Рейнс: Новая империя

Объявление

15 июля — 15 августа 1558 года

После неожиданной кончины Верховного Триарха Эйверской Лиги и убийства императора Эстанеса в Рокском море снова неспокойно — страны замерли на грани новой масштабной войны. Рейнская империя захвачена внутренними проблемами: политическими и магическими, на Севере по-прежнему сеидхе ведут войну со своим древним врагом, и в этой войне люди страдают больше всех.
Азалийские острова тревожно ждут нападения со стороны Эстанеса, в то время как все остальные еще только решают, вмешиваться им или нет. В общем, все очень плохо.

избранная цитата

"Люди используют идею первородного греха для того, чтобы подчинять себе других, тогда как любой человек рождается со свободной волей, и боги не властны выбирать за него путь. К примеру, в священных текстах говорилось о том, что супруги должны быть верны друг другу, однако же по замку бегало с десяток бастардов. Святые отцы не скупились на слова о том, что господа должны быть добры и справедливы к своим слугам, но не случалось и дня, чтобы старший брат не избил кого-нибудь из челяди без вины. Жизнь всегда несправедлива.

Марселина де Сарамадо, "Зачем еще нужна жена"

разыскиваются

Ленарт ван дер Хейден

ректор магического Студиума

Лианнан ап Артегал

племянник короля сидов

невеста герцога Брогге

девушка на выданье

Хавьер де Сарамадо

претендент на эстанский трон

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Несыгранное » Политика и ничего личного


Политика и ничего личного

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Время:  18 июня 1558 года
Место: Файбрукс, Анхальс, герцогский замок Ангаберг
Погода: накрапывает дождь, пасмурно
Участники: Август фон Эрбах, Гидеон фон Ангелар (НПС)
Описание:
неожиданные визиты иногда очень неожиданны, но это еще явно не все сюрпризы на сегодня

Отредактировано Мастер игры (14-10-2017 22:18:13)

+1

2

Поездка из столицы Империи в Файбрукс заняла немало времени, всю же дорогу досуг графу украшали лишь его компаньоны да редкие встречные разной руки дворяне. Все то и дело обсуждали давеча произошедшее несчастье, что Августа мало интересовало – да, событие определенно из ряда вон выходящее, но, по сути, не имеющее никакого отношения к семье графа или Тамиру в целом. Пусть Инквизиция занимается розыском неугодных, а пострадавшие зализывают раны, граф найдёт себе развлечение лучше, чем возиться в магических и религиозных вопросах, иначе и до бабушкиных рассказов можно докатиться. Не то, чтобы ныне почившая графиня Аделаида часто пугала внука рассказами о кровожадных и ужасных малефикаров, но что-то подобное фон Эрбах всё же помнил. Покуда компаньоны Августа по обыкновению развлекались с трактирными девицами, сам граф развлекался с лордом-протектором Тамира, но, слава богам, не таким же образом. Пожилой человек с мешками под глазами, сединой в волосах и парой шрамов на не самой приглядной физиономии, с чёрными глазами и трёхдневной щетиной, одетый в полудоспех поверх богатых одежд, с красным военным плащом – вот и весь образ наместника, который так и не поменялся с того дня, как Август покинул родину и отправился на злосчастную войну. Нет, одного шрама явно не было, да и сутулился мужчина не так часто, как сейчас, да и седина была не так сильно видна.
- Вюртемберги согласятся поддержать вас, если дать им выход ко второму порту и снизить пошлину на четверть. У Рейнфельдов есть каменоломня, небольшая и почти заброшенная, но если выбить им преференции в поставке камней в столицу, - а ведь сейчас столице пригодятся камни, если граф верно оценил ущерб от недавней заварушке, - и помочь с устройством брака кузины графа, они тоже безоговорочно поддержат любые решения, кроме тех, которые ведут к переходу Тамира в подчинение одного из трёх соседних герцогств, - даже за восемь лет, сколько Август отсутствовал, главное в настроениях местной аристократии не поменялось – никто из них не собирается преклонять колено перед Улвеном, Анхальсом или Эрлангом, даже при наличие налоговых преференций. Лучше уж платить больше и выбивать «скидки» окольными путями, чем признать, что авантюра столетней давности их предков приведёт к полному уничтожению некогда приличного герцогства, а Линденбург и иже с ним станут очередными кусками в чужой копилке. Протектор протёр от усталости глаза, кивнув в ответ – мало того, что он более-менее понимает настроения своих «подопечных», ему и самому не выгоден переход его собственного протектората под власть одного из соседей. Не будет протектората и он перестанет быть протектором, превратившись в очередную канцелярскую крысу на жалком жаловании. Впрочем, и статус протектората ему тоже не до конца выгоден – не сегодня, так завтра его снимут с поста и он так или иначе потеряет влияние и положение – ни детям передать, ни обеспечить себе безоблачную старость. Пусть сам протектор властолюбием никогда не отличался, но ведь у него есть двое сыновей, которым следовало бы что-то передать, помимо пары сундуков золота, собранных со взяток и подкупов за долгие годы «правления». Тамирские графы во главе с Августом готовы поделиться с протектором своими землями, отдав ему часть своих, если он поддержит их стремление к возвращению Тамиру статуса герцогства и тогда все в выигрыше – знать больше может не опасаться, что в один прекрасный день сменит ласкающую господскую руку на бьющую, получит через своего герцога голос в управлении Империей, а протектор – богатые земли и титул, которые можно передать детям и не бояться, что в любой день его могут сместить и положить конец годам кропотливого труда. Впрочем, всё это дело ещё нерешенное и одним лишь протектором не обойтись, и именно для этого граф сейчас направляется к одному из герцогов – тому, кто с наибольшей вероятностью может поддержать начинания тамирцев, если и сам что-то от этого получит, разумеется.
По приезду в замок Ангаберг протектор взял на себя всю заботу о встрече с Гидеоном фон Ангеларом – тот вряд ли помнил графа из Тамира, пропавшего восемь лет назад, а если и вспомнил бы – маловероятно, чтобы захотел тратить своё драгоценное время на столь незначительную фигуру, а вот протектор – птица более высокого полёта, чтобы его можно было проигнорировать.
- Ваша Светлость, - хриплым, отдающим металлическими нотами голосом начал протектор, жестом подзывая стоящего чуть поодаль Августа, - Позвольте представить графа Линденбург, Августа фон Эрбаха, - граф поприветствовал герцога полупоклоном.
- Благодарю, что нашли время принять нас, Ваша Светлость, - обратился Август к герцогу, держа военную осанку и поравнявшись с протектором.

+1


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Несыгранное » Политика и ничего личного


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC