Рейнс: Новая империя

Объявление

Навигация
О проекте Гид по матчасти Карта мира Сюжетные события Персонажи в игре Внешности Нужные персонажи
Объявления
ACHTUNG! На форуме сюжетное обновление — выложен сюжетный зачин для новых сюжетных веток, в этот раз они охватят Эстанес, Лигу и острова. Ознакомиться можно здесь. Кроме того, теперь есть возможность играть в июле.
NEU! Дорогие гости и жители Рейнса! Мы празднуем двухлетний юбилей форума, в честь чего полностью обновили дизайн. Не за горами новые сюжеты, акции, etc. Не проходим мимо!
ACHTUNG! Форум перешел с системы активного мастеринга на систему смешанного мастеринга. Будьте бдительны.
В Игре
июнь-июль 1558 года от Великого Плавания

Кажется, все уже не столь и страшно, по крайней мере, для Иверии: император пришел с войсками, у генерала Хольца есть план. Виден свет в конце этого туннеля. В столице же напротив, все самое веселое только начинается: инквизиция берет город под контроль, малефики продолжают наводить на всех ужас, а их лидер, кажется, не знает, как это остановить. Что касается севера, то там, кажется, пока затишье... но надолго ли?
А тут еще и южные соседи подкинули дров в и без того яркий костер — в Эстанесе государственный переворот и раскол внутри правящей семьи, у которого могут быть далеко идущие последствия, и это все на фоне смерти старейшего из владык Рокского моря, Гвиннэ ап Ллевеллина, что означает и для Лиги период перемен.
В общем, все как обычно..


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Отыгранное » Непоправима только смерть [C]


Непоправима только смерть [C]

Сообщений 21 страница 33 из 33

21

[indent] Хельберт не хотел представлять, что творилось сейчас в душе у потомков Лойте, и страшился даже представить себя на их месте. Любили ли они его, была ли близка с ним дочь? Через что ей сейчас приходится перешагивать, чтобы сдерживать те остатки самообладания, которые не давали рукам трястись, а слезам литься? Ни дорогое платье, ни украшения, мерцающие при свечах, не могли скрыть или украсить тоску, но виконтесса, как новая хозяйка обновлённого дома, должна была показать всем железную выдержку. На ногах её держала только гордость.
[indent] - Благодарю, миледи, ваш брат устроил прекрасный приём, его запомнят надолго, - слова были совершенно не теми, которые хотелось сказать, и которые должно было бы говорить дочери, потерявшей отца, но затрагивать другие темы Хельберт опасался. Лойте не та фамилия, которая будет честна даже в своих слезах, и велика вероятность того, что завтра виконтесса вместе с новоявленным маркграфом отпразднуют это, когда волнения улягутся, и тогда его вскользь оброненные соболезнования станут едва ли не вызовом Императору и его власти. Но маркиз хотел верить, что хоть кто-то в этой семье с охранил внутри себя настоящую чистоту  и человечность.
[indent] - Да, мы уже были представлены друг другу, конечно, наше знакомство началось не так, как нам всем того бы хотелось, но, надеюсь, с новым витком вашей истории и отношения между нашими семьями изменятся, - уклончиво ответил он, памятуя о том, как много ушей сейчас исподтишка ловили каждое слово, которое будет специально или случайно обронено на этом приёме. Тут даже о погоде стоило говорить с оглаской, при таком количестве охочих до сплетен и острых новостей гостей маркграфа. Этот приём запомнят надолго.
Маркиза и маркизу фон Ревейн он тоже заметил издалека, но так и не подошёл, не спеша проталкиваться через гостей, однако, был искренне рад видеть тех, знакомство с которыми не ограничивалось душными кулуарами.
[indent] - Доброго вечера, Ваша Светлость, миледи, - маркиз коротко кивнул, и приложился к ручке маркизы фон Ревейн, которую ещё совсем недавно держал в парке. Но здесь было не время и не место для увеселительных бесед, по крайней мере, Хельберт не мог себе этого позволить, даже не смотря на добрую половину гостей, от души веселящихся и напивающихся за счёт Лойте. Даже высшие слои общества любят погулять на дармовщинку, и повод не важен.

+2

22

Пышность, помпезность и многолюдность приема словно бы говорили "Ничего не произошло! Все так и должно быть! Веселитесь на руинах чьего-то горя и восславляйте хозяина!". Не присутствуй Серен на гражданской казни, не наблюдай она за ужасом, что происходил на площади, не помни лорда Эрвена еще не униженным - она бы смогла даже повеселиться. Но незримый дух бывшего хозяина витал в этих местах и словно бы с укоризной выглядывал из-за спины каждого гостя. Маркиза чувствовала, как давят на нее обстановка и стены, но гордо держала голову высоко. Совсем недавно они с нынешним маркграфом обсуждали судьбы севера и юга и теперь леди фон Ревейн могла убедиться в том, что Эдмунд фон Лойте смог справиться уже сейчас - слуги были вышколены, обстановка располагала к расслаблению и действительно все случилось так, будто бы титул ему подарили и не было никаких устрашающих событий.
Серен улыбалась, но знающие ее видели в этой улыбке натянутость и исключительную дань вежливости. Крепкая и надежная рука брата поддерживала ее и помогала идти вперед. Эйрис возвышался над ней, словно оберегая от неловкого взгляда или случайного шепотка - о, кому в этом доме еще не известно, что вон Ревейны в свое время не поддержали фон Лойте? Но все должно измениться с приходом новой власти - Эйрис не так далеко от герцогского трона, как думает и не сегодня-завтра подобный прием может отложиться в памяти.
Услышав вопрос Эйриса, девушка словно очнулась и сделала небольшой кивок.
- Нам следует засвидетельствовать почтение и новому маркгафу и его сестре, но поскольку к лорду фон Лойте мы пока не подойдем, то можем выразить почтение леди Сафир, - переливающимся певучим голосом отозвалась Серен и, повинуясь движению брата, двинулась в сторону девушки. Завидев маркиза фон Ангелара, леди фон Ревейн ощутила, как дрогнуло ее сердце, которое мгновенно ускорило свой бег под его взглядом.
- Маркиз, миледи, наше почтение - леди фон Ревейн вежливо кивнула каждому, как то предписывали приличия и двинулась чуть ближе к виконтессе, выпуская руку брата. Поцелуй ладони заставил маркизу на короткое время вспыхнуть. Чуть сердясь на себя за подобное проявление эмоций, леди заговорила мягким голосом.
- Рада видеть вас в добром здравии, маркиз, - короткий взгляд в глаза, который полыхает жаром сильнее, чем эйзенское солнце и плавное отведение его в сторону. Двое, что он делает с ней? Когда эта игра во взгляды стала для нее чем-то важным? И как перестать покрываться легким румянцем в такой неподходящей ситуации?
- Леди Сафир, позвольте выразить вам благодарность, как гостеприимнейшей хозяйке вечера, он выше всяких похвал, - возможно, Сафир фон Лойте сама не занималась ничем,но разве не стоило как-то подбодрить ее? Тонкие нежные пальцы берут ладонь леди Сафир в руку и стискивают их в ободряющем жесте.
- Вы прекрасно выглядите, миледи. - произнесла леди Серен, а ее взгляд словно добавлял "И прекрасно держитесь". Знает ли брат, что буквально вчера лорд Эдмунд предлагал Серен скрепить союз между Эйзеном и Улвеном путем брака между Эйрисом и Сафир? Возможно, хорошо, что Серен почти ничего не пообещала. А может быть и нет.

Отредактировано Серен фон Ревейн (10-10-2017 23:22:57)

+3

23

[indent] Вино интересовало ее больше, чем беседы. Мрачная молчаливость, столь свойственная ее брату, вдруг настигла и Сафир. Здесь не было ее друзей. Хуже того. К отсутствию близких виконтесса Формарка была привычна, но здесь ее окружали враги - вчерашние, нынешние, будущие. Она смотрела на них со скрытой опаской зверька, который только и ждёт момента, чтобы оскалить острые зубки. Добрые слова, сказанные чужим, ничто. Сочувствие фальшиво. “Полагайся только на себя”, - таков был девиз Эрвена. Он доверился сыну, и лишился честного имени и головы.
Из толпы вышли двое. Фон Ревейн оставили у Сафир странное, гнетущее чувство. Она не понимала брата, и любовалась сестрой. Но и в ней теперь ей виделась неискренность. Горе, слепившее девушку на казни и заставившее ее искать поддержки у Эдмунда на виду у всех, вместе со слезами вымыло из ее сердца свежесть восторженности и Сафир, казалось, видела только зорче. И то, как зарделись щеки маркизы Улвена, и как осторожен был наследник Анхальса, пытаясь сказать то, что было верно, а не то, что чувствовал. Каждый представлялся ей теперь разыгрывавшим свою маленькую роль. Пьеса, в которой она сама должна была быть героиней, но желала занять место в темноте занавеса. Совсем, как Эдмунд. Она не могла бы понять этого сходства, но мысли ее не обращались к нему. Сафир фон Лойте наблюдала за своими гостями. Ещё одна маска. Человек, с лицом ледяного истукана. Человек, с глазами, горевшими непонятным ей огнём. Это несоответствие внешнего и того, что было скрыто внутри, пугало. Брат обещал ей корону, она сама заверила Эдмунда, что ей несложно будет помочь своей семье заключить этот союз. Теперь Сафир колебалась. Кто станет добровольно шагать в темноту? Там ее могло ожидать, что угодно. Фон Лойте не жаловали риска.
[indent] В ответ на любезности маркизы Сафир изобразила уже куда более убедительную улыбку.
[indent] - Мой наряд так жалок в сравнении с изяществом вашего, Ваше Сиятельство. И дом наш скромен, но все, что есть у нас, все, - она обвела рукой залу, - для дорогих гостей. Отрадно, не правда ли? Эйзен, Улвен и Анхальс - единение Империи. Оно так необходимо сейчас, - Сафир поднесла бокал к губам. Сарказм тоже был наследством, доставшимся обоим детям Лойте от Эрвена. Говорившие не представляли своих герцогств, за каждым из них виднелась тень кого-то более могущественного. Того, кто ещё не собирался в сырость семейного склепа. Что бы ни было сказано промеж гостями Эдмунда, все это не имело силы до тех пор, покуда не получено согласие сюзерена. Родители прислали их сюда разведывать, и, как ни странно, лучше всех с этой задачей справлялся тот, кто говорил меньше. Искренность румянца, выступившего на девичьих щеках, невозможно подделать. Сафир усмехнулась своим мыслям, осторожно отпивая из бокала.

+3

24

[indent] Поцелуй ладони заставил маркизу на короткое время вспыхнуть, а ее брата сдержанно улыбнуться. Перед ним стоял еще один смутитель юного сердца Серен. И если совсем недавно она так восторгалась "лошадьми", то теперь - вот - невинный жест внимания. Стоило поговорить с теми, кому будет уместно рассказать младшей сестре, что пора бы определиться приличной девушке, кому больше она выказывает внимание. Нехорошо равнозначно и открыто принимать обхаживания нескольких высокопоставленных лиц сразу.. Что и говорить! Эйрис не отличался прогрессивными взглядами, не свойственными большинству мужчин этой эпохи.
[indent] Хелберт фон Ангелар - партия хорошая. Конедаритель? Пока не известно. И нет доводов в его пользу, тогда как наследник Анхельса устраивал всем. И пусть не за братом остается последнее слово, а за родителями, повлиять на мнение предков братец мог. Поэтому, так и быть, румянец на щеках Серен он как бы не заметит. А вот коня.. Кстате о коне! Маркиз сдержанно осмотрелся. Раз разговор зашел о нарядах, мужская часть компании совершенно законно может откланяться и посторониться? Стоило этим воспользоваться. У Эйриса здесь свои цели и интересы, которые прежде всего занимают и мысли, и внимание.
[indent]Тем не менее он, прежде, еще раз обратил внимание на хозяйку торжества и, наклонившись к ее тонкому запястью, невесомо прикоснувшись губами к гладкой коже руки, произнес:
[indent] -У слабого есть своё жало, миледи. У Вас еще будет возможность отыграться. И пусть прошлое не исправить, над будущим еще можно поработать. Позвольте выразить уверенность, что то как Вы держитесь сегодня, говорит о том, кем Вы станете завтра. Мне видится добротная картина. Этим можно восхищаться. Ваши слезы окупятся.
[indent] Эйрис откланялся всем присутствующим, собираясь уходить, улыбнулся сестре, кивнул маркизу и намерено, проходя мимо Сафир близко, чуть задержался и, наклонившись к ней, очень тихо добавил:
[indent] -Не забывайте, никто из присутствующих не знает где находится душа, но - поверьте - все до единого знают, как она, сука, болит.
[indent] С этими, внезапно, грубыми откровениями, наследник Улвена отправился искать второго фон Лойте.

Отредактировано Эйрис фон Ревейн (12-10-2017 09:12:20)

+4

25

[indent] Покоя не ожидалось, и его не было. Новоявленному маркграфу стремились засвидетельствовать свое почтение, намекнуть на свою лояльность или некое предложение, которое можно было бы обсудить после в более приватной беседе. Все кто поддержки демонстрировать не желал, но были скованы приличиями, держались своими группами в отдалении, просто веселясь за счет хозяина. На этом фоне появление юной фон Эйстир было воспринято с воодушевлением. Эдмунд подобрался при ее приближении, бледно порадовавшись в душе, что виконтесса решила подойти даже после инцидента на охоте.
   - Рад видеть вас среди своих гостей, - даже не соврал он, поцеловав протянутую руку, чуть дольше, чем того требовали приличия, и улыбнулся, как если бы повод их встречи действительно был торжественным и праздничным. Совсем как на Дне Моря.
   Печаль девушки читалась в ее глазах, и фон Лойте хотелось сказать, чтобы она не принимала все так близко к сердцу. В конце концов, это не ее отца лишили всех титулов и отправили в изгнание, из которого тот не вернется. Но бросить подобного он не решался. Вместо этого маркграф заговорил о другом.
   - Надеюсь, вам понравится здесь сегодня. О лучшем вине и закусках я не преувеличивал. Хотите апельсин или паштет из креветки? Или может быть что-то более основательное? Есть мясо перепела с моченым персиком, аверенская ветчина  и настоящий эстанский хамон.

+1

26

[indent] Инцидент, произошедший на охоте сейчас казался событием ничего не значащим, медной монетой в темноте иль по незнанию принятым за червонное золото. Как мог сравниться несчастный случай с хорошо спланированным преступлением? Впрочем, в том, что оно было таковым фон Эйстир все еще сомневалась, но горе, которое, должно быть, испытывал новоиспеченный маркграф было несомненным и ни в чем не могло сравниться с тем, что чувствовала она сама, глядя как несчастное животное выбивается из сил, пытаясь пересечь пруд и выбраться на противоположный берег. Келлен мягко сжала ладонь фон Лойте, пытаясь передать в этом жесте всё, что не могло быть сказано вслух.
[indent] - Я рада видеть Вас в добром здравии, Ваше сиятельство, - грустная улыбка едва заметно тронула уголки губ и растаяла миражом. Келлен не удивляло отсутствие того пожирающего изнутри отчаяния, которое бывает на похоронах, которое поселяется надолго в сердцах и душах тех, кто понимает, что ничего изменить уже нельзя, равно как и возвратить утраченные моменты, сказать то, что должно быть сказано. Не единожды она видела, как спокойно принимают смерть люди, не понимая еще, что это означает. Отчаяние и страх, равно как и слезы зачастую приходят позднее. Быть может, маркграф все еще волен что-то изменить? Рассказы о явствах лишь больше подтверждали последние мысли виконтессы и робкая улыбка тронула ее губы, вселяя надежду в то, что то, что должно быть исправлено, непременно будет.
[indent] - Благодарю Вас, милорд, я не голодна, - девушка отпустила руку, которую до сих незаметно для себя удерживала и отступила на шаг, краснея, - Прошу прощения. Я переживала и… у Вас рука горячая. Вы не больны?
[indent] Смена темы разговора показалась виконтессе Эмайн Ард лучшим решением избежать неловких объяснений.

+2

27

[indent] Лихорадочное веселье этого вечера, бурно плескающееся в бокалы дорогим игристым, звенящее струнами и переливающееся камнями, давило на Хельберта, как и душный воздух переполненной залы. С точки зрения закона, порядка и традиций всё было верно и более чем празднично, новый титул маркграфа, казнь государственного преступника, поздравления, новые связи, но принимать участия в этой показательных симпатии и безразличии он не желал. А надо было, долг наследника обязывал блистать лицом и улыбкой. Но первый и самый главный свой долг он уже исполнил, гостем пришёл, хозяевам вечера положенное отдал, и некому будет потом распускать сплетни, что сын герцога фон Ангелара не проявил должное почтение, а, значит, может быть не так лоялен к власти Эмеанов, которую отец старательно выстраивает и опекает.
[indent] Тонкую иронию леди Сафир, если, конечно, она не говорила вполне серьёзно, он оценил, едва заметно усмехнувшись. Впрочем, пафосность вечера преодпределяла и пафосность произносимых слов, а в них, как ни крути, доля правды была. Корона Анхальса однажды перейдёт в его руки, Эйрис получит в управление Улвен, вот только с Эйзеном Лойте замахнулись через чур широко. Отождествлять себя с герцогством, не имя на то прав, было весьма и весьма дерзко, будь на его месте кто-то другой, эти слова не преминули бы донести до ушей герцогини эр Амар. Но Хельберт склонен был считать это  попыткой усталого человека выдержать лицо и осанку, вряд ли виконтессе фон Лойте тоже досталась черта её брата считать себя центром вселенной. По крайней мере, хотелось в это верить.
На уход фон Ревейна он ответил лёгким кивком, прощаться смысла нет, они ещё увидятся, и, быть может, успеют переговорить в менее напряжённой обстановке.
[indent] - Вы правы, миледи, единение, это именно то, к чему нам нужно стремиться, вопреки прошлым и нынешним разногласиям. На этом зиждется мир в Империи, - с понимающей полуулыбкой кивнул Хельберт, пригубив, в свою очередь, из своего бокала. - Возможно, для этого потребуется больше времени, сил, а, для некоторых, и уступок, чтобы прийти к согласию, но, несомненно, однажды мы к нему придём, - он символически отсалютовал бокалом.
[indent] - Не смею больше задерживать хозяйку этого прекрасного вечера, надеюсь, нам ещё выпадет сегодня возможность поговорить. А пока надеюсь воспользоваться вашим гостеприимством, говорят, у вас подают прекрасные свежие устрицы! - он с поклоном отстранился на шаг.
[indent] - Маркиза, весьма рад нашей встрече, надеюсь, этот вечер будет вам по нраву! - склонив голову, он развернулся, и смешался с остальными гостями.
[indent] Пожалуй, леди Серен была единственной, кого он был искренне рад здесь видеть, её интересы были просты, понятны, и далеки от политики. К тому же, её быстрый игривый взгляд, мимолётное касание пальцев, румянец, вспыхнувший на щеках, говорили о том, что и она рада столь внезапной встрече. А значит, ожидание у стола в прекрасными устрицами, которые столь живописно расписывал Хельберту старый знакомый его отца, барон эп Фрерре, будет недолгим.

+2

28

[indent] Юная фон Эйстир так же не спешила расторгать прикосновение, передав через него свою немую поддержку. Жест окрылял и дарил надежду, что недавний инцидент будет забыт. Что ж если для этой перемены в своенравном девичьем сердце требовалась казнь Эрвена, то так тому и быть. Своим уходом отец лишь больше повернул все к лучшему.
   Эдмунд не сожалел, он расставался со своим воспитателем легко, сознавая, что тот более уже ничему не сможет его научить. Пик славы и величия фон Лойте пришелся на императорские выборы. Но все связи, вся слава, весь изворотливый ум не привели Эрвена к трону. Это был его шанс, до которого бывшему маркграфу не хватило всех имеющихся ресурсов, чтобы дотянутся. Дальше все катилось только вниз, и Эдмунд не стал этому препятствовать. Семье нужна была новая кровь и новый взгляд на меняющийся мир. И потому чувства, окружающие нового лорда Фромм были далеки от смятения и подавленности.
   - Это же совсем не для утоления голода, - снисходительно принял отказ фон Лойте, наблюдая, как легко заливается румянцем его собеседница, будто их легкий разговор перешагивал нормы приличий. Эта непосредственность подкупала. Девушки, вращающиеся в столичных кругах и приближенные к герцогским домам, давно растеряли эту природную диковатость, выдававшую нежность первородной души. – Это лишь для услады. Баловство вкуса. Но не настаиваю. Переживать совсем не стоило. Поводов к тому совершенно нет, - Эдмунд улыбнулся вновь. – Этот вечер – праздничный вечер. И я вполне здоров. Это ваши руки отчего-то холодны. Может быть мне распорядиться подать вам что-нибудь горячее?

+3

29

В ответ на слова леди фон Лойте Серен лишь улыбнулась чуть шире и благодарно взмахнула ресницами, с достоинством чуть склонив голову в изящном кивке.
- Пусть так, но сегодня все внимание должно и будет приковано к вам, миледи. - маркиза отпустила ее ладонь и подхватила бокал у одного из слуг.
- Единение поможет выстоять при любых невзгодах. Важно то, чтобы оно было всегда, а не только в острые моменты свершения истории, - веско отметила девушка и заметила, что ее брат собирается отойти. Выражение Эйриса заставило маркизу чуть сморщить лоб, а улыбку и вовсе пропасть. Да, она непременно была согласна с братом в его высказывании и в меткой брошенной фразе, но ах, для утонченного слуха леди Серен оно было слишком грубым и более того - простонародным. Простота брата ее еле заметно огорчила, но все же маркиза предпочла еще на какое-то время остаться подле леди фон Лойте.
- Маркиз, - леди Серен отозвалась на слова Хельберта легким кивком и милой улыбкой, которую, впрочем, не задержала дольше секунды.
- Пусть и ваш вечер пройдет приятно, что, несомненно удастся при таком уровне гостеприимства. - маркиз Анхальса ушел, оставив леди фон Ревейн легкую зацепку о своем будущем местонахождении. Серен могла бы немедленно отправиться за ним, но в ней было куда больше приличий, чем в Эйрисе и потому она предпочла задержаться еще на пару коротких фраз.
- Я прошу извинить моего брата, миледи, порой он слишком откровенно высказывает свои мысли не в самое уместное время. - небольшая сердитая складочка снова появилась на гладком лбу маркизы, но лишь на пару секунд. Она перехватила бокал с вином и чуть пригубила его.
- Но вместе с тем должна сказать, что он решился произнести то, что не решилась выразить словами я, потому я не стану осуждать его за все это. Я уверена, что вы сможете выдержать этот вечер , миледи, самое страшное сейчас уже ушло, осталось не так много. И, думаю, я была бы рада встретиться с вами снова, а если этого не получится до нашего отъезда - то буду признательна получать известия о ваших делах в переписке. У вас все обязательно будет хорошо, миледи. Ну а теперь и я не стану задерживать вас и красть у ваших гостей, но думаю, мы с вами еще увидимся сегодня. - Серен улыбнулась ободряющей улыбкой, что на миг осветила ее лицо и кивнула в вежливом прощальном жесте.
Брата обнаружить сразу не удалось и на какое-то время леди фон Ревейн ощутила себя без поддержки, которую давал ей Эйрис, который словно тень и вторая половина почти всегда был рядом. Однако же, Серен едва ли показала себя испуганно. С высоко поднятой головой, изящной и плавной походкой она подошла к столу с устрицами, где уже находился маркиз фон Ангелар.
- Эти устрицы действительно так хороши, как о них говорят? - мелодичный голос прорвался среди общего гомона голосов и сладкой нотой вошел в слух лорда Хельберта, а в темных глазах, что смотрели на него из-под длинных ресниц уже не было ни тени страха или смущения.
- Милорд... - ив  этом слове все чувство. Легкое придыхание, блеск в глазах и неконтролируемо сорвавшийся легкий выдох. При таком количестве народа близость маркиза пьянила ее еще больше от той невозможности побыть рядом именно тогда, когда больше всего хочется это сделать.

офф: продолжение здесь

Отредактировано Серен фон Ревейн (20-10-2017 21:08:25)

+2

30

[indent] Внезапная радость от встречи, в которой Келлен даже самой себе боялась признаться, искренне полагая это не более, чем сочувствием к тому, кто пал жертвой если не страшной ошибки, то ужасающего произвола короны и подчиняющихся ей ведомств. Она, несомненно, была рада видеть нового маркграфа несломленным, несмотря на обстоятельства, в которые он попал.
[indent] Слова, сказанные милордом Эдмундом не далее как несколько дней назад не отпускали, заставляя видеть во всем двойное дно - за уверениями маркграфа о празднестве она видела сарказм, но отчего-то не чувствовала его в эмоциях, что рождало раздвоенность сознания и лишь больше запутывало девушку. Быть может, фон Лойте узнал новые факты? Или и в самом деле нашел способ изменить предначертанный дипломатическим корпусом и короной ход событий? Келлен подняла взор, вглядываясь в глаза собеседника, словно там были написаны ответы на все ее вопросы.
[indent] - Я помню то, что Вы сказали тогда в саду, милорд, - шепотом сказала виконтесса, но тема тут же показалась ей слишком удручающей, словно она ковырялась в не успевшей зарубцеваться ране и она тут же поспешила ее сменить, - Ваши собаки так чудесно игривы.
Келлен улыбнулась приятным воспоминаниям и качнулась с пяток на носки, пряча мерзнущие отчего-то руки в складки платья.
[indent] - Вы разрешите мне еще поиграть с ними?
[indent] Она должна была держаться подальше от фон Лойте после слов, брошенных Сафир. Юная виконтесса Фромм плела изящные кружева, вплетая тонкие нити правды в пряди лжи различных оттенков и все же в некоторых моментах она была права, но разве могла об этом думать сейчас фон Эйстир, сочувствие (да, именно сочувствие) было столь велико и поддержка маркрафу столь необходима, что Келлен сказала это, не задумываясь о последствиях и лишь спустя мгновения добавила:
[indent] - Простите, у Вас наверняка множество дел, связанных с новым титулом.
[indent] И необходимо время для осознания произошедшего, - добавила она мысленно, все еще до конца не веря в то, что случившиеся может быть как-либо исправлено.

+1

31

[indent] Эдмунд вновь улыбнулся. Посеянное зерно взошло сомнениями, и именно эта критичность виконтессы к ситуации радовала его. Несмотря на близость Верена к фон Эйстирам, его влияние на юный ум не проглядывало, и маркграф чувствовал себя единоличным властителем чужих мыслей. Леди Келлен не относилась к тем фигурам на политической доске, которые могли бы на что-то ощутимо повлиять, в ее тонких ручках не было ничего весомого, она была лишь сестрой своего брата, но фон Лойте был рад иметь такого сторонника среди всех золотых имен.
   - Мои собаки будут рады видеть вас в любое время. И я вместе с ними, - заверил он. – Поверьте, даже среди множественных дел, я всегда найду время для желанного гостя. Ваш визит не будет обременением. Прошу лишь предупреждать о нем, чтобы не томить вас вынужденным ожиданием.
   Улыбка, все никак не сходившая с губ Эдмунда, вдруг заметно померкла, а взгляд устремился много дальше собеседницы, за ее плечо. Там в отдалении у одного из столиков игриво ворковали маркиза Улвенская и маркиз Файбрукс. Недовольство проскользнуло в эмоциях фон Лойте: по одним только жестам и взглядам было понятно, что этот разговор откровенно выходит за рамки официального, а это мешало маркграфу аккуратно расставленные фигуры. Семейство Ревейнов было хорошим козырем для Эйзена, и никак не предполагало комплектом лояльности Анхальсу, в любом из его возможных проявлений. Слухи о том, что леди Серен прочат в жены Анхальскому выскочке ходили давно, но в интересах фон Лойте им лучше было оставаться слухами.
   - Прошу меня простить, - склонил голову маркграф перед юной фон Эйстир. – Сейчас мне, увы, необходимо выказать внимание и другим гостям. Надеюсь на нашу скорую встречу.
   Оставив леди Келлен, Эдмунд подозвал к себе одного из служек и велел ему найти дело поближе к столику с устрицами, чтобы принести после обрывки чужой беседы.

+2

32

[indent] - Непременно, Ваше сиятельство, - Келлен счастливо улыбнулась, - Предыдущие визиты не были запланированы заранее. Прошу меня простить, что не смогла вернуть Вам рог лично, но Ваша сестра была так любезна, что согласилась его передать.
[indent] Воспоминания о Сафир неприятно царапнули, но Келлен, радостная от того, что маркграф улыбается и считает ее желанной гостьей, тут же отступили, тихонько поскуливая.
[indent] Померкшая улыбка и недовольство, поднимающееся в душе собеседника не ускользнули от внимания виконтессы - Келлен удивленно оглянулась через плечо, ожидая увидеть за спиной Верена или, на худой конец, канцлера, подписавшего приказ о гражданской казни и лишении всех титулов Эрвена фон Лойте, но наткнулась на ведущую оживленную беседу парочку. Келлен, как и многие, не могла не слышать ходивших вокруг фон Ангелара слухов, но не думала, что их подтверждение, равно как и свидетельство слов, брошенных леди Сафир найдется так скоро. Зачем, милостивые супруги, она забыла о гордости?
[indent] - Не смею больше отнимать Ваше время, маркграф, - еле сдерживаемой за тонкой пленкой льда быстрой речушкой звенел голос виконтессы. Ревность сжимала сердце крепкими тисками холодных лап. Что еще из сказанного сестрой фон Лойте было правдой? Хадданейка? Хаген? Слабость сковала движения и фон Эйстир присела в реверансе изломанной куклой, руководимой неопытным кукловодом, после чего спешно покинула поместье фон Лойте.

+2


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Отыгранное » Непоправима только смерть [C]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC