Рейнс: Новая империя

Объявление

В игре — июль 1558 года

После неожиданной кончины Верховного Триарха Эйверской Лиги и убийства императора Эстанеса в Рокском море снова неспокойно — страны замерли на грани новой масштабной войны. Рейнская империя захвачена внутренними проблемами: политическими и магическими, на Севере по-прежнему сеидхе ведут войну со своим древним врагом, и в этой войне люди страдают больше всех.
Азалийские острова тревожно ждут нападения со стороны Эстанеса, в то время как все остальные еще только решают, вмешиваться им или нет. В общем, все очень плохо.

избранная цитата

"Забавно, даже магистр академии для сеидхе - все тот же дикарь, но с кремнем и огнивом, от которого может выгореть даже самый древний и мудрый лес. И вот я себя спрашиваю иногда, а есть ли сила, которая так же думает о сеидхе? Снисходительно смотрит на них и опасается, как бы они, неразумные, чего-то не натворили.

Эйрон фон Ревейн, "Сиды открыты, но сиды ушли"

разыскиваются

Бастиан фон Фробург

виконт, наследник и любимый сын

Риванон Бернез

дилвейнский дипломат

Риэйв фэр Ливеар

чародейка-сеидхе

Глен де Иден

лигийский дипломат

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Отыгранное » Следуй своей дорогой


Следуй своей дорогой

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время: 29 июня 1558 года
Место: дорога из Файбрукса на Рейнс
Погода: солнечно, сухо
Участники: Рихард фон Ангелар, Шарлотта фон Вайзен
Описание: ... и не слушай никого.

0

2

[indent] Дорога на Рейнс была неутомительна - широкий, почти прямой тракт, на котором легко могло разъехаться шестеро конных, содержался за счёт герцогской казны. По обе стороны от него на треть мили были вырублены деревья и кустарники, и только изредка где проглядывал свежий побег дикой ежевики. Гидеон фон Ангелар строго следил за исполнением этой повинности - его вассалы посылали крестьян на вырубку каждую весну. Богатство Анхальса прирастало торговлей. Замечательное расположение в самом центре Империи, выход к морю и протекающие по его территории реки предрешили судьбу герцогства, но фон Ангелары не привыкли полагаться только на божье расположение, и потому заботились и о сухопутных артериях, по которым без устали перевозилось их благосостояние. Караваны могли не опасаться за сохранность своих товаров. Ворью разного рода не было где укрыться на всём протяжении главных дорог. То тут то там путникам встречались постоялые дворы, где они могли сменить лошадей и отдохнуть сами. Каменные колодцы перемежались верстовыми столбами, отмечающими мили до столицы. Если же несчастье настигало честного путешественника в таверне, то он всегда мог обратиться за помощью к имперскому правосудию. Гидеон фон Ангелар славился тем, что был хорошим управленцем, при нем число писарей и судей достигло своего пика. Помимо традиционно заседавших в ярмарочные дни окружных судов, он отправил по своим владениям передвижные конторы, где каждый желающий мог подать петицию лично герцогу, а буди в том надобность, и переслать ее государю императору. В таких условиях путешествие из столицы Анхальса до Рейнса превратилось в неутомительную поездку. Рихард не захотел ехать верхом, и взял с собою в удобный, крытый возок, свою новую игрушку. Шарлотта ещё не успела наскучить ему, а пребывать в столице он намеревался долго. Единственное, что омрачало дорогу, была маленькая, клочкастая собачка, которую любовница маркиза взяла в привычку всюду таскать с собой, то и дело слюнявя ее и без того мокрый нос. Псина крутилась на коленях у хозяйки, голосила как грешник на костре при виде пасущегося в поле скота и чесалась так, что фон Ангелар готов был задушить ее на месте и выкинуть вонючее тельце под колёса повозки. Шарлотта же смотрела на зверька влюблёнными глазами.
[indent] - Уйми ее уже! - вырвалось у Рихарда сквозь стиснутые зубы, когда животное вновь зашлось истошным воплем, - клянусь, прибью на месте, если оно сейчас же не заткнется!

+2

3

Дорога в столицу была гладкой, и даже мелкие бытовые неприятности, неизменно преследующие любое длительное путешествие, воспринимались Шарлоттой как приключение. Еще никогда в жизни ей не приходилось так далеко уезжать от дома. Впервые она оставила его, отправившись следом за маркизом Анхальса в Файбрукс, и тогда баронетте казалось, что это почти край света, а теперь ее путь лежал еще дальше - в столицу империи, и девушка прибывала в восторженном нетерпении. Сердце и оплот Анхальского герцогства сумел поразить ее не искушенное воображение, и сейчас она ждала еще большего от Рейнса. Каждую удивительную мелочь своего пути Шарлотта впитывала, как губка, чтобы запомнить и после перенести на бумагу – в письма своим братьям и сестрам,  у которых не было возможности покинуть родной дом и которые не могли разделить с ней нового и удивительного, но с которыми так хотелось всем поделиться. Рихард уставал от восторгов своей содержанки по поводу вещей, которые с детства были для него обыденностью, и баронетта старалась лишний раз не выливать на него своих впечатлений. Непременно стоило купить в столице подарков и отослать в Анхензе. 
Однообразный пейзаж за окном экипажа не надоедал Шарлотте и она, завороженная как ребенок, почти не спускала с дороги глаз, прерываясь только затем, чтобы почитать что-то вслух для заскучавшего маркиза или развлечь его как-то иначе.
Третьим пассажиром возка был маленький анхальский шпиц – обладатель светлого рыжего окраса и лая, больше похожего на утиное кряканье. Баронетта никогда не просила себе питомца, как никогда не просила у своего покровителя что-то в принципе: он баловал свою игрушку, наряжая в те наряды, которые самому хотелось с нее снять, заказывая украшения, которые как ему казалось ей шли, дарил те духи, запах которых удовлетворял его же пристрастие. Щенок был данью моде, дабы Шарлотта соответствовала образу файбрукской леди, но он завоевал сердце баронеты, немного разогнав ее душевное одиночество. Она назвала его на аверенский манер – Чардо, хотя частенько ласково звала просто Чачо. Маркизу девушка никогда не признавалась, но мордочка песика очень походила иной раз на выражение лица ее любовника, а потому и имя выбрано было для щенка не случайно – Рикардо – Рихард.
Шарлотта почти не спускала пса с колен, поднимая на руки, чтобы он тоже мог видеть дорогу, и пес возбужденно делился своим восторгом с попутчиками. Когда же маркиз не выдержал, баронетта поспешно убрала шпица от окна, развернув мордочкой к себе, и чуть поддернула занавеску.
- Тише, малыш, - громким шепотом воззвала она к собаке. - Я дам тебе что-нибудь вкусненькое.
Девушка потерлась носом о собачью макушку, вызвав у пса недовольное глухое ворчание, и посадила обратно на колени, сунув под нос кусочек вяленого мяса из корзинки с дорожными лакомствами. Пес замолк, прервавшись на жадное жевание.
- Вас что-то беспокоит, милорд? – Шарлотта подняла глаза на своего покровителя, мягко перебирая пальцами рыжую собачью шерсть. Это движение скрывало ее собственную тревожность. Она принадлежала маркизу всего несколько месяцев, однако невольно успела неплохо изучить его нрав, чтобы понимать, что причина раздражения Рихарда лежит гораздо глубже лая собаки.

+1

4

[indent] Зверек замолк, но принялся громко чавкать, жадно взгрызаясь в сухое, жесткое мясо. Если бы не крошечная пасть, не позволявшая ему наброситься на лакомство со всей своей яростью, пушистая тварь наверняка бы проглотила бы угощение в мгновение ока, и, пожалуй, подавилась бы им. На удачу того, чтобы псина сдохла, Рихард не надеялся, прикрывая глаза и потирая пальцами переносицу. Раздражение никуда не уходило. Ему наскучила дорога, и не терпелось уже наконец приступить к тому, что столь долго не давало молодому маркизу Анхальса уснуть своим обычным, глубоким сном. Рихард не привык к бессонице. Это было бессмысленное хождение по кругу, блуждание в бесконечном лабиринте одних и тех же мыслей, которые были ему слишком хорошо знакомы. Пустая трата его времени. С самого детства он чувствовал собственную важность, и от того минутами своими распоряжался с толком. Никогда Рихард не тратил времени зря, даже тогда, когда предавался пустым, по мнению других людей, увеселениям, поддевая старшего брата или же насмехаясь над наивным младшим. Все это было им продумано и должно было приносить, и приносило, маркизу пользу. Чачо пользы не приносил. Он раздражал его своим кряхтеньем. Покупая его своей наперснице Рихард думал, что щенок окупится так же, как окупались прочие его подачки, но вместо этого приобрел себе головную боль. Внимание Шарлотты переместилось на этот жалкий клочок шерсти, на котором она теперь сосредоточила свою женскую заботу, и это тоже бесило фон Ангелара. Он приобрел ее не ради того ,чтобы рядом с ним кто-то беспрестанно сюсюкал и тискался, и гладил, и смотрел с невыразимой нежностью во взгляде на нечто беспомощное. Рихард презирал слабость. Шарлотта нравилась ему как обьект для шуток, потому что она оказалась ладеко не такой безответной, какими обычно оборачивались все его предыдущие любовницы. С нею было весело и беззаботно обмениваться колкостями, которые были подобны тому, как свежо покалывает кожу ветер морозным январским утром, и она отчего-то понимала его настроение намного лучше дургих. Фон Ангелар зажмурился, проводя рукой по светлым волосам.
[indent] - Все, - просто ответил он, - Меня беспокоит все, Лотти, - он смотрел куда-то сквозь стену, прижав к губам круглую печатку кольца с им собственноручно нарисованным для себя гербом, который, конечно же старый Гидеон тотчас поднял на смех, назвав коровьим тавром. Рихард от эмблемы не отказался и продолжил методично оттискивать свою замысловато скрученную звездчатую ленту на каждом письме, которое отправлял в родительские владения.
[indent] - В основном то, что Хельберту наверняка ударила в голову столица, и покуда он месит сапогами дерьмо на арене, я буду разибраться с делами, которые отец поручил ему, - Рихард отнял руку от губ и постучал по краю окошка длинными ногтями, - Мне не впервой, но в этот раз надо умудриться позволить брату прыгнуть в лужу так, чтобы он при этом не окатил грязью и всю семью. Понимаешь? - надежды на то, что она присоветует что-то дельное он не испытывал, но мыслям, роящимся в его голове, нужно было куда-то вылиться.
[indent] - Разумеется, меня заботит и состояние имений в мое отсутствие. Его Светлость так увлечен пепелищем Хагена, что покуда он пытается собрать из останков хадданеев старые союзы, новые уже установятся без его участия. Я все это могу пропустить, Лотти. Гоняясь за наследством на бумаге, я должен удержать в руках настоящее герцогство.
[indent] - К тому же, Хельберт непременно отыскал себе в столице даму сердца, в дополнение к полагающейся ему невесте. Отец торопится с его обручением. В обход меня, - Рихард нахмурился еще больше. Наследники брата в его планы не входили, но их тени становились все четче. Преемственность — великая сила, которая питает старые дома Рейнса. Без нее все летело к Агресу. Пример Иверии был слишком свеж. Каждый вассал считал себя вправе засматриваться на герцогский трон. Фон Ангелары не могли позволить себе соперничества вне собственного семейного круга, потому даже Рихард вовсю задумывался о том, чтобы связать себя узами законного союза. Говорить о собственном будущем браке с любовницей было для него естественно. Он никогда не подумал бы о том, что Шарлотте такая беседа может быть нгеприятна. С чего бы? У нее было все, о чем она и мечтать не могла ранее. Его путь был намного сложнее ее.

+2

5

Шарлотта не понимала, во всяком случае, не до конца, как можно не любить родного брата и желать ему поражения. Своих братьев и сестер она нежно любила и даже скучала по ним, но в обнищавшей семье фон Зе делить было нечего, наоборот, чтобы выжить им приходилось сплачиваться и поддерживать друг друга, жертвовать многим, особенно старшим. В семье герцога все было иначе. Девушка не была знакома с двумя другими маркизами Анхальса, не была представлена к герцогскому двору, вращаясь в более низших кругах Файбрукса – в этом Рихард был осторожен и непреклонен, но и Шарлотта не просила его о большем. Однако не слышать о правящей семье было невозможно. Хельберт блистал на рыцарских турнирах и Шарлотта ни раз присутствовала на его победоносных боях, вздрагивая, когда с треском ломались копья и прикрывая ладошками  от волнения приоткрывающийся ротик, когда кто-то из воинов вылетал из седла. Однако что бы не происходило на ристалище глаза ее оставались открытыми к самому жестокому действу. Своему любовнику она неизменно говорила, что это ужасно и жестоко, но ей нравились мужские игры, проявление ловкости и силы, блеск доспехов и пестрота одеяний всадников и их огромных коней. 
При этом баронетта признавала, что одного восхищения чемпионом мало для бытности герцогом. Рихард подходил на эту роль больше: он казался более вдумчивым, более деятельным, более гибким, даже более умным, если верить всем рассказам покровителя о старшем брате. И Шарлотта даже не могла представить каково это жить в вечном соперничестве, в вечном стремлении доказать, что ты лучший, но начинала понимать почему среднего маркиза Анхальса так тянет в девичьи руки, и почему он остается с ней даже удовлетворив свою страсть.
Рихард искал тихую гавань, место, где он был бы лучшим без всякой борьбы, где он мог бы спокойно положить голову на девичьи колени, прикрыть глаза и говорить не опасаясь, и баронетта гладила его волосы, как сейчас гладила рыжего шпица. Эта мысль пришла к Шарлотте совсем недавно, внезапная, поражающая, и она еще не знала точно, что станет делать с этой догадкой. В первые недели близкого знакомства баронетта  почти ненавидела себя и презирала своего покровителя за то, что он делал с ней, с другими, но чем большим он делился с ней, тем большим было понимание. Хотели они двое того или нет, их жизни переплетались все запутанней, и Шарлотту это даже немного пугало – она откровенно не знала, что с этим делать.
- Может быть Вам тогда его просто подставить, - негромко обронила девушка, чуть дрогнувшим голосом. Она произнесла это куда-то в мягкую шубку пса, поднеся питомца к груди и в очередной раз ткнувшись в него носом. Предложение было настолько робким, что не расслышь его Рихард, баронетта не стала бы его повторять. Но близость собеседников в малом пространстве возка этой удачи не позволяло, и Шарлотте пришлось продолжить свою мысль: - Если это сделаете Вы, милорд, то вам не придется полагаться на случай. От начала и до конца Вы сможете все проконтролировать и не дать ситуации выйти за рамки, а позднее преподнесете заранее обдуманное решение проблемы.

+1

6

[indent] Рихард брезгливо поморщился от такой близости псины к прелестному рту его спутницы.
[indent] - Спусти его на пол, к чему нужно возить шерстью по лицу? - недовольно спросил он. В словах Шарлотты было много наивности и много правды, и не только о происходящем в семействе Ангеларов. Её собственные мысли всегда забавляли маркиза. Она упорно продолжала лепетать странную мешанину из вдолбленной ей богобоязненной добродетели, собственного детского простодушия и частично, перенятого у него опыта. Это последнее, равно как и пережитое самой девушкой, выпускало наружу ее живой, необкромсанный приличиями, ум. Рихард любил такие всплески разума, как он называл их про себя.
[indent] - Подставить Хельберта? Зачастую не нужно и выдумывать ему проблемы, он создаёт их вокруг себя, но ты права, все они слишком мелки и чрезвычайно утомительны для разрешения. Как туча мошкары в летний день. Доставляет неудобство, но быстро забывается, особенно, если день был тёплым. Остаётся решить, какая из проблем Хельберта наконец убедит отца в его полнейшей неспособности к правлению, - Рихард протянул руку, перехватывая запястье девушки и ласково, но рассеянно, поглаживая его пальцами. Её приятно было иметь рядом.
[indent] - Видишь ли, если бы Гидеона было легко поколебать в решении, он давно бы уже отстранил моего брата от дел. Старик упёрся. Он достал Хельберта из самых его любимых конюшен ради этого, хотя мог бы отправить в столицу меня. Какая жалость, что он не обуглился вместе с половиной Рейнса в драконьем пламени! Все было бы намного проще, - Рихард потянул руку девушки к губам.
[indent] - В столице тебе будет, чем заняться. Можешь разузнать что-нибудь особенное из арсенала рейнских дам? - он улыбнулся своим мыслям, - Веселись, развлекайся. Если потеряешь где эту тварь, я даже буду рад. Я не собираюсь оставлять тебя совсем в одиночестве.

+2

7

- Я только недавно мыла его травами! Он пахнет, как мешочек лаванды в подушках, - возразила баронетта, немного обижаясь за питомца, которого то и дело именовали грязным и мерзким, хотя песик по разумению Шарлотты был совершенным и обаятельным. Его нельзя было не полюбить, но Рихард категорически отказывался брать его на руки, и даже ни разу не погладил пушистую спину. Пес отвечал ему взаимностью, время от времени пытался хватать за пятки, или пристроиться к ноге ухажера хозяйки, дабы продемонстрировать свое главенство путем имитации соития. Шарлотта силилась упреждать подобное, научившись разбирать на мордочке пса, саму мысль об этом и подхватывала ворчащий рыжий комок от греха подальше. Она не сомневалась, что Рихард, не задумываясь, пнет шпица, как детский мяч. Вот и сейчас она отпустила собаку вниз, не желая конфликта между своими мальчиками, отгородив одного от другого как бы невзначай вытянутой ножкой.
Легкая, рассеянная ласка маркиза была приятной, и баронетта расслабила кисть, оставляя ее в полной власти маркиза. Такое доверие тоже пришло не сразу, и первоначально Шарлотта зажималась вся от любого касания любовника, неизменно оттирала свою кожу в бадье с обилием масел, после каждого его визита. Теперь близость была естественной, от самой малой, ненавязчивой, до настойчивой страсти. Не все пристрастия Рихарда одинаково нравились Шарлотте, но она научилась находить свое удовольствие в них, и даже становилась подчас инициатором.
- Значит нужно что-то, что крайне бы разочаровало Вашего отца, - подытожила баронетта. Ее пальцы едва ощутимо дрогнули, когда Рихард пожалел, что его брат не обратился в пепел, как многие несчастные на праздновании Дня Моря. Это были жестокие слова, но вместе с тем Шарлотта чувствовала и ту болезненность, которая досаждает самому маркизу. Легонько высвободив свою руку после поцелуя, она коснулась щеки спутника.
- Вы же умнее своего брата, милорд, я уверена, что Вы сможете придумать что-то беспроигрышное, - заверила баронетта, приободряющее улыбаясь. – В столице много влиятельных людей, попробуйте заручиться их поддержкой. Вы явно разбираетесь в людях лучше брата. А я обновлю арсенал…
Последнее обещание далось Шарлотте уже не так вдохновенно. Скорее ей хотелось помочь Рихарду в его деле, или найти того, кто ему бы помог, но она совершенно не понимала еще с чего стоит начать.
- Подарите мне нового щенка, милорд? – поинтересовалась баронетта в ответ на обещание не оставить ее одну, что тут же вытеснило задумчивость и серьезность из ее взгляда.

+1

8

[indent] Ему не понравилось то, что Шарлотта высвободила руку. Рихард потер лоб, морщась не то от своих мыслей, не то от духоты в карете.
[indent] - Крайне разочаровать Гидеона способно только предательство Анхальса. Вот уж где его отцовские чувства пылают ярче всего. Но что бы такого мог натворить Хельберт, с его идиотским рыцарством, я ума не приложу. Он с младенчества спит, завернувшись в красную простынь.
[indent] Позор Анхальса... Мысль эта тут же нашла в голове Рихарда уютное место и принялась вить там гнездо. Проблема была в том, что он был прав — всех своих сыновей Гидеон фон Ангелар воспитал так, что они скорее готовы были позволить выпустить себе кишки, чем поступиться честью родного герцогства. В случае с Хельбертом эта привычка была многократно усилена его наивностью. Сыграть на маленьких ошибках Рихард не мог. Ему оставалось пока только положиться на волю провидения и надеяться, что столица предоставит ему шанс.
[indent] Он снова поймал руку своей спутницы, в этот раз настойчивее прижимая ее к губам. Он кожи девушки пахло медом. Рихард чуть прикусил ее ладошку.
[indent] - Ты права, я разбираюсь в людях намного лучше. Хельберт может быть полезен там, где требуется заткнуть брешь в линии наступления. Его чугунная башка отлично для этого подходит. Он настолько туп, что страх отсутствует в его словаре. Управлять герцогством он не в состоянии. Но тебе не стоит забивать свою голову этими заботами, - он потянул ее руку, укладывая ладонь себе промеж ног.
[indent] - Тебя поселят на хорошем постоялом дворе. Будь любезна не заводить ненужных знакомств. Нет. Новую псину я тебе не подарю. Попроси чего-то другого. В рамках разумного, - он поднял один палец. Рихард никогда не позволял своим увлечениям бить по его средствам. Он четко знал, сколько мог потратить и придерживался самолично установленного бюджета.
[indent] - В прошлом месяце ты снова потратила деньги на ерунду. Я уже говорил тебе, прекрати сыпать серебро перед теми, кто его не заработал. От твоего поместья одни убытки. Я подумываю продать его. Урожаев нет, дерево заготавливать некому. Бездонная дыра. Подумай, куда пристроишь своих братьев, или кто там у тебя остался. Мне надоело тратить свои деньги на их кормежку, - он не злился на девушку. Эти расходы были неибежным злом, потому говорил Рихард спокойно. Но дальше так продолжаться не могло, а потому стоило подготовить ее к тому, что рано или поздно ей придется прекратить свои выходки.

0


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Отыгранное » Следуй своей дорогой