Рейнс: Новая империя

Объявление

Навигация
О проекте Гид по матчасти Карта мира Сюжетные события Персонажи в игре Внешности Нужные персонажи
Объявления
ACHTUNG! На форуме сюжетное обновление — выложен сюжетный зачин для новых сюжетных веток, в этот раз они охватят Эстанес, Лигу и острова. Ознакомиться можно здесь. Кроме того, теперь есть возможность играть в июле.
NEU! Дорогие гости и жители Рейнса! Мы празднуем двухлетний юбилей форума, в честь чего полностью обновили дизайн. Не за горами новые сюжеты, акции, etc. Не проходим мимо!
ACHTUNG! Форум перешел с системы активного мастеринга на систему смешанного мастеринга. Будьте бдительны.
В Игре
июнь-июль 1558 года от Великого Плавания

Кажется, все уже не столь и страшно, по крайней мере, для Иверии: император пришел с войсками, у генерала Хольца есть план. Виден свет в конце этого туннеля. В столице же напротив, все самое веселое только начинается: инквизиция берет город под контроль, малефики продолжают наводить на всех ужас, а их лидер, кажется, не знает, как это остановить. Что касается севера, то там, кажется, пока затишье... но надолго ли?
А тут еще и южные соседи подкинули дров в и без того яркий костер — в Эстанесе государственный переворот и раскол внутри правящей семьи, у которого могут быть далеко идущие последствия, и это все на фоне смерти старейшего из владык Рокского моря, Гвиннэ ап Ллевеллина, что означает и для Лиги период перемен.
В общем, все как обычно..


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Настоящее » Лихие пришли времена [C]


Лихие пришли времена [C]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Время: 25 июня 1558 года
Место: Улвен, Каэр Ревейн и окрестности
Погода: пасмурно, тепло
Участники: Альберто Хаймар, Эйрон фон Ревейн и все, кто захочет присоединиться
Описание:
Все знают, что Улвен стоит на костях. На остовах прошлого, о котором помнят немногие, прошлого, которое попытались забыть — но не смогли до конца. А время, меж тем, идеи по кругу, и старые сиды оживают в предвестии беды.

0

2

[indent] Вести из Эрланга дошли накануне ранним утром, и Альберто сначала не поверил. Сотни лет держался не скрепленный никакими печатями договор, даже не преданный бумаге - почти не существующий, но в то же время действующий и выполняемый обеими сторонами, и свидетельство того, что слово короля Арвэ крепко, на севере ощущалось как нигде. Ему доводилось бывать на юге, где даже в среде ученых мужей о дикой охоте отзывались как о старой легенде об армии призраков, раз в год проносящейся в небесах, или как о происках малефмикарской братии, повадившейся смущать умы праведных агастиан и внушать им страх, но на севере знали истинную цену нынешнего спокойствия и мирного неба на Самайн - поколения заплатили кровью, прежде, чем король Арвэ решил положить этому конец.
[indent] Но сегодня что-то изменилось. Что-то пошло не так, и Альберто с тревогой прислушивался к сплетням в коридорах академии,  к пересадке, в которых можно было вывесить и зерно истины тоже. В одном он был уверен точно - причина, заставившая сеидхе нарушить вековой договор, должна быть поистине весомой, и это тревожило больше, чем примерный подсчет жертв новой Дикой Охоты.
[indent] Это сулило им беду. Перемены, в которым они едва ли готовы.
[indent] — Уж не полагаете ли вы, мастер Хаймар, что сеидхе не по своей воле пришли на земли Эрланга? - когда он осмелился озвучить свои соображения, то закономерно понят не был. Перед сидами в Улвене благоговели - и сидов в Улвене не любили, и Альберто это отчасти понимал. Трудно, почти невозможно любить то, чего не понимаешь. И над чем не имеешь власти. Чья воля сильнее твоей воли и будет вечно ее подавлять - чем сильнее росло могущество империи, тем чаще в ней были недовольны прошлым вмешательством короля Арвэ в её дела. Правда, это уже не вмешательство.
[indent] — Помилуйте, магистр Эйвор, разве сиды что-то делают не по своей воле? - убрать иронию их голоса не вышло, хотя она была неуместна. Погибшие в северном Эрланге е точно не оценили бы. - Я думаю только то, что они были вынуждены это сделать...
[indent] — Вынуждены нарушить ими же данное слово! - мастер Хэддок был бледен,как мел, явно уже нарисовал себе страшные картины грядущего. - Мастер Хаймар, это же вероломно! Мы все должны пойти к герцогине и узнать у нее, что она намерена делать и как реагировать!
Как тут можно отреагировать, баран.
[indent] Альберто расправил складки мантии, но их кулуарное совещание прервал стук в дверь, что было неудивительно. Новости нынче приходили с завидной регулярностью.
[indent] Мальчишка-посыльный был обряжен в герцогскиецвета, что само по себе уже не сулило приятные новости. Обычно правители Улвене искали совета академиков тогда, когда что-то случалось и нужен был совет ученых мужей.
[indent] Каждый из которых уже готов ждать на юг, наложив в штаны.
[indent] — Господин Хаймар, Его Светлость маркиз Эйрон искали вас и просят прийти к Древесным вратам как можно скорее.
[indent] Все, кто это слышал, напрягся, но сильнее всех напрягся сам Альберто. Древесные врата - старый вход в заброшенный сид, на котором выстроен замок Каэр Ревейна, древний полый холм, внутри которого до сих пор кружатся листья в странном танце, падая с цветастого потолка, укрывая землю у корней старого, высохшего давно дуба. Маркиз был падок на все, что связано с сидами, не в том смысле, как его старший брат, и в этом они когда-то нашли свой интерес.
[indent] То, что Эйрон ищет его именно сейчас, едва ли было просто совпадением.
[indent] И это тревожило больше, чем новая Дикая охота, которая пока далеко.

+1

3

[indent] Он пробился никем не замеченный. Крохотный, гибкий, бледный росток, пролез сквозь толщу земли и камней, раскрошил рукотворную кладку фундамента старого замка и выбрался в погреб. Здесь в темноте, он какое-то время ждал, зеленел без солнца и отпускал мелкие листья. Крысы не трогали его, не приближались к нему, держась стен и углов.
   А потом, под утро камень треснул и закрошился, нежный росток одеревенел и потянулся вверх, сквозь каменные своды, деревянные перекрытия и дорогой паркет. Он ширился и ветвился, отбрасывая со своего пути мебель, пока не остановился в главной приемной зале, раскинув густую дубовую крону перед герцогским троном, точно желал чтобы его приняли безотлагательно. Этот гость был напорист, бесцеремонен и молчалив. Замок фон Ревейнов единовременно вздрогнул, принимая его и замер. Зато началась настоящая суета среди его обитателей.     
   Слуги осторожно убирали из поврежденных помещений мебель и утварь, перенося все в иное крыло, укрепляли пол, который хоть и держался на могучих ветках, но рисковать никому не хотелось. Беспокойство и страх зашевелились в человеческих душах, все уже знали о дикой охоте в Эланге и теперь никто не сомневался, что пробудившийся сид не несет ничего хорошего и Улвену. О возможной кровавой дани шептались на кухне и высказывались в герцогском совете.
   Наверно единственными кто не выражал беспокойства по поводу произошедшего были совсем малые дети и маркиз Эйрон. Последний сверх этого еще и испытывал непонятный никому восторг, задирая голову к раскинувшейся в зале дубовой кроне.
   За его спиной, держась поодаль, толпились все выписанные из академии помощники, студенты по большей своей части, местами не слишком усердные, но охочие до хорошего жалования, а потому крайне бесполезные в действительно значимых вещах.  Это младший фон Ревейн понимал по одним только округлившимся глазам своих инструментов. Каждый из них боялся даже прикоснуться к дереву сеидхе (это было вполне разумно), а вот Эйрон не преминул приложить ладонь к крепкой бугристой коре, провести по ней рукой, обойти ствол дерева кругом, прижаться к нему лбом. И все это с неизменной улыбкой.
   Если говорить по правде, то матушка велела не пускать сюда своего среднего сына, дабы тот не натворил чего-то непоправимого, не убился сам и не убил ближнего. Но маркиза было не так просто остановить, особенно с шайкой недоучек под рукой. Доблестная стража была прикована к стене, дрожащим магом земли. И до того момента, как герцогине доложат, что сын ее ослушался времени было немного.
   - Восхитительно, - бормотал Эйрон. – Он проснулся! Вы чувствуете, как магия возвращается в эту землю? – маркиз обернулся к своей растерянной свите, но те, как один, отрицательно помотали головами, что заставило его на мгновение недовольно нахмуриться. – Что ж вы все дармоеды такие. Даже я это чувствую.
   Ум фон Ревейна взывал к знанию более глубокому, а потому письмо в академию не заставило себя долго ждать. Нужен был тот, кто не побоится дойти до самого корня, а в данном случае – корней.
   О том, что гость пожаловал, Эйрон узнал от торопливого слуги, и выскочил Хаймару навстречу, точно малолетний мальчишка. Он должен был первым принести новость, поразить, зажечь интерес в другом.
   - Мастер Хаймар! – начал он без какого-либо приветствия. – Я ждал вас. У меня уже все готово. Для полноты не хватало только вас одного! Оно живое, мастер!
   Маркиз лично потянул коня своего гостя под узцы, но не по главной дороге к замку, а в обход его, где каменистый холм был круче, стены выше; где подступался лес, неизменно вырубаемый, чтобы сохранять какую-то видимость подножья крепости. Здесь, среди старых мшистых камней, усеявших крутой бок древнего холма, находился вход в сид – Древесные врата. Несмотря на название, врата не были так очевидны человеческому глазу. Они не возвышались на головами и не имели створок и петель, замков и ручек-колец. Многие века, неузнанные, сокрытые, они таились от человеческих глупых глаз, не способных увидеть большее, за чем-то совершенно простым. Но порталом вратам служили рассеянные камни, а створками были переплетения корней.
   В свое время, в нежной юности, Эйрону удалось их увидеть, но не удалось открыть, и оттого он пребывал в еще большем волнении. Здесь у самого входа, уже который день ожидали замученные слуги с инвентарем, который бы мог понадобиться в господину в путешествии.
   - Он пробил донжон насквозь за одну ночь, - не умолкал маркиз. – Матушка запретила мне к нему подходить. Но то в замке. Про сид она ничего не говорила, так что мы вполне в своем праве. Магия просыпается. Грядет что-то невероятное, мастер! И мы тому будем свидетелями… а может быть даже участниками.

Отредактировано Эйрон фон Ревейн (20-10-2017 16:44:20)

+3

4

Ему по дороге рассказали, что случилось в замке, и если бы не вереница вполне определенных событий, Альберто бы никогда не поверил в то, что это произошло. Ученые мужи Студиума, что при нем, что до него, никогда не допускали возможности того, что сидское дерево могло когда-нибудь ожить — оно стояло мертвым много лет, сухим и лишенным листьев, и все специалисты по магической флоре утверждали в один голос, что сидские деревья, раз умершие, неспособны более распуститься и зацвести. По словам же посыльного от маркиза, в замке сейчас творилось настоящее стихийное бедствие, с которым никто не знал, что делать — Альберто надеялся, что никому не придет в голову рубить ветки и корни дуба, который очнулся после многолетнего сна и забвения. Сидские деревья не просто деревья, говорят, что у них есть подобие души, как у других живых существ, что они способны испытывать боль тех, кто когда-то вырастил их из малого семечка, и тех, чья магия питает их корни и ствол. Всю дорогу до замка Альберто думал, как это вообще возможно, чтобы спустя столько лет дерево не просто ожило, не просто дало один росток или выпустило одинокий зеленый лист, а бурно погло в рост, настолько, что его могучие ветки пробили вековой фундамент замка Каэр Ревейн, который простоял больше тысячи лет, так бурно разрослось, что перегородило несколько комнат, по словам посыльного — великая, могучая магия заключена в княжеских деревьях, она процветает вместе с родом и сидом, умирает, когда угасает род и сид опустевает.
Это все имело какой-то смысл, какое-то значение, но он не мог пока понять, какое.
— Ваша светлость, — Альберто успел только кивнуть, когда маркиз засыпал его горой сведений, часть из которых уже были ему известны, а часть оказались новыми. Например, он молча порадовался мудрости и дальновидности герцогини Алантэ, которая понимала, может, чуяла своей сидской кровью, что дерево хоть и чудо, но все же лишний раз его тревожить не стоило. Не стоило бы ходить и в сид, который лежал в основании замка, который спал вместе с древней магией много лет, но Альберто не успел ничего сказать — Эйрон уже направлялся ко входу, который сам же когда-то и нашел, древние сидские врата, которые надежно хранили тайны своего сида.
— Я не уверен, что это безопасно, соваться в сид теперь, когда проснулся дуб, — Альберто полагал, что ему необходимо быть голсомо разума сейчас, хотя ему было самому крайне интересно посмотреть, что происходит внутри древнего жилища народа холмов. Эйрон был прав, магия проснулась, но им это едва ли сулило что-либо благоприятное, о чем Альберто и поспешил сказать вслух.
— Это наверняка как-то связано с происходящим в Эрланге, — проговорил Альбрто, когда они добрались до врат древнего сида, имя чье уже не помнил никто. — Сидская магия вернулась в эту землю, и сдается мне, внутри нас ждет совсем не просто какая-то заброшенная пещера. 
Мрачные и встревоженные работники поглядывали и на них, и на резные створки с видимой опаской. Простой люд знал сказки про сидов, но то были именно сказки, мрачные легенды, корнями уходящие в глубину веков, когда кровь обоих народов напитывала эту землю, когда Дикая Охота каждое поколение проносилась в небесах. Им было бесполезно объяснять, что сиды в сущности своей народ незлой — другой, непохожий на людей, и вести из Эрланга они встречали еще более враждебно, чем ученые и аристократы.

+1

5

[indent] Маркиз без какой-либо задней мысли держал коня своего гостя, пока тот спешивался. Матушка не раз твердила ему, что подобное не подобает статусу ее сына, священники пытались внушить, что боги недаром разделили людей на классы, предопределив вес тягот и забот для каждого, распределив возможности повлиять на мир в зависимости от добродетельных заслуг прошлых жизней, но тщетно. Империя менялась быстрее религиозных догм, простому человеку стало возможным дотянутся до вершины власти, вести армию или управляться с адмиралтейством. Так почему маркиз не может сам сшить себе сапоги или перековать коня? Для Эйрона это было больше чем прихоть или принцип, он мыслил живее и мыслил глубже, давно уяснив, что чтобы сотворить что-то новое, должно понимать процессы. Теории, построенные на теоретическом знании – зыбки, подчас лживы. Познать мир, по разумению маркиза, можно было лишь через практику и опыт, эксперимент. И Эйрон не опасался запачкать рук, а то и лишиться пары пальцев.
   - Жить опасно в принципе – от этого умирают, - отмахнулся он. - Думаете, сиды хотят забрать себе обратно земли? Мне кажется, тогда бы они вынесли ультиматум. Все-таки Король Чародей отличен от своего воинственного отца и доля благородства разума ему не чужда. Больше похоже на мобилизацию сил.
   Маркиз провел Хаймара ко входу в сид, который был расчищен от переплетавших его корней и слоя земли, навалившихся за века. Створки дверей казались совсем новыми, пусть грязными, но точно бы совсем недавно вышедшими из под умелого инструмента неизвестного мастера.
   - Просто заброшенная пещера меня бы крайне разочаровала! – улыбнулся Эйрон. – Ну же, мастер, вы должны знать как их отпереть. Я вот точно знаю, что вам любопытно не меньше моего, - маркиз позволил себе сжать плечо гостя, перейдя на заговорщицкий тон. – Нас там ждут ответы на вопросы, которые мы даже не решились еще задать. В конце концов, во мне тоже течет кровь сидов, и эта земля вдвойне моя родина. Так что идемте, даже умереть на пороге тайны куда заманчивее, чем у себя в постели!

+1


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Настоящее » Лихие пришли времена [C]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC