой земле.
В общем, весело у нас.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Анкетирование » Доран фон Эйстир | человек | лорд-канцлер Рейнской империи


Доран фон Эйстир | человек | лорд-канцлер Рейнской империи

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

О ПЕРСОНАЖЕ

1. Имя, возраст, раса
Доран фон Эйстир, 41 лет, человек (на четверть сеидхе)

2. Титул и род занятий
граф Эмайн Ард, лорд Холодных врат, государственный деятель, глава дипломатического корпуса империи и глава имперской разведки. Бывший кавалерист.

!!! с конца июня 1558 года - лорд-канцлер Рейнской империи, глава Совета при императоре


3. Внешность
Высокий, выше большинства людей Империи (3,3 фута, то есть 192 см), хорошо, атлетически и гармонично сложен, несмотря на большое количество кабинетной работы, постоянную необходимость присутствовать на заседаниях и официальных приемах, поддерживает себя в хорошей физической форме, кроме того, умеренность быта и непритязательность так же делают свое дело. Среди знати и чиновников Империи слывет почти аскетом, не любящим излишней пышности и неумеренности в еде, выпивке, одежде и украшениях, которые недостойны мужчины, поэтому выглядит и одет и на службе, и в жизни всегда весьма просто, без изысков. Впрочем, ему и не нужно ничего больше, чтобы выделиться – недаром говорят, что скромность лучшее украшение того, кто и так не обделен природой. Статность и выверенность, уверенная неторопливость и точность каждого движения выдают человека, знающего себе цену, осознающего свою власть и могущество и, главное, не считающего, что ему это досталось не по праву. В общении с подчиненными на людях всегда сдержан, по лицу сложно прочитать истинные мысли и эмоции, но в минуты гнева, раздражения или недовольства имеет привычку плотно сжимать губы и вздергивать подбородок в надменном жесте, и ничего хорошего это не сулит тому, кто навлек на себя гнев, тогда как вежливое и чуть саркастическое непонимание привык выражать, приподнимая одну бровь. Он выглядит моложе своих лет, и это, пожалуй, то немногое, что позволяет подозревать в нем кровь сеидхе. Темные каштановые волосы острижены, их еще не тронула седина, так часто и рано припорашивающая виски людей, облеченных властью и живущих в вечных заботах и тревогах, равно как и ранние морщины - следы усталости и волнений - еще не легли на его лицо, лишний раз подтверждая наличие родства с сидами. Справа на груди большой шрам от удара боевым дилвейнским топором, отсутствует нижнее ребро.

4. История
Графство Эмайн Ард одним своим названием навевает ассоциации с навсегда утраченным прошлым тех мест, где прошло детство Дорана — холодные базальтовые скалы на отрогах Карнан Фрэаха, поросшие густыми лесами склоны гор, обрывающиеся в долины с быстрыми речками и ручьями напоминали о временах, когда этими землями правили сеидхе, ныне живущие по другую сторону Вересковых гор. В окрестностях родового замка Каэр Нивен было несколько заброшенных сидов, живая память осиротевшей земли, где спустя много лет даже пришлые люди знали о сидах больше, чем где-то еще в Империи. Сеидхе и правда приходили порой, заглядывали в села и деревни на большие праздники и подсматривали за празднующими людьми, иногда даже показывались людям и присоединялись к танцам и песням. Сиды иногда гостили и в Каэр Нивене, у дедов и прадедов Дорана, благодаря чему фон Эйстиры, владельцы Эмайн Арда, получили задолго до его рождения высокое право зваться друзьями сеидхе и хранителями Холодных врат, горного прохода в горах, который ведет напрямую в Дол Неллин.
Говорят, что в одну из таких встреч с сидами дед Дорана повстречался с сеидхе Риани, и через девять месяцев на пороге Каэр Нивена служанка нашла сверток со спящим ребенком, черноволосым и темноглазым. Жена графа Дейвона, Астрид, простила мужу связь с женщиной из сеидхе и скрепя сердце приняла в своем доме чужое дитя, потому что своих у нее до сих пор не было и, вероятно, быть уже не могло. Так и случилось — мальчик, получивший имя Давен, так и остался для единственным сыном четы фон Эйстир, которые много лет добивались узаконивания ребенка у герцога Улвена и, в конце концов, добились своего.
Соседи потом шептались, что из подкидыша ничего путного так и не вышло, мол, он слишком витает где-то в облаках, слишком не от мира сего из-за своего сидовского наследия, когда стоило бы внимательней следить за собственными землями, особенно после смерти обоих родителей. Возможно, Эмайн Ард постигла бы участь многих разорившихся земель, а фон Эйстиры были бы в итоге лишены родного лена и стали бы бродягами, и до того самому графу как будто не было дела. Возможно, если бы не жена Давена, Марион, женщина куда более приземленная и реалистичная, чем ее муж, предпочитающий странствия сидению дома. Потом говорили еще, что и сын у графини не от мужа вовсе - мальчик рос и совсем не походил на отца, только глазами разве что, но в Улвене такие глаза у каждого второго знатного человека, и не столько редко родство с сеидхе. Марион эти сплетни игнорировала, как могла, и, хвала Двум, муж ей безоговорочно верил, может, чувствовал свою кровь, может, памятую о своей судьбе приемыша у мачехи, не особенно придавал этому значения.
Доран вырос среди Сонных холмов, которые кода-то принадлежали сидам, и их история и легенды о них, их культура и то, что от нее осталось, окражи его с самого детства, стали частью привычной реальности. Сами сиды часто бывали в Каэр Нивене, гостили у отца, гораздо чаще, чем человеческие гости, среди которых граф Эмайн Ард прослыл чудаком, отшельником и любителем всего, что связано с сидами. Это не вполне устраивало Марион, которая видела, что ее единственный сын растет в одиночестве, окруженный ветхой древностью холмов и скал, от которых веет угрозой, а не дружелюбием их прежних обитателей. Она добилась от мужа, чтобы тот отправил сына учиться на юг, сперва был выбран Каэр Ревейн, но к разочарованию Давена, сын не проявил особого желания учиться магии, хотя, наверное, из него мог бы выйти неплохой маг, памятую о том, сколь сильна в нем кровь сидов. Пришлось отправиться еще дальше на юг, сперва в Эйзен, в Ротвальд, в один из лучших университетов  в империи, а в неполных 16 лет перейти в Высшую Военную Академию в столице — тогда он твердо решил, что выберет карьеру военного и будет им вплоть до того момента, пока не придется вернуться домой и принять правление своими землями. Случиться это должно было нескоро, ведь его отцу было отведено гораздо больше лет, чем обычному человеку, и, могло так случиться, что он состарится раньше собственного родителя. В стенах академии он провел четыре долгих года, которые изменили его представление о мире и раздвинули границы увиденного и познанного, окружающая действительность теперь не замыкалась на пустых холмах с остатками дворцов сеидхе, на глубоких долинах с шелестящими рощами, полными голосов, на мрачном замке Каэр Нивена, где шорохи говорят голосами прошлого. И домой вернулся совсем другой человек, которого не узнал собственный отец и внутренне не принял, что Доран всегда чувствовал, но никогда не говорил вслух, а граф Эмайн Ард никогда не решался заговорить об этом вслух. Они отдалились друг от друга, а потом Доран отбыл обратно в свой кавалерийский эскадрон.
А потом случилась война с Дилвейном, куда кавалеристов отправили в числе первых.
Пограничная стычка, которая переросла в скоротечную, но очень кровавую войну, стала еще одним переломным моментом в его жизни, потому что там он не умер в итоге, получив тяжелейшее ранение и около недели находясь на грани жизни и смерти. Ему иногда хочется думать, что это потому, что он сознательно искал смерти на этой войне, а еще порой кажется, что лучше бы Мать забрала его жизнь, вместо того, чтобы оставить вот так, мучиться и страдать в одиночестве - несколько близких друзей-сослуживцев окончили свои дни на ветряных пустошах Лотрина. Священник при их эскадроне все твердил тогда, что второй шанс людям дается не просто так, ведь Супруги присматривают за каждым живым существом на свете, то же самое потом повторяла его мать, когда Доран вернулся в Каэр Нивен долечиваться и восстанавливаться после пребывания одной ногой на Перекрестке. Тогда пришлось выйти в отставку и на некоторое время осесть в родном замке без дела. Возможно, тогда его отец и решил, что настало время оставить графство сыну и удалиться в Аханнэ, где его давно ждали.
Тяжелым было прощание отца и сына, потому что оба знали, что во многом принадлежат к разным мирам. Доран потом много раз жалел о том, что не поддался мгновенному безумному порыву и не покинул опостылевший Каэр Нивен вместе с отцом, слово которого могло бы даровать ему место среди вечных лесов и покой душе, которая казалась уже тогда душой старика в молодом еще теле, изувеченном войной. После ухода Давена пришлось фактически учиться жить заново, потому что единственная нить, связывавшая его со страной его предков по той линии, оборвалась. Остался мир людей, требовавший внимания и участия, стареющая мать, которая страшилась остаться в полном одиночестве среди холмов, что всегда ее тяготили.
Спустя полтора года она умерла. Больше его ничто не держало на севере, и Доран поспешил покинуть родной дом, все больше напоминавший могилу, и вернуться в столицу, где добрые полгода болтался без дела по балам и приемам, даже не думая о том, чтобы найти себе достойное занятие. На одном из них он случайно пересекся со своим командиром со времен дилвейнской кампании, Герхардом Вейме, который там же представил его тогдашнему главе дипломатического корпуса Реймару Релле, который мигом взял Дорана в оборот, предложив влиться в ряды дипслужбы. Сперва он наотрез отказался, мотивируя это тем, что он никогда не был дипломатом и что в 27 лет уже поздно переучиваться и менять, тем не менее, опасность тихо спиться в компании таких же отставных военных не прельщала его совсем, со скрипом, Доран согласился. Пришлось и правда многому научиться, хотя, как ни странно, военная карьера, пусть и не состоявшаяся, во многом ему помогла, в первую очередь примириться с буднями дипкорпуса, который, кроме прочего,был еще и разведывательным ведомством империи. Совмещать эти две деятельности оказалось даже забавным.
Четыре года назад занял место своего начальника и стал новым главой дипслужбы, некоторые говорят, что не без протекции лорда-канцлера, с которым Доран познакомился незадолго до раскрытия заговора в рядах дипломатического ведомства, высшие чины которого делились с агентами Аверена информацией за деньги. Смена власти в Длани Империи была не на пустом месте — было немало поводов поставить под сомнение лояльность Реймара Релле, который, учитывая его Эйзенское происхождение, все больше клонился в сторону юга. Так давали о себе знать признаки старости императора Аммена, все больше выпускавшего из рук власть в собственной стране. Именно тогда Арьен фон Эмеан окончательно вышел из тени дяди и постарался не дать браздам правления выскользнуть из рук семьи, и имена тех, кто стоял за спиной Арьена, были известны всем: анхальский герцог и канцлер эр Рейналлт, которые сделали все, чтобы Реймар Релле ушел. Дело двойных агентов оказалось тогда очень кстати, и нашлись люди, которые с готовностью вынесли сор из избы, подписав Релле приговор. Начальника дипкорпуса тихо убрали, а потом он тихо умер, говорят, даже своей смертью. Бенефициаром процесса был граф фон Эйстир, который с хладнокровием, удивляющим даже его самого, принял участие в смещении собственного начальника. Впрочем, ведь было за что?
Именно тогда стало ясно, что Аверен готовится к чему-то, вероятно, к войне, и новому главе дипкорпуса было необходимо обеспечить Империи надежный тыл на случай конфликта. Несмотря на предсказуемую реакцию Эйверской лиги, Доран начал искать контактов с представителями Эстанеса, и не так давно посол южной империи пожаловал в столицу Рейнса для "консультаций". Итогом стали некие устные договоренности на неясных никому условиях, и хотя все знали, кто именно встречался с императором Арьеном, дипломатический корпус хранит на этот счет молчание и присматривает за эстанским посланником - на всякий случай.

5. Семья и окружение

Давен фон Эйстир — отец, в возрасте 70 лет, что для полукровки не возраст, покинул дом и удалился в Аханнэ, оставив сыну графство и титул. Доран его с тех пор никогда не видел, но говорят, что он все еще жив.
Марион фон Эйстир — мать, умерла четырнадцать лет назад.
Дерек фон Эйстир — младший брат, 36 лет. В силу разницы в возрасте между ними отношения ровные, но не теплые, большую часть жизни она фактически друг друга не знали. Виконт Этайн, на данный момент фактически исполняет обязанности кастеляна Каэр Нивена и правит графством от имени своего брата.
Келлен фон Эйстир — сестра, 19 лет. Девица на выданье.
Рианнон фэр Агранат — сеидхе, больше 400 лет, бабка, с которой Доран виделся всего пару раз.
Мадлен Эарра — дочь иверийского торговца сукном, она сбежала с одним из кавалеристов из эскадрона Дорана, но в итоге оказалась в постели у командира. Вина, горечь и недосказанность, вот все, что осталось ему в память об этой женщине, мимолетном увлечении, призванном помочь забыть о боли утраты в чужих руках. Не помогло, и ей тоже, ведь она хотела жизни, полной приключений и страстной любви. Мадлен была не очень умной, но достаточно мудрой не по годам, и она сама оставила своего любовника, когда поняла, что тому до нее самой нет дела. Из гордости она так и не сказала ему, что понесла от него ребенка. Умерла десять лет назад от эмидемии тифа, оставив тетке, известной в Веленсе портнихе, маленькую дочь на попечение.
Эйлис Эарра — дочь, 14 лет, о существовании которой Доран пока даже не подозревает. Растет в семье тетки по материнской линии, известной в Веленсе портнихи Клеменсы Эарра.
Арьен фон Эмеан — граф Ланагге, нынешний император Рейнской империи. С ним Доран познакомился во время Лотринской кампании, впоследствии их дороги пересеклись на островах, где Арьен командовал армией, а Доран уже был в статусе дипломатического работника. Они довольно быстро нашли общий язык на основе общих взглядов, и, пожалуй, Доран даже может назвать Арьена своим другом, в первю очередь, а уже потом - государем.

6. Характер
Спокоен, сдержан, на людях малоэмоционален и подчеркнуто вежлив, особенно с теми, кто вызывает крайнюю неприязнь. Если лорд Доран с вами обходителен до зубовного скрежета, можно быть уверенным, что вы ему неприятны и вообще лучше убраться. Для особо непонятливых в запасе всегда есть набор действенных намеков и колкостей, правда, на работе Доран старается себе подобного не позволять. В неформальной обстановке куда более раскован и непринужден, не чурается звонкого веселья, порой даже очень звонкого и громкого. Любитель женщин, которые взаимно любят его, однако в свои годы все еще холост и, по собственному утверждению, навеки, потому что ни одна женщина не согласится придерживать вместе с ним дверь, из-за которой льется столько дерьма. Его крайне трудно вывести из себя, но если кому-то и удается это сделать, то последствия оказываются ужасающими.

7. Умения, навыки, владение магией
Магией не владеет, что удивительно ввиду того, насколько сильна в нем кровь сеидхе, однако она дает о себе знать крайне развитой интуицией на уровне с предвидением, время от времени он почти видит, что случится через мгновение, смутными образами и предощущением, которое обычно сулит беду. Именно это спасло ему когда-то жизнь в Дилвейне и выручало потом на дипломатической службе. Контролю не подлежит, воле не подчиняется и накатывает в самое неподходящее время. Хотя иногда и в подходящее. Возможно, при должной тренировке, он мог бы развить этот дар. В связи с этим иногда видит вещие сны.
(остаточное явление сидской линии, где в роду были могущественные провидцы, возможно, из ветви князей Скара Брэй)
Знает несколько языков, помимо родного, хорошо говорит на восточном диалекте, аверенском и немного понимает язык сеидхе.
Хорошо обращается с клинковым оружием, хотя в последние годы держал его в руках только на тренировках. Отлично держится в седле.

8. Имущество
Замок Каэр Нивен в графстве Эмайн Ард со всем содержимым, родовые земли в Улвене. В Рейнсе живет в собственном загородном особняке, хотя иногда приходится ночевать и в здании дипкорпуса. Страстный любитель лошадей, держит небольшую конюшню, которая может похвастаться подбором прекрасных скакунов, но не численностью. Любимый конь Ворон, черной масти. Прочего не счесть, но и особого упоминания оно не достойно.

9. Цели в игре
не дать империи развалиться

ОБ ИГРОКЕ

1. Откуда узнали о нашем форуме
----

2. Связь с игроком и частота отписи
letlinlindelle, ЛС
часто

3. Пробный пост

0

2

ХРОНОЛОГИЯ

НАСТОЯЩЕЕ

ПРОШЛОЕ

АЛЬТЕРНАТИВА

Смерть — это только начало [C] завершен
Кто кому судья[C] завершен
Завтрашний день будет потом[C] завершен
Глубиной костров мятежных[C] завершен
Скажи мне, кто твой враг[C]

Следи за собой, будь осторожен завершен
Для кого забава — мне же через край завершен
in vino veritas завершен
Семнадцать мгновений
Под ногами земля — не твоя, не моя
Камень, что вызывает лавину
Тени не в счет

0

3

В результате наигранного в конце июня пафоосно назначен на должность канцлера Рейнской империи. События отыграны, в хронологию внесены.

+3


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Анкетирование » Доран фон Эйстир | человек | лорд-канцлер Рейнской империи


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC