Рейнс: Новая империя

Объявление

Навигация
О проекте Гид по матчасти Карта мира Сюжетные события Персонажи в игре Внешности Нужные персонажи
Объявления
ACHTUNG! На форуме сюжетное обновление — выложен сюжетный зачин для новых сюжетных веток, в этот раз они охватят Эстанес, Лигу и острова. Ознакомиться можно здесь. Кроме того, теперь есть возможность играть в июле.
NEU! Дорогие гости и жители Рейнса! Мы празднуем двухлетний юбилей форума, в честь чего полностью обновили дизайн. Не за горами новые сюжеты, акции, etc. Не проходим мимо!
ACHTUNG! Форум перешел с системы активного мастеринга на систему смешанного мастеринга. Будьте бдительны.
В Игре
июнь-июль 1558 года от Великого Плавания

Кажется, все уже не столь и страшно, по крайней мере, для Иверии: император пришел с войсками, у генерала Хольца есть план. Виден свет в конце этого туннеля. В столице же напротив, все самое веселое только начинается: инквизиция берет город под контроль, малефики продолжают наводить на всех ужас, а их лидер, кажется, не знает, как это остановить. Что касается севера, то там, кажется, пока затишье... но надолго ли?
А тут еще и южные соседи подкинули дров в и без того яркий костер — в Эстанесе государственный переворот и раскол внутри правящей семьи, у которого могут быть далеко идущие последствия, и это все на фоне смерти старейшего из владык Рокского моря, Гвиннэ ап Ллевеллина, что означает и для Лиги период перемен.
В общем, все как обычно..


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Настоящее » Как пройти в библиотеку?


Как пройти в библиотеку?

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Время: 19 июня 1558 года, после полудня
Место: Рейнс, Академия
Погода: солнечно, тепло
Участники: Мэйв эр Дагайн, Рейнар ван Хейссен
Описание:
порой за улыбкой обыденности можно разглядеть оскал вечности. Кто захочет приглядываться?

0

2

Max Richter - A Croud of People Turned Away

[indent] Всё начиналось безобидно.
[indent] Дней десять назад или около того четвёртый курс прислал выборную делегацию с просьбой провести им несколько дополнительных занятий. Мэйв, конечно, была о себе высокого мнения, но не настолько, чтобы всерьёз полагать, будто двадцатилетние юноши и девушки предпочтут её общество приятному времяпровождению вне стен академии. От осторожных расспросов делегация уворачивалась, как испуганный угорь, и, не будучи поклонницей рыбной ловли, Мэйв вежливо выразила сомнение в целесообразности такого шага. Четверокурсники испарились, а через полчаса перед ней стоял пятый курс с той же просьбой и с признанием: они поспорили с магами земли. Причина спора была забыта, как только её озвучили, в отличие от средства, призванного выявить правую сторону: студенты решили строить замок. Среди бела дня, на плацу, где должны были идти обязательные занятия по физической подготовке и военному делу и уже отменённые, потому что дети успели дойти до ректора и главы военной кафедры и получить разрешение на эту авантюру. Более того, им хватило глупости назвать имя Мэйв в числе преподавателей, поручившихся за благополучный исход задуманного, и тут она рассердилась не на шутку. Шуметь долго, правда, помешали любопытство и шестой курс: а вдруг и правда сумеют построить? - и провести занятия она всё-таки согласилась.
[indent] - Готовы к поражению, леди эр Дагайн? - Ламораль, оппонент от стихии земли, жадно глядел на чертежи в руках судей и заметно нервничал.
[indent] - Только не в этот раз, лорд фон Альетт, - убедившись, что их никто не подслушивает, она понизила голос. - Чем соблазнили вас?
[indent] - Не поверите, миледи. Подумал: а если в самом деле сами справятся?.. Вы уже знаете, что наши судьи назначили аналогичное испытание для своих на конец месяца? Объявят об этом после вашего позора.
[indent] - Или вашего, друг мой. Миледи, - Вихард Ланзол с лёгким поклоном протянул им запечатанные конверты. - Дориа взял на себя смелость проинструктировать и расставить ваших подопечных в нужном порядке, пока вы заняты.
[indent] - Что вы имеете в виду? - Мэйв наконец развернула бумагу. - О!
[indent] - Рад вашей радости. Нарисуете и нам подобное?
[indent] - Если останусь жива, - пробормотала она, изучая содержимое чертежа. - Сколько у нас времени?
[indent] - У вас, дорогая Мэйв, - сколько угодно. У них, - Вихард указал на выстроившихся на плацу студентов. - Пять часов. Проверяем стабильность по точкам и соответствие плану все вместе, вчетвером, вмешательство наставников во время выполнения задания - по необходимости, но будет учитываться при принятии решения, устные советы - сколько угодно. Желаете приступить?
[indent] - Желаю вернуться в прошлое и дать себе по шее, - Ламораль скомкал чертёж и направился к плацу. Мэйв, поймавшая себя на той же мысли, поспешила следом.
[indent] Четыре часа спустя на плацу в самом деле высился замок с башенками, оконными проёмами и даже падающей решёткой. Решётку старательно удерживали в промежуточном положении, не пуская любопытствующих и не мешая заканчивать работу внутри. Не то чтобы кто-то сомневался в фантазии Леона Дориа, который, не уродись он магом, непременно стал бы именитым художником, но ни Мэйв, ни фон Альетт, ни студенты, в поте лица пытающиеся уложиться в отведённый срок, даже представить не могли, что расплывчатое “построить замок” выльется в… это. Они не просто строили общий замок, они возводили его, пытаясь одновременно удержать в узде две стихии. Стены, сложенные из воды и песка, ледяные колонны, обвитые каменным плющом, балконы, даже причудливый купол вместо обычного потолка - спорщикам пришлось пришлось несладко. Ожидавшие борьбы, они были вынуждены работать вместе и даже не имели возможности напакостить противнику. Спор до победного конца превратился в чистое искусство, и не избалованные им студенты Рейнской академии теснились вокруг плаца, шумно выражая свои восторги.
[indent] Некоторое беспокойство Мэйв начала испытывать только к концу пятого часа. Её подопечные держались хорошо и уже заканчивали наращивать каркас купола, когда женщина осознала, как много вокруг людей. Толпа никогда не внушала ей страха, гомонящая толпа студентов и коллег вовсе не должна была представлять опасности, но легкомысленно отброшенное уточнение “стабильность по точкам” вдруг обрело новый смысл. Медленно, будто во сне, двигаясь по ходу солнца, Мэйв обошла плац, тыльной стороной ладони касаясь влажных шершавых стен и наугад толкнула первый попавшийся под руку кирпич. Прозрачный, блестящий как ярмарочный леденец, он пошатнулся и упал внутрь. Тонкий звон разбитого льда потонул в радостных криках: спорщики закончили строительство. Ламораль в наброшенной поверх обычной одежды домотканной робе галопом устремился под своды, куда едва не за руки втащили Вихарда и Леона. Медлила только она, в любой другой день безоглядно вверявшая себя робкому, неуверенному колдовству будущих магов.
[indent] Берегись.
[indent] И наконец поняла их ошибку.
[indent] - Леди эр Дагайн? - Алоиза с мокрыми по самые плечи рукавами  стояла в дверном проёме и ждала наставницу. Уставшая и счастливая девушка не замечала, как на её тёмное платье сыпется какая-то мелкая крошка, а это значило, что времени у Мэйв не осталось совсем.
[indent] Молча, что было силы, она выдернула ученицу на открытое пространство. Лязгнула, падая, решётка, и Мэйв крикнула, больше от отчаяния, чем всерьёз рассчитывая быть услышанной:
[indent] - Лам! Лам, держи!
[indent] С южной стены, сверкая в жарких солнечных лучах, сорвался намертво вплавленный в мраморно-ледяную стену балкон. Жалобно заскрипела черепица на бойницах, почти по-человечески вздыхая, побежали по украшенным плющом колоннам трещины, и громадина казавшегося маленьким замка начала медленно валиться прямиком в подставленные руки Мэйв.

Отредактировано Мэйв эр Дагайн (08-10-2017 20:59:24)

+1

3

Он не особенно верил в успех этой идеи — библиотеки были хранилищем знаний, но не тех, что были ему нужны. Что могли ему помочь, и не только ему, но от незнания и отчаяния он цеплялся за последние соломинки, обрывки старых знаний, которые могли просочиться в человеческие книги сквозь годы, века забвения и забывания. Для этого придется перебрать множество книг, пересмотреть все стеллажи и вычитать между строк то, чего он сам до конца не знает и не понимает — память вернулась, но все еще не до конца, и в воспоминаниях его не было нужных ответов на сложные вопросы, ибо Рэйхарра был воином, но не мудрецом, он знал, как убивать, но не знал, как спасать и вести. За это давно, очень давно, отвечал в их стае кто-то другой, но он не помнил ни имени, ни образа, память вообще отказывалась возвращать ему имена и лица сородичей, как бы Рейнар ни пытался вспомнить. Как ни пытались эти воспоминания к нему пробиться.
Образами, запахами — голосами. Голоса звучали громче прочего, и среди них один заставлял в холодном поту просыпаться среди ночи и сдерживать желание броситься прочь из плена четырех стен, взметнуться в небо и там искать ответов, но рационализм человека, пусть и сдавшегося под натиском дракона, обрывал эти порывы. Заставлял засыпать снова через силу и прислушиваться к неразборчивым словам, в тщетной надежде узнать.
Но он не мог.
Книги всегда помогали отвлечься, даже если листать их придется бессмысленно и это не принесет никаких плодов. Даже если он впустую проведет время, ему остро было необходимо поразмышлять в тишине — над тем, что делать дальше.
Библиотека и одиночество, где общество старых книг располагало к этому, подходили лучше всего, и Рейнару пришлось очень выразительно молчать и смотреть в лицо караулящим Академию инквизиторам, которые с недавних пор были в городе повсюду. Он почти пожалел, что не заручился бумагой от императрицы или другого влиятельного лица, чье имя само по себе звучало весомо, а официальная бумага только прибавила бы веса его просьбе. Настойчивому желанию. Спасло вмешательство ректора, которого очень кстати отыскал какой-то сердобольный и внимательный преподаватель, просто проходивший мимо — он снова выразительно промолчал, решив никак это не комментировать и не ставить под сомнение, хотя конечно, понимал все. Визит посла Лиги, о котором судачит весь город, это событие. Особенно в свете того, что только слепой не отметил, что посол стал частым гостем во дворце и его стали часто видеть в обществе императрицы, и подспудно он ждал вопроса — но вопрос не прозвучал.
— Вас что-то особенное интересует в нашей скромной библиотеке, магистр ван Хейссен? — ректор Академии, моложавый старик Гектор фон Хауфе, был сама любезность и почтение, хотя это ему стоило быть почтительным, хотя бы для приличия. Рейнар был старше, но это то старшинство, которое никак не покажешь, которое нужно скрывать. — Мне казалось, что у нас едва ли найдется что-то, что может удивить посланника Лиги, у которого в распоряжении сама библиотека Эйверского студиума.
При упоминании Эйверской Башни у Хауфе горели глаза, и это было трудно не понять. Трудно было не понять и скептицизм мага, за которым стояло сомнение и скрывался незаданный вопрос "что же вам на самом деле здесь нужно, посол?"
Рейнар предпочел сделать вид, что не понял этого.
— Меня интересуют книги нестуденческих секций, магистр. В основном нечто, что досталось Академии в наследство. После недавних событий в столице я решил расширить свои знания о предметах, что раньше лежали вне сферы моих интересов, полагаю, что в Академии, которая готовит боевых магов для имперской армии, такие знания как раз могут найтись.
Витиеватая речь лилась, и, кажется, Хауфе это вполне устраивало, хотя хитрая гимаса ректора могла значить что угодно. Тот только кивнул и отрекомендлвал ему одну из своих коллег, которая, якобы, могла все досколнально показать и рассказать.
Рейнар вежливо улыбнулся.
Коллега, прикормленная давным-давно, которая тут же побежит в деталях докладывать ректору детали разговора и прочие мелочи, вплоть до того, на какой именно скамейке в библиотечном саду он решит устроиться с нужной книгой.
А может, и больше.
И, тем не менее, Рейнар не счел возможным игнорировать рекомендацию — это значило бы утвердить ректора в его подозрениях и дать ему повод интересоваться тем, чем интересоваться он не должен. Потому он направился искать описанную Мэйв, кем бы она там ни была, надеясь, что заверений в том, что ему нужно просто показать нужные полки, будет достаточно.
Нашел.
В первые мгновения он не понял даже, что тут происходит — выпущенная на волю безнадзорная магия дохнула в лицо резким холодом, от которого свело судорогой спину, но инстинкт был подавлен сам по себе, силой воли. На площадке для занятий творился форменный бедлам, но гораздо хуже было то, что он увидел после — место нерадивой ученицы, которая чересчур увлеклась процессом, занята искомая магесса, которой вот-вот на голову должен был рухнуть огромный кусок льда, чья магия ослабла. Рейнар почти не думал, выкидывая вперед руки и вкладывая в свой порыв с лихвой обнаженной силы, не успев толком подумать о том, что хочет сделать, сделать свою волю внятной и оформленной — сила ответила тем же, подняв по обе стороны Мэйв две неровные земляные балки, свалянные из сырой земли, песка и мелких камней. За мгновение до того, как балкон отвалился. Он рухнул на балки, которые просели и начали заваливаться, но сам Рейнар успел — прыжками подскочил к чародейке и дернул на себя.
Когда они оба оказались в безопасности, он позволил земле и ледяной мешанине рухнуть на площадку.

+1

4

[indent] Время не остановилось. Не замерли рассыпающиеся на отдельные песчинки земляные блоки, не застыл ползущий к ногам зевак насыпной фундамент, не перестала капать с тающих стен вода. Не появилось лишнего мгновения или даже целой минуты, чтобы обдумать свои действия и попытаться предугадать чужие. Если сейчас Мэйв допустит ошибку, если в спешке столкнёт своё колдовство с чужим, всё будет кончено. Обломки причудливой фантазии, вынудившей противников сплотиться, погребут под собой десятки людей, и…
[indent] Она никогда не боялась накликать беду мрачными думами, но на сей раз размышления были прерваны вмешательством извне. На лицо упала тень, руку пронзило болью, и её тут же выдернули на яркий свет. Тонкий жалобный скулёж упавшей ученицы стал ближе и громче, а Мэйв устояла на ногах каким-то чудом, принявшим форму мужской ладони чуть выше её локтя. Непонимающе проследив чужую руку взглядом от пальцев до плеча, Мэйв вырвалась, едва не лишившись узорчатого рукава. В животе кто-то будто разжёг костёр, но она лишь на мгновение прижала раскрытые ладони к корсажу и вновь подставилась под удар небрежного ученического колдовства. Жизни Алоизы ничего не угрожало, но сказать то же самое о запертых внутри магах и студентах Мэйв не могла, как не могла хотя бы не попытаться дать им немного времени. Им было нужно совсем немного, чтобы совладать с подступающей паникой, найти выход из опасной ловушки и постараться не умереть. И хорошо бы ей последовать их примеру.
[indent] Оглушительный треск заставил её вздрогнуть. Сферический купол распадался на неравные части, и ледяные глыбы, ещё недавно казавшиеся невесомыми лепестками неведомого цветка, кружились над плацем, даже не думая падать. Значит, Дориа жив и тоже видит главную опасность в кружеве купольного свода. Сосредоточившись и не пытаясь помешать размеренному движению, Мэйв безыскусно хлопнула в ладоши. Лёд побелел, а мгновение спустя брызнул во все стороны сухим снежным крошевом, злой, но безобидной метелью.
[indent] Пеплом. Белым пеплом, лёгким, тающим на ладони и горчащим на губах пеплом стал однажды твой дом, и тогда тоже падал снег. Снег и пепел; ты перестала их различать в тот день. Вспоминай.
[indent] “Нет. Это не мой дом.”
[indent] Пальцы свело судорогой. Там, внутри, остались почти все, кто мог ей помочь, и момент для спора был - хуже не придумаешь. От желания взвалить на собственные плечи всю тяжесть мира, они не стали сильнее и крепче, но и удовольствоваться уже сделанным Мэйв не могла. Сказочный замок, едва не ставший могилой для её коллег и учеников, торопились сжечь, расплавить, развеять по ветру, и ей оставалось лишь ловить в свои сети вырывающиеся из-под контроля нити чужого колдовства. Ряд за рядом, кирпич за кирпичом, стены становились всё ниже, гомон - громче, и когда над безобразным массивом смешанной со льдом и камнями жидкой грязи показалась голова облепленного студентами Вихарда, Мэйв наконец смогла дышать. Закаменевшие от постоянной возни с землёй рукава рабочей робы фон Альетта пали под натиском стихии, но Ламораль будто этого не замечал, продолжая размалывать в пыль останки стен. Все будто бы были в порядке, и Дориа багровел от крика, стоя по щиколотку в грязи:
[indent] - Что я сказал? Чему я вас учил? Идиоты! Вы ради этого сюда пришли? Чтобы ползать на брюхе и молиться?! Агресово семя!.. Когда вы выйдете за эти ворота, я лично прослежу, чтобы каждый - слышите? - каждый увидел, что трибуналом оканчиваются и меньшие проступки. А вы додумались стабилизировать объект в точках! Даже не в плоскости - в точках!
[indent] Мэйв поморщилась, но вмешиваться не стала. Лучше уж Леон Дориа, чем то подобие трибунала, которое ей уже приходилось видеть в стенах академии. Чудовищная небрежность самонадеянных детей едва не стоила жизни не только им, но и опытным магистрам, и ни о чём не подозревающим зрителям, кои теперь, убедившись в собственной безопасности, вновь окружили руины замка плотным кольцом. И среди них был тот, кто заслуживал хотя бы пары слов до того, как сюда примчатся с военной кафедры и конвоируют всех авантюристов, принимавших участие в уничтожении плаца, к ректору. Проведя рукой по влажным от растаявшего снега волосам, Мэйв сделала два шага и произнесла:
[indent] - Вы мне помешали. И, кажется, спасли мою жизнь, рискуя убить половину здесь присутствующих.
[indent] Она говорила спокойно, не повышая голоса и не заботясь о том, чтобы быть услышанной во вновь поднявшемся гвалте. В её голосе не было ни страха, ни вопроса, ни обвинения - простая констатация известного её собеседнику факта. Мэйв была уверена, что не ошиблась: лезть к колдующему магу отучали в первые дни пребывания в академии, а заново принимались учить буквально накануне выпускных экзаменов, строго, однако, не рекомендуя пользоваться новообретённым знанием. А значит, помешать ей мог только тот, кто не знал здешних порядков… или был очень уверен в себе, чтобы их проигнорировать. Коротко взглянув на руки чужака, она опять увидела приметное кольцо и, уголком губ улыбнувшись самой себе, подняла голову.

+1

5

[indent] Особенно рассчитывать на то, что ему будут сильно благодарны за вмешательство, не приходилось — чародеи были племенем гордым, и гордостью прикрывали в том числе и собственные ошибки, даже после раскачивания на краю пропасти уверяя, что ни за что бы не сорвались. Женщина поступила именно так и никак иначе, отчитала по-учительски строго, как будто он был одним из тех ее нерадивых учеников, что только что чуть не убили и ее, и наблюдателей, и добрую половину других преподавателей Академии. ОН полагал, что благодарности заслужил, а не короткой и сухой констатации факта о том, что он ее спас — с этим Рейнар мог только точно так же сухо согласиться, как будто отчитывался перед своим венатором о проделанной дипломатической работе.
[indent] — Полагаю, что, действительно, спас, — Рейнар иронично искривил рот в подобии улыбки, но это было именно что ее подобие. Произошедшее было лишено и намека на смех, смеяться тут было совершенно не над чем, даже несмотря на тот факт, что все обошлось каким-то чудом, его ли участием или вмешательством других преподавателей, звериным своим нутром он чувствовал, что эту женщину ему удалось спасти именно от смерти. С недавних пор тема смерти перестала вызывать какое-либо желание шутить, смеяться — смерть была началом новой дороги, и Рэйхарра с рпаской думал даже о самой возможности ее, со страхом представлял, что весь путь придется начать заново.
[indent] Он еще не помог Лиандеру. Еще не все вспомнил про самого себя.
[indent] Рейнар бросили короткий взгляд на тренировочный плац, где один из преподавателей строго, ором и словесными пинками, отчитывал провинившихся студентов, которые могли только прятать глаза.
[indent] — Возможно, этих недотеп и стоило бы покалечить в профилактических целях, — бросил он небрежно, оправляя одежду и смахивая с нее капли воды, что осталась от растаявших осколков ледяной конструкции и снежного крошева, что обсыпалось им на головы. В Эйверском Студиуме за такой просчет наказали бы по всей строгости, отлучив от занятий на несколько недель, выговорив бы родителям за своеволие учеников и потребовав возместить убытки школе — здесь, он подозревал, все было поставлено совсем иначе. — Но, кажется, ваш коллега с этим справляется прекрасно... А вы, позвольте...
[indent] — Магистр Рейнар, ваше превосходительство! — перепуганный насмерть ректор появился непонятно откуда, бледный, но красные пятна волнения и тревоги ярко проступали на сероватых от страха щеках. — Я прошу прощения, я очень прошу прощения за этот все... Мастер Дагайн, вы не ушиблись... Магистр, позвольте еще раз принести извинения, что вам пришлось вмешиваться в это...
[indent] Рейнар с трудом понимал причину такой тревоги ректора, разве что та же самая чародейская гордость говорила в нем, вызывая неудобство и желание как-то скрасить то впечатление, что могло возникнуть от провала его студентов, но Рейнар только с недоумением смотрел на него и жестами пытался остановить поток слов, что никак не хотел заканчиваться. Наконец, ректор выдохнул, бросил недоволный взгляд на плац, где все еще продолжалась экзекуция, потом снова на него и на чародейку.
[indent] — Мне сказали, что вы вмешались, магистр. Спасибо вам. Иначе бы Мэйв не смогла бы показать вам библиотеку, — по нервной улыбке было ясно, что это была неизящная шутка и намек одновременно. Рейнар понимающе кивнул, ректору явно не хотелось, чтобы посол Лиги долго толкался рядом с плацем и слушал то, о чем они сейчас будут тут говорить. Возможно, не хотел огласки. Из всех свидетелей только его он не мог бы попросить молчать, не ударив в грязь лицом.
[indent] — Вы хорошо их обучили, — сказал Рейнар, когда они покинули двор и пошли по крытой галерее в соседнее крыло, где, видимо, была библиотека. — Они в своем возрасте умеют то, что студенты в Эйверском студиуме учатся делать много позже.
[indent] Он не лукавил, это и правда было так. В Эйвере проще относились ко времени, уходящему на обучение, здесь, в Рейнсе, у всего были сжатые сроки — как человеческая жизнь, отведенная на все и сразу, в которую надо много уместить. В Лиге у многих было гораздо больше времени.

+1

6

[indent] Взглянув на собеседника, Мэйв улыбнулась шире, адресуя гримасу человеку напротив, но ясно давая понять, что это - всего лишь вежливость. Что её занимает отнюдь не необходимость произвести хорошее впечатление, а желание поскорее во всём разобраться и вернуть течение жизни в привычное русло. В рутину без скуки и тоски, где каждый день схож с предыдущим и так же от него отличен, в дни, когда её любимая аудитория с решётчатым полом оказывается то заметённой снегом, то по пояс залитой водой, то вовсе превращается в каток. В дни, когда она видит в глазах учеников азарт и восторг, а не вину и страх, и видят Двое, Мэйв придётся постараться, чтобы студенты смогли вновь поверить в себя, себе и друг другу. Виновные будут найдены, те, кто сомневался, но позволил довести дело до конца - тоже, но как обратить случившееся на пользу всем?..
[indent] Замечание о выборе наказания для провинившихся в мгновение ока вытащило её из размышлений, в которые Мэйв успела нырнуть с головой: невозможно было остаться равнодушной к столь явному пренебрежению, и женщина усилием воли удержалась от того, чтобы закусить губу. Чужак не назвал себя, не заявил тем или иным способом своё право на подобные суждения и высказывания, а потому вполне заслуживал того, что в порядочном обществе облекают в учтивое многословие, а в простом - объясняют в разы быстрее. Этот высокий сумрачный мужчина знать не знал, что добрая половина студентов в самом деле предпочла бы предложенную им кару душеспасительной проповеди Леона, а другая до кровавых соплей боится поймать на себе взгляд Вихарда. Завтра все они будут молить о пощаде Ламораля, которому ректор наверняка поручит руководить восстановлением разрушенного, а к концу месяца поймут, что не оправдали её доверия, и тогда-то наверняка взвоют многоголосым отчаянным хором, раскаиваясь и давая обещания, которые забудут, покинув академию. Но там их судьбы будут в воле тех, кто не прощает ошибок. А здесь решение оставалось за ректором, который прекрасно знал, что студенческие эскапады многократно заканчивались и гораздо большим ущербом, но отчего-то никогда ранее не торопился справиться о её здоровье заплетающимся от испуга языком.
[indent] Мэйв пришлось старательно прятать изумление: готовая и к растерянной угрозе, и к требованию немедленно объяснить происходящее как можно короче и подробнее одновременно, она меньше всего ожидала услышать не слишком успешно завуалированную просьбу увести гостя куда подальше. Беседа с глазу на глаз или в компании остальных преподавателей откладывалась, поэтому Мэйв коротко кивнула ректору и уронила:
[indent] - Прошу следовать за мной.
[indent] На ходу отряхивая подол от могущих случайно прилипнуть к нему песчинок чёткими, скупыми движениями, она направилась в здание академии. Мэйв шла быстро, клала небольшие шаги один в другой, и стремительное движение сквозь расступающуюся перед ней и снова смыкающуюся за спиной сопровождающего толпу, не давало ей разобрать и десятой части из удивлённых возгласов, шепотков и ошеломлённой тишины, стелющейся следом. Похвала, прозвучавшая, когда на галерее убавилось людей, вызвала у неё недобрую усмешку.
[indent] - И тем не менее моих учеников стоило бы покалечить, - не упустила шанс вернуть чужие слова Мэйв и тут же выпалила на одном дыхании: - Боюсь показаться невежливой, но я вынуждена выразить сожаление по поводу недостаточной осведомлённости, коя не позволяет вам в должной мере оценить ситуацию, а также представить степень вины её участников и грозящее им взыскание. 
[indent] Это было чистой воды баловство. Не самая безопасная из шалостей, острые слова, прозвучавшие тогда, когда ей следовало бы улыбаться и молчать, едва-едва склонив голову к плечу и не допускать до губ ни размышлений, ни выводов, ни осознания случившегося - и не случившегося. Ей стоило бы отстраниться, закрыться от окружающих и самой себя, обманывая всех вокруг иллюзией прежней мягкости и доброжелательности, и наблюдать, примечать малейшие детали, запоминать их и быть готовой в любой миг щедро поделиться ими с вышестоящими или бездумно подарить мужу, но кровь успокаивалась, и на смену решительности пришёл страх. Смерть уже протянула к ней когтистую лапу, но Мэйв спаслась - её спасли - и теперь люто завидовала оставшимся на плацу. Ей казалось, что было бы проще справиться с нахлынувшими эмоциями в кругу привычных лиц, найдя себе занятие, требующее монотонной работы рук, а не светской беседы с человеком, которого она знала только понаслышке, а теперь увидела собственными глазами.
[indent] Он не назвался, но ректор дал ей столько подсказок, что Мэйв дивилась, как не догадалась обо всём, едва прозвучало имя чужака. “Магистр Рейнар” - Рейнар ван Хейссен, разумеется. “Ваше превосходительство” - посол Лиги, который тихо прожил в столице сколько-то лет, а теперь вдруг оказался у всех на устах и за её спиной.
[indent] - При всём уважении к вашему превосходительству, - тяжёлые юбки бились о щиколотки, торопились поймать их в  шуршащий полотняный капкан, но не успевали толком обвиться вокруг ног. - Я вынуждена потребовать прямого ответа на один вопрос.
[indent] Мэйв замерла как вкопанная, не доходя до библиотеки какого-то десятка шагов. Ткань захлестнулась вокруг щиколоток и опала, левая ладонь легла поверх завязанного причудливым узлом кушака, а голос будто потемнел, обретая несвойственную в обычной жизни глубину. Мэйв чувствовала, как её начинает бить дрожь, но не могла с уверенностью сказать, что тому причиной: осознание собственной смертности или появление этого человека, в связи с последними событиями способное вывести из себя самых уравновешенных и хладнокровных людей.
[indent] - Библиотека - лишь отговорка? Или вам действительно нужно то, что знаю о ней я, но не её хранитель?

Отредактировано Мэйв эр Дагайн (05-11-2017 22:26:51)

0


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Настоящее » Как пройти в библиотеку?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC