Рейнс: Новая империя

Объявление

Навигация
О проекте Гид по матчасти Карта мира Сюжетные события Персонажи в игре Внешности Нужные персонажи Горячие акции
Объявления


ACHTUNG! Обратите внимание на ОБЪЯВЛЕНИЕ. На форуме проводится реорганизация профилей и переучет населения. Отмечаемся, не проходим мимо.
ACHTUNG! Обновлена тема Рейнского вестника, которую, напоминаем, игроки могут пополнять и сами.
ACHTUNG! Обновлены сюжеты и хронология, ознакомиться с которыми можно в соответствующей теме на форуме.
В Игре
июнь-июль 1558 года от Великого Плавания

После усмирения Иверии и Аверена, кажется, что все должно начать налаживаться, но не тут-то было. В Эстанесе государственный переворот и новый император, жаждущий войны, в Эйверской лиге разброд и шатание после смерти Верховного триарха. Говорят, что на островах снова будет война, но пока что там только витает тревога и напряжение от приходящих из Хамдана новостей и слухов.
На севере Рейнса тоже неспокойно, по-прежнему. И хотя герцог Лотринский вроде бы нашелся, с ним явно что-то не так. И это все на фоне пробуждения древней магии, которая может положить конец всему, что есть на этой земле.
В общем, весело у нас.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Несыгранное » Кораблики!


Кораблики!

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Время:
Весна 1558 года.
Место:
Ильехана.
Погода:
Достаточно тепло.
Участники:
Адриан, Мерседес и Себастьян.
Описание:
Что может быть лучше поездки вместе с родителями? Особенно, если это первое серьезное путешествие к морю... и самым настоящим кораблям.

Отредактировано Адриан Собраре (04-12-2017 02:06:38)

+2

2

[float=left]http://funkyimg.com/i/2A2xz.gif[/float]Путешествия всегда нравились Мерседес и приносили ей особенную радость. И пусть даже женщина не могла похвастаться, что видела заморские страны, о которых существует столь много преданий и легенд, сколь и о самой Империи, что своей скрытностью перед иностранцами мастерски будоражила воображение своих гостей, которым было воспрещено продвигаться вглубь Эстанеса, Мерси могла сказать, что видела многое. Пожалуй, она могла похвастаться перед подругами, что видела многое в пределах своей любимой и такой удивительной родины, что так по-разному открывается перед взором путешествующего, однако женщина предпочитала помалкивать об этом. Каждому слову должно быть верное место и время, а хвастовство – совершенно лишний грех, который не могла позволить себе супруга, пожалуй, самого богатого мужчины в стране, банк которого контролировал финансы не только дорой половины аристократии, но и Матушки-Церкви. Столь высокое положение является в ровной мере и весьма опасным – будь они более откровенны в своих взглядах и стремлениях, нашелся не один человек, жаждущий столкнуть их с пьедестала, на который их возвели церковники, направившие свое золото в банк Собраре. Не пройдет и пары месяцев, как и львиная доля остававшихся в стороне аристократов и торговцев поступят точно также, ругая себя за то, что не сделали раньше – не поспешили влить свои сбережения в надежный банк, что умеет приносить вкладчикам достойную прибыль.
Тем не менее, нынешнее путешествие должно было стать по-своему особенным. На этот раз компанию своим родителям в поездке в Ильехану, что являлась знаменитым портом, полным чужестранцев, столь не похожих на эстанцев, которые вели с ними торговлю, порой завышая цены на свои товары, настаивая на их уникальности, составлял наследник рода, их сын Себастьян. Однако помимо чужестранцев, которые всегда становились предметом любопытства женщины, никогда прежде не покидавшей родины, но в своих смелых мечтах надеявшейся, что когда-нибудь судьба будет к ней более благосклонна и подарит такую возможность – взглянуть на новые миры, познакомиться с новыми людьми, Ильехана была знаменита своими удивительными храмами и дворцами. Поездки в этот портовой город всегда доставляли удовольствие Мерседес. Этот город радовал взор карих глаз сеньоры, что со всей не свойственным ей терпением выдерживала весь путь от столицы до главного торгового порта Империи. Она любила любоваться красотами города, посещать вместе с Адрианом верфь, на которой возводили не один корабль, что уже в скором времени будет бороздить моря с полными тюками товаров, а может и с войсками, которые приведут Эстанесу новые победы…
Последняя мысль оказалась не слишком приятной для Мерси, что решительно задернула шторку, из-за которой она наблюдала за сменявшимся за окном пейзажами. Женщина перевела взгляд на сына, что путешествовал вместе с ней в карете, тогда как глава их семейства ехал верхом на своем коне.  Себастьян предсказуемо был рад этой поездке. Его бурное воображение рисовало ему удивительные картины из предстоящей поездки, из-за чего ему было не просто уснуть в ночь перед поездкой или тем вечером, когда они остановились на постоялом дворе, чтобы передохнуть в путешествии. Энергичный и неусидчивый мальчишка торопился продолжить их путь, как можно скорее. Хотя, стоит отметить, что путешествие было несколько омрачено желанием сына тоже ехать, как и его отец, верхом.
Это заставляло Мерседес и тяжело вздыхать, и радоваться за то, что Басти становился все более самостоятельным и торопился доказать всем и каждому, что он – взрослый молодой человек. Быть может, если бы речь шла о том, чтобы покататься на пони в их загородном поместье, Мерси не стала бы запрещать ребенку делать то, что ему так нравилось и хотелось. Однако в пути может случиться всякое, а рисковать самым дорогим – они не привыкли. В точности, как и к беспечности.
- Мы уже почти приехали, - обратилась женщина к сыну, что внимательно исследовал все пейзажи из другого окна их экипажа. Придвинувшись к сыну ближе, она пригладила его гладкие темные волосы, что любили закручиваться на кончиках, и обняла его со спины. Она прекрасно видела, что так привлекло его внимание – корабли. Вдали, аккурат с той самой стороны, где сидел Себастьян и наблюдал за переменой линии горизонта, где слабо блестела морская вода, державшая на плаву не один торговый корабль, что только прибывал в порт, можно было увидеть всю красоту этого места.
Когда-то и она так смотрела на порт и все те корабли, которых вживую даже не пыталась себе вообразить.
– Нравится? – спросила она у сына, позволив себе улыбнуться.
Уже ради того, чтобы увидеть в его глазах восторг и восхищение от величии порта и всех тех кораблей, которые стояли в нем и постоянно приходили и уходили прочь, стоило рискнуть и взять его с собой. Рискнуть, ведь Мерседес не хотелось, чтобы ее сын «заболел» морем настолько, чтобы ему захотелось, как и его дяде, стать моряком. Пожалуй, это было слишком опасным, а ее женское сердце вряд ли выдержало бы такое решение любимого чада. До сих пор она удивляется тому, как сеньора Эсперанца стоически держится, встречая своего младшего сына, что был редким гостем столицы, но с которым они вполне имели шанс встретиться в Ильехане.
- Давай, приведем тебя в порядок, - когда экипаж въехал в столицу, предложила Мерседес сыну, рубашка которого неровно выглядывала из-под дублета, поскольку кое-кто всю дорогу вертелся, разве что не стоя на голове, пока наконец-то не увидел что-то более интересное, чем деревья, кусты и цветы, менявшие различные дома и постройки у дороги.

+2

3

Когда родители сообщили, что планируют взять с собой наследника в Ильехану, наследник воодушевился не на шутку. Наконец-таки! Да! Да! Его темные глазенки блестели от счастья и предвкушения увидеть что-то новое для себя. Он замучил всех домочадцев с расспросами "а что там? Да, как? Корабли каких размеров? Много иностранцев? Можно с ними пообщаться будет?". Большинство ответов на эти вопросы были в духе "все сам увидишь". Воображение Басти рисовало порт со всем своим разнообразием. Он представлял народ в пестрых одеждах, живо обсуждающий свои путешествия, а еще громко торгуясь, желая купить подешевле товар, но продавцы мечтали втюхать подороже. Богатые, бедные, попрошайки, заморские купцы - кого там только нет. Все это сложилось в голове Себастьяна на основе рассказов родителей и учителей. Корабли он видел лишь в миниатюре, а воочию никогда. Очень редко к ним наведывался дядя Альфонсо, делясь своими удивительными морскими историями, но недолгими. Чаще мужчины удалялись наверх, дабы обсудить какие-то важные взрослые дела и детям туда вход был воспрещен. Басти мог лишь строить догадки о чем они ведут беседы и довольствоваться тем, что уже было рассказано. Верфь он уже давно мечтал посетить и рвался туда каждый раз, когда родители собирались в поездку. Однако постоянно слышал отказ и находилось тысяча причин, чтобы ему остаться дома.
В этот раз все было иначе. Себастьян избрал новую тактику - не напрашиваться. Он был уверен, что именно его план сработал, а не то, что родители сами так пожелали. Мальчишка места себе не находил в предвкушении путешествия, но у него появился стимул стать прилежным учеником. Последние два дня до отбытия в Ильехану, наследник банкира радовал педагогов своей заинтересованностью, словно его вовсе подменили. Учителя диву дивились таким резким изменениям, нахваливая успехи Басти перед госпожой Мерседес. Почти всю ночь не спал мальчуган, вертясь в своей кровати накануне отъезда, прибывая в возбужденном состоянии. Ему до сих пор не верилось, что в этот раз он тоже едет, а не остается дома как всегда. Правда, его не обрадовала новость, что придется томиться в экипаже с матушкой, а не в месте с отцом видеть всю дорогу снаружи в седле. Басти считал, что уже достаточно взрослый, чтобы скакать на собственной лошади. Мальчишка за последние два года изрядно вытянулся и уже спокойно доставал ногами стремена взрослой животины, вырос из пони, на которых катался все детство. На пони у него уже волочились ноги по земле. Он даже немного надулся, но как только экипаж двинулся в путь, забыл все свои недовольства. Все пейзажи, меняющиеся за окошком Басти с любопытством изучал. Его даже радовали деревья и перепаханные поля, но больше всего во все глаза смотрел на поселения, которые они проезжали. Ему нравилось разглядывать людей, встречные экипажи. Он задавал матушке кучу вопросов, вертелся без устали словно волчок и желал поскорее прибыть в Ильехану. "А долго нам еще? Скоро мы приедем? Если я усну и все просплю? Ты же меня разбудишь?". Когда они остановились на постоялом дворе Басти был счастлив, что выйдет из этого деревянного короба на колесах, который давил на его свободу движений. Он уже успел поделиться с отцом своими первыми впечатлениями, но даже не подозревал, что это всего лишь малые крохи из того, что ждет его впереди. Когда вновь они загрузились в экипаж, мальчуган снова принялся ерзать на сиденье и наблюдать за тем, что происходило за оконцем их деревянного ящика на колесах.
[float=right]http://sg.uploads.ru/XrdIV.gif[/float] Вдалеке показалась стена портового города Ильехана. В этот момент Басти замер, прилипнув к оконцу лицом. Он сразу понял, что именно сюда они держали свой путь. Это не было похоже на какое-то маленькое поселение с пятью домишками, впереди их ждали величественные сооружения. По его сторону, где уже не видны были очертания стены, земля сливалась с морем. Можно было четко увидить линию горизонта. Невероятно! Громадные торговые суда, будто протыкали небеса, насаживая облака себе на мачты вместо парусов. Он кажется даже разинул рот от всей этой красоты и хотелось оказаться поближе. Наверное они вблизи необъятных размеров! Басти даже прозевал, что изначально ему сказала мать. Они уже въезжали в главные городские ворота.
- Я себе такого не мог вообразить! - наконец нашелся мальчуган в словах, выдыхая, когда Мерседес потянулась к нему поправлять рубашку. Кажется он даже забыл, что надо дышать и переведя дух от уже увиденного, набрал полной грудью побольше воздуха.

Отредактировано Себастьян Собраре (08-12-2017 13:10:28)

+2

4

Боги никогда не станут помогать тому, кто не в состоянии помочь себе сам - пожалуй, эту поговорку можно было назвать девизом семейства Собраре? Легендарный дедушка Адриана, полным тезкой которого он являлся, сумел подняться из полной нищеты и заставил заговорить всех заинтересованных лиц в старой доброй Корволе о новом продуктивном банке. Вот и Адриан всегда и во всем привык брать свое, не особенно ограничивая себя морально-нравственными аспектами... если бы дело обстояло иначе, ему никогда не удалось бы стать владельцем отличной верфи в Ильехане. Пожалуй, это предприятие, по своей важности, стояло для хитреца-банкира первее чем прочие его успешные "проекты", приносящие доход - к примеру, тот же "Сад наслаждений", исправно снабжавший сеньора Собраре необходимой информацией. Но все же верфь нельзя было даже сравнивать с теми успешными делами, что Адриан проворачивал раньше. Корабли всегда были и будут ключом как к успешной войне, так и к освоению новых земель и конечно же торговле - следовательно, вседа будут в цене. А так как каждый корабль стоит весьма недешево, то при должном размахе дела, прибыль не заставит себя долго ждать, благо что теперь на верфи служили преданные и верные Собраре люди. Адриан конечно же гордился собой, получая отчеты из Ильеханы и ему не терпелось показать это выгодное предприятие Мерседес и Себастьяну. Это намерение одобрил и его дражайший родитель, сказав что мальчику пора уже потихоньку-полегоньку знакомится с семейным делом, которое со временем отойдет к нему.
Но если честно, то Собраре в первую очередь хотел порадовать своего сына и в самую последнюю - читать ему лекции о предназначении, преемственности поколений и тому подобного. Не стоит забывать, что Басти в первую очередь всего лишь ребенок, а какому ребенку, тем более озорному мальчишке, не захочется посмотреть вблизи на самые настоящие боевые корабли??
Еще до дня отъезда Себастьяна словно подменили: он старательно принялся учиться и наставники не могли нахвалится им всю неделю до отбытия в Ильехану. Адриан прекрасно понимал чем вызвано это прилежание и лишь улыбался, когда Мерси в очередной раз говорила, что жалобам учителей не стоит верить. Просто Басти очень любознательный и подвижный и надо его уметь заинтересовать уроками, чтобы был хороший результат. А не грозить розгами, если не умеешь научить ребенка - одним словом, это были слова истинно любящей свое драгоценное чадо матери. Самому Адриану в детстве так не везло, потому как его матушка в процесс обучения и воспитания предпочитала не вмешиваться и по всей видимости считала что розги упрямым детям ничуть не повредят.
Но... вернемся к поездке?
Весь путь до старой доброй Ильеханы, Адриан проехал верхом, попутно продемонстрировав недавно приобретенного великолепного гнедого жеребца всем знакомым и не очень людям на улицах эстанской столицы. Ну а уже в портовом городе, первым делом, банкир отправил верного и преданного Мигеля на лучший постоялый двор, чтобы тот позаботился о хороших комнатах, разместил слуг и договорился с трактирщиком насчет обеда. После этого, Адриан дал команду ехать прямиком к верфи, даже и не подозревая насколько его сыну не терпелось уже осмотреть все самое интересное.
-Мы приехали, -сообщил Собраре, открыв дверцу экипажа и протянув руку любимой жене, чтобы помочь сойти по узким ступенькам. -Я решил что лучше будет сразу ехать к верфи, а город и порт можно будет посмотреть и потом. Что может быть лучше самых настоящих кораблей, что еще не сошли со стапелей?
Не дожидаясь управляющего верфью, Адриан и Мерси неторопливым шагом направились в сторону тех самых кораблей что еще только строились - банкир хотел показать Себастьяну все "стадии" строительства, начиная от идеи и самого обыкновенного чертежа.
-Вот, взгляни с чего начинается любой корабль, сынок, -подозвал Басти Адриан, после того как один из мастеров ловко развернул перед ними рабочий чертеж на небольшом столе. -Видишь? Вначале делаются все расчеты и только после этого можно начинать строительство. Первым на свет появляется каркас будущего корабля - все равно что скелет, который затем превратится в боевого красавца, либо вместительного грузового "торговца".

+2

5

[indent] Человечество всегда тянулось к чему-то возвышенному, недостижимому и далекому. Чего стоят намерения покорить небо, воду и подземелья, из которых добывается золото, медь и множество других ископаемых, которыми полнится Эстанеская Империя? Все по обыкновению своему начинается со сказок, в которых невозможное становится возможным, и только после этого – находятся пути для того, чтобы преобразить все вокруг, сделать более доступным и способным служить человечеством. Пожалуй, подобным орудием в полной мере могли считаться корабли. Эти большие и маленькие строения, стоявшие на воде, давали возможность человечеству не один век заглядывать дальше за горизонт безграничного неба. Конечно, женщинам не доводилось видеть кораблей, окруженных со всех сторон водой, ведь отбывать в плаванье, дамам не было позволено. Однако приходить на пристань, любуясь обликами отбывавших кораблей, как и просто, наблюдать за тем, как создается очередное чудо – было вполне под силу Собраре.
Заправив рубашку сына, что вылезла из-за его пояса, которым были подвязаны брюки, женщина присмотрелась к выражению лица ребенка, что стремительно рос и менялся, пока, казалось, все вокруг оставалось таким же; даже она, казалось, не особенно изменилась с того дня, когда впервые взяла его на руки. Да, порой она меняла свои формы, ожидая очередного ребенка, отдавала предпочтение то одному, то другому цвету в одежде. Но по большей степени со дня своего семнадцатого дня рождения, Мерседес не чувствовала крутых перемен за исключением той привязанности и тех чувств, которые появились у нее к мужчине, которому она и подарила своих прекрасных детей. Теперь они были одной силой, одной лодкой, бороздящей бурное штормовое море, и это было невозможно изменить уже никаким силам.
- Еще немножко осталось, - произнесла женщина, обращаясь к сыну, что демонстрировал неподдельный интерес к тому, что его окружало впервые. Все эти корабли, огромные и величественные, при взгляде на которых вблизи казалось, словно ты сам – ничто иное, как маленькая мурашка, бегавшая вокруг, волнуясь о бренном. Во всяком случае, именно эти мысли переполняли Мерси, когда она впервые увидела корабли вблизи.
К месту своего назначения они прибыли довольно-таки быстро. Уже спустя несколько мгновений, Мерседес поправила на голове свой платок, необходимый при выходе на люди. Он должен был скрывать волосы замужней женщины от взора других мужчин, ведь прерогатива любоваться длинными темными волосами эстанских женщин всегда принадлежала их мужьям. Как и годится, женщина вышла последней из экипажа, Себастьян самостоятельно спустился по ступенькам кареты, тогда как Мерседес подал руку Адриан. Не пройдет много времени, прежде чем и их сын возмужает и будет таким же обходительным и внимательным, уж в этом сеньора де Собраре нисколько не сомневалась. Все-таки ему было с кого брать положительный пример – со своего отца, которому так шел его новый костюм и в котором он выглядел весьма деловито. По крайней мере, именно так смотрела на супруга женщина, о чем и прошептала ему на ухо перед их отъездом из Корволы.
- Что же, сначала дела, тогда отдых – в этом что-то есть, дорогой, - ответила Мерседес мужчине, когда он заметил, насколько она удивилась оказаться у верфи, но не в порту или на постоялом дворе, где они обычно останавливались в Ильехане.
Она не торопилась говорить слишком много, не желая мешать первым впечатлениям сына, которые не могли не привлечь его внимания. Об этом наверняка говорил взгляд мальчишки, который тот  не мог отвести от величественных строений, что находились только в своем зародыше.
- Твой брат тоже придет сюда, Адриан? Или мы встретимся с ним уже на постоялом дворе? – спросила на пути к кораблям, к которым они приближались неспешным шагом. Она прекрасно понимала, что сейчас Себастьяну хотелось бы вовсе не степенно приблизиться к кораблям, но подбежать, прикоснуться с благоволением и поражением, и поэтому держала она крепко сына за руку, легонько лишь ее сжав, когда перед ними развернули чертежи.
- Мне всегда было интересно, как можно в чем-то подобном разбираться, - улыбнулась Мерседес, прежде чем Адриан обратился к сыну. – Кстати, это те новые корабли? Те, о которых ты говорил? – поинтересовалась женщина у мужа, наклонившись слегка к его уху. Все-таки она не торопилась распространяться с информацией о том, что она знает куда больше, чем следовало бы знать обычной женщине, уделом которой должна быть ее семья, дети и молитвы на коленях.

+2


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Несыгранное » Кораблики!