Рейнс: Новая империя

Объявление

Навигация
О проекте Гид по матчасти Карта мира Сюжетные события Персонажи в игре Внешности Нужные персонажи
Объявления
ACHTUNG! На форуме сюжетное обновление — выложен сюжетный зачин для новых сюжетных веток, в этот раз они охватят Эстанес, Лигу и острова. Ознакомиться можно здесь. Кроме того, теперь есть возможность играть в июле.
NEU! Дорогие гости и жители Рейнса! Мы празднуем двухлетний юбилей форума, в честь чего полностью обновили дизайн. Не за горами новые сюжеты, акции, etc. Не проходим мимо!
ACHTUNG! Форум перешел с системы активного мастеринга на систему смешанного мастеринга. Будьте бдительны.
В Игре
июнь-июль 1558 года от Великого Плавания

Кажется, все уже не столь и страшно, по крайней мере, для Иверии: император пришел с войсками, у генерала Хольца есть план. Виден свет в конце этого туннеля. В столице же напротив, все самое веселое только начинается: инквизиция берет город под контроль, малефики продолжают наводить на всех ужас, а их лидер, кажется, не знает, как это остановить. Что касается севера, то там, кажется, пока затишье... но надолго ли?
А тут еще и южные соседи подкинули дров в и без того яркий костер — в Эстанесе государственный переворот и раскол внутри правящей семьи, у которого могут быть далеко идущие последствия, и это все на фоне смерти старейшего из владык Рокского моря, Гвиннэ ап Ллевеллина, что означает и для Лиги период перемен.
В общем, все как обычно..


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Отыгранное » Послевкусие вечера


Послевкусие вечера

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Время: 20 июня 1558 г.
Место: Рейнс, особняк фон Лойте
Погода: прохладно, морось 
Участники: Эйрис фон Ревейн, Сафир фон Лойте
Описание: нельзя просто так уйти, всегда есть что добавить, и добавить, и добавить к диалогу. Эпизод внутри эпизода -  Непоправима только смерть

Отредактировано Эйрис фон Ревейн (16-10-2017 00:18:31)

0

2

[indent] Красивый дом, в котором принимали фон Лойте, засыпал. Расходились гости. Медленно, не спеша. Каждый в свое время. Фон Ревейн решил удалиться далеко не самым первым. Он разыскал сестру, нашептал той на ушко, что готов покинуть невероятно "веселое" мероприятие и договорился подождать ту у выхода, на белоснежных ступенях, там где свежий воздух, поют цикады, дурманят сладким ароматом ночные цветы. Именно там можно было увидеть всех уходящих, еще раз укрепить знакомства, договориться о том, что обговорить не успели.
[indent] В условленном месте, однако, уже обосновался один наблюдатель. Быть может он лишь на короткое время задержался здесь, но маркизу виделось, что эта встреча не случайна. Хотя, любой скажет - виконтесса Фромм здесь смотрится естественно: проводить гостей, всем улыбнуться, как положено гостеприимной хозяйке - так было уместно и хорошо вписывалось в картину приличий. Для идиллии счастливого семейства не хватало рядом хозяина дома - брата.
[indent] Эйрис приблизился к девушке и произнес:
[indent] -Вечер подходит к концу. Мы с сестрой приняли решение откланяться..
[indent] В свете скупого света не четко читалось ее лицо, а голос пока не звучал. Она еще не поднимала глаз, а он, возможно, появился не совсем ожиданно со стороны.
[indent] -..Все ли в порядке с Вами? - получилось сухо. Голубые глаза взметнулись на мало знакомого северянина, и тот добавил - ..после той давки в храме.
[indent] Смертельная усталость - два слова, описывающие истинное состояние виконтессы. В руках монолитом обосновался полупустой бокал. За таким предметом всегда прячутся, когда уйти не могут, а присутствовать обязаны. Ему владелица определила половинку наполнености еще в начале вечера и нарушать эту границу не спешила, упуская прекрасную возможность смягчить свой внутренний стержень. Сарказм, огонь, натянутое веселье - все это так же ловилось во взгляде Сафир фон Лойте. Как эти противоречия уживаются в женщинах? Как в маленьких детях. Таких не раз маркиз наблюдал среди родни: устанут настолько, что заведутся, разыграются до слез, до принудительного пинка на сон.
  [indent]По сути такая же как и его сестра, которую Эйрис нежно любил несмотря на все невзгоды в свой адрес. Чертёнка-Серен, только посветлее взглядом будет.

Отредактировано Эйрис фон Ревейн (18-10-2017 00:04:15)

0

3

[indent] Шея устала от беспрестанного кивания. «Благодарю, что пришли», «как вам понравился вечер», «наша семья так вам благодарна». Люди не смотрели ей в глаза. Они таращились на нее, пока Сафир не смотрела в их сторону, и отводили взгляд, чуть только она оборачивалась к ним. Ее это почему-то не волновало, отцу тоже мало кто осмеливался смотреть прямо в лицо. Эрвен же никогда взгляда не отводил. Его интерес в собеседнике и всех, кто его окружал, был намного выше, чем стены, которыми люди любят обносить свои сокровенные мысли. Никто не осмеливался перешагивать через забор, обозначавший границы личного для покойного маркграфа, и потому он мог позволить себе разглядывать их с их же стен, доводя слабых духом до дрожи, а сильных — до белого каления. Ранее днем она уже стояла перед всеми этими людьми на лобном месте, пытаться скрыть что-то теперь было нелепо, и Сафир впервые познала невероятную легкость, которая прекрасно знакома нищим и детям. Не имея ничего, можно не бояться потери. Она вскарабкивалась на те же стены, которые хорошо были знакомы ее отцу, и с любопытством и чаще всего презрением рассматривала скудные пожитки, охраняемые ее гостями точно великие сокровища. Кто-то пришел посмеяться над падением недавнего кумира, кто-то — почувствовать себя чуточку лучше, чуточку «более чем» великолепный Эрвен. Кем бы они не были, они не совершили столь грубой ошибки, как тот, в чьем доме теперь заправлял новый хозяин, значит, они были правы.
[indent] Вино было забыто ею. Неуемная в своем горе, виконтесса фон Лойте больше не могла прибегать к его спасительному, но коварному забвению. Оно было слишком недолго, и несло с собой еще большее страдание по пробуждению.
[indent] Усталые глаза не сразу обратили внимание на появившегося откуда ни возьмись маркиза Улвена. Сафир чуть крепче сжала бокал. Присутствие Эйриса ее настораживало. Он тоже наблюдал за прочими, теперь она это понимала. Ее пугало должно быть, не смеялся ли он над нею в свою очередь, покуда ей было неизвестно о том, но странная, резкая фраза, оброненная им в самом начале вечера, несла в себе больше сострадания, чем все причитания и уверения в верности, что слышала Сафир от слуг.
[indent] - Благодарю, Ваше Сиятельство, - бесцветно ответила она привычной фразой, хотя начало беседы ее смутило. Ей показалось на мгновение, что он интересовался тем, как она чувствовала себя после казни отца, - Говорят, девичье сердце легкомысленно и быстро забывает. К тому же, мы, южане, не привыкли к долгой скорби. Вы сделали очень многое для меня тогда. У меня не было шанса выразить свою благодарность, да и брат мой был занят внезапно настигшими нас заботами, - лицо ее померкло, но в глазах все еще блуждал нехороший огонек, - Надеюсь, Эдмунд исправил эту досадную оплошность сегодня.
[indent] Сафир снова посмотрела на гостя. Она хорошо помнила собственный разговор с братом и обещание Эдмунда. «Ты будешь герцогиней». Он не мог упустить такой возможности. Что не пришло ей на ум, так это гнетущее чувство, оставшееся у нее от первой встречи с улвенцем, неясная тревога, которая смущала ее сон сотнями черных крыльев вспугнутой вороньей стаи. Слишком многое произошло с той ночи, чтобы Сафир успела позабыть непонятные ей самой опасения, и привыкнуть даже к постоянно грызущему ее страху.
[indent] - И от меня, примите искреннюю благодарность. За все, - с нажимом повторила фон Лойте. Ей было интересно знать, что скрывал за своей стеной этот человек, но она не могла вспрыгнуть на нее так же легко, как и на другие.

+2

4

[indent] -Легкомысленность - слово, которое к таким серьезным ситуациям, как Ваша тогда, не применимо. Если девичье сердце что и забывает, то не все. Попробуйте у девицы отобрать младенца, - маркиз многозначительно закивал. -Бывают исключения, конечно. Но почему я должен считать, что уважаемая виконтесса попадает именно в эту прослойку не боязливых потерять кусочек жизни девиц? - он понизил громкость голоса до уже знакомого тихого. - Вы южане не привыкли к долгой скорби.. В смысле, мы аристократы не имеем право показывать, что чувствуем на самом деле? Так и делайте дальше. Не показывайте. Набегут стервятники.. Только палку не перегните. Из любой роли следует выходить.
[indent] Речь конечно же ранее шла о казни, но говорить о ней явно было нельзя. Сказать так, словно говоришь об ином, но давая возможность понять своему собеседнику - вот истинное искусство - когда-то делились сиды этой мудростью с будущим наследником Ульвена. Все умное, если и было, в фон Ревейне, было оттуда.
[indent] Эйрис чуть осмотрелся и не заметив рядом никого слишком любопытного к их персонам, вынул из прикипевших рук леди полупустой бокал.
[indent] -Минуту, -плеснул остатки застоявшегося напитка в клумбу синиглазок.
[indent] В первом же холле нашелся слуга, восполнивший скудость бокала до самых краев.
[indent] -Он Вас выдает. В начале вечера был на том же уровне, что и сейчас с тем же вином, что и сейчас. Лучше улыбайтесь с полным, а потом, подлив чуточку в цветы, с полу-полным. Потом с пустым. И так десять раз за вечер меняя вина. Я же не один здесь такой наблюдательный. Они.. - Эйрис кивнул в адрес только что появившихся очередных гостей из парадных дверей усадьбы -..смотрят на мелочи. Потому что сами бы прятались точно так же. Сложно убегать от ловца, знающего все звериные тропы, которыми тот сам прекрасно бегал загодя.
[indent] Маркиз вернул символическую защиту молодой госпоже, проследив, чтобы та держалась за стекло крепко.
[indent] -Что касается давки у храма,.. - он помолчал, вскинув прямой взгляд на девушку - О которой все это время мы и говорим, уверен, Ваш брат бы сделал тоже самое, - "в адрес своей сестры", следовало добавить. Но здесь маркиз предусмотрительно не договорил. -Маркграф был крайне любезен. Не могу упрекнуть его в бестактности.

Отредактировано Эйрис фон Ревейн (20-10-2017 13:54:46)

+2

5

[indent] Сафир слушала маркиза молча. Его интерес к ее ситуации был необычен, не тем даже, что его видимо заботило то, как она предстанет в свете, но от того, что он говорил при этом о слишком человеческих чувствах.
[indent] - Мне неведомо горе матери, потерявшей своё дитя, Ваше Сиятельство, - она приняла заново наполненный бокал послушно, - моя матушка скончалась ещё в бытность мою ребёнком. Я плохо ее помню. Эдмунд любил ее безмерно, и, пожалуй, любит до сих пор. Но мое горе не сравнимо ни с чем, просто потому что я не знаю иной боли. Вы считаете, мне не к лицу маска скорбящей? Обычно ее превозносят. Добродетели редко улыбаются.
[indent] Эрвен никогда не учил ее быть добротельной, и самого маркграфа нельзя было упрекнуть ни в одной попытке предстать перед людьми обелённым. Он не видел в том пользы. Светлую память нельзя было оставить в наследств или вложить в оборот.
[indent] - Так ли важно, что именно они подумают обо мне? Этот дом, этот приём, это вино, все золото и серебро говорят куда убедительнее моих слов. Ведь и вы сами пришли сюда не по приглашению моего брата и не справиться о моем самочувствии после того случая? Имя Лойте интересно Улвену? Или вам? - она остановилась, болтая бокалом из стороны в сторону и наблюдая за тем как вино обдавало стекло.
[indent] Переходить к делу, так называл это отец. Все же его дочь очень походила на него, и, не имея иного интереса, какие обычно туманят голову юным девушкам, в ясности своего несчастья сразу же задала вопрос, который бы всякий интерес мог убить.

+1

6

[indent] -Сожалею, - это касалось ранней смерти матери девушки.
[indent] Эйрис перестал улыбаться, слушая Сафир.
[indent] -К лицу искренность, но не всегда есть роскошь ее демонстрировать. Сегодня праздник, поэтому скорбь не к лицу. В иное дозволенное время она Вас красит, когда гости разойдутся и двери закроются, разрешая снять маски. Мое мнение, леди. Не принимайте близко к сердцу, если не согласны.
[indent] Виконтесса заговорила на чистоту, описывая корыстный портрет многих присутствующих сегодня. Многих, но не всех. И это задело неприятным ощущением. У слабости, действительно, есть свое жало. Маркиз не стал прятаться, серьезно ответил:
[indent] -Я прибыл сюда с сестрой по письменному приглашению Вашего брата, конечно же. И сам бы не пришел, не будь на то дозволения. Ведь будь у меня разговор к Его Светлости, мой личный корыстный интерес, какой-то особенный, разве бы не нашел без труда иное подходящее время? Здесь много глаз и ушей, много ненужных расшаркиваний и церемоний, только время тратить для переговоров. Так же не вижу причин подходить с лестью. Она  приелась. Не маленькие же - видно. Когда дело выгодное, лучше предложить его открыто. Если дела нет и выгоды общей не найти, что делить мне с Югом, который находиться так далеко, минуя целые земли столицы? Даже в торговле мы мало в чем конкурируем. Зато обмен товарами есть. Напротив,  вам тяжко без нас. Лес, металл, камень, кожа..   
[indent] Она говорила, что он пришел поживиться от имени своего герцогства?
[indent] Взгляд Эйриса упал на богато украшенные руки девушки. Ее слова доносили, что купить можно каждого и Лойте способны это сделать, а перстни на пальцах задористо поддакивали. А что если деньги - это всего лишь средство, а требуемая цель не достигается так просто оплатой? Похоже виконтесса не встречала таких ситуаций.
[indent] И все же она не тот противник, с которым стоило сражаться. Маркиз смягчился и тень улыбки вновь скользнула по его губам. Списал  эту бестактность на израненное сердце и недостаток информации.
[indent] -Я не за деньгами пришел. По приглашению. Не стану лгать, мы не близки семьями, но посочувствовать и порадоваться в меру хорошо воспитанного человека, считаю нужным.
[indent] Он пожал плечами.
[indent] - Если ввел Вас в заблуждение какими-либо грубыми действиями, прошу простить. Ненароком. 
[indent] Стоило добавить, что интерес есть у Эйзена к Ульвену, а не наоборот. Но здесь Эйрис решил, что дела брата - это дела брата и лишний раз посвящать в них сестру неуместно. Сам справится Старший, будет ему надо.

Отредактировано Эйрис фон Ревейн (25-10-2017 22:54:49)

+1

7

[indent] - Искренность - слишком большая роскошь, Ваше Сиятельство, - ответила Сафир, - она может лишить головы.
Я оскорбила ваши чувства, прошу меня простить, - она вовсе не испытывала раскаяния. Боль жертвы была приятна. Виконтесса Формарка баловалась таким способом частенько. Лишь только старший брат оставался безучастен к ее словам. Эдмунд отрастил слишком крепкий панцирь, и ее острый язык, рассчитанный пробивать его броню, глубоко резал остальных, кому достаточно было и укола. Маркиз Улвена был молод и горд. Она, сама не столь искушенная жизнью, смотрела на него глазами своего отца и видела то, что мог увидеть Эрвен, хотя и полагала это своей прозорливостью.
[indent] - Без Улвена тяжко империи, Ваше Сиятельство, вы правы, - уклончиво согласилась Сафир, смягчая свой тон, - и он действительно не соперник Эйзену, - слабая улыбка тронула ее губы, - Милостью Двух мы все не противники друг другу. Корабли Юга развозят товары Севера по миру, принося благо всем нам, не так ли? - она попробовала эту дорожку, зная, что он не сможет не отметить ее осведомлённость в торговых делах. Улвен не роскошествовал. Заключенный в каменный мешок своих гор, что могли бы быть источником его богатства, он был на милости Анхальса, принимавшего его товары по речным путям. У северян не было иного выбора, кроме как соглашаться на их условия. Всем нужно на что-то жить.
[indent] - Значит, вы приехали исключительно с благородными намерениями? Оказать внимание нашему дому, порадовать Богов, - чужая жалость горчила, Сафир едва не поморщилась, и лицо ее снова закаменело в холодной гримасе, - И протянуть руку помощи тем, кто нуждается, - она готова была оттолкнуть любого, подошедшего слишком близко. От людей не стоило ждать ничего хорошего. Ее злила снисходительность прочих к ее беде. Конечно, молодой девице, потерявшей отца, можно только посочувствовать. Никто не принимал Сафир в расчёт, ее положение на игровом поле не изменилось. Одна фигура, заслонявшая ее, сменилась на другую, но в их тени она все так же оставалась пешкой. Виконтесса Формарка поставила бокал на каменный выступ стены. «Учись сдерживать свою гордость», - вдруг вспомнилось ей сказанное годы назад наставление покойного маркграфа. Сафир вздохнула, унять дрожь сердца было сложно. Оно металось в ярости, которая разгоралась все ярче, не имея шанса найти себе иного выхода, кроме как в слезах обиды.
[indent] - Вы слишком добры ко мне, Ваше Сиятельство, - Сафир выдохнула эту фразу сквозь зубы, прикрывая глаза, будто ей было дурно. Она прибегала к давно привычной ей уловке, дышать мало, чтобы не разгонять ещё пуще и без того заходящееся в галопе сердце. Смолчать было тяжелее, чем говорить. Щеки ее украсил яркий румянец.
[indent] - Я запомню это. Пускай в тиши нашего имения во Фромме мне вспоминается лишь доброта встреченных мною в Рейнсе - ваша и вашей сестры. Леди Серен заслуживает всего, что о ней говорят, - Сафир отвела глаза, разглядывая угол. Подними она их и маркизу улвенскому достался бы едкий, ничуть не женский взгляд. Белые пальцы виконтессы сомкнулись в замок, но продолжали беспокойно поглаживать кольца, украшавшие их.
[indent] - Возможно, это последняя наша встреча за долгие годы вперёд, Ваше Сиятельство. Я и так достаточно задержалась в столице. Мой младший брат слишком долго был один. Я надеюсь, что ваш путь домой будет покойным. Передавайте леди Серен мои заверения в любви, она бесконечно прелестна. И сколь прекрасным, должно быть, будет ваше воссоединение с родителями, - ей хотелось смахнуть злополучный бокал с каменного выступа так, чтобы вино обдало одежду маркиза, и представляя это Сафир только больше дрожала, хотя губы ее говорили любезности легко.

0

8

[indent] -Есть корабли Эйзена. И они развозят товары и это благо всем нам, - согласился с истиной маркиз, на задворках сознания подумав, что так же есть корабли Анхальса и того же Тамира - альтернатива, которой всегда можно воспользоваться, пусть и не на самых выгодных условиях. Но дальность пути и не прямая граница более выгодными условия сотрудничества - увы - с Эйзеном не делали.
[indent] Этот Тамир.. будь он не ладен. Эйрис невольно осмотрелся в поисках кого-то из знати этих южных, относительно Ульвена, земель. Вдруг затесался?
[indent] Упустив уже ранее нить легкой обиды на девушку, молодой человек более не стремился спорить с неравной соперницей, воспитывать ее и что-то там доказывать. Виконтесса при всем блеске образованности и ума, естественным образом могла быть отрезана от дел отца и брата, по любому вынуждена знать меньше, чем те, кто напрямую вел дела. И фон Ревейн равно как нежелал в свое время снискать недовольного врага в "мастере дипломатии" леди Эйстир, так и здесь предпочел проявить уступчивость и уйти от политической темы с той, кто политикой напрямую не занималась.
[indent] Будь не ладны боги.. как же, на самом деле, далеко от них стоял маркиз, до мозга костей не терпел религию и воспринимал ее как еще одну политическую силу, работающую в других областях манипуляций. О чем публично старался умалчивать. Заяви о подобном, мол Высшие сами в шоке от своих жрецов - заклюют! Поэтому молодой политик и здесь не спорил, кивнул. Да-а, он приехал порадовать Богов! Даже на мессу придет и всегда ходил.   
[indent] Приехал ли протянуть руку помощи? Такая версия удивила. Потому что на приеме у фон Лойте он был не для того, чтобы предложить фон Лойте какую-либо помощь.. но в целом, почему бы и нет? Девушка могла так считать, а при удачных в выгоде обстоятельствах, действительно, можно и помощь предложить. Не безвозмездно, конечно.. безвозмездно только в рамках личного. Зайди разговор о чем посерьезней в интересах родов, тут всегда обмен и договор водятся. И брат виконтессы несомненно в курсе. 
[indent] Одним словом, Сафир не встретила сопротивления к своим словам. Ее собеседник покладисто ничего не отрицал, по большей части соглашался. Спокойно воспринял слова благодарности о своем великодушии и не заметил за спрятанным взглядом умелой насмешки, частички ненависти и истинного отношения леди Сафир к себе. Яд прятался перед распахнутыми глазами молодого мужчины. Миловидность отвлекала.
[indent] Его насторожил слух. Пафосом выбилась фраза "Пускай в тиши нашего имения во Фромме мне вспоминается лишь доброта встреченных мною в Рейнсе - ваша и вашей сестры". В ней угадывалось несоответствие. Понятное дело, что не только семейство Ревейн выказывало свое сочувствие. Хотя бы потому что марких Анхалься уже делал это и Эйрис видел своими глазами. А кроме него сколько таких человечных еще нашлось на общую массу гостей? Но вспоминать она будет только о Ревейнах. Виконтесса была не честна и, возможно, ее совсем не трогало все услышанное сегодня от него. Ульвенец проглотил это молча.
[indent]"Я надеюсь, что ваш путь домой будет покойным. Передавайте леди Серен мои заверения в любви, она бесконечно прелестна." - а здесь, похоже, сестра хозяина, деликатно намекает "а не катились бы Вы, Ваше Сиятельство, в Вашу светлую обитель, к родне, подальше от истинных бед семейства Лойте, Вам же НЕ ПОНЯТЬ!"? Тонко! И все в рамках вежливости, к которой не прикопаеться! Маркиз восхитился. И все бы хорошо клеилось в один льстивый образ обиженной южанки, кабы не рождалось впечатление, что она вот-вот начнет рыдать. Здесь. Практически прилюдно. Перед маркизом соседних земель. И пока она прятала от него глаза, Эйрис успел стушеваться, собраться, опять усомниться, но в итоге остаться на месте и не найти предлога уйти (не стал его искать).
[indent] Девушку предательски штормило и за это ей прощалось все. Она не держится великолепно, как можно было бы предположить при поверхностном недлительном общении, годы еще не закалили, превращая в холодную, бесчувственную стену, способную выстоять натиски судьбы. Ей было больно.. Она была живой.

Отредактировано Эйрис фон Ревейн (31-10-2017 06:24:59)

+1

9

[indent] Эйрис фон Ревейн молчал. Она удивленно подняла глаза, забывая даже на мгновение о своей злобе, хотя и ожидая увидеть на его лице насмешку, но он был вовсе не холоден, не язвителен и не жесток. Во взгляде этого человека не было той жалости, которой она страшилась. Он смотрел на нее молча, точно ожидая чего-то, и Сафир непонимающе смотрела на него в ответ.
[indent] - Ваше Сиятельство? - она чуть нахмурилась, - Вы хотели что-то мне сказать? - Cафир вздохнула. Раздражение уходило быстро, отец был прав. Стоило лучше уметь владеть собой. - Вы подходите ко мне второй раз за вечер. Это больше, чем жест вежливости. Я могу произвести впечателние недалекой провинциалки, но я дочь того, которого никогда не существовало по мнению Его Величества императора. Я не глупа. Ваше время слишком дорого, чтобы дарить его по прихоти. Чем вас могла затинтересовать сестра маркграфа Эйзена? - она пила мало, но весь день звенел в ее голове не хуже хмеля.
[indent] - Вы спасли мне жизнь, я безмерно благодарна. Насколько может быть благодарна та, что хотела бы сойти сегодня в могилу, - опасны ли ее слова? Не настолько, насколько были бы те, что говорил Эдмунд. Больше всего на свете ей хотелось сейчас сбежать, забиться в свою нору, из которой никто не тащил бы ее наружу. И вместе с тем, Сафир желала, чтобы ее спрашивали, чтобы с ее мнением считались. Она путалась в своих мыслях. Ей так не хватало чьей-то руки. Соучастника в преступлении, который знал столько же, сколько и она.
[indent] - Перед вами впереди вся жизнь. Я знаю, вы можете сказать мне то же самое, но пока что моя жизнь осталась в Эйзене. Оставили ли вы свою в Улвене? Или же нашли в Рейнсе, что искали? - она дернула шеей, как делает замаявшийся человек.
[indent] - Здесь столько возможностей... Жизни и смерти, - Сафир усмехнулась своим мыслям вновь, уже не замечая и не скрывая намеренно этого от собеседника. Она покрутила кольцо на пальце, как делала всегда, теряясь в своих мыслях.

+2

10

[indent] Бури не случилось.
[indent] Фон Ревейн покачал головой, не находя слов, которые он бы хотел сказать. Девушка его настораживала. Ее речи не вязались в какую-то закономерность, а настроение менялось быстро и кардинально. Теперь она оправдывалась..
[indent] -Пойдемте, - сказал, направляясь по дорожкам в сад. -Расскажите мне о Вашей семье. А я расскажу, как справляются с большими неприятностями на севере. Только бокал возьмем. Два.. бокала. Даже три.
[indent] Место не плохое. Как и должно, садовник здесь работал, а не создавал видимость.
[indent] Голос маркиза не звучал лукаво, в нем не было флирта и заговора. Скорее считывалась попытка поиска, но это если оценивать трезвой головой. Он не смотрел на собеседницу взглядом большим, чем на партнера. 
[indent] -Жизнь свою я не оставлял на родине. И здесь ее не приобретал. Даже не знаю как сказать, - он подумал. - Не делю жизнь на до и после. Есть настоящее. Почему Вы все оставили в Эйзене? Что есть там, чего не хватает здесь? 
[indent] Причем здесь стоимость его времени? Очередная лесть? Мол, он такой важный, а она такая маленькая.. Фон Ревейн шел медленно, поглядывал вперед на ухоженную дорожку, вдоль которой расположились цветущие клумбы, а густые ивы клонились, создавая длинный, зеленый коридор. В руках держал один бокал, два других отдал Сафир.
[indent] Про изобилие возможностей понятно о чем говорит виконтесса. А жизнь и смерть? Решила наложить на себя руки?
[indent] -У Вас есть близкие подруги? Или служанки, точно подруги, которым бы Вы всё доверяли, а они бы Вас покрывали?
[indent] Надо было взять четыре бокала.

Отредактировано Эйрис фон Ревейн (01-11-2017 20:06:38)

+1

11

[indent] Маркиз Улвена сунул ей в руку ещё один бокал и, точно не замечая того, как настойчиво она выпроваживала его, направился во внутренний садик. Сафир оглянулась в поисках слуги и на ее немой призыв тут же откликнулся один из них, послушной тенью увязавшись следом. Она смотрела в спину наследника северного герцогства, гадая, что было в его голове. Эйрис фон Ревейн был странен ей всем - и манерами, и отчуждённостью в речи, и внезапным погружением в свои мысли прямо посреди беседы. Он походил этим на старший народ, таинственных сеидхе, которые жили намного дольше человеческого века и потому по слухам никогда не торопились. Даже речь их была сложна и витиевата без меры. Для нетерпеливой натуры эйзенки это было в новинку. Она шла следом, сперва послушно неся вручённый ей бокал, но когда маркиз всучил ей и второй, едва не рассмеялась от нелепости его рассеянности и в свою очередь передала оба бокала угодливому слуге. Вопросы, которые задавал ей фон Ревейн тоже были необычны. Сафир поддела носком туфли выкатившийся на дорожку белый голыш мелкой гальки, которой были тщательно выложены просветы между розовыми кустами. Камешек отскочил от плиты дорожки.
[indent] - Почему я оставила свою жизнь в Эйзене? - переспросила виконтесса, -Фон Лойте издавна дурно переносят столичный воздух, - она хмыкнула себе под нос, - Известно ли вам, Ваше Сиятельство, что моя бабка едва было не стала императрицей Рейнса? Да только этот город ещё не сдавался в руки ни одному из нас. Нас питает земля родного Фромма, как далеко бы мы ни были от него. Покуда полноводно золото Энау, и Лойте будут процветать. Река дала моему роду все богатства, что мы имеем. Она научила нас ждать момента и действовать решительно, чуть только он наступает. За это нас не любят в империи. Всего лишь за умение воспользоваться шансом, что плывет к нам в руки, - девушка пожала плечами, и снова поддела туфлей камешек.
[indent] - Вам не кажется, что порою настоящее становится слишком реальным? Есть такие моменты - они делят жизнь на до и после. Вы уцелели при пожаре, а ведь окажись вы тогда в Нейском дворце, сегодня ваше место занял бы кто-то другой. Решительность, Ваше Сиятельство, это умение ещё и проводить черту и не смотреть назад с сожалением. Моя прошлая жизнь осталась позади, в Эйзене. Вернусь я туда уже другой.
[indent] - Я не имею подруг. Женщины по природе своей существа нерешительные, их дружба суетна и обременительна. Мне вполне достаточно своего старшего брата! - Сафир криво улыбнулась. Она любила поддразнивать этим Эдмунда, обзывая его темные кудри девичьими и то и дело предлагая ему свои ленты.
[indent] - Вы полагаете, женская компания развеяла бы мою грусть? К несчастью, я, боюсь, не могу прибегнуть к этому утешению. Его замечательно любил мой отец, - она чуть вздрогнула, забывшись и упоминая Эрвена, - Мне уготована куда как более благообразная участь заботы о нашем младшем брате. Говорят, опекая слабого мы забываем свои беды. Или на Севере считают иначе? Как же справляетесь со своими несчастьями вы? - он все ещё не ответил на ее вопрос о том, чего именно он искал в ее обществе, и Сафир было любопытно. Брат предлагал ей маркиза Улвена в качестве кандидата в супруги. Первое впечатление у неё было престранное, как будто они стояли друг перед другом, разделённые тонким стеклом, и от того то не могли расслышать, что говорил другой, то ловили в отражении блик, слепящий взгляд.

+1

12

Не на все вопросы стоило отвечать. Маркиз уходил от ответов. Молчанием ли, сменой темы ли. Некоторые вопросы не имели ответов. Сложно воспринимать серьезной собеседницей девушку в состоянии, в каком пребывала ныне Сафир фон Лойте. И оставался ульвенец рядом только по одному ему ведомым причинам. Они были, он их понимал, а потому пока не уходил. И вопросы задавал не просто так. И ответы на них пропускал мимо ушей тоже не случайно. По-хорошему, она не отвечала ни на один из них, а говорила что-то свое, для отвода глаз.
-Зря отдаете, - отреагировал, провожая взглядом уплывающие бокалы в руках слуги.

Воздух, значит? Эйрис кивнул.
Почти стала императрицей? «Почти» - здесь ключевое слово. Это неумение воспользоваться шансом, к сожалению. Но, видят двое, нельзя вступать в полемику на эту тему с Сафир и высказывать свой взгляд! Маркиз, будь неладны боги,  и здесь промолчал, молча согласившись: «Вы умеете воспользоваться шансом, что плывет к вам в руки,». Отец умел проиграть трон.  Он почти стал императором..
Определенно нельзя отвечать. А начать хвалить и соглашаться — заняться лестью, которая так любовно течет в уши этому семейству от других и которую сама же девушка, учитывая ее признания выше, ненавидит.
Разговор не клеился. Он, наверное, и не могу этого сделать. Слишком приземленный северянин, критичный на взгляд, видел в девушке пьяную не от вина, но от пережитого. Он хотел помочь. И он действительно не видел в ней серьезного человека, имеющего вес, кроме как девицы на выданье с обильным состоянием. Которое на данный момент его не интересовало (ни в этот вечер, ни в этой точке). Ни деньги, ни связи. Говорить о выгоде, деньгах, сделках, успешных родах стоило не в таком состоянии. В таком только в три короба наплетут на уши сказок. И не с ней. С ее братом, конечно же.

-Леди Сафир, - минуя все трели собеседницы с очень серьезным лицом обратился маркиз напрямую. -Вам необходимо воспользоваться опытом Вашего отца. Один раз. Только один. И больше не повторят. В женской компании. Не со мной, и не с братом, если только Ваши отношения с ним не предельно доверительные. До такой степени, как только будите способны. Отбеситься до катания по полу и самых неприглядных поз, до открытых проклятий всем, кого вспомните. Высказать вслух. За закрытыми дверями. Проорать на нетрезвую голову. И чтобы Вас поддержали. На утро боль не пройдет, но демоны в голове больше не будут донимать безумными мыслями. Вы не натворите глупых преступлений против себя и других. Вас больше не будет трясти так, как сегодня. Вы станете сильнее, спокойнее. И сможете с годами оправиться, отомстить. По настоящему отомстить. А не выкинуть то, что хочется, когда.. — он указал на ее грудь, — ..Внутри все переполнено. Потому что истинная месть бывает только хорошо продуманной, на трезвую во всех смыслах голову. Кому бы вы не надумали мстить и за что. А если никому, просто станете легче ходить по земле. Один раз. И больше не повторять. Яркие события, болезненные, нуждается в том, чтобы человек, даже не употребляющий вина, сделал это.

Отредактировано Эйрис фон Ревейн (04-11-2017 00:42:47)

0

13

[indent] - Мудрый совет, Ваше Сиятельство, - ответила девушка, снова отводя взгляд. В саду было темно, свет из распахнутых окон освещал только края дворика, очертания розовых кустов в сумраке напоминали мохнатые спины больших зверей, затаившихся в тишине.
[indent] - Зачем вы мне его даёте? - она не привыкла долго пребывать в неведении относительно чужих желаний. Усталость заставляла задавать вопросы в лоб, вместо того, чтобы продолжать наблюдать. Он хотел быть здесь, это было единственное, в чем виконтесса была уверена. Но почему? К чему было вино, от которого она упрямо отказывалась? Сафир снова вздохнула, нервно оправляя рукав платья.
[indent] - Какое вам дело до моей способности мстить? - губы у неё дрогнули. Ей казалось, что она выплакала все слёзы, но его навязчивое присутствие, когда Сафир хотелось быть одной, бередило свежую рану. Она снова прерывисто вздохнула, давясь своим дыханием, и почувствовала как по щеке скользнула горячая капля. Девушка зло растерла ее кулаком, кусая губы.
[indent] - Поверьте, меня хорошо воспитали. Я вовсе не собираюсь совершать ничего предосудительного. У меня есть брат, который укажет, как мне надлежит служить своей семье.
[indent] Она обернулась к слуге и подала ему знак резким взмахом кисти.
[indent] - Вино не приносит облегчения, Ваше Сиятельство, если вы полагаете меня несведущей в способах утопить горе, - она сделала большой глоток и снова вынуждена была зажать рот рукой, чтобы не разразиться плачем. Сафир прикусила ладонь. Она доверилась Эдмунду, прошлой ночью. Хотя и не помнила всего, но отчего-то разговор ее с братом и ее плач на его плече не сделали ее походку лёгкой. Одиночество длилось, тогда как единение было минутным. Хуже того, в ее одиночество вторгались без спроса. Она подумала, что теперь должно быть наверняка оскорбила маркиза улвенского своей дерзостью, чем нарушила планы Эдмунда, но разочарование собой сейчас было слабее измученного болью сердца. По крайней пере, подумала Сафир, он уйдёт, если и в самом деле обижен, оставив ее наконец в покое. Она сможет все исправить потом, когда зарубцуются дыры и прорехи. Ей это под силу.

0

14

-Я даю Вам этот совет, чтобы Вы не погибли раньше времен и не испытали новых унижений и поражений из-за чрезмерных чувству внутри себя. На Вас живого места нет, дрожите как осенний лист на ветру.

Не добивать же.. Добивать стоило истинного противника. А всего коварства в этой женщине на сегодня Эйрис фон Ревейн не считывал и даже не подозревал, где оно там таится. И та неискренность, что весь вечер она демонстрировала, не выдавала в себе демонов семейства фон Лойте.

-Не плачьте.. - Он предложил ей платок. - Разве стоят ошибки ваших мужчин в семействе Ваших слез?

И все же в очередной раз его «мудрый совет» в устах этой женщины обернулся в «вино не приносит облегчения». Она умела спорить и разворачивать любого героя на коне в противоположную сторону. Мол дал мне совет, который мудрый, но бесполезный.

-Сделайте это, - еще раз настоял северянин. А после умело выпитого девушкой залпом бокала усомнился в том, что виконтесса услышала мысль, что не в его компании. Станет она пить в его - чем все обернется? Он полагал, что не тем, к чему он призывал использовать проверенный ритуал. А цель-то у ритуала вполне прикладная.

Бесконечные оправдания и уговоры. Это то, что Сафир твердила не первый раз. Где-то здесь в голове гостя с севера, который родился пусть и не в идеальной, но достаточно подходящей под стереотип настоящий семье, зародился вопрос к отцу, матери и брату маркграфов, что они делали с дочерью, раз у той при ее-то деньгах, статусе и внешности на языке бесконечные желания доказать человеку, которого она видит с натяжкой раз второй, свои лучшие стороны. Да бросила бы. Мало ли что он там, этот кто угодно о ней думает. Приехал, понимаешь, умничает! Но, получалось, что виконтессу этот момент очень беспокоил. Она не была в себе уверена. Она хотела доказать.. выглядело как ему, но Эйрис по себе знал, что на самом деле, хотела доказать прежде всего себе. Доказать что она: воспитанная, покладистая, приличная и правильная леди, которая не подведет интересы семейства. Не хуже других! Других, это брата что ли, получается? Кто у них там еще в роду имеется?

Отредактировано Эйрис фон Ревейн (07-11-2017 09:17:25)

+1

15

[indent] Сафир приняла платок, сразу скомкав его в ладони, но, промокнув глаза и утерев нос, поискала уголок. Вензель был не в цветах фон Лойте.
[indent] - Вы вернули мне услугу, Ваше Сиятельство, - невольно усмехнулась она, рассматривая вышивку, - Кровь фон Ревейнов на слезы фон Лойте. Обнаружь кто у нас эти трофеи, вы сумеете пояснить связь Эйзенского семейства с Улвеном? - она повертела платком и уточнила, - Платок. Вы так ведь и не вернули мне моего. Этот я оставлю себе в уплату долга. Мои слезы стоят вашей крови? - она все ещё недостаточно оправилась с прошлой ночи, но уже не пьянела так быстро.
[indent] - Вы полагаете, Эдмунд уже успел совершить ошибки? Он теперь глава семьи, - взгляд Сафир снова задержался на вензельке, она задумчиво поводила по нему пальцем, - Наш голос перед страной и императором. Я весьма горжусь своим братом, Ваше Сиятельство. Возможно, мы не столь близки, как близка вам леди Серен, но редко можно встретить подобную заботу промеж братом и сестрой, какими счастливы вы. Я не вижу в его поступках ошибок, хотя они и могли принести мне боль. Страдания, порою, нам полезны, а женщинам свойственно плакать. Я буду жить, не беспокойтесь. Лойте не так просто извести, - она улыбнулась, делая слуге ещё один знак, и на этот раз отпивая из второго бокала уже осторожно.
[indent] -Или вас это и волнует? - Сафир успокоилась вполне, минутная слабость миновала как приступ. Шутливая насмешливость в её манере говорить была той же, что и у её отца. Кто-то считал его потому очаровательным собеседником, кого-то она доводила до белого каления. Сафир любила испытывать людей, в том числе и самого покойного, поддевать неплотно прилаженные чешуйки, прикасаться к обнаженным нервам. Хотя, увлечённая этим занятием, которому она предавалась больше по наитию, чем осознанно, она не замечала, что ее собственная шкурка была слишком непрочной. Её все ещё было легко ранить. Эрвену это не стоило бы никакого труда. Он держал её в узде так же, как и сына.

+2

16

[indent] -Связь наших семейств через платки молодого наследника и единственной дочери, вполне, очевидной вырисовывается в воображении любопытного, поэтому было бы неплохо сохранить эти трофей в тайне. Действительно, придется объяснять, но все объяснения будут, - маркиз неопределенно повертел рукой, - под вопросом. Я бы не стал кому-то что-то объяснять. Достаточно Вам и мне знать истинную причину. А так же нашим близким.
[indent] Стоят ли ее слезы его крови? Эйрис смутился. Девушка умела рисовать неоднозначные образы, трактовка которых вызывала вопросы. Но все они, несомненно, правоцировали в воображении интригу и звучали на слух пленительно. Он не ответил, как сегодня часто это позволял уже. Молчание с Сафир рисковало стать главным козырем любой беседы.
[indent] Виконтесса не ошиблась, называя отношения брата с сестрой в семействе Ревейнов "заботой, которой счастливы". Все верно и этим Эйрис действительно мог гордиться. Пусть не своим политическим превосходством, зато сохранением ценностей доверительных отношений с частью родственников. 
[indent] -Вы опять в который раз применяете колкость, упрекая меня, как бы в недобрых намерениях. Хочу ли я извести вашу семью.. - маркиз с негодованием покривился, вздохнул и, неожиданно, сменил линию ответа. - Допустим, хочу. Поможете мне с этой задачей? Приглашаю Вас в союзники и предатели.
[indent] Он было рассмеялся, но отделался в итоге улыбкой.
[indent] -Вы пьете, правильно делаете.. но будет не верно это совершать в моей компании. Второй бокал.. - легким движением он помешал девушке приложиться за новым глотком. - Только с теми, кто действительно близок. А мне стоит откланяться. Благодарю, что выслушали совет. Нужно возвращаться восвояси, готовиться к намеченной на послезавтра охоте.
[indent] Маркиз вдруг задумался.
[indent] -А Вы с братом не желали бы присоединиться ко мне и графу Донбруку в этом развлечении?

+2

17

[indent] Сафир прижала палец к губам, точно призывая маркиза улвенского хранить тайну, и тоже заговорщицки улыбнулась ему, комкая платок в руке. Эйрис не скрывал смены своего настроения, и она едва не вздохнула с облегчением, внезапно легко ловя и то, что его поколебали ее слова, и его раздражение и искреннее расположение. Она послушно опустила бокал.
[indent] -В таком случае я поостереглась бы рассказывать об этом моим близким, Ваше Сиятельство, - ей дышалось свободно. Легкая свежесть летней ночи приятно холодила щеки. Сафир снова улыбнулась, даже уже не замечая этого. Камень, лежавший у неё на сердце, закачался, и оно тут же наполнилось привычной для юности радостью быть живой. Виконтесса Формарка чуть прищурилась, всматриваясь в темноту садика. Ночью розы благоухали тоньше.
[indent] - Союзник звучит лучше предателя. Союзникам не платят, с ними делятся добычей. Иногда поровну, - она чуть хохотнула, не воспринимая своих слов всерьёз.
[indent] - По-настоящему мне близки, пожалуй, только эти розовые кусты, Ваше Сиятельство. Они прекрасны, молоды, но крепки и способны выжить даже в чужой почве. Их шипы остры, но люди все равно не устают желать их и любоваться ими. Настоящие эйзенки. Вы спрашивали меня о подругах - вот они. С ними, видимо, я и разделю своё вино, - она протянула руку и перевернула свой бокал над клумбой.
[indent] - Благодарю за приглашение, Ваше Сиятельство, и я и мой брат будем рады присоединиться к вам. Эдмунд заядлый охотник. Доброй ночи, - она едва-едва утрудила себя поклоном и решительно развернулась на месте. Сдержать своей улыбки Сафир не могла. Если бы кто-то увидел ее теперь, то этот радостный блеск глаз точно сочли бы за сумасшествие. Траур окончился так же стремительно, как и начался. У неё не было больше времени скорбеть.

+1

18

[indent]Шальная - описание, которое удачно подходило этой женщине.
[indent] -С ними делятся.. - утвердительно, многозначительно повторил слова девушки, впервые ловя толику того, что в денежных вопросах сестра соображает не хуже брата. Очевидно и выгоду, и расчет знает? И здесь стоит рядом не ради синих глаз с северным сиянием сидов по наследству? Быть может.. сложно судить так быстро о мотивах наверняка. "Опасность" лишь то слово, которое оставалось при нем. 
[indent] И все же он ее не боялся - учитывал тревогу. Игра обещала быть интересной. И методы, столь любопытно применяемые виконтессой, очень скоро будет использоваться против нее. И в этом противостоянии он не мнил серьезной вражды и не находил для нее причины. Скорее предполагал действия в свой адрес заигрыванием. Не важно какого толка. Важно то, что маркиз умел достигать поставленных целей, а значит, все обещало быть таким, как надо прежде всего именно ему.
[indent] Он раскланялся, поблагодарил еще раз и, пожелав доброй ночи, вернулся к сестре, чтобы покинуть дом фон Лойте.

Отредактировано Эйрис фон Ревейн (16-11-2017 03:05:19)

0


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Отыгранное » Послевкусие вечера


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC