Рейнс: Новая империя

Объявление

15 сентября — 31 октября 1558 года

Война за влияние в Рокском море в самом разгаре: Эстанес принес огонь и меч на Паро. Рейнс охвачен собственными проблемами: сразу после выборов императора сидхе предъявили претензии на часть северной имперской земли. Эйверская лига связана во внутреннем море конфликтом с Дилвейном, который грозит вылиться в полномасштабную войну. Если только сам Дилвейн не погрязнет в усобицах с аргелльцами.
В общем, все идет привычным чередом и порядком. Кроме того, что пришел черед богов вмешиваться в людские судьбы. В таком случае, скучно не будет. И в стороне не остаться никому.

избранная цитата

"Что может привести солидного чародея в публичный дом? Оттенберга туда вела нужда в деньгах. Ах если бы он знал, сколько получают распутные девки, то сильно бы задумался. Но и без этого он давно убедился, что чистая наука дело малоприбыльное, в отличие от торговли".

Вальтер Оттенберг, "Хитрый лис и верный пес"

"Не Бездна расширяет границы, срывает замки: сама ты решаешь, когда отступить от привычного шаблона”.

Меррин фон Адель, "Я силой истины завоевал вселенную"

"Стоит только обнаружить что-то ценное, – сразу начинаешь бояться это потерять".

Гектор Меса, "Цена земных сокровищ"

"Грех не есть источник одержимости. И уж тем более, не его следствие. Это придумали те, у кого на блуд и выпивку денег не хватало".

Хельм ван Эгераат, " Ars Moriendi"

"Строение не вписывалось в скромное окружение Эль Морона. Будто ветер-проказник принес дом из-за моря и аккуратно поставил в чистом поле, а уже потом, вокруг, разрослась деревня. Деревня беднела, а дом рос, обрастал, жирел. Здесь водились хоре. А хоре сестринству были нужны, очень. Хоре — и не только; но ведь и ножи, и люди стоят денег".

Инес Аньес, "Quien si no yo"

"Людской род всегда недостаточно сильно ценил силу крови, не думали младшие о том, что в каждой капле ее хранилась память, которую невозможно было вычеркнуть из истории".

Иннис ап Ллиар, "Тени исчезают в полдень"

"В самые темные дни люди хватаются за чудо, но толпа, охваченная страхом, способна растоптать ненароком и его".

Морвенна Альмейн, "Там, где найдешь..."

"Где малефик там жди беды, где двое – катастрофы. Разве не об этом шептали детям перед сном?"

Ламех Сафарди, "Внизу земля - падать больно"

разыскиваются

Лина де Мейер

чародейка, исследовательница

Пабло де Кордова

дезертир

Серен фон Ревейн

маркиза Улвенская

Фа Вэй

шиноби

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Информационный раздел » О народах, детях богов


О народах, детях богов

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Сидхе — первые дети мира, магический древний народ, по некоторым сведениям, воплощение самой материи магии на земле. Горды, таинственны, высокомерны и жестоки, кроме того, нелюдимы и неохотно идут на контакт к внешним миром. Практически полностью проживают на территории собственного королевства Аханнэ к северу от Вересковых гор.
Драконы — создания Даны, призванные бороться с разрывами, скверной и демонами, ныне почти полностью истребленные. Потому вынужденные перерождаться в телах людей, которые наделяют магическими способностями и возможностью в превращению.
Люди — самый многочисленный народ, многоликий и мнообразный, дети Агаста и Асгарты, которые вывели его когда-то с запада и привели в новые земли.
Хванны — дети камней, темные сеидхе, неверные.

0

2

СИДХЕ

http://s9.uploads.ru/74cxr.png

они же альвы, сиды, сеидхе, народ холмов

История
Сидхе пришли в этом мир первыми и застали его еще девственно чистым, незапятнанным и неиспорченным, и образ того мира они пронесли через поколения, сохранив в памяти и сердцах, отсюда и нелюбовь к изменению его облика, различным технологическим новшествам и прогрессу, который собой олицетворяют люди. Уже во времена их отцов и дедов народ холмов проживал в землях, теперь известных как Срединные, а мир уже считался старым. В эпоху его юности сидхе жили где-то далеко на севере, за горными кряжами и вересковыми пустошами до самого горизонта, и жили бы, наверное, и дальше, если бы не глубокий раскол внутри общества древней Орланны, который уничтожил ее и заставил выживших бежать на юг.  Было это много человеческих поколений назад, когда долины Везмы и Аргора были пустынны и никем не заселены, но туда сидхе спустились не сразу, освоив сперва березовые леса к северу от Вересковых гор, в землях, которые получили на их языке название Аханнэ, что означает "Новая".
Аханнэ с тех пор была ядром культуры сидхе, которые постепенно распространялись дальше на юг, в долины рек и гор, где по сей день находят немало заброшенных сидов и каменных постов, когда-то отмечавших границы владений сидхе на территории нынешних Эрланга, Фланна и Улвена. Там они столкнулись с народом, которого люди никогда не знали и не видели, они известны только по хроникам сидхе, да и те попытались их оттуда вымарать по возможности. Их кромлехи и менгиры, что светятся в ночи причудливыми изгибами света на древних камнях, до сих пор попадаются повсюду в северных герцогствах. Этот безымянный ныне народ состоял в тесных связях с демонами, которые были залогом процветания их земель, залогом их могущества и силы, но она не спасла их от магии сидов, которая смела демонопоклонников с лица земли, оставив по ним память только в виде древних крошащихся камней. Сиды забрали себе их земли и присоединили к Аханнэ, но триумф их был омрачен тем, что на западе их владений появился первый в истории этих земель разрыв, который уничтожил многих, еще больше навсегда сделал калеками. Тогда немало сидхе погибло от скверны, которая поражала народ холмов сильнее, чем любых других живых существ, сильнее, чем растения и землю — смерть становилась неотвратимым следствием контакта с разрывом в большинстве случаев, немногим удалось выжить, а те, кто сумел справиться с недугом, навсегда оставались искалечены болезнью. Появление примерно в это же время людей на континенте заставило сдхе уйти дальше на север  — невозможность справиться с разрывом и опасение перед чужаками, от которых никто не знал, чего ожидать, стали причиной, по которым опустели сиды во Фланне и на части Эрланга. Люди впоследствии нашли только оставленные и заброшенные жилища.
Первые полноценные контакты были далеко не мирными — когда люди пришли в верховья Везмы, то столкнулись с боле холодным климатом, сырой осенью и холодной зимой, и, чтобы согреться, они рубили лес и выжигали под посевы целые участки лесов. Сидхе не вмешивались бы, если бы в какой-то момент топоры не застучали в погребальных рощах, и тогда земля застонала и воззвала к своим детям, чтобы те пришли и спасли корни и ветви от гибели. Поначалу сидхе пытались убедить людей не трогать хотя бы их рощи, однако те ответили отказом — верящие в иных богов, они с трудом воспринимали своеобразные воззрения народа холмов и звезд. Несколько раз проливалась между людьми и сидхе кровь, и новый разрыв на севере Лотрина, у границ Аханнэ, заставил сидхе окончательно уйти на ту сторону гор и на долгие годы исчезнуть из истории людей. В тишине закрытых сидов, в лесах, в которые редко заходил человек, а если и заходил, то не возвращался, они восстанавливались после войн с людьми и соприкосновения со скверной, искали пути спасения от нее. За эти годы сиды стали для людей сказками, легендами, которые ищут искатели приключений и романтики, они превратились в огни над вересковыми пустошами севера, танцующими под сенью лесов миражами, наблюдающими за людьми, но не показывающимися на глаза. У людей севера они всегда считались соседями, но те, что живут южнее Аргора, только посмеивались над этими сказками, и смеялись бы и дальше, если бы однажды в ставке объединенной армии Улвена и Эрланга не появились несколько настоящих сидов и не потребовали людей закончить войну с Анхальсом и Брогге, иначе война будет закончена принудительно.
Было это почти четыре сотни лет назад.
В те годы новый король Аханнэ, Арвэ ап Рианнах, решился завершить многолетнее затворничество сидхе в лесах и холмах, не из любви к людям, но из любви к своему народу и миру, который люди способны поставить на грань гибели своими действиями. Далеко не всем это пришлось по нутру, и с тех пор раскол внутри общества сидхе только усиливался, оно окончательно разделилось на два крыла, в культуре самих сидхе сторонники изгнания людей с севера получили имя Теневого двора. Они существовали всегда, еще со времен первых контактов с людьми, но только в последние века противоречия стали сильны настолько, что даже сами сидхе заговорили о том, что в Аханнэ две стороны. Раскол не привел к развалу Аханнэ или к войне, обе стороны в открытую высказывают свое недовольство, но при этом никому не придет в голову воевать друг с другом. Если они где и противоборствуют, то вне границ леса. Часть из них ушла на восток, и с тех пор в Вольных Городах, особенно Тар Феанне и Тар Эвернессе немалую долю населения составляют потомки людей и сидов, и даже чистокровные альвы, носящие по сей день печать изгнанников. Годы прошли, изменились сами сиды Аханнэ, наладившие контакты с людьми, но из тех, кто ушел, никто не вернулся назад. Они мало напоминают теперь истинных сидов, приняв правила игры людей, их менталитет и иногда даже религию, среди сидхе Аханнэ они всегда останутся чужими, пусть даже одна и та же искрящаяся кровь течет по их венам. Их не так много осталось ныне, но позиции их в Тар Эвернессе крепки.

Внешний вид, физиология
Главным отличием сидхе от людей является срок их жизни, который во много раз превосходит срок жизни людей, среди которых распространено поверье, будто древние и вовсе бессмертны. Это не так, и сидхе смертны и подвержены старению, как и люди, пусть и очень медленному: древний сид может на склоне лет выглядеть довольно молодо, и редко кто видел среди народа холмов действительный стариков, покрытых морщинами и согбенными под тяжестью лет. В действительности старость и немощь настигают сидхе независимо от возраста, ибо их внешний вид зависит от того, на сколько ощущает себя сам сид. Так бывают среди них юноши и девушки, которых горе и тоски превратили в стариков, и часто они сами уходят в леса и там умирают в одиночестве, не в силах более жить. А есть древние старцы с лицом юношей, в чьих глазах плещутся колодцы вековой мудрости. Однако смерть неизбежна для всех, и на излете семнадцатого  или восемнадцатого столетия каждый чувствует приближение смерти, и тогда покидает круг сородичей и уходит в лес, где доживает отшельником последние дни.
Сидхе взрослеют медленнее людей — сид в пятьдесят зим выглядит едва ли на десять человеческих лет. Взросление заканчивается примерно в 150 лет, когда у сидхе традиционно наступает пора совершеннолетия и принятия самостоятельных решений. Именно в этом возрасте дети окончательно отрываются от родителей.
Примерно в 600-650 лет женщины сидхе теряют способность рожать детей, и это одна из причин, по которым их народ столько малочислен и так медленно растет, это же является истоком многих традиций народа сидхе, в котором отношение к детям, к каждому ребенку, сродни отношению к чуду.
Невозможно перепутать сидхе с человеком — одного взгляда достаточно, чтобы узнать в стоящем перед тобой существе представителя древнего народа холмов, который видел рассвет мира. Издавна представителей сидхе узнают по заостренным ушам и внешности: их волосы бывают либо очень светлыми, от льняного до чисто-белого, либо очень темными, как правило черными, и стричь их у сидхе не принято, что у женщин, что у мужчин. Глаза их при этом темны, как безлунная ночь, темно-синие, темно-серые или почти черные. В своей массе сидхе выше людей на полголовы, что мужчины, что женщины, и люди говорят о них, как о прекраснейших из живущих в подлунном мире. Это чистая правда, и не бывает уродливых сидхе, толстых или чрезмерно худых, непропорционально сложенных или отмеченных природными уродствами, впрочем, именно это может показаться в их внешнем виде отталкивающим — подчеркнутая идеальность и некая усредненность, из-за которой многие сиды кажутся похожими друг на друга. Их облик притягателен и чужд одновременно, неудивительно, что они, несмотря на столкновения в прошлом, стали излюбленными персонажами баллад, сказок, живописи. И неудивительно, что люди во все времена тянулись к ним, отчего на свет появлялись отпрыски союза людей и сидов, всегда люди, но в их жилах кровь обычная была смешана с кровью страшей расы. Это сильная кровь, и долголетие, магические способности сидов, некоторые черты внешности могут тянуться много поколений вперед. В северных регионах Империи до сей день немало потомков таких союзов, впрочем, только дворянские роды, которые на севере часто восходят к альвовским предкам, придают этому особое значение.

Верования, религия, менталитет
Сидхе, как и люди, почитают двух богов, но знают их под другими именами: Дана и Дананн, и их образы бесконечно далеки от образов Агаста и Асгарты, хотя это, несомненно, они. Сиды иначе смотрят на мир и на своих божеств, давших им жизнь, тоже когда-то посмотрели совсем не так, как люди на заре своего существования, потому оба народа никогда не признавали родство своих религий, хотя сидхе знают, что боги людей это и их боги тоже. Дананна почитают как божество-первооснову всего сущего, владыку растений, тогда как Дану — как мать всех зверей и птиц, хотя между ними давно уже не проводят четкой границы, в мирное время отдавая дань уважения Дананну, а во время войны — Дане. Верования сидов сильно влияют на их культуру и менталитет, потому в их обществе нет неравенства, женщины равны мужчинам, нет социального деления наподобие того, что встречается в обществе людей. Аристократы в землях сидов — первые среди равных, владыки, которым оказывают почтение и к чьим словам прислушиваются, и служить им не считается тяжким вынужденным трудом, напротив, великой честью. Они бы относились к людям как к равным, спокойнее и миролюбиво, но их первые встречи были далеки от мира и дружественности, к тому же, люди слишком много меняют, слишком спешат жить, много воюют, нанося миру трудно излечимые раны. С годами отношения между двумя народами наладились, но сидхе по-прежнему смотрят на младших снисходительно, как на неразумных детей, которые не слушают взрослых и при этом не учатся на своих ошибках. Впрочем, есть среди них и те, кто относится к людям куда враждебнее, не принимая политику нынешнего короля.
Иногда их считают добрым народом, хотя это, конечно, не так. Сидхе чужды представления о добре и зле, потому людей часто ставит в тупик их поведение и их суждения, крайне далекие от человеческой морали, которая им тоже чужда. Их своеобразные законы и представления о том, что можно и что нельзя, кардинально отличаются от человеческих, например, тщетно объяснять сиду, что нельзя убивать. Сиды не видят зла в убийстве того, кто вредит обществу, в первую очередь того, кто вредит самим сидам, и меньше всего на свете они ценят человеческую жизнь. Для них вообще чуждо понятие "добра", которое в их обществе истолковывается как добро для них самих, для мира в целом, но не для конкретного существа или даже группы людей. Им нравится порой шутить над людьми, и шутить довольно жестоко иногда, потому как обладают своеобразным ощущением границ дозволенного. Потому недаром говорят среди людей, что это гиблое дело — переходить дорогу сиду.
Сидхе выше всего ценят гармонию и задуманный порядок, потому не прикасаются к природе и не вмешиваются в ее процессы, всячески сохраняя ее в тех землях, что достались им и еще остались нетронутыми влиянием человека, оттого никогда не иссякнет их печаль по прошлому, по утраченному миру, который они ревностно охраняют у себя в землях. При общей праздности, они не любят, когда что-то совершается зря и во вред, потому они не приветствуют бесцельных войн, особенно возле своих границ, и не любят пустых изменений. Их тяга к красоте не знает предела, и среди них немало мастеров, создающих поистине удивительные вещи, но превыше всего они ценят естественную красоту, не измененную и не приукрашенную, потому среди них в почете скромность в одежде и умеренность в украшениях, а нагота и откровенность не считается чем-то зазорным. Пусть никому и не придет в голову появиться в таком виде в обществе, они далеки от нарочитой стыдливости, они ценят выражение искренних чувств и не скованы условностями социальных норм, поэтому немало можно встретить в землях сидхе детей, рожденных вне брака. Сидхе при этом почитают верность и преданность, а потому никогда такие дети не будут оставлены и брошены, даже если родители более никогда не возьмутся за руки при своих сородичах. Их эмоции чаще всего доведены до предела: если они любят, то ярко и пылко, если ненавидят, то до полного уничтожения врага.

Место проживания
Ныне большая часть сеидхе проживает в Аханнэ, хотя есть небольшие группы "ушедших", которые встречаются по всему континенту, но большая часть мигрантов осела в Тар Феанне и Тар Эвернессе.

Часто задаваемые вопросы

Растут ли у сидов бороды?
нет

Могут ли сиды использовать драконов как ездовых животных?
драконы - не животные, так что нет

На чем ездят сиды?
преимущественно на лошадях, впрочем, им не особенно это нужно, поскольку они оборотни. По этой причине у Аханнэ нет понятия кавалерии как таковой, и на лошадях сиды разве что охотятся.

У каждого сеидхе свой сид?
нет, владетелями сидов являются князья и их родня, все остальные живут в этих сидах, составляя двор того или иного князя или княгини.

А что у них с сословным или классовым делением? Есть ли аристократия? Есть ли слуги?
у сидов нет классов в привычном людям понимании этого слова. Князья и король — первые среди равных, их положение это не привилегия, а ответственность, а служить им честь для каждого обитателя Аханнэ.

Можно ли людям жить среди сидов?
Редко такое дозволяется полукровкам, но на то нужно разрешение короля. Обычному человеку, который никак не связан с народов холмов кровью или прошлым, такое не дозволят, но кратковременные визиты на территорию Аханнэ возможны.

+1

3

ДРАКОНЫ

http://sd.uploads.ru/MflPp.png

История
Есть несколько версий о том, откуда пошли драконы, кем они были созданы и для чего. Сидхе считают, что они появились по велению Даны, матери всех зверей и птиц, когда она вняла мольбам своих детей и дала им оружие против демонов и скверны, обучив тому, как справляться с разрывами. Люди же верят, что драконов породили божественные супруги, как и всех остальных тварей на свете, что совершенно не мешает им охотиться на драконов их страха или из жажды наживы. К истине близки и те, и другие, но лишь сидхе знают до конца предназначение драконов в этом мире. На самом деле, драконы и сами об этом уже в большинстве своем не помнят, ибо знание о том, как это делать, утрачено давно, а самые древние драконы сохранили только осколки той истины, что когда-то стала причиной их появления в этих землях. Сейчас им не до разрывов и борьбы с хаосом, они заняты собственным выживанием и сохранением вида, они давно уже превратились в бродяг, изгнанников и изгоев, которые уходят далеко в глушь и там дичают, забывая и человеческую речь, и свой второй облик. Некоторые осели у сидхе и там пытаются найти ответы на вопросы прошлого, другие же растворились среди людей и приспособились к жизни среди них, став купцами и чародеями, воинами и политиками, но и они по-прежнему живут в страхе быть раскрытыми.
Первые упоминания о драконах относятся еще к тем временам, когда в этих краях не было людей, только сидхе. Именно с ними ящеры познакомились изначально, с ними же стали бороться со скверной, потому правы те, кто считает, будто именно ради этого драконы и пришли в мир. Было это почти за 500 лет до того, как люди высадились на южном побережье, когда сидхе активно воевали с "темным" народом, населявшим долины рейнских рек. Когда начались столкновения сидхе и людей, драконы выступили на стороне альвов, но нашлись и те, кто ушел, не желая занимать ничью сторону. С тех пор драконье племя только больше дробилось, распадалось, сперва на стаи, потом — на отдельные семьи, пока многие и вовсе не стали одинокими скитальцами. Выживать семьям и стаям было проще, и потому многие одиночки был вскоре убиты людьми из-за страха перед силой драконов, но все больше из-за наживы, поскольку нет ценнее материала, чем драконья чешуя, и нет ингредиентов для зелий более сильных, чем части тела дракона.

Внешний вид, физиология
Драконы — огромные огнедышащие ящеры, способные к полету благодаря паре мощных крыл за спиной, неуязвимые для скверны и магии, кроме стихийной и самой мощной, да и та не всегда пробьет толстую шкуру. Есть несколько видов драконов, и самые редкие из них - белые, тогда как черные и красные встречаются чаще. Существуют легенды и о золотых драконах, которые, как говорят, способны принимать вид любого живого существа, но если когда-то и существовали на свете золотые драконы, то ныне их совсем не осталось.
Некоторые считают, что каждый дракон обладает двумя обликами: драконьим и гуманоидным, который когда-то был нужен для того, чтобы общаться с другими расами, а теперь служит прикрытием для незаметного существования драконов бок о бок с людьми и сидхе. Но это не так. Когда-то давно драконы пришли в мир в облике зверей, но века истребления сделали истинных драконов малочисленными, многие из них ушли в горы и пустоши, где одичали и забыли разумную речь и собственное предназначение. Другие нашли убежище в землях сидов, где пребывают о сей день. Однако души драконов, как и души других рожденных на земле существ, подчиняются закону перерождения, но поскольку ныне в мире мало истинных драконов и редко среди них рождаются дети, душам ящеров приходится искать убежища в телах людей. Дух дракона сильнее духа человека или сида, ибо не подвержен скверне и не может быть подчинен чужой воле, потому драконы, в отличие от людей и сидов, помнят свои прошлые рождения, которые мучительно вспоминают на протяжении всей оставшейся жизни. Человек, рожденный с душой дракона, и правда может оборачиваться и обладает двумя обликами вместо одного, и в этом его удача и одновременно величайшее проклятие. Магия драконов такова, что дается им это легко, без мучений и страданий как у вервольфов, и даже надетые на них предметы и вещи они способны обращать в ничто на время, что они проводят в облике ящеров. Однако находиться в тесном человеческом теле постоянно они не могут — это чревато слабостью, нервной раздражительностью и даже агрессией, поскольку постепенно накапливается дискомфорт и растет желание расправить крылья и вдохнуть полной грудью. Поэтому даже те драконы, что большую часть своей жизни проводят в телах людей, вынуждены хотя бы раз в два-три дня принимать свой истинный облик и некоторое время находиться в нем.
Драконы вопреки расхожему мнению не бессмертны, истинные живут около двух тысяч лет, но редко доживают до такого возраста, а переселенные, запертые в телах людей, способны доживать до 900 лет, и не откладывают яйца, а рожают живых детенышей. Им не страшна скверна и сила демонов, как не страшна и человеческая магия, кроме самой мощной. Их способности к регенерации — самые сильные среди всех живых существ, и драконы с годами могут даже отращивать утраченные конечности, хотя это долгий и весьма болезненный процесс.
Взрослый дракон (от 300-т лет) может достигать в длину десяти метров, от кончика носа до кончика хвоста, с размахом крыльев до пятнадцати-семнадцати. После этого они растут крайне незначительно. Разительных различий между самцами и самками не наблюдается, как и между видами, что в плане размеров, что в плане внешнего вида.
Истинные драконы не способны разговаривать, однако сиды и их родичи слышат их мысли, словно произнесенные рядом.

Верования, религия, менталитет
Драконы не отличаются особой религиозностью, хотя могут исповедовать любую из религий материка. Чаще они делают это для вида или по инерции, на самом деле им нет дела до богов.
Когда-то в прошлом, когда драконы были единым народом, это было гордое и могущественное племя, яростное и непримиримое в отношении несправедливости, агрессии и борьбы со скверной. Но с тех пор прошло очень много лет, драконов раскидало по миру, и невозможно сказать, что именно их отличает от других народов. Они недоверчивы в своей массе, не спешат на контакт и не стремятся к славе и богатству, потому все детский сказки о том, что драконы-де спят на золоте и воруют принцесс — ложь от начала и до конца. Драконам нет дела до золота и серебра, как нет дела до корон земных правителей и земной славы, хотя и среди них найдутся те, кто приспособился к жизни среди людей и даже поднялся достаточно высоко, при дворах людей или при дворе сидхе. Остались и древние приверженцы своих старых традиций и старого предназначения, которое заключается в борьбе с демонами и очищении земли от скверны, но сейчас большая часть все равно стремится в первую очередь выжить и найти своих родичей в постоянно меняющемся, враждебном мире.

Место проживания

Дракона ныне можно встретить повсеместно, однако единственное место, где они живут, не боясь и не таясь, это Аханнэ.

Часто задаваемые вопросы

Драконы кладут яйца или они живородящие?
Драконы живородящие, как правило у них рождается один детеныш, редко два

Что будет с беременной перерожденной драконицей во время превращений в дракона и обратно? Что будет с плодом?
Плод тоже будет превращаться, потому что магия.

Может ли дракон трасформироваться частично? Например, будучи в человеческом облике показать хвост, обрасти чешуей и тому подобное?
нет, или полностью, или никак.

Кто родится от двух перерожденных драконов?
такой же перерожденный дракон с двумя обликами, человеческим и драконьим.

Чувствуют ли драконы друг друга? а других магических существ? А мелефиков и оскверненных?
Друг друга драконы могут опознать только после определенного времени, проведенного рядом. Они чувствуют магию вокруг, но точно определить ее тип не способны, если это не скверна. Малефиков и оскерненных они определяют быстро и безошибочно.

+2

4

ЛЮДИ

http://sa.uploads.ru/Bc3lS.png

История
История народа людей начинается не здесь, а далеко за пределами Перинора. Как и сидхе, они пришли в мир в другом месте, но сведений о своей прародине спустя почти 2000 лет не сохранили, только обрывочные воспоминания и смутные легенды, рассказывавшие о стране, где нет зимы, где земля щедра к своим детям и где не было неравенства и войн между людьми. Говорят также о страшном катаклизме, что разрушил благословенную прародину людей и отбросил их в темную эпоху взаимной вражды и ненависти, в которой многие погибли и еще больше просто сгинули во мраке бесконечных усобиц. И рассказывают, что тогда Отец и Мать народов спасителя, который пришел в облике человека, рожденного от смертной женщины, и показал им дорогу за море за море. Спустя почти 10 лет скитаний, они причалили к берегам нынешней Иверии, и с этого момента начинает отсчет человеческая история.
Последующие века отмечены непрерывной экспансией людей на север и юг, заселением пустынных земель современных государств, выраставших друг за другом по мере того, как разные группы людей вступали в конфликты друг с другом и, проиграв, были вынуждены искать новое пристанище. Тем не менее, население Аверена и Эстанеса относится к другой волне заселения, вероятно, из тех же районов, что прежде них покинули предки нынешних рейнсианцев, андорцев и дилвейни. Хотя нынешние историографы подвергают сомнению эту теорию — слишком уж отличаются аверенцы от предков жителей Рейнса. Примерно в 500-ом году от высадки людей они возникли на восточных окраинах, но, в отличие от предшественников, пришли в нынешний Аверен пешком, и практически сразу же столкнулись с сопротивлением иверийцев, не желавших видеть пришлых на своей территории. Современный Аверен выковывался в горниле войны с соседями, и, проиграв, много лет не стремился к конфронтации, оказав лишь культурное влияние на южные регионы нынешней Рейнской империи. Наиболее непримиримые из пришлых покинули Аверен и переселились за море, в нынешний Эстанес, где смешались с третьей ветвью людей, которые пришли с востока около тысячи лет назад, примерно в то же самое время, что и предки аверенцев. Эта третья ветвь людей составляет основу населения Вольных городов и земель дальше на восток, которые упираются в берега неизвестного моря.
С тех пор более не было ни одной волны переселения. Государства возникали и исчезали, меняли свои границы страны и империи, война сменялась миром, а мир — войной, но существенно облик Перинора не изменился с тех самых пор, как закончилось передвижение народов. Рейнсианцы, аверенцы или эстинцы, сейчас никто не станет называть друг друга "не-людьми", но память о том, что лежало когда-то между ними, укоренена в культуре всех стран и народов, в их религии и верованиях, что периодически приводит к конфликтам.

Внешний вид, физиология

За столько лет от древних людей, населявших когда-то территории далеко за морем на западе, осталось очень мало. Считается, что наиболее близки к ним рейнсианцы, в особенности же жители Эйзена и Анхальса, столпов Рейнской Империи. Это высокие, крепко сбитые светлокожие люди, преимущественно с со светлыми и каштановыми волосами и светлыми глазами, часто слегка волнистыми — прямые, не поддающиеся никаким манипуляциям волосы традиционно считаются в Рейнсе признаком крови сидхе.
На севере империи в Эрланге, Улвене и Лотрине, с давних времен немало людей являются потомками союзов людей и сидов, что во множестве заключались во времена успокоения после войн и взаимного установления доверия. В основном это аристократия, хотя и среди простолюдинов встречаются люди, что на голову выше окружающих, стройные и гибкие, с очень светлыми или иссиня-черными волосами и альвовскими глазами, отмеченные долгожительством: такие люди и сейчас живут дольше чистокровных людей, до 130-150 лет в сравнении с обычными 80-90 годами в остальном Рейнсе, и сохраняют стать и ясность ума до самых последних дней.
Южане, население Верме и Иверии, когда-то испытало на себе влияние соседнего Аверена, и не только в культурном плане. Аверенцы и иверийцы невысоки ростом, что мужчины, что женщины, их кожа темнее, чем у соседей, волосы чаще всего вьющиеся. Еще сильнее отличается население Эстанеса, смешавшееся с коренным населением Хамдана, потому это невысокие в своей массе, смуглые люди с темными волосами и темными глазами, коренастые и приземистые, за эталон красоты почитающие не худобу, но умеренную дородность. Живут они столько же, сколько и северные соседи, редко кому удается дожить до 90 лет.
Люди востока, население вольных городов и земель за ними, в своей массе сохранило черты пришедших с берегов Окраинного моря, с востока земель, которые и сейчас остаются мало изученными. Это высокие и светловолосые люди, которые веками перемешивались с мигрантами из Рейнса, потому в Вольных городах можно встретить почти все типы людей Перинора.
Отдельно стоит сказать о чародеях из человеческого рода. Магия способна намного увеличить срок жизни обычного человека, и чем выше магическая сила, тем дольше маг может прожить. Но крайне редко срок жизни превышает 200 лет.
Что касается полукровок сеидхе, то есть тех, чей родитель был из народа холмов, то они не только живут дольше и медленно стареют, но и взрослеют медленнее: полтора человеческих года идут у них за примерно за один человеческий, таким образом, в 20 лет такой человек выглядеть на 15-18 лет. Квартероны (те, у кого дед или бабка принадлежали к народу холмов), взрослеют, как люди, то стареют также медленнее обычных людей.

Религия, менталитет
Среди людей нет ни политического, ни культурного, ни религиозного единства, хотя последнее справедливо не для всех — издавна сложилось, что Агастианская Церковь объединяет в своем лоне очень разные народы и страны. Агастианство принято, как основная религия, в Рейнсе, Аверене, Дилвейне, на спорных Азалийских островах, в больше части земель Эйверской лиги, и все эти страны и народы почитают Супругов. Исходя из постулатов агастианства, женщины и мужчины в целом уравнены в правах, хотя во многих сферах, в особенности военной, традиционно не приветствуют женщин. Однако женщины могут наследовать земли и титул и быть полноправными правительницами, вести дела семьи и заниматься торговлей или политикой наравне с мужчинами. Эстанес при этом — общество сугубо патриархальное, женщины там считаются в первую очередь матерями и женами, и редко кто из них может добиться чего-то большего, чем просто жизнь за спиной собственного мужа.
Отношение к религии и вере разнится от страны к стране, так, в Андоре и вольных городах запада люд в своей массе не особенно набожен, тогда как в Рейнсе, Аверене и Дилвейне религия играет важную роль в жизни общества, в том числе и на политическом уровне. В Эстанесе набожность граничит порой с агрессивной фанатичностью, и это поощряется местными религиозными деятелями, давно занимающими в том числе и государственные посты страны.

Часто задаваемые вопросы

Сколько живут полукровки сеидхе/человек?
Около 120 лет максимум, чародеи-полукровки могут жить предельно до 200, но они все равно будут стареть

Могут ли полукровки унаследовать сидскую магию?
нет

Могут ли полукровки изучать сидскую магию, чары?
нет

Полукровки более талантливы в магии, чем люди без доли сидской крови?
Да, магия дается им проще в сравнении с обычным человеком

+1

5

ХВАННЫ

http://sg.uploads.ru/fqHCI.png

они же дети камней, они же темные сеидхе, они же неверные

История
Во времена древней Орланны, что лежала далеко на севере и ныне скована вечными льдами и холодом, были два рода сеидхе: те, кто жил в гармонии с окружающим миром и не стремился его менять, повинуясь заветам Даны и Дананна, что подарили им мир и магию этого мира, дабы они могли беречь творение богов, и те, кто, напротив, искал знаний о сути вещей и их преобразовании. Это не было то преобразование, которому сеидхе научил Дананн, но вторжение в суть вещей и самой материи, изменение замысла богов и постепенное искажение всего, что может увидеть глаз. Так сеидхе открыли магию демонов, научились обращаться к ним и подчинять их своей воле.
Далеко не все сиды могли овладеть такой магией — немало погибло от прикосновения к чуждой, запредельной силе, чей источник лежал в ином измерении, что сеидхе назвали Бездной, ибо ни один чародей не мог заглянуть туда и увидеть обитель демонов такой, какая она есть. И чем сильнее была истинная, исконная магия, присущая всем сидам от рождения, тем скорее наступала гибель, зачастую мучительная и страшная, ибо сама сущность изначально магических, связанных нерушимыми узами с миром сеидхе разрушалась от прикосновения к магии, им противоположной. Не так много оказалось тех, что был наделен способностью проникать в Бездну и там искать себе бесплотных помощников, которые могли творить немыслимое. Такая власть напугала владык Орланны и они запретили практиковать магию демонов, которую назвали ахтаэ, "искажение", а тех, кто прибегает к ней, - хваннами, "искаженными и оскверненными", и со временем способности к ахтаэ в обществе Орланны стали восприниматься как изъян, болезнь и даже проклятие.
Годами росло напряжение между двумя ветвями народа сеидхе, пока, наконец, все не закончилось бедой. Орланна пала и была погружена в ледяной сон, а хванны бежали на юг, спасаясь от гнева тех, кого лишили родной земли. Несколько лет сеидхе пытались вдохнуть жизнь в собственную страну, но все их попытки были тщетны, и тогда они решились уйти в великий поход на юг, где, как докладывали разведчики, климат теплее и земли пригодны для жизни.
Когда они достигли земель, где ныне лежит Аханнэ, они столкнулись с мертвой, безжизненной землей, отравленной влиянием бездны и магией ахтаэ, то снова встретились со своими изгнанными родичами — они правили на этой земле и обживали ее для себя, постигая искусство магии, что люди зовут малефицией, постигая в мельчайших подробностях и нюансах. Ни те, ни другие не были рады этой встрече - еще кипела в груди обоюдная ненависть, а страх сеидхе по отношению к отступникам-братьям жег руки, заставляя браться за оружие и направлять магию против тех, кто уничтожил их древнюю родину.
Война сеидхе и хваннов длилась долгих сто с лишним лет, и не было победителей, ни одна из сторон не смогла одолеть другую, только убить землю и почти истребить противника. И тогда Луар ап Эльваран, второй из вождей сеидхе, обратился с истовой и искренней мольбой к Дане и Дананну, и легенды сидов говорят, что боги народа холмов ответили и подарили миру драконов, единственных, кому не страшно прикосновение Бездны и ее искажающая магия. С помощью драконов сиды одолели хваннов, и пусть далеко не все истинные ящеры решили вступили в войну с темными сидами на стороне короля Луара, этого оказалось достаточно, чтобы повергнуть в прах остатки королевств хваннов и заставить их бежать на восток, спасаясь от пламени драконов и магии сидов. И все же это не было бегство без оглядки, хванны понимали,что война проиграна, но проигрывать и не заставить противника напоследок истекать кровью было не в их природе — много сеидхе погибло в этих битвах, в том числе король  Луар, и владыка драконов Арахантар, отец Лиандера и Арлантариса.
Все закончилось, когда Лиандер, новый владыка драконов, пожертвовал собой в битве с последним владыкой хваннов, Скаахом ан Скатанной, которая произошла в землях, известных ныне как Аргелл. Ни тот, ни другой не вернулись назад живыми, однако самые сведущие из сеидхе знали, что хванны не уничтожены до конца — связанные неразрывными узами с Бездной и мирами, что лежат на той стороне завесы, отделяющей этот мир от других, они укрылись в этой Бездне на долгие годы, ожидая возможности вернуться. Сеидхе сделали все, чтобы не допустить этого: разрушили все города и все каменные круги, что возвели хванны, стерли любые воспоминания о них и их культуре и магии, и даже в самом народе сидов далеко не все знают о далеком прошлом и правду о том, кто такие на самом деле были их старые враги.

Внешний вид, физиология
Хванны мало чем отличаются от своей родни-сеидхе, но магия ахтаэ повлияла на них в немалой степени. С первого взгляда видны различия между двумя видами, видны невооруженным взглядом: в первую очередь, это пепельно-серая кожа хваннов и различные искажения, которые они приобрели с годами под воздействием магии бездны. Она не убила их, но изменила их тела, и дети уже в утробе матери разительно отличались от детей сеидхе, которые назвали бы эти изменения уродствами, однако это не совсем так. Хванны сохраняли красоту и величие, присущие их роду издревле, но это была жуткая и пугающая красота, отмеченная печатью Бездны — измененной кожей, глазами, волосами или костяными наростами, напоминающими рога.
Хванны были еще менее плодовиты, чем сеидхе, потому их народ оказался настолько малочислен. В сущности, хванном можно было родиться — а можно было и стать, если родиться сеидхе и оказаться достаточно сильным и способным, чтобы принять магию бездны и не погибнуть от нее.

Верования, религия, менталитет

Хванны не поклонялись привычным сеидхе богам, супругам Дане и Дананну, они признавали их существование, но отринули их дары и нашли новые, дары Бездны, которая оказалась к ним более благосклонна. Сейчас уже даже сиды не скажут, какие сами по себе были их предатели-родичи, зато если кому повезет добраться до Аргелла и познакомиться поближе с религией тамошних жителей, то в их верованиях они смогут узнать отголоски легенд сидов о своих древних врагах. В Аргелле множество культов, но самым влиятельным и развитым из них является культ Рогатого бога, под которым ведьмы Аргелла знают Скааха ан Скатанну и которому поклоняются и возносят свои молитвы.

NOTA BENE! Информация о хваннах вывешена для ознакомления игроков, которые играют за персонажей, которым данные знания доступны. Это касается сеидхе из числа сведущих в делах древних дней, драконов, которые сохранили свою память. Для людей эти знания должны отдельно оговариваться с АМС, если не уверены, что ваш персонаж может знать что-то о хваннах, лучше не пишите или напишите нам.
Хванны не доступны для игры в реальном времени. В давнем легендарном прошлом - пожалуйста.

+5


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Информационный раздел » О народах, детях богов


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно