Рейнс: Новая империя

Объявление

Навигация
О проекте Гид по матчасти Карта мира Сюжетные события Персонажи в игре Внешности Нужные персонажи
Объявления
ACHTUNG! На форуме сюжетное обновление — выложен сюжетный зачин для новых сюжетных веток, в этот раз они охватят Эстанес, Лигу и острова. Ознакомиться можно здесь. Кроме того, теперь есть возможность играть в июле.
NEU! Дорогие гости и жители Рейнса! Мы празднуем двухлетний юбилей форума, в честь чего полностью обновили дизайн. Не за горами новые сюжеты, акции, etc. Не проходим мимо!
ACHTUNG! Форум перешел с системы активного мастеринга на систему смешанного мастеринга. Будьте бдительны.
В Игре
июнь-июль 1558 года от Великого Плавания

Кажется, все уже не столь и страшно, по крайней мере, для Иверии: император пришел с войсками, у генерала Хольца есть план. Виден свет в конце этого туннеля. В столице же напротив, все самое веселое только начинается: инквизиция берет город под контроль, малефики продолжают наводить на всех ужас, а их лидер, кажется, не знает, как это остановить. Что касается севера, то там, кажется, пока затишье... но надолго ли?
А тут еще и южные соседи подкинули дров в и без того яркий костер — в Эстанесе государственный переворот и раскол внутри правящей семьи, у которого могут быть далеко идущие последствия, и это все на фоне смерти старейшего из владык Рокского моря, Гвиннэ ап Ллевеллина, что означает и для Лиги период перемен.
В общем, все как обычно..


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Отыгранное » un astuto plan


un astuto plan

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Время:
ранняя весна 1544 года
Место:
Корвола, Империя Эстанес
Погода:
не жарко и не холодно
Участники:
Адриан Собраре и Мария Мерседес де Берги Санчес
Описание:
Граф де Берги умер после длительной болезни, не успев заключить помолвку своей старшей дочери. Тем не менее,  графском семействе не все так гладко, как хотелось бы: деньги тают на глазах, а родные люди становятся все дальше друг от друга...
Вот именно в этой ситуации собирается разыграть свой пасьянс сын банкира Собраре, отец которого не просто так велел своему старшему сыну подружиться с наследником графского титула.

Отредактировано Мерседес де Собраре (02-10-2017 16:33:53)

0

2

Тот день, когда началась эта история не обещал быть каким-то особенным... по крайней мере для сеньора Собраре и его супруги, не запланировавших каких-либо важных дел или визитов. А вот у их старшего сына было кое-что намечено, причем он был намерен во что бы то ни стало добиться успеха - как говорили древние, "со щитом или на щите". Впрочем, для внесения ясности стоит сделать небольшое лирическое отступление и рассказать обо всем по порядку?
Примерно полтора месяца назад или около того, отец Адриана пригласил его в свой кабинет для очень важной беседы и в своей привычной приказной манере посоветовал ему завести более близкое знакомство со старшим сыном графа Берги. По правде говоря, Адриан понятия не имел, зачем это нужно... ведь старый граф давно уже лишился прежнего богатства своей семьи и теперь жил весьма скромно и к тому же продал несколько своих земельных наделов старшему Собраре. Это было неплохим приобретением, особенно если учитывать тот факт, что хитрец-банкир приобрел их гораздо дешевле истинной стоимости - но старый граф вынужден был согласится с ценой сеньора Луиса, чтобы иметь возможность хоть как-то удержаться на плаву. Учитывая все вышесказанное, Адриан не совсем понимал, зачем ему дружить с Лауреано де Берги, у которого фактически не было ничего за душой, кроме родового имени и фамильной спеси. Этот молодой человек продолжал себя вести так, словно его семейство до сих пор было одним из богатейших в столице...
-Лауреано принадлежит к старинному и очень знатному роду, сын... и несмотря на финансовые затруднения его семьи, перед ним по-прежнему открыты двери всех влиятельных и знатных домов. -многозначительно произнес сеньор Луис, пригласив своего сына присесть перед своим рабочим столом. -Благодаря ему и тебя станут воспринимать иначе, так что сделай как я говорю. Стань другом молодому виконту, выручай из затруднений и ты увидишь что будет.
Адриан не стал спорить с отцом и как всегда в точности исполнил его волю. В одном, отец все же был прав - местная знать продолжала воспринимать семейство Собраре как этаких выскочек, что пытались всеми силами пролезть в высшее общество столицы. Торгаши, в недавнем прошлом ростовщики... и не более того? По правде говоря, Адриана не слишком волновало что болтали на светских приема чопорные и гордые господа, имевшие собственные гербы и богатую родословную, словно породистые борзые - когда они нуждались в финансовой помощи, то обычно пели сеньору Луису Франсиско совершенно иные песни. Но... как и любому человеку, добившемуся значительных успехов, отцу Адриана конечно же хотелось уважения и его можно было заполучить, расположив к себе отпрысков знатных семей.
Честно признаться, поначалу Адриану было чертовски скучно общаться с молодым виконтом, ведь того занимали лишь развлечения. Но все изменилось самым волшебным образом, когда Лауреано как-то раз пригласил младшего Собраре в свой дом и представил своему отцу и младшим сестрам.
Наверное, именно с этого самого момента сыну банкира и суждено было потерять покой? Его украла темноглазая красавица с гордой осанкой, чей взгляд сразу и навсегда запал Адриану Собраре в душу. Только увидев Мерседес, он сразу решил, что она должна принадлежать ему и неважно, что ее старик-отец уже успел найти ей подходящего жениха из числа людей своего круга. Ради такой девушки стоило пойти на что угодно и Адриан прекрасно понимал, что не получит ее, если не прибегнет к хитрости и не придумает подходящий план как ее заполучить...
Но, вернемся к утру того самого дня, когда сеньора Эсперанца решила зайти в комнату своего старшего сына и застала его за сборами. Как и всегда, Адриан выбрал очень скромную и строгую одежду черного цвета, с одним лишь светлым пятном, что позволялось эстанской модой - белоснежным воротником-стойкой его рубашки.
-Ты куда-то уходишь, сынок? -поинтересовалась женщина и узнав что сын пойдет на погребальную службу по старому графу де Берги, сочувственно кивнула головой. -Передай соболезнования сеньору Лауреано и его сестрам и от нас с отцом... это тяжелая утрата...
-Обязательно, матушка, -кивнул Адриан, прихватив свой плащ и головной убор. -Я уверен, что эти добрые слова обязательно принесут утешение моему доброму другу.
Направившись в собор, Собраре меньше всего думал о тяжелой утрате Лауреано... в данный момент времени его мысли занимал совершенно иной вопрос. Скоропостижно скончавшись, старый граф не успел заключить помолвку Мерседес с одним из сыновей местных аристократов и это значило, что Адриан сумеет выиграть желанный приз, если верно разыграет свои карты. В этом ему должен был помочь верный слуга - пройдоха, каких свет еще не видел, которому младший Собраре пару лет назад спас жизнь и приютил под крышей своего дома. С того самого момента, Мигель стал выполнять различные поручения Адриана и не раз доказал что ему можно доверить любой секрет.
-Я проследил за молодым графом как вы приказали.., -сообщил слуга, подойдя к Адриану уже в соборе. -Вместо того чтобы скорбеть по покойному отцу, он вчера навестил одно веселое заведение на окраине города. Там собираются все любители карточных игр и сеньор граф не отстает от них. Правда пока что он играет очень аккуратно и не позволяет себе влезать в большие долги.
-Это неудивительно... ведь в этом случае, ему придется увеличить сумму долга моей семье, -усмехнулся Адриан. -Найди такого человека, что сумеет заставить его проиграться в пух и прах - скажи что я озолочу его и не поскуплюсь на награду. Лауреано должен начать занимать у меня крупные суммы...
-Как скажете, сеньор. У меня есть на примете один "умелец".., -ответил Мигель и покинул собор, в то время как Собраре нашел себе подходящее место, откуда было хорошо видно Лауреано и его сестер - в отличии от своего братца, обе юные дамы были убиты горем и не могли смотреть на накрытый темным полотном гроб их отца, что стоял сейчас на возвышении, без слез.
-Примите самые искренние соболезнования, граф - от меня и моей семьи, -произнес Адриан, когда служба закончилась и настала пора поддержать семью усопшего. -Я молился и надеялся, что ваш отец поправится... это поистине тяжелая и невосполнимая утрата.
-Благодарю, мой друг... все произошло слишком внезапно, -вздохнул Лауреано. -Я тоже надеялся, что отец оправится от болезни. Он так мечтал увидеть свадьбу Мерседес...
И он ее увидит... скорее чем ты думаешь, -подумалось Адриану, после чего он положил в ладонь молодого графа увесистый замшевый мешочек с золотыми. -Позвольте мне разделить бремя вашей утраты, как и подобает верному другу? Ваш отец достоин того чтобы устроить достойный поминальный ужин для тех кто его знал и любил. Поэтому я не приму вашего отказа в моей помощи, так и знайте.
-Что я могу сказать? -вновь картинно вздохнул Лауреано... перед тем как убрать деньги. -Мы будем очень рады видеть вас на ужине сегодня вечером, Адриан. Мои дорогие сестры тоже от всей души приглашают вас.
-Это большая честь для меня, -ответил Собраре, прежде чем откланяться. Мерседес едва взглянула на него и подобным взглядом, наверное можно было обратить в соляной столп любого наглеца кто посмел бы мечтать о ней - но только не упрямца Адриана. Он уже заранее предвкушал, насколько интересно будет заставить эту гордячку покориться и решил познакомиться с ней поближе во время ужина нынче вечером. -Я не прощаюсь, потому как мы увидимся вечером.
Ну что же, Мигель - теперь ход за тобой. Надеюсь, что ты сделаешь все как надо, чтобы господин граф проиграл все до последнего гроша, -усмехнулся про себя Собраре, направившись домой. У него были кое-какие важные дела, которые можно было успеть доделать до наступления вечера, чтобы осуществить свою коварную задумку.

+1

3

Мы можем долго и упорно готовить себя к мысли о том, что потерять родного человека, который был нежно любим своими детьми, рано или поздно покинет этот бренный мир, однако никогда не наступит тот день, когда реальность будет ужасать. Впрочем, так ли ужасала сама смерть отца Мерседес? Девушка прекрасно помнила учение церкви о том, что такой исход ожидает на каждого человека, ибо он смертен и ничто не вечно в этой жизни. Но все-таки в тот самый день, когда глаза графа де Берги окончательно закрылись и он испустил свой последний дух, горечи его старшей дочери не было предела. И не смотря на то, что она прекрасно понимала, что  каждый новый день, прожитый ее отцом, был полным боли и беспамятства, которого он лишился в тот самый день, когда закрыл глаза и, как хотелось ей надеяться, нашел покой в той жизни.  Быть может, так даже было лучше? Человек перестал мучиться и встретится наконец-то со своей любимой и обожаемой супругой, которая покинула его преждевременно, ведь он не только не забыл ее, но и не пытался заменить ее в своем сердце кем-нибудь другим, не женившись до конца своих дней. Впрочем, осознание того, что отец больше не спросит о том, хорошо ли постаралась на своих занятиях шитьем Мерседес, заслужила ли она свою конную прогулку в сопровождении брата, наносило не поправимую боль на сердце молодой девушки. Больше ведь отец даже не посмотрит на нее, и старшая дочь графа не могла сдержать слез, когда она опустилась перед смертным ложем своего отца на колени, не жалея слез, которые будут не уместны в присутствии посторонних особ, которые соберутся на погребальную мессу в храме столицы.
Сейчас Мерседес, конечно же, меньше всего заботилась о том, что скажут ее многочисленные аристократы-друзья, которые покорно придут высказать свои сожаления по причине кончины уважаемого в городе и Империи человека, хотя на деле многие из них будут рады тому, что в еще одной графской семье сменилось поколение. Получить титул своих предков – это ли не самое желаемое для алчных детей своих отцов? Сеньорита видела, как блестели глаза ее старшего и единственного брата, который вместе с ней скорбел об утрате отца, не желая замечать и осознавать в полной мере, насколько жадным к подобной власти был ее любимый старший брат. Любовь все-таки ослепляет. Она делает людей глупцами, заставляя смотреть через узкую щель сердцевины замочной скважины. Впрочем, как не заботили Мерседес все ее сомнения по поводу брата, ее не заботили даже любимые украшения, которые девушка любила надевать на себя и любоваться перед зеркалом, представляя себя не просто дочерью графа или знатной сеньорой, внимания которого хотели бы добиваться многие из молодых людей столицы. Так что, одевшись в черное этим днем, дочь покойного графа мельком взглянула на свое отражение в зеркале, что было прикрыто тонкой прозрачной тканью по древнему обычаю, согласно которому все зеркала покрывались в доме усопшего, пока он не был отпет в церкви. Она не спала почти всю ночь, прикрыв глаза лишь перед рассветом, когда сил бороться со сном уже не оставалось. Нарушив правило, темноволосая девушка оценила старания своей служанки, что ловко собрала ее длинные густые локоны в причудливую прическу. До этого бедняжка очень осторожно старалась расчесать спутанные между собой густые волосы сеньориты, что не могла оценить ее стараний в должной мере. Отойдя от зеркала подальше, Мерседес подумала о том, что все-таки ей не нужно было поддаваться соблазну мгновения. Знала, что несчастье может случиться с тем, кто нарушает предписания, оставшиеся им от предков. Поэтому дорогой до парадного зала своего дома, она произнесла короткую молитву, что должна была ее защитить от всего злого и лукавого…
Но защитит ли? О, если бы она знала, какие краски сгущала сама госпожа Судьба!
Впрочем, ей было совершенно не до этого. Стараясь держать себя в руках на людях и в церкви, осиротевшая Мерседес поддерживала свою младшую сестру, что была куда более откровенна в своих эмоциях, за что она ее пару раз тихо порицала:
- Не плачь так сильно, моя дорогая. Будь сильной, - говорила она, тихо наклонившись к уху темноволосой девушки, что держала ее за руку, словно утопавший держится за соломинку. В конечном счете, они обе знали, что на них ждет не завидная участь, пусть и надеялись на то, что брат не поддастся соблазну, выгодно выдать замуж своих сестер за кого попало, лишь бы пополнить семейную сокровищницу золотыми монетами.
Впрочем, как не сложно догадаться, в тот момент, когда к ним на выходе из церкви подошел один из новоявленных друзей Лауреано, девушка едва сдержалась, чтобы промолчать – ее покоробило от одного только жеста этого выскочки-богача, семья которого наживалась на трудностях таких людей, как они. Но, что было значительно хуже, так это тот факт, что новоявленный граф де Берги быстро принял предложенный ему кошель с деньгами, за что Мерседес собиралась ему высказать все, что она думала, едва они отошли немногим в сторону.
- Не стоило брать этих денег, брат, - последовав за братом, что провожал своих сестер к карете, на которой их и должны были доставить в их опустевший дом, решительно произнесла Мерседес. – Ты знаешь, что наш отец сожалел о том, что решил продать наши наделы земли его отцу. Да и с каких это пор банкиры дают деньги просто так? – склонив голову на бок, дерзнула заметить девушка.
- Молчи, женщина! Знай свое место и больше никогда не смей меня учить! – сквозь зубы процедил молодой граф, который даже не подумал искать подвоха от своего нового друга. Конечно, Адриан не разделял его увлечения азартными играми, но у него всегда находились деньжата на ту или иную ставку. Еще один кошель денег ничего не изменит в их дружбе, где Собраре выступал в качестве спонсора веселья, а сам Лауреано де Берги – его знатоком. – Езжайте домой и приготовьтесь к ужину, чтобы мы достойно почтили память нашего отца. В нашем доме соберутся все его друзья, - добавил категорично молодой граф, велев сестрам жестом садиться в карету, пока он сам решил задержаться в центре и уладить кое-какие дела.

+1

4

Вернувшись домой, Собраре занялся неотложными делами - у него было назначено несколько неотложных встреч с городскими торговцами, которым его отец согласился дать займы. И нынче ничего не могло испортить настроения банкира, ведь он был близок к исполнению своей мечты как никогда в жизни. Все складывалось более чем удачно, не правда ли? Смерть старика де Берги развязывала руки Адриану, ведь больше некому было одернуть старину Лауреано в его стремлении развлекать себя любимого всеми возможными способами. Закончив первую встречу, Собраре подошел к большому окованному железом сундуку, что стоял в кабинете у его отца и достал еще пару мешочков с деньгами для своего лучшего друга. Надо полагать, уже к вечеру Лауреано истратит большую часть того что получил в церкви и ему нужно будет еще для веселого продолжения - уже после поминального ужина. Надо полагать, молодой граф не откажет себе в радости вновь посетить то самое развеселое заведение, о котором говорил Мигель?
Сомневаюсь, что Лауреано будет соблюдать траур.., -усмехнулся про себя Собраре. -И надо бы подтолкнуть его к правильному решению?
Завершив все свои дела, Адриан не спеша собрался и поехал в хорошо знакомый ему дом - когда-то один из самых богатых и блистательных в Корволе. Сейчас же семейство покойного графа жило более чем скромно, на те самые деньги которые глава семейства получил с продажи плодородных земельных наделов. Собраре хорошо знал, что финансы рано или поздно имеют обыкновение заканчиваться... особенно если люди не умеют экономить и жить по средствам. Но хитрецу-банкиру это было на руку и он не собирался отказываться от своего коварного плана, так что не откладывая дела в долгий ящик, Адриан (как и полагалось хорошему другу) приехал в дом семейства Берги раньше всех прочих гостей.
Лауреано должен был приехать с минуты на минуту, так что первой Собраре встретила его самая младшая сестрица - тоже красивая и неглупая девушка, совершенно непохожая на тех девиц что ему приходилось видеть на различных светских приемах. Адриан уже успел узнать, что старый граф уделял много внимания образованию своих любимых дочерей, не сводя его до принятого в обществе минимума, не способного навредить слабому женскому мозгу (как порой говорили некоторые мужчины). Кроме домашних обязанностей Мерседес и Мариана изучали различные науки и занимались музыкой наравне со своим старшим братцем. Кроме того, сеньорита Мерседес была весьма острой на язык, что отпугивало потенциальных женихов из благородных семейств - кому понравится, если жена будет намного умнее?
-Добрый вечер, сеньор Собраре, -поприветствовала гостя Мариана. -Я сердечно благодарю вас за доброе участие и поддержу в нашем горе... прошу вас - присаживайтесь? Мой брат должен вот-вот вернутся из города, а сестра сейчас спустится. Надеюсь, ваши близкие здоровы?
-Благодарю вас, у них все хорошо, -как и полагалось, ответил Адриан, присев напротив девушки. -Я буду счастлив, если мне удастся снять хотя бы часть бремени печальной утраты с ваших плеч.
-Моя семья очень благодарна вам за это, -позволила себе грустно улыбнуться Мариана, поднявшись со своего кресла, когда в гостиную вошла ее старшая сестра. -Прошу меня извинить, сеньор Собраре, но мне нужно заглянуть на кухню и проверить все ли готово к приходу добрых друзей, что желают быть вместе с нами в эти нелегкие часы. Мерседес, ты составишь компанию нашему гостю?
Адриан хитро улыбнулся, увидев прелестную гордячку, красоты которой нисколько не портило простое черное платье. Сеньорита Мерседес была весьма желанным призом для любого знатного мужчины... и наверняка даже и не предполагала что один предприимчивый банкир твердо решил заполучить ее руку.
-У нас с вами не было возможности поговорить, сеньорита Мерседес... но поверьте мне, я искренне скорблю о вашем отце. Он был достойным и добрым человеком, -произнес Собраре, подойдя к прелестной девушке. -Что если я предложу вам немного прогуляться до ужина в моей компании? Я уже несколько раз бывал в вашем гостеприимном доме, но так и не видел сада. Вы окажете мне такую честь?
По сути дела у старшей дочери покойного графа не было выбора - отказать гостю она не могла, ведь он считался хорошим другом ее братца и был принят в доме еще ее отцом. Поэтому ей пришлось опереться на предложенную руку хитрого банкира и пойти с ним в сад...
-Давайте поговорим начистоту? -предложил Адриан, после того как прошелся вместе со своей спутницей по лабиринту из аккуратно подстриженных кустов и оказался в самом его центре, где располагался небольшой но очень красивый фонтан. -Я ведь не нравлюсь вам, верно? И даже более того... уверен, что вам не нравится моя дружба с Лауреано, не так ли? Давайте отбросим светские условности.

+1

5

- Мы примем всех друзей семьи достойно, как и полагается. Не сомневайся, - прежде чем подобрать юбку своего пышного платья, категорично произнесла девушка своему брату, который только подал каждой из них руки, сопровождая вовнутрь кареты, кучеру которой он лично дал указание доставить его любимых сестер домой.
Внутри кареты царила несколько тяготящая тишина, ведь каждая из сестер была занята своими собственными мыслями о невеселом. Впрочем, что могли еще обсуждать обе девушки, потерявшие своего любимого и доброго отца, который был единственной их надеждой на лучшее будущее, надежды на которое таяли на глазах? Уж точно не погоду в Корволе сегодня, которая не радовала привычным теплом, а лишь приятной и редкостной свежестью, витавшей в воздухе столицы. Тем не менее, Мариана не выдержала этой тишины, царившей между ними, которую нарушал размеренный стук копыт пары лошадей, которыми была запряжена их карета, постепенно приближавшая их к месту назначения. Младшая из сестер, тихо вздохнула, взяв руку старшей сестры в свои руки…
- Ему тоже не просто, - тихо обратилась она к Мерседес, говоря об их брате, возглавившему их семью.
- Если так посмотреть, то ему всегда было не просто: не просто было учиться, не просто было слушать отца, - ответила старшая из двух темноволосых девушек, осекшись на полуслове, но не замолчавшая от этого. – Нам всем не просто, Мари. Мы все потеряли отца, но разве ты не видишь, что он даже не старается делать вид, будто он скорбит? – поджав губы, спросила она у сестры. – Я не спала почти всю ночь и знаю, когда пришел наш брат домой. Где-то развлекался всю ночь, даже не пробыл у тела отца и битого часа, - с долей сожаления и хорошей порцией разочарования добавила дочь графа.
- Каждый справляется со своим горем по-своему, - разумно заметила более мягкая и добрая натура младшей дочери графа. – Мы не должны отворачиваться друг от друга, особенно сейчас, ведь мы – это все, что есть друг у друга. Не золото, не фамильные ценности и не друзья, - продолжила девушка, с чем Мерседес было сложно не согласиться. – Ты знаешь, что Лауреано было всегда сложно соответствовать высоким требованиям нашего отца. Тем более, когда он так любил похвалить тебя перед ним. Это всегда обижало его, - добавила девушка, прежде чем Мерседес вынуждена была признать, что была очень требовательной к своему старшему брату. Вообще, ей было о чем задуматься: она хотела, чтобы ее брат был таким же добрым, но категоричным к себе в первую очередь человеком, который заботился бы о своей семье, а не только о себе самому. Однако она забыла, что Лауреано был далеко не идеальным, и отнюдь не похожим на их любимого отца, которого было не вернуть. Увы, но ее старший брат не обладал теми качествами наследника титула, в котором даже отец не был уверен полностью. С опаской он смотрел на своего единственного сына, которого он считал, что избаловал до невозможности, жалея ребенка, который лишился без матери, не насладившись в полной мере ее любовью и добротой.
- Я постараюсь поддержать нашего брата, чтобы он не упал под грузом свалившейся на него ответственности за семью. И постараюсь сделать это так, чтобы он не разозлился снова. Обещаю, сестра, - прежде чем карета притормозила у их дома, Мерседес успела торжественно пообещать своей младшей сестре то, чего она хотела от нее услышать.
Так что, сойдя с кареты при помощи слуги, они обе отправились вовнутрь дома, погрузившись в подготовку всего того, что могло понадобиться для приема гостей в их доме. Им было не привыкать заниматься подобными делами, учитывая тот факт, что обе девушки росли без матери и самостоятельно занимались приемом отцовских гостей, когда те навещали его. Поэтому, ничего нового или волнительного не случилось, когда Мерседес и Мариана отправились на кухню, где уже кипела работа и проверили, насколько хорошо справляется их прислуга. К сожалению, у них не было достаточно рук, поэтому девушкам приходилось браться за работу и самим. Естественно, подобным не принято было хвастаться. Да и кто бы стал на их месте?
Закончив с работой на кухне, Мерседес поднялась к себе, чтобы переодеться – ее черное платье оставило на себе следы пребывания на кухне, чего нельзя было допустить. К тому же, девушки разделили свои силы – пока одна убирала в графских покоях, вторая следила за порядком в гостиной и столовой, куда уже вечером должны были прийти все их знакомые, которые знали их отца. Все это время обе девушки посматривали в сторону входной двери, ожидая прихода своего брата. Но, как оказалось, новый граф де Берги не торопился прийти к себе домой, раньше гостей. Закончив наверху все дела, Мерседес узнала, что кто-то пришел к ним из гостей. Поэтому, слегка прихорошившись перед зеркалом, что больше не было укрыто прозрачной тканью, направилась встречать гостя, которого, как оказалось, уже встретила Мариана. И которого, чего уж греха таить, не желала встречать Мерседес…
- Конечно, дорогая сестра, - не имея возможности отказаться от перспективы общения с банкиром, девушка ответила благосклонно на вопрос своей младшей сестры. Впрочем, ее саму стоило спасать от подобной компании, что старшая сестра и решила сделать. – По мере вашей искренности, я благодарю вас, сеньор Собраре, за всю вашу доброту, - она нарочно обратилась к нему именно так, подчеркнув его не аристократичные корни, чтобы даже не думал ровняться с ней и ее семьей. Тем не менее, позволить себе быть дерзкой с гостем она не могла, каким бы он ни был человеком, но он был гостем в их доме, и сегодня она была вынуждена быть той радушной хозяйкой, которая не откажет никому в общении. – Что же, если вам хочется посмотреть на наш сад, давайте посмотрим, - вынуждено согласилась она, положив на предложенную банкиром руку, и направилась вместе с ним к одному из выходов в сад, в котором все они любили играть, когда были детьми.
Как жаль, что эта пора детства прошла столь быстро?
Она как раз раздумывала о подходящей теме для беседы, когда молодой человек решительно заговорил. Он предпочел задать весьма интересный вопрос дочери графа, который предпочитал откровенный ответ.
- Интересно, - задумалась она вслух, отпустив руку Адриана. – Зачем вам сдалось мнение какой-то женщины? – спросила она в ответ, припоминая, как ответил ей сегодня брат, незатейливо напомнив своей сестре на то, что она всего лишь какая-то женщина.
Впрочем, Собраре достаточно быстро и остроумно ответил своей собеседнице, что решила остаться при своем мнении.
- Мне нравится тишина, - сказала она. – Особенно, если вас она оглушает, сеньор, - добавила следом девушка, размышляя уже о благовидном поводе скрыться с сада. Вот только молодой банкир не желал ее отпускать и продолжил свой незанимательный допрос.

Отредактировано Мерседес де Собраре (03-10-2017 11:24:40)

+1

6

Надо сказать, что Адриан нисколько не разделял мнение, что царило в эстанском обществе, относительно роли жены и матери в обычной жизни. Рождаясь, любая женщина (неважно аристократка или из простой семьи), неизменно становилось собственностью сначала своего отца, а после супруга, не имея права на собственное мнение. Собраре считал, что современное общество слишком закостенело в запретах и ограничениях, словно улитка в раковине что боится высунуть свою голову и увидеть насколько прекрасен и интересен окружающий мир. Только познакомившись с Мерседес, он сразу же понял, что она особенная, однако умеет скрывать свой острый ум за привычной почтительностью и покорностью своим отцу и брату. Лишь изредка прелестная сеньорита позволяла себе высказываться начистоту... и сейчас Адриан не мог отказать себе в удовольствии услышать правду из ее прекрасных уст.
-Интересно, -произнесла тем временем дочь графа де Берги, словно размышляя вслух и при этом выпустив руку банкира. -Зачем вам сдалось мнение какой-то женщины?
-Потому что я хочу его услышать, сеньорита Мерседес, -в очередной раз, хитро улыбнулся Собраре. -Есть такая старинная поговорка... правда давно и несправедливо забытая. Когда женщина, которой есть что сказать, молчит, то тишина оглушает.
-Мне нравится тишина, -не раздумывая не единой секунды ответила Мерседес. -Особенно, если вас она оглушает, сеньор.
-По какой-то неизвестной мне причине, я вам не приглянулся с того самого момента как ваш брат первый раз представил меня вам, -продолжил Адриан, нисколько не смутившись. -Я хочу чтобы вы знали - я восхищаюсь вами с первой нашей встречи и считаю что во всей Корволе нет дамы прекраснее и умнее вас. Честно признаюсь... раньше я не думал что молодые девушки из знатных семейств могут быть интересными для меня. Их учат быть послушными и не перечить своим мужьям, но вы совершенно другая. Я желаю узнать вас настоящую, сеньорита Мерседес и даю слово - вы будете моей, рано или поздно.
Наверное, гордая аристократка не была бы самой собой, если бы не оставила это наглое замечание без достойного ответа? Однако, Мерседес не стала соревноваться в красноречии с так называемым другом своего брата и сказала лишь, что у нее уже есть достойный жених, которого ей выбрал отец. Ну а некоторым выскочкам, что считают себя равными знати, следует вспомнить о своем месте в этом мире и не пытаться прыгнуть выше собственной головы. Ведь каждому был уготован свой собственный жребий и своя судьба, которую уже не изменишь...?
-Человек способен переписать собственную судьбу, если только захочет этого, -рассмеялся Адриан уже вслед Мерседес, когда она решительно направилась к дому. -Вы поймете это, когда по-настоящему будете только моей.
Вернувшись в особняк следом за девушкой, Собраре присоединился к прочим гостям в столовой, где уже был сервирован ужин - очень даже сносный, что говорило о том, что Лауреано еще не успел потратить все деньги. За столом велись обычные светские беседы, в которых не участвовали присутствовавшие на поминальной трапезе дамы, как всегда лишь послушно поддакивавшие своим мужьям, если те к ним обращались. Говорили также, какой тяжкой утратой стала смерть уважаемого и любимого всеми графа де Берги, который всегда был великодушным и добрым человеком.
Самый добрый и своевременный его поступок - в том что он умер так и не успев устроить помолвку своей дочери, -подумалось Адриану. -И я не упущу своего шанса...
Весь вечер за столом, Мерседес старалась избегать взгляда банкира и по большей части молчала, лишь изредка отвечая что-то своей младшей сестрице. Адриан не мог слышать их беседы, но когда гордая и прелестная девушка все же посмотрела в его сторону, понял что именно этот взгляд можно было считать объявлением войны. Но... тем интереснее будет продолжить претворять собственные коварные планы в жизнь и завоевать эту красавицу? Начать действовать Собраре решил прямо этим же вечером и прежде чем гости разошлись, поблагодарив молодого графа за приятное общество и отличный вечер, подошел к своему другу и начал так:
-Друг мой... я вижу что невеселые заботы и хлопоты утомили вас и предлагаю поехать и немного развеяться. Ваш почтенный родитель уже в лучшем мире и наверняка ему бы не хотелось видеть вас убитым горем. Что если я приглашу вас продолжить вечер в другом месте... и развлечь себя как следует?
Прежде чем ответить, Лауреано около минуты собирался с мыслями. Долг требовал от него остаться дома после поминок и провести время в молитве и благочестивых размышлениях, однако соблазн был слишком велик, а искуситель знал все его слабые места. В конце-концов, молодой человек попросту не выдержал, когда Адриан произнес еще одну ключевую фразу, что и завершила мысленные терзания новоиспеченного графа де Берги.
-Я плачу, договорились?
-Полагаю, что вы правы, Адриан... все это время мне было очень нелегко, так что стоит на время сбросить груз забот что свалился на мои плечи, -улыбнулся Лауреано. -Поедем... сегодня я хочу забыть обо всем что случилось в последние дни.
-Замечательно, тогда прикажите чтобы нам приготовили лошадей? -ответил Собраре и когда граф согласно кивнул, подошел попрощаться с его сестрами. -Позвольте поблагодарить за отменный ужин и приятную компанию и пожелать вам доброй ночи? Завтра я закажу мессу за упокой души вашего отца в главном соборе Корволы, а пока что разрешите откланяться?

+1

7

Тот день, когда Адриан впервые появился на пороге их дома, Мерседес помнила более, чем прекрасно: ничем не приметный вечер, в который Лауреано взбрело в голову привести с собой сына банкира, который занимался тем, что обогащался за счет честных и порядочных семей аристократии Корволы. Сложно сказать, что именно так претило в этом, несомненно, привлекательном и начитанном молодом человеке, что она ощущала к нему жгучую неприязнь. Было ли тому причиной его происхождение и отец, которого она заочно ненавидела за то, что он был недостаточно щедрым, выплачивая золотом за каждый акр земли, которая многие века принадлежала ее предкам. Или дело было в том, какие себе позволяет бросать взгляды самый обычный сын банкира, желая спровоцировать скандал, не иначе? Впрочем, даже сейчас, находясь наедине с дочерью покойного графа де Берги, молодой человек продолжал в том же духе, что и прежде. А может, даже с большим усердием, желая загнать достойную сеньориту в угол, словно кошка гоняет мышь по всей кухне? Тем не менее, Адриан Собраре забывался: она нисколько не похожа на мышь, а он – далеко не тот кот, который будет гонять мышей.
И все-таки осадить нахала, она была обязана…
- Я сделаю вид, что не слышала ваших последних слов, сеньор, - не теряясь, категорично произнесла Мерседес, демонстрируя собственную дерзость в общении  с мужчиной. Подобное поведение не подобало для девушки ее круга, как и для любой другой. Молчать и покорно склонить голову перед мужчиной – вот, что необходимо было делать любой девушке, оказавшейся в самой не занятной ситуации, которую можно было себе вообразить. – Вы не говорили мне этих слов, а я их и не слышала, - продолжила она, горделиво приподняв свой подбородок, подтверждая лишний раз, как относится к старшему сыну банкира, что наверняка не далеко уйдет от занятия своего отца, которого она ненавидела заочно. – Мой отец уже обещал мою руку достойному человеку моего круга, а не сыну банкира, который не ровня дочери графа, вне зависимости от того, сколько денег у него будет в сундуках, - быть может, она перегибала сейчас палку, но остановиться говорить, как того и хотел Адриан, она уже не могла. И не хотела.
Когда еще появится столь уникальный шанс, сказать ему все?
- Спуститесь на землю, сеньор, и перестаньте даже мечтать о таких нелепых глупостях, - продолжила она, ощущая, что, несомненно, заехала бы по лицу этому дерзкому нахалу, что еще осмелился ей улыбнуться так, словно ничего не бывало. Вот только девушки ее полета так не поступают,  а посему старшая дочь покойного графа развернулась спиной к своему собеседнику, давая ему понять, что разговор, как и сама прогулка окончены. Тем более, множество гостей успело прибыть в их поместье, пока Мерседес была занята бесполезной болтовней. Поэтому, первое ,что она сделала – ринулась к своим знакомым, которые готовы были осыпать их с Марианой комплиментами, словно бы они сделали что-то необычайное этим вечером.
Пообщавшись с несколькими знакомыми своего отца, Мерседес дождалась прихода брата, прежде чем на правах старшей женщины в доме, пригласила всех к столу, за которым каждый отыскал себе место. К сожалению, сеньорита была вынуждена констатировать тот факт, что раздражающий ее молодой человек находится не слишком далеко от нее.
- Разговор с сеньором Собраре не прошел гладко? – незатейливо поинтересовалась у своей сестрицы Мариана, заметив, перемену в настроении своей старшей сестры. – Даже не отрицай, - когда Мерседес была готова отрицать, младшая дочь графа была более проворной.
- Ну, хорошо, - вынуждено согласилась она. – Я едва его терплю за нашим столом, а ты меня еще заставила развлекать, сбежав на кухню, - добавила она, на что Мариана лишь коротко улыбнулась.
- Он не сводит с тебя глаз, где бы ты ни была. И сейчас тоже смотрит в нашу сторону, - справляясь со своим блюдом, констатировала факт младшая из сестер. И только в этот самый момент, Мерседес подвела взгляд своих карих глаз, чтобы заглянуть в глаза Адриана, давая понять, что она его не боится. Пусть она не расскажет сестре о тех дерзких словах сына банкира, но менять свое мнение о нем, она категорично не соглашалась. В свой взгляд де Берги вложила всю свою решительность и нетерпимость к Собраре, прежде чем ее отвлек кто-то из гостей…
К счастью, поминальный ужин на то и поминальный, что гости надолго не задерживаются в гостях. Уже достаточно в скором времени гости один за другим начали покидать гостеприимный дом покойного графа, в котором должен будет стать полноправным хозяином единственный сын покойного де Берги. Глядя по сторонам, Мерседес предположила, что ее брат уже выпил более, чем достаточно и собиралась предупредить братца, чтобы больше не пил – для этого вечера алкоголя было достаточно. Вот только именно в это время к ним подошла одна из почтенных матрон королевства, которая не могла не высказаться двум девушкам на выданье о том, как они похорошели. Пока же длился этот разговор, краем глаза старшая из сестер заметила, как после разговора со своим другом, Лауреано бросился на выход.
- Не иначе, наш брат и сегодня не будет ночевать дома. Какой позор, - успела она поделиться с сестрой наболевшим, прежде чем к ним не подойдет сын банкира, жаждущий прощания с Мерседес и Марианой. – Я смотрю, вы уже нас покидаете, сеньор? – чинно и вежливо спросила она. – А еще нашего брата куда-то зовете… - продолжила она, - а вы не понимаете, за что же я таких, как вы, терпеть не могу. Но, желаю вам, доброй ночи, сеньор…

Отредактировано Мерседес де Собраре (04-10-2017 23:12:16)

+1

8

-Простите меня, сеньорита Мерседес... но сегодняшний вечер только начался, -многозначительно произнес Адриан, едва сумев сдержать очередную хитрую улыбку. -И видя как ваш брат переживает из-за горькой и невосполнимой утраты, я не могу не позвать его немного развеяться. Доброй вам ночи и только приятных снов.
Давайте представим себе город, каждый день живущий согласно заветам святой Догмы, что больше похожа на четкий свод правил и законов, нежели на святое писание? Запреты, условности, молитвы и обязанности... и неужели в этом вечном круговороте нет и не будет места для чего-то еще? К примеру, для развлечений, после которых определенно будет в чем покаяться когда настанет момент исповедоваться в своих грехах. Нетрудно предположить, что знатные мужчины Корволы все же находили возможность сбежать от своих жен и обязанностей, однако мало кто в столице знал, что именно Адриан приложил руку к созданию самого знаменитого и шикарного дома удовольствий, который только можно было себе представить. И здесь пожалуй стоит сделать небольшую остановку и рассказать о том, как это собственно произошло.
Около двух лет назад младший Собраре исполняя поручение своего отца, пришел на назначенную встречу в бедном квартале на окраине города. Здесь располагалась скромная контора одного из известных в столице купцов и путешественников, пользовавшегося услугами банкирского дома семьи Адриана. Этот человек создал свое предприятие с нуля и хорошо знал сеньора Луиса Франсиско (достопочтенного отца нашего героя) едва ли не с юных лет. Естественно, Собраре-старший не мог отказать старому другу в очередном займе, прекрасно зная что тот вернет все что взял сразу как только из очередного плавания вернутся его корабли. После заключения письменного договора и завершения всех необходимых формальностей, один из сыновей купца и предложил Адриану немного развеяться и тайком отвел его в тот самый дом где любой женатый мужчина мог на пару часов стать холостяком. Некая предприимчивая сеньора (назовем ее так) что была владелицей этого заведения, была очень удивлена, когда один из ее "гостей" захотел поговорить с ней. Увидев Адриана, женщина едва не расхохоталась, потому не ожидала увидеть мальчишку, которому только-только исполнился двадцать один год.
-О чем вы желаете поговорить, сеньор...? -поинтересовалась сеньора Элвира, едва сдерживая смех. -Должна сказать вам, что раньше посетители не искали встречи со мной, довольствуясь моими девочками.
-Я хочу предложить вам выгодную сделку, -без долгих предисловий выдал Собраре. -Вы получите много золота... и сможете сделать свое заведение одним из лучших в городе - так что все благородные гранды будут ходить только к вам. А еще, я устрою так чтобы вам не пришлось опасаться церковников, так что вся прибыль от ваших "трудов" будет идти только лишь вам.
-Даже не знаю что и сказать.., -выслушав молодого человека Элвира забыла о том что ей совсем недавно было смешно. -Золото никто и никогда не дает просто так. Чего вы хотите взамен?
-Информацию об интересующих меня людях, -коротко ответил Адриан. -Как известно, в подобных заведениях у них частенько развязываются языки, особенно под хорошее вино. Все справедливо - я готов хорошо заплатить за все городские тайны.
Собраре сдержал свое слово, тогда как сеньора Элвира была достаточно умна чтобы принять его предложение и спустя два года ее увеселительное заведение процветало. Ну а хитрец-банкир узнавал много интересного... и именно в этот дом удовольствий он и повез после поминальной трапезы молодого графа. Верный и преданный Мигель уже был в общем зале, где знатные господа обычно играли в карты перед тем как основательно погрешить - а вместе с ним был и тот самый карточный "умелец", которому предстояло нынче хорошенько обуть беднягу Лауреано, если выражаться простым и понятным языком.
-Вы всегда были для меня загадкой, сеньор Адриан. Пожалуй, вы единственный мужчина во всей Корволе что приходит в дом удовольствий... ради своих дел, -улыбнулась Элвира, после того как поприветствовала банкира. -Неужели вам никогда не хотелось забыть о них? В моем заведении много красивых женщин...
-Продажная любовь меня никогда не интересовала, -усмехнулся Собраре. -К тому же... есть одна-единственная прекрасная женщина, которой я хотел бы обладать. И я обязательно добьюсь ее... А пока что, постарайтесь чтобы сеньор граф не скучал?
Это был отличный вечер - потому как все коварные планы Адриана исполнились в полной мере, потому как подвыпивший Лауреано тратил деньги, что называется, от души. И когда граф проигрался, Собраре охотно дал ему еще один мешочек с золотыми, но уже под расписку, которую его пьяный друг охотно подписал. И это было еще только начало? Следующие вечер и ночь были не менее веселыми, потому как Лауреано уже явно не мог остановится, вкусив запретных удовольствий в полной мере. Завершилось все тем, что он подарил Собраре целую коллекцию расписок, вместе с закладной на фамильный особняк и остался без гроша, ну а хитрецу Адриану осталось завершить свою комбинацию и нанести графу финальный удар по самолюбию.
Произошло это следующим образом - Лауреано встретил младшего Собраре в городе, после того как получил официальное уведомление о скором взыскании долга по распискам. Молодой граф надеялся что сумеет уговорить лучшего друга предоставить ему отсрочку платежей и при этом совершенно забыл что банкиры никогда не дают деньги просто так... если конечно не желают получить что-то очень весомое взамен.
-Друг мой, я прекрасно понимаю что на кону стоит ваша родовая честь... и уверен что вы не хотите чтобы в столице начали болтать о ваших увлечениях? -произнес Адриан, дружелюбно улыбнувшись. -Не говоря уже о том, что вы можете потерять свой дом, что весьма нежелательно для ваших прелестных сестер. Вы ведь должны были заменить им отца и стать опорой до того момента пока они не выйдут замуж...
-Не тяните, Адриан. Я понял каким был дураком последнее время... и не хочу тратить время на ненужные предисловия. Чего вы хотите от меня? -сухо поинтересовался Лауреано. -Я уже догадался что все мои расписки будут дорого мне стоить...
-Я с радостью верну вам все ваши расписки и закладную - и даже предоставлю еще денег, которых вам хватит надолго если вы забудете дорогу в то чудное заведение, -продолжил Собраре. -Вы сумеете избежать позора, но за это выдадите за меня Мерседес. Либо она будет моей женой, либо ваша семья окажется на улице - это мое первое и единственное предложение.
-Мерседес?? Но она же вас ненавидит... в довершение к моему позору, вы решили и ей испортить жизнь? -воскликнул в сердцах Лауреано. -Зачем вам это, Адриан?
-Ваша сестра будет баснословно богатой и получит куда лучше мужа чем все эти напыщенные аристократы, -глазом не моргнув, ответил Адриан. -И либо вы сделаете как я сказал, либо... через два дня мы встретимся у городского судьи, после чего ваша семья будет уничтожена.

+1

9

Вряд ли Мерседес предполагала, какой путь назначил перед ее братом на эту ночь ее ненавистный собеседник, чье общество всегда вводило в состояние напряжения и ощущения опасности. Подобные новости нисколько не порадовали ее, но и не оставили бы ее в покое, даже если бы она не терзалась сейчас догадками о том, куда снова собирается исчезнуть ее брат, едва успев выпроводить гостей из их дома. Впрочем, если раньше сеньорита демонстрировала хотя бы толику добродушия по отношению к сыну банкира, чьими стараниями их обширные земли все быстрее таяли на глазах, подобно сладкому меду на солнце, то сейчас она не пыталась обмануть молодого человека в своем отношении к нему. В особенности после недавнего разговора в саду, когда Собраре дал непрозрачно понять, что скрывается за каждым его взглядом, доставшимся старшей из дочерей графа де Берги, что не осталась в восторге от  его слов и действий.
Он считал ведь, что может просто прийти и взять то, что ему понравится, словно в лавке ювелира или на базаре? Вот только банкир не учитывает того немаловажного факта, что любовь – не продается, а своими стараниями он только заставляет все больше пылать сердце ненавистью к своей особе. Ей хотелось бы донести до молодого человека эту весть, однако девушка знала, насколько это было чревато для ее покоя. Если же быть более точными, то отсутствия оного.
Она не поторопилась ответить молодому человеку на произнесенные им слова, позволив ему удалиться, но про себя тихо послала прямиком по нужному адресу парочку проклятий – чтобы ночь удалась! Однако вместо Мерседес решительно заговорила Мариана, как только сестры оказались наедине, избавившись от гостей, которым пора было отдохнуть у себя дома.
- Тебе не кажется, что ты своими словами только усугубляешь дело? – вдумчиво начала темноволосая девушка, наблюдая за тем, как слуги уносят грязную посуду на кухню.
- Что ты имеешь в виду? Мне еще любезничать с этим банкиром, который думает, будто может все в этом городе купить?! – старательно не повышая тона своего голоса, в сердцах спросила Мерседес.
- Ну почему сразу любезничать? Просто … - пыталась подобрать верные слова младшая из сестер, не зная, поймет ли ее старшая сестра. Она всегда была упрямой и гордой, никогда не шла на уступки и на сделки, чего нельзя было сказать о ее брате и сестре. – Просто ты могла бы, действительно, присмотреться к нему. Он богат, а нашей семье нужны деньги. К тому же, он дал понять, что ты ему нравишься. Разве это так плохо? – спросила она, решив подать информацию именно в этом ключе.
- Ты меня будешь еще учить? – удивленно произнесла старшая из сестер, тяжко выдохнув, то ли от ожидания, то ли от тяжести всех переживаний, которые тяготили ее в данный момент времени. – Я понимаю, Мариана, что у нас не лучшее положение в обществе, мы не так богаты, но есть то, что нас отличает от других – мы не будем торговать собой, чтобы получить немного золота. Есть вещи бесценные, которые нельзя купить. И себя продавать я не буду. Надеюсь, и нашему брату не придет это в голову, - категорично заявила девушка, прежде чем решила все-таки направиться к себе в покои. Время было уже поздним, и им нужно было тоже ложиться. – Я иду спать, а ты? – спросила она у сестры, повернувшись к ней лицом, сделав всего лишь несколько шагов к выходу из гостиной.
- Да, я тоже иду, - охотно кивнула младшая из дочерей покойного графа, направившись следом с сестрой, которая не забыла оставить некоторые указания слугам, которым оставалось еще вымыть всю посуду.
Простившись с сестрой, Мерседес направилась в свою комнату, где задумалась над тем разговором, который имел место быть сегодня в саду у нее с Адрианом. Банкир был настолько уверен в своих словах и так дерзок, что она даже испугалась грядущего будущего. К счастью, той ночью она быстро уснула. Усталость от долгого дня и предыдущей бессонной ночи сделали свое дело, и она даже не слышала, когда и в каком состоянии вернулся домой ее брат, что с каждым новым вечером пропадал то в своих покоях, то где-то на просторах ночной Корволы. Ей оставалось только одно – смотреть брату в след, моля Двоих, чтобы они оберегли ее ветреного брата и защитили их семью от напастей, что уже были так близки, что казалось, их дыхание можно было ощутить на затылке.
… и если бы только Мерседес знала, что в этот час и это мгновение решалась ее судьба!
Но, что она могла бы тогда сделать? Броситься на колени перед братом, умоляя его не продавать ее за свои карточные долги?! Они могли бы попытаться отыскать справедливости хотя бы где-нибудь… хоть у самого императора, которому плевать, как живет его народ и знать. Да и в конце концов, она не обладает способностью знать, что происходит сейчас в другом конце улицы, в сердце столицы самой закрытой Империи мира.
- Адриан, может быть, ты присмотришься к Мариане? – не решительно предложил Лауреано своему лучшему другу, от которого не ожидал такой подлости, как … попытки взыскать свои средства обратно. Впрочем, у него не хватало времени для того, чтобы возмутиться искренности его дружбы, ведь он не мог допустить позора. – Она нисколько не уступает Мерседес в красоте и будет хорошей женой тебе. Она покорная и тихая, - добавил граф, лихорадочно облизав пересохшие губы от волнения. – Адриан, дружище… ты ведь не пойдешь к судье? Не поступишь так со мной? – тяжко вздохнув, произнес следом молодой граф, которому казалось, что небо ополчилось против него в этот день и месяц. – Не прошло и сорока дней со дня смерти нашего отца. Как мы можем не дождаться хотя бы положенного времени на траур? – развел руками де Берги, фактически уже согласившись с тем, что одной из его сестер придется платить за его карточные долги. И, похоже, это будет Мерседес, что и без того неодобрительно на него смотрела в последнее время, ожидая от слабого человека слишком храбрых поступков.

+1

10

-Обе твои сестры великолепны и очень красивы, друг мой... но я уже сделал свой выбор, -ответил молодому графу Адриан. -Поверь, если бы я искал себе покорную и тихую жену, то уже давно бы женился на одной из тех невест что желал посватать для меня мой отец. Но я хочу большего чем покорность и послушание от своей женщины... а Мерседес не такая как все молодые дамы. Она не боится говорить того что думает и мне это очень нравится. Ну а для тебя нынче есть два пути - через два дня мы встречаемся у судьи, после чего тебе придется забыть о своей родовой чести... либо идем к нотариусу и заключаем брачное соглашение, по которому твоя сестра Мерседес станет моей женой после того как пройдет срок траура. Надеюсь, как разумный человек, ты выберешь второе.
После этого разговора, Лауреано вернулся домой, зная что ему придется согласится с предложением Собраре. Тот был не так прост и в случае отказа, совершенно точно выполнит свою угрозу и выставит семейство своего лучшего друга из родового особняка - и при этом вернет себе лишь часть потраченных денег. Молодой граф решил что согласится и не мог представить лишь одного... как ему сообщить эти новости любимой сестре? Ведь фактически, из-за собственной глупости он обрек Мерседес на замужество с нелюбимым человеком.
А ведь покойный отец не единожды предупреждал его о коварстве Собраре и говорил что сынок банкира еще более хитер и коварен чем его отец. Но увы, Лауреано пропустил эти слова отца мимо ушей, за что сейчас и должна была расплатится одна из его сестер.
Итак, поднявшись на следующее утро, молодой граф приказал слугам заняться роскошным ужином и послал письмо Адриану с приглашением посетить этот самый ужин сегодня же вечером. И пока он сидел в отцовском кабинете и раздумывал над тем как именно следует рассказать обо всем сестре, к нему заглянула Мариана.
-Кухарка только что сказала мне что ты велел ей приготовить богатый ужин... что случилось, Лауреано? Мы ведь кажется решили что будем обходится малым чтобы нам дольше хватило тех денег что у нас есть...
-Случилось нечто очень плохое, Мари... и произошло все по моей вине, -со вздохом ответил молодой человек. -Я сам не заметил как проиграл все деньги и успел занять еще от Адриана. Теперь он может выгнать нас на улицу, если Мерседес не станет его женой. Из-за меня вы обе можете оказаться на улице... какой позор...
-Но наша сестра терпеть его не может.., -удивилась девушка. -Лауреано... быть может, Адриан захочет жениться на мне? Я готова пойти на это, чтобы спасти нас всех от позора... поговори с ним?
-Он желает заполучить Мерседес, -вновь вздохнул Лауреано. -И мне придется согласится на этот брак чтобы избежать скандала. Она меня возненавидит...
К тому моменту как Мерседес спустилась в гостиную, ее брат был морально готов к нелегкому разговору и решительно начал его, попросив сестрицу присесть.
-Мерседес... я вынужден принять нелегкое решение. Ты станешь женой Адриана, сразу как только закончится траур по нашему отцу. Сегодня он придет к нам на ужин и мы заключим вашу помолвку, а через два дня я подпишу твое брачное соглашение, -тихо произнес граф де Берги. -Я знаю что ты никогда не простишь меня за это... но у меня нет выхода. Адриан загнал меня в умело расставленный капкан...
-Я думала что могла бы заменить тебя, дорогая сестра, -добавила Мариана, присев рядом с Мерседес. -Но похоже сеньор Собраре влюблен в тебя? Подумай о том как много преимуществ тебе принесет этот брак, ведь твой будущий муж очень богат и у тебя будет все что ты захочешь. Тогда и нам не придется считать каждый грош и заниматься домашними делами из-за того что мы не в состоянии нанять достаточно слуг... Ты спасешь нашу семью от позора и разорения.
Ну а что же Адриан? Получив приглашение на ужин в дом семейства де Берги, он понял что выиграл... и первым делом направился к знакомому ювелиру чтобы приобрести кольцо, достойное красоты его будущей жены. После этого, он распорядился чтобы несколько слуг из его дома сходили на городской рынок и купив всю необходимую провизию и конечно же вино, доставили все это в дом Лауреано. Ужин в честь помолвки должен был быть отменным и не хуже чем в любом богатом доме Корволы - но так как граф спустил все свои деньги на карты и продажных женщин, то Адриану пришлось самому подумать обо всех необходимых формальностях. Ему было чертовски любопытно как воспримет плохие новости его невеста, которой он уже успел заявить о собственных намерениях. Наверняка гордая сеньорита разозлится??
Обо всем этом Собраре еще только предстояло узнать, но он не был бы самим собой, если бы не заявился в дом графа де Берги как ни в чем ни бывало. Так словно соглашение о свадьбе не было достигнуто путем искусного шантажа.

Отредактировано Адриан Собраре (05-10-2017 09:56:29)

+1

11

Услышав о том, что ее старший брат вернулся домой раньше, чем каждый предыдущий день, Мерседес не торопилась с ним встречаться в вечерний час или за ужином, который он тоже, кстати, решил провести в гордом одиночестве. Предположив, что наконец-то деньги, которые был готов тратить на развлечения своего друга, у банкира все-таки закончились, девушка невесело улыбнулась, посмотрев на свое отражение в зеркале, отметив, насколько скудным было ее убранство. На ней было обычное платье без любимых ею украшений, которые сейчас покоились в небольшом ларце на туалетном столике, за которым и сидела горделивая сеньорита в этот далеко не самый поздний час. С горечью она размышляла о своем будущем, чувствуя толику опасности, исходящую от своего брата и его лучшего друга, который не скрывал своих планов на ее счет, чем не единожды заставил ее дойти до образной точки кипения. А ведь сейчас, немного остыв после разговора с наглым банкиром, Мерседес почувствовала ту самую опасность, которая подобно веревке, заброшенной на шею, начал сжимать ее горло, не давая возможности сделать новый вздох. Она не могла сейчас себе представить, какие новости решил приберечь на утро ее любимый братец, угодивший в капкан собственной безрассудности, а ее чувство приближающейся беды – реально грядущим будущем, уйти от которого не будет возможности.
Впрочем, пребывая в невинном неведении, Мерседес решительно отбросила от себя подальше все возможные сомнения и рассуждения, сказав себе, что больше никогда не позволит Адриану вести такие разговоры с собой. Более того, она не постесняется снова ему сказать о своем мнении на его счет, не говоря уже о том, чтобы вывести его на чистую воду. Именно с этими мыслями кареглазая девушка и отправилась в царство сладкого Морфея, из которого ее заставило вырваться лишь утро… и несколько мучительные картинки сновидения, которое не могло оставить ее равнодушной. Во всяком случае, Мерседес не могла припомнить, что же только что так терзало ее в этот утренний час, когда она открыла глаза, сразу же посмотрев в сторону не закрытого занавесками окна. Впрочем, из постели дочь покойного графа де Берги не торопилась покидать свою постель. Слуги, которые оставались в их доме были наверняка заняты работой на кухне и в конюшне, тогда как графским отпрыскам оставалось самостоятельно заниматься своим внешним видом. К счастью, в Эстанесе не наступали настоящие холода, из-за которых могли так уж и понадобиться камины. Даже весной и зимой было тепло, даже жарко, учитывая то, как капли пота выступили на лице девушки, сидевшей в постели, прежде чем она решилась все-таки выбраться из-под одеяла и впустить свежего воздуха в свою комнату.
Когда Мерседес спустилась в гостиную, то не нашла там ни брата, ни сестры, как ожидала. Однако девушка обнаружила их в кабинете, некогда принадлежавшем отцу, тихо беседовавших между собой. Конечно, стоило ей потревожить их, как оба уставились несколько обреченным взглядом на нее, из-за чего тревоги на душе их сестры вновь воскресли, словно фениксу из старых сказок.
- Что-то случилось? – весьма осторожно поинтересовалась Мерседес, прежде чем плотно прикрыла за собой дверь. Вряд ли слуги стали бы сейчас подслушивать разговоры графских детей, но эта привычка у сеньориты осталась с тех самых пор, когда она, провинившись, приходила выслушивать свою порцию нравоучений от отца. – Судя по вашим выражениям лица, что-то все-таки случилось. Мы теперь банкроты, так ведь? – как в воду глядела, добавила Мерседес, прежде чем брат решился рассказать ей правду, на которую дочь покойного графа не знала даже, как реагировать.
Все казалось ей каким-то фарсом…
- Что? – спросила она, глядя на своего брата, прежде чем к ней не подсела на софу сестра, говоря о решении Адриана, как о свершившемся факте, который подталкивает ее еще ближе в объятия к раздражающему ее человеку. – Так и выходи за него замуж, Мари, если так хочется, - зло и тихо ответила она своей сестре, освободив свою ладонь из ее нежных рук, которыми она собралась успокоить ее, зная, насколько старшая сестра может быть несдержанной и эмоциональной. – Мне-то что к его чувствам? Ты, наверное, забываешь, что именно его отец был кредитором нашего отца? Он скупал наши земли, платя за них мелочь, наживался на нас, пока наш братец водил дружбу с его сыном, - язвительно напомнила она сестре то, о чем она забывала. – А ты… - обратилась она к брату, что сидел за столом их отца, которого отдаленно напоминал, - решил меня продать своему дружку? А потом продашь кому-то еще нашу младшую сестру? Хотя, кажется, она не против - только бы ее муж был богатым, – она была разочарована, ведь надеялась и верила в то, что ее брат не станет торговать своими сестрами в угоду собственному благополучию. – Знаешь, Лауреано, ты не заслуживаешь того, чтобы носить имя наших предков. Ты – недостойный называться графом де Берги, раз ты продаешь свою сестру вместо того, чтобы найти способ избавиться от этого ростовщика! Я ненавижу тебя, и никогда не прощу за это, так и знай, – не говоря ничего, Мерседес покинула пределы кабинета, направившись в свою комнату, в которой заперлась, не желая никого видеть. Сейчас ей нужно было провести какое-то время в компании себя самой и собственных мыслей, надеясь, что она сможет придумать, как обойти возможный союз с наглым выскочкой Собраре, что полагает, будто может даже собственную жену купить. Несколько раз к двери своей сестры приходил Лауреано, напоминая Мерседес о том, что она должна была готова к ужину, на который приглашен ее будущий супруг, что прислал щедрые дары для более роскошного стола. И каждый раз, Мерседес отвечала молчанием своему брату, не желая даже слышать о том, что когда-нибудь его слова, сказанные им в саду, сбудутся.
Впрочем, когда почтенный гость пришел, Мерседес все еще находилась в своих покоях. Она позаботилась о том, чтобы одеться в красивое платье темно-синего оттенка, не забыв об украшении, которое носила ее мать после рождения своей первой дочери. Девушка решила, что не было смысла сейчас оставаться в платье черного цвета, учитывая, что с ее мнением никто и не думал считаться.
- Вы теперь и людей покупаете, сеньор? – не громко произнесла Мерседес, обратившись к своему ненавистному жениху, как только она спустилась вниз из своих покоев. В этот самый момент Мари с Лауреано облегченно выдохнули, ведь думали, что их сестра не явится на этот ужин.

+1

12

После того как Адриан ушел на званый ужин, его матушка очень аккуратно поинтересовалась у своего мужа, что происходит - она кажется, мельком слышала о помолвке? Но если их старший сын решил жениться, то почему ничего толком не рассказал об этом?
-Адриан хочет жениться на дочери старого графа де Берги... когда старик был жив, я как-то говорил с ним об этом, однако он ничего не захотел слушать - видите ли, наш сын ей не пара! -ответил сеньор Луис. -Я рад, что Адриан оказался хитрее и в результате заставил молодого графа согласится на этот брак. Даже я сам не смог бы провернуть эту комбинацию лучше и красивее... определенно, мальчишка далеко пойдет и добьется всего что только захочет.
-Что значит "заставил графа согласиться на брак"? -спросила сеньора Эсперанца и получив краткий пересказ всех вышеописанных событий (без подробностей естественно), тяжко вздохнула. -Я не думаю что этот брак будет счастливым... когда я выходила за тебя замуж, мы были знакомы едва ли не с детства и наши семьи уважали друг друга. А графская дочь... она ведь очень горда и не потерпит чтобы с ней обращались как с каким-то выгодным товаром. Адриан испортит жизнь и себе и ей...
-Мой отец всегда говорил, что браки по любви заключают только лишь простолюдины... и я очень рад, что Адриан не свалял дурака и выбрал себе жену из старинного и уважаемого рода. В жилах его детей будет течь благородная кровь и никто в столице больше не посмеет называть нас нуворишами и удачливыми выскочками, -возразил своей жене Собраре-старший. -Наш сын меня очень порадовал, доказав что способен на многое - значит наше семейное дело будет в безопасности, когда он займется управлением банком.
Ну а что же Адриан?
Заявившись в дом семейства де Берги вовремя, он застал Лауреано и Мари в некотором замешательстве... и как оказалось его вредная невеста провела в своих покоях все время до вечера с тех пор как узнала кто получит ее руку. Однако, стоило Собраре появится в гостиной, Мерседес все же соизволила спустится, на что хитрец-банкир лишь улыбнулся. Определенно, сеньорита любила оставлять последнее слово за собой?
-Вы теперь и людей покупаете, сеньор? -без лишних расшаркиваний, обратилась гордая и прекрасная девушка к своему жениху... и наверное любого другого человека этот резкий выпад (и недопустимый со стороны дамы из благородной семьи) мог бы обескуражить, но только не Адриана. Но победа над неприступной крепостью бывает намного желаннее и дороже, если досталась ценой каких-то усилий?
-Я бы так не сказал, сеньорита Мерседес, -как обычно вежливо ответил графской дочери Собраре. -Уверен, что вам знакома ситуация... когда вы видите что-то особенно прекрасное и мечтаете обладать этим сокровищем во что бы то ни стало. Так вот, для меня вы самое прекрасное и желанное сокровище на свете и все средства были хороши для того чтобы получить вас. Я знаю, что вы не питаете ко мне симпатии, но уверен, что со временем это изменится. Пока же, примите от меня небольшой подарок в честь нашей помолвки?
Кольцо которое Адриан приобрел у одного из лучших мастеров Корволы было немного велико Мерседес, но зато удивительно подходило к ее темно-синему наряду, благодаря украшавшим его сапфирам. Оно стоило немалых денег и выглядело просто превосходно, однако графская дочь едва взглянула на него, хотя ей и пришлось позволить жениху одеть его на свой палец.
-Я знаю что ваша изысканная красота достойна большего - и обещаю, что у вас будут самые красивые и необыкновенные украшения когда мы поженимся, -продолжил Собраре. -А еще, я обещаю что с момента подписания брачного обязательства, ваша семья более не будет знать нужды.
-Вы очень добры, сеньор Собраре, -вставила свое слово Мариана и поспешила напомнить об ужине. -Позвольте пригласить вас к столу? Все уже готово и мы ожидали только вас.
-Благодарю и надеюсь что провизия которую я прислал, оказалась как нельзя кстати к сегодняшнему столу, -согласно кивнул Адриан, не отпуская руку своей невесты. -Я хотел чтобы сегодняшняя наша трапеза стала по-настоящему особенной.
Усевшись рядом с будущей женой, Собраре взял в руки кубок с вином, пока Лауреано произнес первый тост - за счастье будущих супругов. Казалось бы, можно уже праздновать победу? Но Адриан знал, что будет на сто процентов уверен в ней, когда прекрасная гордячка окажется в его постели и их брак будет считать свершившимся и законным на все сто процентов.

Отредактировано Адриан Собраре (06-10-2017 06:54:01)

+1

13

Мерседес знала, что не должна была говорить своему новому жениху тех слов, которые слетели с ее уст. Девушке ее сословия следовало быть более осторожной и гибкой перед человеком, от кого зависела в полной мере ее семья, любимые брат и сестра. Ей, как аристократке из древнего и уважаемого рода не престало язвить столь колко и громко, как она отбивалась перед нежеланным женихом исходя из собственного отчаяния. Все-таки ей невольно было проявлять полный спектр эмоций: нельзя было плакать, чувствуя боль, нельзя было смеяться над по-настоящему смешными вещами. Однако ей было позволено демонстрировать лишь свое лицо, гордую осанку и личину, за которой далеко в глуби души скрывался настоящий, живой человек, у которого были свои чувства и эмоции. Впрочем, тот, кто знает старшую дочь графа де Берги, хорошо был знаком с ее неудержимым норовом, ее своеволием и дерзкостью, которая отпугнула нескольких претендентов на руку благородной сеньориты, что сейчас отчаянно сражалась за свою свободу, пусть даже временную, пока ее брат не подыщет достойного кандидата в ее мужья. Вот только нынешний кандидат не был таким уж пугливым, как молодые люди, рожденные от благородных кровей старинных домов знати. Он и глазом не моргнул, как ответ слетел с его уст, заставив Мерседес, поджать свои пухлые губы, изображая свое неудовлетворение.
- Что-то прекрасное? – наклонив немного на бок голову, поинтересовалась она, тихо, но от этого не так уж просто выдохнула она. – Вы говорите о вещах, а не о человеческих отношениях и даже уважении, - добавила она тоном, которым принято обычно обсуждать погоду. Практически потеряв всякую надежду на ветер перемен не в пользу Собраре, которые считали, что могли скупить всю Корволу, она демонстрировала удивительное спокойствие и хладнокровие, пока внутри нее кипел настоящий вулкан.
Кто бы знал, как ей хотелось бы сейчас выдать хлесткую пощечину банкиру!
Кто бы знал, как она желала доказать на деле, что никогда не подчинится мужчине, который не принадлежал к ее кругу и не был ей ровней.
Многие простолюдины считают, что аристократия – это закрытый круг людей, прорваться в который далеко не так просто, как хотелось бы. И, конечно же, они не ошибаются. Ведь никакие старания и деньги никогда не подарят родословную, которая ведет отсчет своим поколениям веками, а не годами. Никто уже не припомнит, откуда появилась семья де Берги, но все знают о том, что в Корволе эта семья основалась больше десяти поколений тому назад, а то и больше двадцати. Откуда же появились эти выскочки банкиры? Их история заслуживает уважения, но она слишком коротка…
Впрочем, юной сеньорите было достаточно одно взгляда, чтобы рассмотреть достаточно интересное изделие, оказавшееся на ее пальчике, которое она решила рассмотреть вблизи уже позже, когда окажется наедине. Правда, своим видом Мерседес не подала виду, будто бы ее могла заинтересовать безделушка, подаренная ей будущим супругом, который не отпустил ее ладонь, даже после примерки.
Ладонь молодого и предприимчивого человека была большой и теплой, даже жаркой – в ней с легкостью утопала ее деликатная ручка, на которой красовался неприлично большой камень, который даже издалека нельзя было не рассмотреть. Сеньорита не отвела в сторону взгляд своих больших карих глаз, только смотрела на своего жениха, словно на того ребенка, который все не наиграется и не бросит свою дорогую и живую игрушку.
- Вы щедры не только на подарки, но и на обещания, как я погляжу, - добавила Мерседес, многозначительно приподняв тонкую бровь вверх, пока ее лицо скрасила кратковременная, но столь колкая ухмылка. Вряд ли она была склонна верить всем тем обещаниям, которые так охотно раздавал Адриан, ведь она нисколько не ощутила себя счастливее с тех пор, когда он появился на ее горизонте.
Вот только, знает ли он об этом?
К этому мгновению Мариана напомнила о необходимости идти к столу, из-за чего Мерседес ощутила острый укол совести. Сейчас именно ее младшая сестра вела себя более благоразумно и достойно, чем она. Поэтому на время девушка решила притормозить. Пусть даже она едва не подавилась отпитым глотком вина из своего бокала, когда Адриан заявил о том, что передал провизию в их дом. Могло показаться со стороны, что ее аппетит увял на глазах, и вряд ли бы наблюдательный человек ошибся. Но от этого достойная сеньорита не стала бросаться в бегство, пусть даже это было ее заветным желанием – подняться по лестнице наверх, в свои покои, и надеяться на то, что все, произошедшее с ней в столовой этим вечером  не больше, чем просто выдумка. Вот только Мерседес все больше понимала, что каждый новый побег будет приближать ее к краю пропасти и неизбежности ловушки, из которой ей будет не сбежать.

+1

14

Люди позитивные и не привыкшие опускать руки перед какими-либо трудностями всегда говорят, что можно найти выход из любой, даже самой сложной и опасной ситуации. Однако, далеко не всегда этот самый выход означает благо для того кто желает спастись... и единственным выходом для Мерседес было смириться со своей судьбой - однако, эта гордая девушка не была бы самой собой если бы не попыталась уколоть человека, что действительно заполучил ее руку не самым честным и порядочным способом? Вот только будущей сеньоре де Собраре еще только предстояло узнать простую вещь - мир поистине непредсказуем, словно океан, что грозит бедой смелым мореплавателям. И порой, даже старинное имя и дворянский титул не могут спасти от очередной житейской бури, что и произошло с детьми старого графа. Сопроводив свою невесту к роскошно накрытому столу, Адриан лишь усмехнулся, услышав очередную колкую шпильку в свой адрес.
-Помните, вы мне как-то говорили, сеньорита, что ваш покойный папенька хотел сосватать вас за человека благородного происхождения? -абсолютно спокойным тоном поинтересовался Собраре. -Так вот... в отличии от подобных людей, я не раздаю обещаний просто так. Все что я обещал, я выполню - и вы уже успели убедится, что я умею добиваться того что хочу. Но прежде чем достойно ответить мне, подумайте вот о чем, сеньорита Мерседес... будете ли вы счастливы с таким человеком? Я даю вам слово, что вы всегда будете моей единственной и любимой женщиной, даже если внезапно наступит конец света. Насколько я знаю, все молодые дамы, обучаясь дома, представляют себе законный брак как некое испытание для себя, которое надо стоически терпеть. Так вот, я уверен что моей любви к вам хватит на двоих и со временем вы поймете что лучше быть любимой женой, чем собственностью человека не способного вас защитить.
Услышав насчет "испытания" бедняжка Мариана поспешно опустила глаза, а ее братец решил что пора перевести фривольную тему разговора в более мирное русло. Тем более, что ему было чем порадовать сестрицу? Во всяком случае, хотя бы попытаться сделать это...
-Дорогой друг Адриан, милая сестра - я должен сообщить вам кое-что очень важное, -улыбнувшись, произнес Лауреано. -Сегодня я встретил в городе одного старого знакомого нашего дорогого отца и он пригласил меня в свое загородное поместье на свадьбу своей младшей дочери. Там будет много интересного - великолепный прием и маскарад, а еще охота для всех желающих. Я с радостью согласился и рассказал сеньору Руису о том что моя сестра тоже вскоре станет замужней дамой, на что он передал приглашение и для вас двоих, Адриан и Мерседес. Уверен что мы замечательно проведем время.
-Как любезно со стороны сеньора Руиса, -улыбнулся Собраре. Он хорошо знал этого человека - тоже дворянина, но в отличии от многих знатных людей Корволы не любившего полагаться на старый добрый "авось". Сеньор де Руис не так давно вложил все свои сбережения в торговлю пряностями и неплохо преуспел в этом, умножив свои капиталы. Правда, это не спасло его от пересудов в городе и унизительной клички "торгаш" от тех людей что надеялись будто их родовые сокровищницы пополняются золотом сами собой, словно по волшебству. Однако, Адриан как нетрудно догадаться абсолютно ничего не имел против более близкого знакомства с умным и предприимчивым человеком. Кто знает, быть может ему захочется расширить свое дело когда-нибудь и тогда он должен в первую очередь вспомнить о банке Собраре и никак иначе. -Я с большой радостью, приму это приглашение - пожалуй, мне тоже будет полезно забыть о делах и немного развеяться.
После этого ужина прошло еще два дня и затем как и было запланировано, Лауреано и Адриан подписали брачное обязательство, по которому Мерседес должна была стать женой хитрого банкира сразу после того как пройдет положенный прилиями срок после смерти ее отца. Еще несколько дней спустя пора было ехать в гости и Собраре очень понравилось поместье, в котором сеньор де Руис проживал вместе со своим семейством. Прежде всего, это была не только красивая загородная усадьба, которую было не стыдно показать друзьям - по большей степени поместье давно уже было превращено в отличную и приносящую прибыль ферму и кроме красивого сада здесь были виноградники, конюшни и прекрасно налаженное хозяйство. Молочные коровы и более мелкий домашний скот, благодаря которому хозяевам и их челяди точно не грозили черные дни.
Оказавшись в своей комнате, Адриан с удовольствием завалился на постель - было еще полно времени до начала сегодняшней, более чем богатой программы развлечений. Любимая дочка сеньора де Руиса пожелала устроить на своей свадьбе нечто совершенно особенное и ее отец с охотой согласился на маскарад, во время которого каждый из гостей должен был нарядится в яркий и красивый костюм с маской и позволить себе повеселится как следует - правда все же не забывая о приличиях. Но все же подобный праздник можно было назвать редкостью для чопорного Эстанеса, так что и Собраре не собирался терять зря времени и получше узнать свою невесту...

Отредактировано Адриан Собраре (11-10-2017 00:29:16)

+1

15

О, сколь много могла бы ответить своему жениху Мерседес, если бы только ее любимый братец не взялся бы рьяно менять тему, отвлекая будущих супругов от совершенно неподобающего разговора ни для дочери графа, ни для кого-либо другого в этой стране. Стране, в которой процветали свои особенные устои и нравы, на которых, можно смело сказать, она успела просуществовать не один десяток лет. Сотни лет уже существует Империя Эстанес в том облике, в котором она была создана для того, чтобы укрепить власть семьи Дона, поработив остальных жителей Империи, в которой без лишних зазрений совести избавлялись от ереси и греха. В какой-то степени, переча мужчине, женщина всегда могла подпасть под критику – и это в лучшем случае, если только мужчина не пожелает избавиться от непокорной женщины, отыскав более покладистую и спокойную натуру, в компании с которой ему не придется каждый раз держаться на бортик их лодки, опасаясь оказаться за ее бортом. Нет, конечно, этот мир был создан для мужчин, особенно для мужчин, которые могли себе многое позволить – и Адриан Собарре был одним из них. Он, поставив перед собой цель, сделал все ради того, чтобы добиться оной и в этом, Мерседес должна была признаться, заслуживал только похвалу. Его слова, действительно, не расходились с действиями, тогда как она, слабая и неспособная ничего изменить женщина, могла лишь принять его победу с должным уважением. Вот только капитулировать перед ним она не могла и не желала. Было уже что-то определенное в их с Адрианом отношениях, когда она могла позволить себе быть откровенной в своих словах и действиях со всей присущей ей дерзостью, которую обычно всеми силами держала при себе.
Впрочем, Адриан просил ее быть с ним честной?
Это было тогда в саду, всего лишь раз, но этого было достаточно для того, чтобы она забыла о том, что она – всего лишь женщина. Женщина, мнением которой не интересуются до поры до времени. Женщина, от которой нужно лишь послушание и исполнение супружеского долга, рождение и воспитание детей. И, нужно признаться, Мерседес не задумывалась о том, каким этот долг должен был быть испытанием для каждой женщины. Никто из ее подруг не говорил об этом, опасаясь, что кто-нибудь из взрослых услышит и дома накажет. А самой Мерседес не приходилось расспрашивать об этом свою мать. А все потому, что лишилась ее так давно, что ее светлый лик графини де Берги, она запомнила по старинному портрету кисти не слишком умелого художника, который не умел передавать истинные черты лица прекрасной сеньоры. Но, конечно же, об этом тоже не принято говорить. Все-таки считается, что портрет – не зеркало, которое должно сохранить в себе облик человека, а лишь символы, которые переносит художник на полотно. Высокий лоб в языке этого символизма говорит об уме, изображенном человеке, тогда как большие уши передают о его способности выслушать. И не важно, что у человека внешние черты могли быть кардинально противоположны.
Конечно, этот ужин прошел не так уж и плохо, за исключением лишь того, что дочь графа де Берги практически ничего не съела, от чего отправилась спать с ворчащим желудком от недовольства. Правда, юная сеньорита не торопилась спать, а лишь уселась на подоконнике в своих покоях, откуда уставилась на звездное небо, будто пытаясь у него спросить о том, как же ей быть теперь? Ей не хотелось замуж. Ни за Собраре, ни за того жениха, о котором банкир заговорил с ней. Она не хотела быть чьей-либо собственностью или трофеем, добычей или любовницей. Ей хотелось спрятаться, чтобы никто не трогал ее, а время шло своим чередом…
- Мерседес, почему ты еще не готова?! – войдя в покои своей сестры, возмутился Лауреано.
В день, когда была назначена охота во владениях Руиса, к которому и отправлялись в гости многие почтенные семейства Корволы, она все еще лежала в постели, не озаботившись тем, чтобы привести себя в надлежащий вид.
- У меня болит голова, - пожаловалась она. – Передай мои извинения сеньору Руису и моему настойчивому жениху, который и без меня сможет поохотиться на … Кстати, на что там будет охота? – несколько театрально задумалась девушка, тяжко вздохнув, посмотрев своими большими карими глазами на брата, как только тот сел на край ее постели.
- И с каких это пор болит у тебя голова? – было похоже на то, что Лауреано не поверил Мерседес.
- Как только я открыла глаза сегодня, - тяжко вздохнула она.
- Как интересно: лоб у тебя не горячий, а на щеках – здоровый румянец, - хмыкнул молодой граф. – Я вижу, что ты Мерседес здорова. А если голова и болит, то быстро пройдет на свежем воздухе, поэтому собирайся, иначе мне придется начать это делать самому, - продолжил парень.
- Ты этого не сделаешь, - нахмурившись, сразу же отозвалась Мерседес.
- Проверим?
- Ты совсем меня не жалеешь! Выдаешь замуж за Собраре, который пусть и платит все твои долги, но все равно не достоин моей руки, и еще заставляешь меня ехать на эту охоту! – сев в постели начала она.
- Ну, если тебе так плохо, скажу, чтобы твою лошадь распрягли – поедешь в карете, а не верхом, - Лауреано был непреклонен. К тому же, он прекрасно понимал, что отсутствие Мерседес может сделать его друга менее щедрым.
- Не нужно. Я сейчас соберусь, - зло ответила девушка.
- Вот и славно, - Лауреано наклонился для того, чтобы поцеловать в лоб свою упрямую сестру. – Не забудь еще надеть тот подарок, который тебе прислал вчера Адриан. Синяя амазонка тебе должна подойти. Это же твой любимый цвет, - поднявшись с постели, продолжил молодой граф.
- И дай-ка я подумаю: кто об этом мог рассказать сеньору жениху? – она бросила в брата подушкой, но Лауреано успел уйти, заперев за собой дверь. Так что, Мерседес пришлось все-таки поторопиться, ведь начало праздника не ждало опаздывавших, а опоздание никогда не говорило об уважении людей.

Отредактировано Мерседес де Собраре (11-10-2017 21:15:08)

+1

16

У Адриана были все основания наслаждаться жизнью и радоваться исполнению своих коварных планов, ведь договор был подписан и благодаря этой, казалось бы обыкновенной бумаге, у прелестной Мерседес не было иного выбора кроме как выполнить волю своего брата. В какой-то степени этот самый драгоценный договор можно было назвать более чем выгодной сделкой для обоих сторон - Собраре получал красавицу-жену, а Лауреано свои расписки и сверх того внушительную финансовую помощь и возможность сохранить свою честь. Кроме того, Адриан пообещал помогать новообретенным родственникам и после свадьбы, так что новый граф де Берги мог не задумываться о том где ему брать деньги на содержание дома и младшей сестрицы.
Итак... у старшего сына банкира было замечательное настроение, пока он с удовольствием валялся на удобной кровати в гостевой комнате, раздумывая не только приятно провести время в компании невесты, но и с пользой для семейного предприятия. Надо было найти какой-то дружеский подход к старшему Руису, чтобы в обозримом будущем тот захотел сотрудничать с банком Собраре - сделать вклад под хорошие проценты, либо взять внушительный займ под расширение своего дела. Определенно, это самое сотрудничество будет очень упешным и позволит приумножить капиталы всех участников сделки?
Поднявшись с постели, Адриан как следует умылся и затем переодевшись с дороги отправился немного прогуляться и осмотреться. И если большинство прибывших гостей гуляли в красивом саду возле господского дома, то Собраре направился к виноградникам и фермам, чтобы в полной мере оценить масштабы успешного предприятия.
-Прошу прощения... вы не заблудились, сеньор? -вежливо поинтересовался у Адриана управляющий фермами, как всегда обходивший все строения перед завершением очередного рабочего дня. -Если желаете, я прикажу кому-нибудь из слуг проводить вас обратно в особняк хозяина...?
-Не беспокойтесь - мне просто стало любопытно взглянуть на всю эту красоту, -улыбнувшись, ответил Собраре. -Когда умный человек с умом использует то что у него есть, это просто здорово. Не откажите в любезности, рассказать о здешнем хозяйстве?
-Знаете, я впервые вижу чтобы гости моего хозяина интересовались именно фермами, -произнес управляющий. -Но извольте - здесь нет никакой тайны. У нас есть виноградники, несколько больших полей и лугов для выпаса скота, а так же озеро, где находятся строения для разведения домашней птицы - преимущественно уток и гусей. Еще хозяин не так давно занялся разведением и продажей рабочих лошадей.
-Это великолепно... и более чем впечатляет. Мне бы хотелось все осмотреть, если сеньор Руис позволит - но уже при дневном свете, -вновь дружелюбно улыбнулся Адриан. -Благодарю вас за исчерпывающую и интересную информацию.
Поместье Руисов пожалуй можно было назвать этакой монетой с двумя сторонами - была та что показывали гостям и та что приносила прибыль. Благодаря собственной смекалке, хозяин поместья избавил свою семью от беспокойства за ближайшее будущее - ведь кроме ферм у него была еще и успешная торговая компания. Если бы все аристократы перед угрозой разорения, начинали действовать похожим образом, то определенно смогли бы вернуть прежние капиталы своих семей? Но на счастье Адриана и его банка, подобных людей в Корволе было очень мало...
-Сеньор Руис, позвольте поблагодарить за приглашение и высказать комплименты вашему поместью. Оно великолепно, -как и полагалось, произнес Адриан, вернувшись в особняк и встретив там хозяина празднества. -Я всегда преклонялся перед умными и сметливыми людьми. А еще, я хотел бы поздравить вас с бракосочетанием сеньориты Лусии и пожелать ей только счастья.
-Чувствуйте себя как дома, сеньор Собраре, -вежливо ответил Руис. -Благодарю за добрые слова и пожелания - надеюсь, Двое услышат их и моя дорогая дочка будет очень счастлива в браке. Однако, я слышал от графа де Берги, что вы скоро породнитесь с ним? Тогда позвольте вернуть вам поздравления? Прошу меня извинить, я должен встречать гостей - но мы с вами обязательно побеседуем позже.
-Не откажу себе в подобном удовольствии, -Собраре как и полагалось поклонился собеседнику и обернувшись тоже пошел встречать гостей, или, если говорить вернее, свою будущую родню. Лауреано под руку с Мерседес как раз в этот самый момент здоровался с хозяином дома и его супругой. -Мой дорогой друг, сеньорита Мерседес - очень рад вас видеть.
Лауреано мастерски сыграл радость при виде Адриана, чего не скажешь о его невесте - если бы ее темные глаза могли испепелять на месте, то сеньору женишку бы очень не повезло сегодня. Но как известно, кто платит тот и заказывает музыку, так что у брата и сестры не было особого выбора, кроме как быть хотя бы показательно любезными с сыном банкира. Хотя бы при посторонних людях точно.
-Сеньорита, окажите мне честь и немного прогуляйтесь со мной? -предложил Собраре, протянув руку Мерседес. -Я не видел вас несколько дней... Уверен что ваш брат найдет себе подходящую компанию, пока мы пройдемся по саду.

+1

17

Девушке понадобилось не так уж и много времени на сборы. К счастью или нет, но накануне вечером она приняла душистую ванну, благодаря чему ее темные кудрявые волосы сейчас были все еще мягкими и душистыми, ниспадая на ее плечи, прикрытые шалью. Они легко поддавались ее умелым рукам, когда Мерседес собирала послушные пряди в незаурядную прическу. Признаться по правде, порой графской дочери казалось весьма странной необходимость постоянно собирать свои волосы в прическу, которую всегда скрывала ткань головного убора, без которого было недопустимо выйти из дома. Будучи от природы пытливой и своенравной девушкой, Мерседес порой пыталась нарушить негласное правило приличия, подбирая особенно тонкие ткани для своих головных уборов, либо же украшая волосы нежной диадемой или какими-нибудь драгоценностями, на которые она всегда была падка. Однако сейчас она понимала, что не может себе позволить более играть в эту тонкую игру с традициями. Она была уже не просто дочерью графа, который закрывал частенько глаза на своеволие своей дочери и слишком редко журил ее за неподобающее поведение. После кончины отца к девушке пришло осознание того, что ее детству пришел конец, а скорое замужество превращало последние дни до дня свадьбы и ее церемонии тем, чем она боялась, не успеет насладиться в полной мере.
Впрочем, куда удобнее было просто не думать о том дне, который приближался к ней с несказанной скоростью. О свадьбе было лучше не думать сейчас, ведь она сможет подумать всегда об этом завтра. Никуда она, увы и ах, от нее не денется и не сбежит, но поставит ее на колени перед тем, кто вряд ли был достоин руки аристократки. Но ведь не одна только гордость превращала предстоящий союз с Собраре во что-то страшное и ненавистное.  Было что-то в Адриане такое, что заставляло ее каждый раз закипать, словно воду на огне, от гнева, а ее маленькие ручки сживаться в кулачки, которыми она была готова колотить его, пока он не прекратит ее доставать и выводить из состояния равновесия. Вот только искать причину этим чувствам она не торопилась, ведь она всегда успеет еще об этом подумать … позже.
Справившись с прической, девушка при помощи служанки забралась в роскошное платье, которое не должно было привлечь много внимание к себе, ведь поверх него она надела также накидку синего цвета, что скрывала ее руки и даже шею от взора любопытных взглядов. Не забыла Мерседес также и о перчатках, которые она сама для себя сшила и могла похвастаться практически ровным орнаментом, огрехи которого были видны только на обратной стороне.
- И почему ты такая не веселая? – как только Мерседес спустилась в главный зал их родового поместья, у кареглазой сеньориты поинтересовался ее старший брат.
- Ты еще спрашиваешь? Интересно было бы посмотреть на тебя, когда бы тебе пришлось… - она не договорила, ведь Лауреано уже отмахнулся от нее, как от назойливой мухи. В этот самый момент девушка почувствовала себя глубоко оскорбленной на жизненную несправедливость и собственного брата, которому нет дела до нее. Не расплакаться в этот момент не давала лишь только гордость и упрямство, с которым она посмотрела на свою сестру, как только та заявила, что завидует ей.
Интересно было бы посмотреть, побывай она в ее шкуре! – зло подумала Мерседес, прежде чем последовала за братом. К счастью, они ехали отдельно: граф де Берги ехал верхом, а его сестра – в крытом экипаже, из которого могла видеть лишь украдкой уголки столицы, что продолжала жить своей обычной жизнью, не смотря на все празднества, которые устраивала знать. Однако, стоило ей покинуть карету уже во владениях сеньора де Руиса, как ее лицо переменилось: она улыбалась и не выглядела раздраженной и недовольной, а скорее скромной и счастливой.
- Ты выглядишь чудесно, - похвалил ее Лауреано, направившись вместе с сестрой вовнутрь дома, где хозяин встречал своих гостей. – Сеньор де Руис, с праздником вас! Мне сложно передать, как я рад вас видеть и видеть ваше торжество! – рассыпался в комплиментах новоиспеченный граф, пока его сестра скромно кивнула в такт его словам. Она уже заметила Адриана, что также подошел ближе к ним, и едва сдержалась, чтобы не демонстрировать своего истинного отношения к жениху.
- Добрый вечер, сеньор, - коротко ответила Мерседес на приветствие Адриана, прежде чем их не оставил втроем хозяин этого вечера.
Впрочем, именно к тому мгновению сеньор банкир и подготовил свое предложение о поздней прогулке, на которую девушка была совершенно не согласна. Она сразу же посмотрела на брата, ожидая, что тот не даст своего согласия на прогулку, вот только Лауреано коротко кивнул Собраре в ответ, вручив своему другу свою сестру. Казалось, разочарованию девушки нет границ! Но, оказалось, краски могут сгущаться еще больше…
- Извольте только далеко не заходить, - тихо произнесла она, обращаясь к Адриану. – Люди могут начать лишнего болтать, - добавила она следом, покосившись взглядом на молодого человека, что со всей присущей грацией и достоинством выводил ее на свежий воздух, пропитанный первыми цветущими кустами декоративных растений, призванных радовать глаза уже круглый год.
- Вообще, Адриан, - как только они вышли в сад, начала Мерседес, - я вам удивляюсь, - призналась она. – И иногда мне становится интересно, где находится ваша грань терпения? Когда вам покажется, что я перехожу черту, и вы решите отказаться от своей затеи брать меня замуж? – продолжила она, остановившись на усыпанной гравием дорожке, и повернувшись к своему собеседнику лицом. – Вам не страшно? – спросила она, достаточно мило улыбаясь ему, имея в виду, конечно же, свой предыдущий вопрос. Определенно, сейчас она не чувствовала себя в опасности. Напротив, сеньорита предполагала, что она – хозяин положения.

+1

18

-Знаете, дорогая сеньорита - ваше замечание относительно того что не следует заходить слишком далеко, в данный момент - по крайней мере для меня - прозвучало немного двусмысленно, -рассмеялся Адриан, без труда заметив с каким выражением Мерседес посмотрела на своего братца. Видимо надеялась что он не позволит увести ее в сад? Увы, но цена была уже заплачена, а "товар" продан, так что старина Лауреано не имел уже права голоса в данном вопросе. -И люди знают, что мы с вами скоро поженимся... так что вполне простят, даже если мы немного опоздаем к сегодняшнему ужину.
Надо полагать, никто из достопочтенных грандов не задумывался о том, какой может быть истинно смелая женщина? Та что не боится говорить все что думает и поступает соответственно? Естественно, все дворяне привыкли к тому что их жены милые, тихие, покорные и преданные... они не имеют собственного мнения и никогда не перечат своим мужьям, являясь красивым дополнением к интерьеру богатых домов. Если бы Адриан желал себе именно такую спутницу жизни, то уже давно бы женился на выбранной его родителями невесте - и надо полагать, она была бы вполне довольна собственным жребием? Но... хитрому банкиру хотелось вовсе не этого. Он хотел спровоцировать Мерседес и заставить ее быть такой какая она есть, а не такой как должно и узнать настоящую страсть, которую не может подарить тихая и покорная жена. Это определенно должен быть настоящий взрыв, вулкан, яркая вспышка, что заставит кровь быстрее течь по жилам и ослепляет всех на своем пути...
-Вообще, Адриан, -тем временем произнесла Мерседес, отвлекая тем самым своего кавалера от приятных мыслей. -Я вам удивляюсь.
-Неужели? И чему же, если не секрет? -улыбнулся Собраре, отметив что невеста назвала его просто по имени - определенно, этому стоило порадоваться? -Вы меня заинтриговали... Мерседес.
-И иногда мне становится интересно, где находится ваша грань терпения? Когда вам покажется, что я перехожу черту, и вы решите отказаться от своей затеи брать меня замуж? -продолжила девушка, ничуть не смущаясь. -Вам не страшно?
-По правде говоря, вы еще не сделали ничего такого, чтобы добраться до этой самой грани, -ответил Адриан. -Быть может, вам стоит попытаться перейти уже эту черту и напугать меня по-настоящему? Вы единственная женщина во всей Корволе, которую я мечтаю получить... и сделать своей. Пока что вы еще не знаете что это значит, но я более чем уверен что вам понравится. Жить полной жизнью, без каких-либо запретов и быть настоящей женой своему мужу, а не его собственностью - неужели вам этого не хотелось? Я бы предложил просто сломать все возможные грани, а не переступать их...
Как уже говорилось, сад в поместье Руиса был большим и красивым и в нем было немало укромных уголков, которые вполне можно было использовать не по назначению. Одним из таких уголков - уютной ажурной беседкой, спрятавшейся среди аккуратно подстриженных кустов - и решил воспользоваться хитрый банкир. Приведя туда свою невесту, Адриан не стал долго думать и жадно поцеловал ее, притянув к себе и воспользовавшись эффектом неожиданности.
Любимая матушка не единожды говорила упрямцу Адриану, что он никогда не сможет подчинить себе гордую и своенравную дочь графа де Берги... не понимая того, что ему и не хотелось этого. Хороший охотник обучает хищную птицу не меняя ее гордой сущности, а лишь добиваясь полного доверия по отношению к своей персоне - чего-то такого хотелось и Собраре. Покорить Мерседес, но при этом сделать так чтобы замужество не было для нее тяжкой мукой, которую каждая женщина должна вытерпеть со спокойствием стоика. Дать понять что законный брак может быть счастливым и позволяет брать от этой жизни все о чем только можно мечтать. Совершить невозможное, заставив гордячку сделать всего лишь один шаг что обычно отделяет ненависть от любви и наоборот...
Непосильная задача? Не для упрямца Адриана, который всегда был не менее своенравен чем его невеста, но всегда умел скрывать свои истинные чувства под маской привычной благопристойности.
-Когда ты станешь моей, я сделаю все чтобы ты была счастлива, -тихо произнес Адриан, взяв лицо Мерседес в свои ладони, что было более чем неприлично. -Я обещаю, что ты будешь единственной для меня, если только позволишь себя любить. Не один из этих аристократов никогда не позволит тебе такой как ты хочешь, не станет к тебе прислушиваться и думать о твоем мнении - но у нас всегда будет иначе. Ради тебя я сверну горы, Мерседес... если только ты этого пожелаешь. Дай мне шанс доказать что все мои обещания, не пустые слова? Я люблю тебя больше собственной жизни и это куда ценнее всех тех капиталов что у меня есть...
Вообще внезапные признания в любви не входили в планы Адриана, но раз уж так вышло - слово как говорится, не птица? И сейчас ему было очень интересно, чем ответит будущая сеньора Собраре на его пылкую речь, которой бы точно не позволил себе ни один из ее поклонников. Но хитрый банкир тоже любил поиграть с огнем, как и его строптивая невеста...

+1

19

«Откуда берутся такие люди, как этот?!» - нахмурившись, задумалась на какое-то мгновение Мерседес, пока вглядывалась в лицо своего жениха, который смело и без лишних предисловий заявлял, будто обладает большим запасом терпения, и все ее старания будут обречены на провал. Вполне справедливо было можно подумать, что Адриану действительно хотелось поиграть с огнем и попасть в несколько ситуаций, спровоцированных юной аристократкой, что вела себя с ним возмутительно и совершенно не допустимо. Все-таки женщина должна была быть покорной и кроткой – именно эти качества ценились больше всего, тогда как банкир проявлял более чем экстравагантный вкус, не желая жить скучной и размеренной жизнью. Впрочем, развлекать своего благоверного сеньорита не собиралась! Самым лучшим вариантом сейчас было, пожалуй, перестать реагировать на все выпады невыносимо нахального выскочки-жениха, однако процесс их отношений был уже … необратим.
- Непременно, - решительно кивнула Мерседес в такт своим словам. - Я воспользуюсь вашим советом, и что-нибудь придумаю, - пообещала гордая аристократка, делая вид, что не слушает тех слов, которые молодой человек пытался донести сейчас до нее. – Придумаю что-нибудь со вкусом, как я люблю, и оригинальное – чтобы вы запомнили на всю оставшуюся жизнь, - добавила она, заметно теряя терпение, надеясь вот-вот уже сбежать из поля зрения настойчивого кавалера, когда тот просто и незатейливо прикоснулся к ее губам своими.
Это был долгий и непозволительно откровенный поцелуй, к которому совершенно оказалась не готова Мерседес. Никто не прикасался к ее губам так, словно в них находился какой-то таинственный источник сил и энергии, из-за чего едва не пошатнулась и не упала, если бы только не руки парня, которыми он обвил ее за талию, не давая сбежать или вырваться. Однако Мерседес не была готова к побегу тоже. Поцелуй оказался на удивление приятной вещью, из-за которой она ощутила приятную слабость в ногах. В какой-то определенный момент, не целованная ранее сеньорита даже попыталась ответить на поцелуй, дабы продлить внезапно приятное ощущение, прежде чем их обоих к реальности вернул сам Адриан.
Он решительно взял ее лицо в свои ладони, не давая сейчас возможности отвести взгляд в сторону, и заговорил о, несомненно, серьезных и важных для него вещах, понимать в полной мере которые она не была способна из-за собственной неопытности. Но одно она знала наверняка – слова о любви, такие пылкие и неожиданные, она не ожидала услышать, пусть даже Марианна оказалась сейчас права в своих предположениях. Впрочем, если только сеньор сейчас не солгал, ожидая падения крепости от одних только очаровательных слов любви.
- Ты сумасшедший, - выдохнула она, пытаясь освободиться от молодого человека, его рук и объятий. – Как можно любить того, кого не знаешь? Любовь приходит в барке, со временем, если все хорошо, но у нас с тобой такого точно не будет, - решительно добавила она, требуя от банкира свободы и возможности уйти. – Дай мне дорогу. Уже поздно и мне не хочется опаздывать на трапезу, - добавила она, на самом деле вовсе не сгорая от несносного аппетита. Напротив, она скорее мечтала запереться в своих покоях, забравшись под теплое одеяло, чтобы никто не вдел и не слышал, как она ошеломлена будет пытаться справиться с настоящей бурей внутри себя, вызванной непозволительным прикосновением губ, который молодой банкир решил снова повторить. Однако на этот раз Адриан решил еще, и прижать ее к стенке беседки, пока его рук предпринимали попытки забраться под верхнюю одежду…
- Бесстыжий развратник! – выдала она вместе с пощечиной, когда ему удалось все-таки расстегнуть пару верхних пуговиц на ее верхней накидке, забравшись под которую он сжал ее грудь в руке. Решив все-таки более не испытывать судьбу, Мерседес сразу же сбежала от своего женишка, застегнув все свои пуговицы на накидке, пока она спешным шагом направлялась обратно к поместью.

+1

20

Что будет, если страдающему от жажды путешественнику показать источник кристалльно чистой прохладной воды? Или, к примеру человеку алчному до денег попасть в сказочную пещеру, полную несметных сокровищ и затем услышать - все это твое? Еще до того как сознание успеет, что называется, мысленно разложить все по полочкам, произойдет более чем нормальная реакция: и тот и другой человек бросятся к тому, чего они желают в данный момент больше всего на свете. Что же до Адриана, то пожалуй можно сказать что у него тоже была жажда обрести желаемое, но пожалуй несколько иного сорта, которую приличные люди обычно должны скрывать, так как пылкое проявление чувств нежелательно для мужчины из благородной семьи, даже по отношению к своим близким. Все должно быть благопристойно и благообразно... а наш сеньор банкир рисковал сейчас испортить не только свою репутацию делового человека, но и поставить под сомнение доброе имя своей невесты. И если бы кто-нибудь сейчас увидел Адриана и Мерседес, то пересудов по поводу их страстных объятий достопочтенным обывателям из высшего общества определенно бы хватило не на одну неделю?
-Как можно любить того, кого не знаешь? Любовь приходит в браке, со временем, если все хорошо, но у нас с тобой такого точно не будет, -тем временем ответила своему пылкому ухажеру юная сеньорита, не оставляя попыток освободится из его захвата. -Дай мне дорогу. Уже поздно и мне не хочется опаздывать на трапезу.
-Ты никогда не читала старинных легенд, Мерседес? -ответил Собраре и не подумав исполнить желание дамы. -Тех самых, что рассказывают о прекрасных женщинах, которые были вынуждены томится в высокой башне, ожидая спасения. Кроме дракона и доброй родни, что предпочла сгнобить бедную пленницу в башне, в подобных рассказах обычно присутствует храбрый рыцарь, который спасает прелестную сеньору, убивает дракона... и влюбляется в нее. Далее, они вместе уезжают, женятся и живут вместе до той самой поры, пока их не разлучит смерть. Вот и я полюбил тебя в тот самый день, когда твой братец пригласил меня в дом вашего отца... с того дня мне нет и не будет покоя, Мерседес. Я хочу чтобы ты была только моей...
Конечно же, пылкие речи ничуть не расходились с действием у хитреца-банкира и он вновь жадно поцеловал свою невесту, совершенно теряя голову от того что она оказалась так опасно близко. Мечта Адриана вдруг стала явью и обрела плоть и кровь и он был не в силах оторваться от нее... понемногу начав раздевать свою будущую женушку. Эта чрезмерная пылкость не могла не напугать графскую дочь и ей все же удалось сбежать после особенно хлесткой пощечины, что должна была заставить Адриана вспомнить о правилах приличия.
Вот только, хитрого банкира все произошедшее только лишь раззадорило. Мерседес была великолепна в гневе и тем интереснее будет заставить ее покориться своей воле, тем более что будущие супруги могли дать друг другу фору в упрямстве. С этими приятными мыслями, Собраре поправил свой черный бархатный дублет и направился следом за девушкой - они ушли вместе и соответственно вместе должны были вернутся в особняк. Догнать свою недовольную невесту Адриан успел уже почти около входа в дом... и как ни в чем ни бывало, подал ей руку.
-Я полагаю, что должен извиниться за свое поведение.., -тихо произнес Собраре. -Но я нисколько не жалею о том что сказал тебе, Мерседес - как и не жалею о нашем поцелуе. Ты прекрасна и находясь так близко рядом с тобой, любой нормальный мужчина бы потерял голову. Но я постараюсь держать себя в руках, пусть даже это весьма трудно.
Они вошли в зал, где был накрыт стол в честь приезда дорогих гостей вместе и даже были усажены рядом за роскошной трапезой. Правда Мерседес явно не хотелось этим вечером болтать со своим несдержанным женихом и она пользовалась привилегией любой хорошо воспитанной женщины - скромно молчать за столом, пока мужчины обсуждали политику, торговлю и прочие интересные для себя темы. Далее, все последующие дни что пришлось провести у Руисов, сеньорита де Берги старалась быть особенно осторожной и избегала оставаться наедине со своим женшком. Правда Адриан больше не предпринимал попыток повторить вечернюю приятную (для него) прогулку, решив что дождется дня бракосочетания и той сладкой ночи, когда у его жены не будет возможностей убежать и права влепить ему пощечину по физиономии.
Однако, если Собраре ожидал дня бракосочетания с закономерным нетерпением, то у бедной Мерседес все было совершенно наоборот? Но это уже несколько другая и не менее интересная история...

+1


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Отыгранное » un astuto plan


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC