Рейнс: Новая империя

Объявление

Навигация
О проекте Гид по матчасти Карта мира Сюжетные события Персонажи в игре Внешности Нужные персонажи
Объявления


ACHTUNG! Обновлена тема Рейнского вестника, которую, напоминаем, игроки могут пополнять и сами.
ACHTUNG! Обновлены сюжеты и хронология, ознакомиться с которыми можно в соответствующей теме на форуме.
В Игре
июнь-июль 1558 года от Великого Плавания

После усмирения Иверии и Аверена, кажется, что все должно начать налаживаться, но не тут-то было. В Эстанесе государственный переворот и новый император, жаждущий войны, в Эйверской лиге разброд и шатание после смерти Верховного триарха. Говорят, что на островах снова будет война, но пока что там только витает тревога и напряжение от приходящих из Хамдана новостей и слухов.
На севере Рейнса тоже неспокойно, по-прежнему. И хотя герцог Лотринский вроде бы нашелся, с ним явно что-то не так. И это все на фоне пробуждения древней магии, которая может положить конец всему, что есть на этой земле.
В общем, весело у нас.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Воспоминания » Убей меня. Нежно.


Убей меня. Нежно.

Сообщений 21 страница 28 из 28

1

Время: ночь с 18-го на 19-го июня 1558 года
Место: Западный Лотрин, Лота, Бумажная Башня, далее -  постоялый двор "Синица в руках"
Погода: пасмурно, прохладно, дождь.
Участники: Анора Вейе, Анеирин ап Гвинн
Описание: Убей меня. Потому что жить дальше - нет смысла.

+1

21

[indent] - Он даже не знает, что я существую, - в ее голосе не было обиды: это было обоюдным решением - Даррак, в недобрый час произведенный на свет женщиной, отданной служению Церкви, отпрыском нечистой крови, зачатый в преступном союзе брата и сестры (и она старалась не думать о том, кто был третьим в этом странном не-браке) не должен узнать, кто его мать. Ради ее же безопасности. Она никогда не спрашивала Анеирена, что он или его (ее!) отец отвечали мальчику, когда тот спрашивал о матери. Наверное, говорили, что вернула себя лесам Аханнэ. Или видит сладкие сны под кронами одной из погребальных рощ. Это не имело значения.
[indent] Она помнила свой ужас, когда узнала о побеге Даррака. Но истинный кошмар начался, когда тот - какими неисповедимыми путями? - стал одним из свиты Его Светлости герцога Лотринского. Сладкая мука мельком брошенного взгляда, выхватившего из многих его - единственного! - сменялась пыткой долгих дней, когда она даже запрещала себе думать о нем, ночами, проведенными в иступленных молитвах - только он никогда не узнал! не заподозрил!
[indent] А потом превратилась в бесконечную муку, когда она узнала, что отряд герцога потерян где-то там, возле проклятого разрыва: почему она не сказала ему? почему?!
[indent] И это тоже теперь не имело значения.
[indent] - Я верю тебе, - повторила она, - но я не знаю, что еще могу сделать. И я не знаю, зачем мне жить дальше.
Она отстранилась, поднимаясь.
[indent] - Двое наказывают меня, но это справедливо, - она не смотрела на брата, - но почему его?
[indent] Вопрос без ответа, да она и не ждала его.
[indent] - Я устала...

+1

22

Вопросы без ответов задаются зачастую лишь для того, чтобы укорять себя, словно бы мало той боли, что уже гложет души, и хочется наказать себя еще больше - во искупление ли, пытаясь ли достичь дна горестей и боли, в попытке ли найти того или тех, на кого можно переложить часть вины. Настоящей или мнимой - не важно.
- Annwyl, - ладони сеидхе скользили по плечам, по волосам - медленно, ласково, успокаивающе. - Он не знает о тебе, но чувствует. Через меня. Через лес. Через мир.
Негромкий шепот и легкие касания выплетали мягкий речитатив заклинания, словно пуховым платком укутывал плечи, зябко ежащиеся, как от зимнего, выстуживающего все углы заунывного ветра, мягкой подушкой ложился под голову, теплым одеялом опускался на тело.
Его любимая, его сердце, была настолько истощена и вымотана, что не требовалось сонного зелья, чтобы отправить ее в так необходимую прогулку по призрачным полям, полным спокойствия и солнечного света. Два или три часа ничего не изменят, а вместе с ним отдых даст сестре столько сил, сколько не дали бы и сутки, проведенные в тревожном поверхностном сне, из которого всегда готов вынырнуть при первых же признаках опасности или вестей.
Анэ мягко развернул сестру лицом к себе, держа за плечи.
- Верь в меня. Верь в него. Это согревает и придает сил. Они нам понадобятся. Всем.
Легкий поцелуй опустился на лоб, закрепляя сказанное.
- Спи.

+1

23

[indent] Обычно она спала без сновидений - просто закрывала глаза и проваливалась в небытие, а потом воскресала из него. Именно воскресала. Сон для нее был маленькой смертью, именно потому она так боялась уснуть в эти последние несколько суток. Боялась умереть. Мертвые не способны контролировать ситуацию.
[indent] Вот и сейчас она провалилась в пустоту обычного сна, где не было ничего, кроме покоя - пусть и временного.

[indent] Когда она проснулась, полукружие окна уже стало темным прозрачным льдом, в котором дрожали искры первых звезд, а в комнате было почти темно. Она проспала почти весь день, но странным образом не чувствовала вины за это. Если бы что-то случилось - что-то действительно важное, о чем ей нужно было знать - Горт прислал бы за ней. Или явился бы сам. Но раз ее не будили, выходило, что день не принес ничего нового.
[indent] Она повернулась на бок, обнаруживая, что на ней не осталось ничего, кроме короткой мужской сорочки, а волосы распущены и наново заплетены в слабую косу: разумеется, Анэ позаботился о ней. И ей хотелось надеяться, что его забота распространиться и далее - на ужин, например. Она и сама не могла вспомнить, когда ела в последний раз. Нет, конечно, она что-то ела - иначе не смогла бы держаться на ногах, но Горту обычно приходилось переходить от увещеваний к командному тону, который, как ни странно все еще работал. Хотя с тех пор, как он перестал быть старшим в их тандеме, прошло... сколько же прошло?.. Она ощутила легкую печаль, как всегда, когда вспоминала, что тело ее друга обратиться в прах в своей могиле, а она все еще будет молода. Ну или почти молода. Если, если, конечно, останется жива. Мысль о смерти логичным образом привела ее к мысли о роще красных кленов, где часть ее была похоронена в ледяной могиле между корней старого дерева, и далее - о том, кто делил с ней, как делят брачное ложе, эту могилу, и о том, кто делил с ней ложе. Не сейчас, правда.
[indent] Она медленно села, сонно огляделась, пытаясь понять, одна ли она в комнате.
[indent]

+1

24

Небольшая и уютная комната, чем-то напоминающая удобную и благоустроенную берлогу, оказалась пуста, но тонкий запах свежевыпеченного хлеба, еще горячего, с хрусткой и ломкой корочкой цвета светлой карамели, рассыпающейся вкусными крошками по тарелке при попытке отломить кусок - этот запах, доносящийся сквозь полуприкрытую дверь, ясно говорил, что в соседней комнате кто-то есть. Как и негромкий перезвон тарелок, устанавливаемых на столе. И если вдохнуть поглубже, можно было разобрать и запах запеченного с травами мяса, настолько искусно вплетающийся в царящий в комнатах аромат хлеба, что казался неотъемлемой частью его, как и бодрящий вкус зелени, и сладковатый - фруктов. Похоже, на столе оказалось все, что только можно было раздобыть за деньги в растревоженном плохими вестями городе.
Дверь еще больше приоткрылась, пропуская в спальню сеидхе.
- Как себя чувствуешь?
Анэ не ожидал, что сестра проспит так долго, но смертельная усталость свалила ее на полдня, позволяя вымотанному телу восстановиться, а душе - успокоиться. Пусть даже на эти несколько часов. Тени, залегшие под глазами, постепенно уходили, как и напряженные складки на лбу и возле губ, разглаживаясь и возвращая внутренний свет.
Он присел на постель рядом с сестрой и, легко улыбнувшись, провел ладонью по волосам.
- Проголодалась?
Анеирин знал про способность любимой забывать обо всем, в том числе о себе, так что вопрос нес и второй смысл - удалось ли нашептать такой сон, что принес возвращение всех потребностей и сил.

+1

25

[indent] - Очень, - честно призналась она. Его забота была ей приятна, и он это знал. Ну... она надеялась, что знал. Доброе деяние, разумеется, несет вознаграждение в себе самом, но как много мы так и не успеваем сказать. А потом жалеем.
[indent] - Спасибо, что подумал об ужине, - она легко потерлась щекой о его ладонь, - не возражаешь, если я сначала умоюсь?
[indent] Вопрос был риторическим, а вода в медном кувшине восхитительно прохладной - как раз, чтобы смыть остатки сонной одури.
[indent] Голод был сильнее желания следовать приличиям, так что она не стала отыскивать свою одежду, выйдя к столу так как спала - в несколько измятой, впитавшей от простыней запах вербены сорочке, заканчивавшейся где-то в верхней трети бедра. В конце концов, Анэ видел ее и голой, и во власянице, и рожающей, и мертвой - что бы еще нового он мог узреть?
[indent] Утолив первый голод, она отложила вилку, оперлась локтя о стол, опустила подбородок на сплетенные пальцы.
[indent] - Ты так и не сказал, что привело тебя в Лоту. Кроме того, что следует признать в данном случае неуместным романтизмом. Прости, - она улыбнулась, - я счастлива видеть тебя. Но мне не нравится то, что ты здесь.

+1

26

Анеирин знал. Знал о том, что забота приятна, о том, что Анора его любит, о том, что всегда рада видеть. Но у каждого знания есть свой предел. Даже у веры, у которой, казалось бы, быть его не должно, ведь вера - она на то и вера, дабы быть безграничной и беспредельной, и то существует. А знания зиждятся в том числе на фактах.
Анеирин знал. И никогда не требовал от сестры подтверждения своего знания, и тем приятнее бывали искренние, идущие от сердца слова, чем обязательные или вымученные фразы.
Счастье, что Анора никогда не стеснялась его взгляда, в том числе во время еды, так что можно было сидеть на стуле напротив, потихоньку отщипывать кусочки хлеба, бросать их рот и - любоваться. Точными, скупыми движениями, почти такими же четкими, как упражнения с оружием или каллиграфия очередного приказа. Постепенно отступающим чувством голода. Спокойствием, окутывающим сестру легким, невесомым покрывалом. И просто - любимой женщиной. Почему-то многими упускается из виду, что это действие не бесполезно. Оно действительно придает сил и направляет, точно упор - стрелу.
- Мне необходимо место, откуда начать поиски, - просто, так, словно рассказывал о отгремевшей грозе, отозвался Анеирин. И одновременно - говоря этой простотой слишком многое. - Возле разрыва слишком сильно ахтаэ, я ничего не чувствую.
Анэ не боялся, подвергнуться искажению, как те, кто заглянул в Бездну. У него было, ради чего оставаться верным Аханнэ, своей земле, своей любимой, своей семье. Крепок стержень настолько, что не сломать и не соблазнить. Но слишком тяжело стало находиться там, где разлилась полноводной рекой, точно вырвавшись из запруды, ахтаэ. Особенно тяжко после того, как порвались струны Ллай Гонгьяр, горестным стоном оповестив о свершившемся святотатстве всех, кто умел слушать. Потому пришлось принести извинения Кои Массарн и отправиться туда, откуда вышел пропавший без вести отряд.
- Я возьму его путь и последую по нему. Найду и вашего герцога. Мне нужна какая-нибудь его личная вещь - если есть возможность.
В голосе слышалось не равнодушие, но отстранение того, кому нет дела до забот других, особенно - людских.
- И, annwyl, - сеидхе наклонился и пытливо глянул на любимую. - Я не знаю, знаешь ли ты, но под Лотой что-то есть. Нечто, принадлежащее скверне. Я чувствую. Я бы хотел, чтобы ты покинула этот город, но не буду просить и настаивать.
Просить идти против своих собратьев по вере и ремеслу, покинуть их в тот момент, когда Инквизиция нужна как воздух и настолько сильная, насколько может быть сжатый латный кулак.
Он не будет просить и настаивать, но не мог не высказать свое пожелание.

+1

27

[indent] - Что ты имеешь в виду, когда говоришь, что под Лотой что-то есть? - от расслабленной истомы не осталось и следа, скорее, теперь Анора напоминала хищника, напрягшегося, уловив незнакомый запах. Сама Лота ее беспокоила мало. Как и ее обитатели. Живые, во всяком случае. Первое, о чем она подумала, услышав об угрожающей городу опасности, были Анналы - и святой Стращатель. И если Стращателю она помочь была бессильна - кроме пары старых друзей из числа его обитателей, то первое требовало немедленных действий. Даже если Анэ преувеличивает опасность, то следовало признать, что хроники Щита были куда уязвимее тех, кто бдил за ними. Тревога за Анналы сейчас заслонила даже тревогу о сыне. В конце концов, сына она почти не знала, красивый мальчик, который равнодушно отворачивался от нее при встрече, мог с тем же успехом быть за тысячу лиг от нее - это ничего не изменило бы. Тогда как Анналы... Анналы были для нее всем тем, чем не мог бы быть никто - одновременно наставником и пестуемым ребенком, безжалостным разоблачителем и красивой сказкой.
Она должна была о них позаботиться - так же, как и о Дарраке.
[indent] - Попробуй объяснить, - теперь она уже настаивала. Врожденная склонность сидов - народа, который она не считала своим (для полной справедливости следует сказать, что и людей - тоже) - быть честными, но отнюдь не откровенными иногда вызывала у нее желание придушить таких собеседников. И ей хотелось думать, что Анэ все же попробует просветить ее, хотя бы эти тайны и были тайнами ее племени. В конце концов, она была дочерью его отца - и вполне имела право требовать разъяснений.

+1

28

- Это… - Анеирин задумчиво посмотрел на встревожившуюся сестру, пытаясь подобрать слова. - Как запах. Болота. Гнили. Как затхлый вкус, разлившийся в воздухе, отравляющий его. Ахтаэ. Скверна.
Хлебный мякиш под чуткими пальцами сеидхе постепенно превращался в крохотную фигурку, пока непонятно какую.
- Точно также чувствуется возле разрывов. Только там все разлито в воздухе, особенно сейчас, точно некто щедро плеснул прокисшего вина на землю, заразив ее. Здесь же вино все еще в бутылке.
Анэ положил на стол крохотного, но вполне узнаваемого человечка.
- Под замком.
Он не замалчивал, не обманывал, не пытался выкрутиться и твердый, прямой взгляд темных глаз подтверждал это.
- Точнее я сказать не могу. Но, annwyl, там - скверна. Точно зреющий зародыш будущего древа.

0


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Воспоминания » Убей меня. Нежно.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC