Рейнс: Новая империя

Объявление

15 июля — 15 августа 1558 года

После неожиданной кончины Верховного Триарха Эйверской Лиги и убийства императора Эстанеса в Рокском море снова неспокойно — страны замерли на грани новой масштабной войны. Рейнская империя захвачена внутренними проблемами: политическими и магическими, на Севере по-прежнему сеидхе ведут войну со своим древним врагом, и в этой войне люди страдают больше всех.
Азалийские острова тревожно ждут нападения со стороны Эстанеса, в то время как все остальные еще только решают, вмешиваться им или нет. В общем, все очень плохо.

избранная цитата

"Нита с тоской думала, что за пределами Рейнса наверняка есть чудесные места, где люди мудры, красивы и, не боясь, учатся алхимии, а проблемами золотарей не интересуются. Та мысль, что только золотари могут обойтись без красивых и мудрых, а мудрые и красивые без золотарей - нет, в ее головку еще не приходила".

Нита Келлер, "А мы, сиротки, добрые"

"...Было время, когда не было рощ. Не было Аханнэ. Была земля, осквернённая, умирающая, и всё живое бежало с неё. А потом Двое принесли великую жертву, дар крови, и болота стали лесами. Тебе не кажется, что мы наблюдаем... обратное?” Странное это было зрелище. Двое сеидхе, похожих друг на друга, и идущий к ним, на почти негнущихся ногах полуолень-полускелет.

Сирше ап Шеналл, "Не видно правды сквозь туман"

"Раскол навис над всем, что нам дорого и знакомо. Над Империей, над Церковью. Одни говорят, что инквизиция поступает верно. Другие хулят ее словами, которые не пристало произносить иерархам".

Доран фон Эйстир, "Ad majorem dei gloriam"

"Она была нежна и сладка, словно мед, и завистливые боги явно решили наказать Рейеса за безрассудное чувство. Во всяком случае, куда удобнее было обвинить в том, что произошло, именно высшие силы, а не себя самого".

Мартин Рейес, "Наслаждайтесь жизнью"

"Корвола! Мерцающий город, сотканный из грубой формы и утонченных деталей. Спящий вулкан, бурлящий в глубине своей пруд, но на поверхности безмятежный и тихий. Это там, под толщей, кому-то перекусили хребет, чьи-то челюсти изъяли жизнь и размолотили бугристым языком и зубастым нёбом. В этом пруду не бывало гостей".

Альваро де Мартинес, "Успех измеряется в крови"

"Не превосходящее количество кораблей выигрывает бой, а маневрирование. Я хочу разделить прошлых союзников и Братья даруют мне к этому шанс. Я готов предложить Лиге передел островов. Они могут избирать кого хотят, но когда падет влияние Рейнса, Лига останется против нас одна".

Хуан де Сарамадо, "Утром мажу бутерброд"

разыскиваются

Ленарт ван дер Хейден

ректор магического Студиума

Элианна Лаврентес

чародейка, посол Орейна

Дэйдрэ фэр Сихаиль

чародейка, исследовательница

Хавьер де Сарамадо

претендент на эстанский трон

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Анкеты ушедших и непринятых » Соледад де Сарамадо | человек | инфанта Эстанеса


Соледад де Сарамадо | человек | инфанта Эстанеса

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

О ПЕРСОНАЖЕ

1. Имя, возраст, раса
Донья Соледад Маринела де Сарамадо, человек, 22 года. До замужества носила фамилию де Кармона, наследница своего отца, герцога Аркос.

2. Род деятельности, титул
Супруга инфанта Эстанеса дона Хайме де Сарамадо. Инфанта Эстанеса, герцогиня Торревьеха.

3. Внешность
Грех. Ходячий грех. Оливковая кожа, огромные темные глаза, длинный, прямой нос, пухлые губы, мягкий овал лица, блестящие черные волосы. Приучена прятать взгляд, но если поднимет глаза, то в них сразу видно все, за что проклинают Асгарту и за что бывало больно получала сама Соледад от монахинь в обители, где воспитывалась. Движения ее разученные, скромные, сдержанные, покуда ее кто-то может видеть. В целом у ненаблюдательного собеседника создается весьма противоречивое ощущение того, что хотя он и говорит или же просто стоит рядом с благородной дамой, ему как можно скорее стоит прочесть пару молитв и обратить свои помыслы к Двум, чтобы не оступиться прямо тут же и не попасть в острые когти Асгарты.

4. Образ персонажа
О единственной дочери герцога Аркоса мало что известно даже при обо всем осведомленном императорском дворе в Корволе. Она выросла где-то в отцовском имении в провинции, затем была отдана на воспитание в монастырь святой мученицы Исидоры. Герцог Аркос о девочке в свете обыкновенно упоминал редко и мало, что ни у кого не вызывало удивления, к чему забивать голову судьбой дочери, имея сына? Наследник Манолете де Кармона подавал все надежды, рос в гуще дворцовых интриг, выгодно женился и умер совершенно для всех внезапно, во сне. Естественной смертью, как заверили лекари безутешного отца, оставив после себя двух детей, доброе имя и пустое место наследного правителя Аркоса.
Соледад появилась в Корволе скоро и почти сразу была представлена ко двору. В свете шептались о том, как она была набожна, ведь монастырь Исидоры был пристанищем тех, кто избрал стезю служения Братьям, замаливая грехи женского рода перед богами. Удивлялись еще и тому, сколь мудры были Двое, надоумившие герцога отправить это создание Асгарты подальше от людских глаз, и сколь милосредны боги, принимающие молитву из этих уст. Она появлялась на людях лишь ненадолго, всегда молчалива, обходительна, но отчего-то перешептывания не прекратились.
На недавнем Празднике Огней Соледад появилась вместе с отцом, а ушла, унося с собою сердце увенчанного славой тореро, на следующий же день оказавшегося пред нею на коленях. Согласие принцу де Сарамадо было дано отцом, и бракосочетание в Корвольском соборе было устроено невероятно пышное для церемонии, устроенной в столь короткие сроки.

5. Семья и окружение
Отец — Химен де Кармона, герцог Аркос.
Мать — Лусиана де Кармона.
Брат (покойный) — Манолете де Кармона.
Супруг — Хайме де Сарамадо, инфант Эстанеса, герцог Торревьеха.

6. Дополнительная информация
Не вошедшее в образ, поскольку об этом не знает никто, кроме членов семьи герцога Аркоса.
Соледад и Манолете родились двойней. Оба живые, эмоциональные, с цепким умом и жаждой к жизни. Они росли в родительском доме, получая приличествующее их положению образование — мальчика учили грамоте, языкам, владению оружием, девочку — послушанию, религии, женским добродетелям. В возрасте одиннадцати лет у Манолете обнаружилась неведомая хворь — он страдал ночными кошмарами, бредил по пробуждении, не признавал самого себя и домочадцев. Едва не повредившийся умом от беспокойства Химен выписал лучших лекарей, которых мог добыть за деньги, и, настрого приказав им держать язык за зубами под страхом смерти велел вылечить наследника во что бы то ни стало. Вердикт был категоричен — зараза пришла от девочки. Ее обследовали тоже и посоветовали герцогу удалить дочь под монастырский кров, где сестры, преуспевшие в усмирении демонов женского греха, смогут помочь и ей. Химен согласился тут же.
Она билась в истерике о стены остриженной почти наголо головой, отказывалась есть, покуда ее не стали кормить насильно, рыдала от царапавшей ее кожу суровой рубахи и молилась Двум, чтобы отец приехал и забрал ее прочь из этого места. Все было без толку. Дни превратились в один. Долгий, невыносимый, не прерываемый ничем, кроме боли и ежечасного унижения. Так никогда и не смирившись в душе со своим затворничеством, она научилась лгать — быть такой, какою ее должны были сделать уроки матери-настоятельницы. В обители проживало достаточно девочек, выросших в благородных домах и попавших сюда по воле своих отцов, дядей или братьев. Все они должны были замаливать свои грехи, которые совершали ежеминутно, глотая воздух, предназначенный сыновьям богов. Кто-то не выдерживал. Кто-то сходил с ума, кто-то ломался, становясь фанатично предан своим тюремщицам. Изредка их забирали обратно, на волю, выдавали замуж, и Соледад не переставала надеяться, что и с нею это однажды произойдет.
Болезнь ее брата никогда не была излечена. Он погиб от собственной руки, удавившись веревкой, в приступе безумия, посетившего его после очередного кошмара. Химену не осталось делать ничего больше, кроме как вернуть дочь домой.

Соледад горда, упряма, способна стоически переносить физические лишения, от природы умна, но за исключением церковного образования не получив ничего, на мир смотрит однобоко. Религию она ненавидит всеми фибрами души, но поскольку в ней выросла, знает и понимает глубоко.
Выпорхнув на волю она пообещала себе любой ценой сделать так, чтобы не оказаться вновь в своей темнице.

7. Умения, навыки, владение магией
Как и всякая благородная эстанская дама знает правила придворного этикета, весьма сведуща в молитвах и церковных ритуалах благодаря многолетнему пребыванию в монастыре. Магией не владеет.

8. Имущество
Наследница герцога Аркос и всех принадлежащих ему земель.

9. Цели в игре
Следовать за мужем, быть верной супругой и родить Эстанесу много инфантов, отойти на тот свет добропорядочной матерью. А вы что подумали?
Стать императрицей Эстанеса, отменить драконовское церковное право, жить во славе и процветании.

ОБ ИГРОКЕ

1. Откуда узнали о нашем форуме
Я из него проросла.

2. Связь с игроком и частота отписи
По необходимости. Пишите в профиль Сафир фон Лойте.

3. Разрешение на передачу
Да.

4. Пробный пост
Жду.

+4

2

Приняты, добро пожаловать!

0

3

ХРОНОЛОГИЯ

НАСТОЯЩЕЕ

ПРОШЛОЕ

АЛЬТЕРНАТИВА

"Чего хотят женщины?" - июнь 1558 года
"La espada y la rosa" - 5-7 июня 1558 года
"Очи черные" - апрель, май 1558 года

0


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Анкеты ушедших и непринятых » Соледад де Сарамадо | человек | инфанта Эстанеса


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC