Рейнс: Новая империя

Объявление

15 июля — 15 августа 1558 года

После неожиданной кончины Верховного Триарха Эйверской Лиги и убийства императора Эстанеса в Рокском море снова неспокойно — страны замерли на грани новой масштабной войны. Рейнская империя захвачена внутренними проблемами: политическими и магическими, на Севере по-прежнему сеидхе ведут войну со своим древним врагом, и в этой войне люди страдают больше всех.
Азалийские острова тревожно ждут нападения со стороны Эстанеса, в то время как все остальные еще только решают, вмешиваться им или нет. В общем, все очень плохо.

избранная цитата

"Политика есть политика - кто-то взлетает, а кто-то рискует рухнуть вниз с высоты собственных амбиций и тщеславия. Правда, Рейес пока что еще не взлетел, но надо полагать, что наместник любезно объяснит ему сейчас, что для этого следует сделать".

Мартин Рейес, "Обещай и властвуй"

"...По телу бежали мурашки. Иннис не смог бы с точностью сказать, пугали ли его хванны теперь сильнее, когда он столкнулся с ними лицом к лицу, чем истории о них, найденные на почти истлевших свитках. Был ли он готов снова ответить темным братьям? Быть может, то была лишь иллюзия, результат отравленного тумана, который сидхе вдыхали, которым пропитывались их одежды и волосы.

Иннис ап Ллиар, "Не видно правды сквозь туман"

"То, что это погром, Барух понял еще по первым звукам — с молодости помнил очень хорошо, как кричат погромы, как гудят под ногами растревоженной землей. Хадданеев громили постоянно, при попустительстве эстанцев и молчаливом бездействии князя, который если и хотел, ничего поделать не мог".

Барух Хадиди, "Не надо меня уговаривать"

"...Меня зовут Фрида, папа. - отвечая ровной линией взгляда на уверенное спокойствие своего новоиспеченного родственника, усмехнувшись, ударить пятками в бока лошади, с откровенным желанием не слышать в ответ имя “папы”. Они друг другу никто, так пусть и останутся никем - представления лишь портят игру".

Хелен Магвайр, "Длина ушей - не признак успеха"

"Он никогда не думал, что для счастья надо всего-лишь бросить учебу - и уже никаких скучных лекций, никакой зубрежки и лицемерия, которое, к сожалению, пропитывало всю семинарскую жизнь. Попервах было немного странно, даже чем-то скучно, но Диогу быстро нашел, чем себя занять. Мир, внезапно открывшийся перед ним, был огромен".

Диогу Альварес, "Одна семья"

"Редко когда бывают уместны вольности, но разве подталкивает к ним что-нибудь больше, чем лигийский карнавал?".

Лина де Мейер, "Mask on, mask off"

разыскиваются

Хуан де Сарамадо

эстанский император

Эйрон фон Ревейн

маркиз улвенский

Эньен фон Эмеан

Золотой дракон

Вивьен Мариески

чародейка

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Отыгранное » А правды нет, ее не может быть


А правды нет, ее не может быть

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Время: утро, начало 22 июня 1558 года
Место: Бумажная Башня, резиденция Ордена Щита в Лоте
Погода: пасмурно, тепло
Участники: Анора Вейе, Этьен Джервет (Конрад де Лотрин)
Описание: герцог притащил что-то от разрыва, а разбираться с другим. И заодно со всем прочим

+1

2

В Лоте уже все похоронили герцога, некоторое даже оплакали и задумались о будущем. Этьен полагал, что напрасно думать о нем в столь темные и неспоконые времена, потому отстранился от любых попыток влиять на герцогиню, оставшуюся один на один с рухнувшими на нее бедами — не то, чего от него ждали, но у Этьена был железный повод оскорбиться. В тот день, когда король сеидхе публично оскорбил его и Мария де Лотрин промолчала, он понял, кого она боится больше.
Что же, это было досадно. Но не более того.
У Этьена был план. Было понимание, что делать и как реагировать  С Марией они действовали теперь независимо: инквизиция помогала населению тем, чем могла, никак не опираясь на помощь светских властей, разослав во все концы герцогства всех своих людей, так, что Лотринская обитель опустела совсем. Когда Анора Вейе пригласила его на разговор, его встретила гулкая тишина и эхо в каменных коридорах старой крепости, где безраздельно властвовал ветер и сырость. Этьен кутался в плащ, теплый совсем не по-летнему — с севера задувал холодный гнилой ветер, подарок скверны и разрыва, который начал, видимо, распространять свою власть не только на прилегающие к Каэр Ихаэль территории, но на все герцогство.
Откуда-то оттуда накануне Анора и ее люди привезли Конрада де Лотрина, и свидетели его знаменательного возвращения наперебой рассказывали, что вернулся герцог на себя похожим мало. То то были сплетни по большей части, Этьен надеялся узнать правду из первых рук, ведь это Анора нашла его каким-то неведомым образом там, где не смогли его люди — он удерживал себя от подозрений, хотя соблазн был велик. Очень велик.
— Верховный трибун?
Бумажная башня была местом оригинальным для подобных разговоров, Этьен бы предпочел теплый камин и покрывала где-то в глубине замка, куда не так пробирается вездесущий ветер. Он не сомневался в том, что она выбрала его намеренно. С определенной целью, суть которой ему наверняка откроется.
А может, и нет.
— Рад видеть вас в добром здравии, — Этьен замер на пороге, и факелы, трепетавшие на сквозняке, бросали ему под ноги длинные тени. Круглый зал башни был почти пуст, только несколько столов и книжных стеллажей стояли вдоль стен, образуя углы и бросая ломанные тени. Сквозь узкие окна под самой крышей, где гнездились голуби, падал тусклый свет, которые эти тени никак не тревожил.

[nick]Этьен Джервет[/nick][status]***[/status]

+3

3

[indent] - Милорд, - высокая, тонкая фигура выступила из пляски теней, открытый огонь вспыхнул медью в гладко уложенных волосах и на серебре легкой брони. У Аноры было несколько часов между возвращением в свою резиденцию и возможным визитом лорда-инквизитора, но она потратила их не на отдых. Именем Верховного трибуна из обоих орденов были призваны все магистры, оказавшиеся достаточно близко, чтобы исполнить повеление. Ни один из них пока не покинул Бумажную Башню. Всем архивистам и хранителям Анналов приказано было поднять информацию по весьма странному запросу, поступившему от Верховного Трибуна. Знал ли об этом лорд-инквизитор? Не мог не знать.
[indent] То, что она принимала лорда-инквизитора именно здесь, в пустом скриптории, вознесенном над городом, было совсем не случайным. И то, что ей сейчас хотелось быть как можно дальше от подвалов Башни, было не последней из причин. Но не единственной: с некоторых пор Верховный трибун относилась с большим недоверием не только к людям, но и к животным. В особенности, к птицам. Вскользь упомянутые ее надавним гостем стаи ворон, ведущих себя весьма странно, заставило ее задуматься, не использует ли кто-то крылатые твари в роли информаторов. Последнее, разумеется, требовало даже не магистерского звания, но вот малефики… Потому из скриптория по ее требованию были изгнаны все обретавшиеся там птицы, а подвалы и подземные переходы очищены от летучих мышей. Кое-кто уже стал намекать, что Верховному Трибуну стоит больше отдыхать, но Анора напрочь игнорировала шепотки за спиной, а осмелившихся заговорить с ней об этом пока не случилось.
[indent] - Его Светлость возвратился в Лоту, - на сей раз она намеренно пренебрегала правилами гостеприимства. Потом, все будет потом: кресло у огня, стакан зернового, может быть, ужин - если лорд-инквизитор соблаговолит остаться. В чем она сильно сомневалась.
[indent] - К сожалению, о его людях по-прежнему нет никакой информации. Мы продолжаем поиски.
[indent] Последнее уже не было даже вопросом спасения потерявшихся у разрыва: теперь Анора не могла быть уверенной, что кто-то еще, кроме Его Светлости не обзавелся какой-нибудь милой вещицей с непонятными свойствами.
[indent] - Но я хотела поговорить с Вами о другом. Боюсь, что возвращение герцога - лишь отсрочка перед новым политическим кризисом.

+2

4

Удивительно это было — два духовных лица, говорящие тайно, за спиной герцога, о политическом кризисе. О его неизбежности, и Этьен был даже доволен, что Анора Вейе ощутила дуновение этого ветра тоже, ветра, который грозит превратиться в ураган, бурю, что сметет с лица земли знакомый им Лотрин.
Да, Этьен был доволен.
Люди склонны искать выхода из самых безвыходных ситуаций. Отчаяние столь же противно и неестественно человеческому существу, как в корне неприемленма мысль лечь и ждать смерти — инстинкт выживания, жажда жизни и борьба за нее движут людьми испокон веков и заставляют на этом пути отказываться от многого. От любви, от привязанностей, от моральных ценностей и долга. Лотрину стоило рухнуть в Бездну, пережить кошмар наяву, чтобы задуматься о выживании и спасении, лежащем в кардинальных, неизбежных переменах.
Именно об этих переменам говорила Анора Вейе. Переменах, которые не удастся отсрочить: аристократия уже недовольна происходящим, пытаясь защитить свои земли, она ополчилась против герцогини и ополчится против герцога, а там и до недовольства столицей недалеко. О простолюдинах и говорить нечего, они уже не думают ни о чем, кроме как о молитвах и попытках выпросить прощение за грехи свои и детей своих у Всеблагого Отца, который, конечно, отвернулся от них именно потому, что они забыли путь в храмы.
Пусть даже это не совсем так.
Этьен Джервет смотрел на Анору со скрытым любопытством, стараясь выглядеть обеспокоенно.
— Я рад, что и вы это заметили, Верховный трибун.
Он устало расположился на жестком стуле, бросив на стол тонкие перчатки. В продуваемой зале было холодно, и он остался в плаще, постучал задумчиво пальцами по столешнице, размышляя, стоит ли озвучивать то, что хорошо известно им обоим.
— Я полагаю, что возвращение герцога ненадолго успокоит аристократию и купечество. Большие деньги были потрачены на починку барьера у разрыва, который продолжает истязать наши земли. КАэр Ихаэль опустел, говорят, скверна поглотила его. Эстара тоже. Все северные холмы теперь опасная неживая земля, мне пришлось отозвать всех инквизиторов из обителей там, самая северная наша цитадель сейчас в монастыре святого Барнарда. Единственный отряд — люди брата Кристена, которых я отправил следом за эйверскими чародеями. Кажется, они не преуспели, — добавил он после паузы.
Оно и к лучшему. Вмешательство Лиги с самого начала портило все.
— Я уповаю лишь на то, что герцог сможет взять дела в свои руки и, что важнее, добиться от столицы внятной помощи. Пока что мы справляемся лишь своими силами.

[nick]Этьен Джервет[/nick][status]***[/status][icon]https://i.imgur.com/C1iKnH9.png[/icon][sign]---[/sign]

+3

5

[indent] - Как раз последнее, милорд, вызывает у меня сомнения, - Анора садиться не стала, на ногах она чувствовала себя лучше, - здоровье герцога вызывает опасения. Как физическое, так и душевное. По дороге в Лоту он перенес сердечный приступ. Но не это пугает меня больше всего.
[indent] Она помолчала.
[indent] - Разум Его Светлости тронут гнилью безумия, - в ее устах это была отнюдь не поэтическая метафора, она действительно именно так чувствовала распад личности - как гниение, сопровождаемое сладковато-тошнотворным душком, - я встречала достаточно безумцев, - она не стала упоминать, что кое-кому сама лично помогла спуститься в этот ад, - чтобы угадать признаки. Но хуже всего то, что, как я подозреваю, это не просто последствия пережитого у разрыва кошмара.
[indent] Она глубоко вздохнула.
[indent] - Я настаиваю, милорд, на том, чтобы кто-то из наших медикусов освидетельствовал Его Светлость.
[indent] Анора понимала, что требует много: кто-то мог расценить подобное действие со стороны Церкви как пролог к признанию Конрада де Лотрина недееспособным, а то и вовсе пораженным скверной.
[indent] - Это необходимо сделать, - добавила она чуть мягче, - пусть и без ведома самого герцога. Думаю, милорд, Вы понимаете, что нам угрожает, если мои подозрения подтвердятся. В лучшем - подчеркиваю, милорд, в лучшем! - случае мы получим в добавление к творящемуся в стране еще и ребенка на троне, регента в лице герцогини Марии и грызню за герцогскую корону, которую немедля поднимут благородные и не слишком семейства. А в худшем... боюсь даже предположить, милорд, чем обернется нахождение безумного государя у власти в такие скверные времена. И чтобы избежать этого нам следует принять меры.
[indent] Ее взгляд совершенно спокойно встретился со взглядом коллеги. Они оба знали, что она имеет в виду не только то, чтобы ввести в покои герцога врача, на мнение которого они могли бы положиться. А и то, что они должны будут предпринять в том случае, если выводы этого врача окажутся неутешительными.

Отредактировано Анора Вейе (17-02-2018 13:44:51)

+2

6

Он потер руки, нервно. Беспокойно. Этьен истово изображал беспокойство, тревогу от открывающихся перспектив — но на самом деле, внутренне ликовал и торжествовал от того, как быстро и легко все выходило. Неожиданно легко. Неожиданно просто.
Удача была на его стороне, а может, благословение Двух, которые согласились, наконец, что этот край достаточно страдал и решили дать возможность посадить на трон достойного, того, кто сможет защитить Лотрин от без внутренних и внешних, кто не ввяжется в богомерзкие связи с народом холмов, от которых одни беды.
Он посмотрел на Анору. О том, что в ней ровно половина крови народа, чей король открыто и глядя в глаза ему сказал, что не станет считаться с нуждами Лотрина, не посмотрит на последствия, если придется нанести удар, он помнил всегда.
— Как вам будет угодно, Верховный трибун, — ровно проговорил Этьен, медленно кивая и не сводя с Аноры внимательного взгляда. Интересно, откуда в ней такая уверенность в том, что герцог именно безумен? Конрад де Лотрин и до этого не отличался спокойствием и не особенно ладил с инквизицией, ни с той, ни с другой ветвью, он открыто показывал свое пренебрежение и желание править без оглядки на слова Церкви... пагубная, разлагающая душу и страну тенденция, начало которой положил прошлый император и подхватил нынешний.
— Могу ли я узнать, что вы думаете на счет дальнейшего? — осторожно проговорил Этьен, подбираясь к опасной теме. Он думал, что Анора Вейе не обрадуется такой перспективе, но, возможно, он ошибался. Верховный трибун казалась настроенной серьезно. — Насчет того, что мы будем вынуждены предпринять, если Его Светлость будет признан неспособным править? Трон Лотрина по праву принадлежит его сыну, которому всего шестнадцать лет. Можем ли мы доверить ему власть в столь сложное для герцогства время?
Ответ, конечно, был нет. Ответ, который он сам внутренне давал себе, но хотелось услышать это от Аноры. Как и ее видение того, что будет потом.
Стоило помнить, что Рейнс обязательно вспомнит о них — он не помнит о них сейчас, в час самой великой нужды, но стоит им попытаться поднять вопрос о смещении безумного герцога, как тут же полетят гонцы из столицы, письма из имперской канцелярии, и просто так им не дадут это сделать.
Или не дадут вообще.
Но тогда у них всегда остается самый верный и действенный способ, к которому, правда, прибегать совсем не хотелось. Пока что.

[nick]Этьен Джервет[/nick][status]***[/status][icon]https://i.imgur.com/C1iKnH9.png[/icon][sign]---[/sign]

+3

7

[indent] Тонкие губы тронула усмешка, которую бы у кого-то другого можно было бы счесть насмешливой.
[indent] Похоже, Джервет позабыл, что она может проникнуть за маску его обеспокоенности - и обнаружить там ликование.
[indent] - Я, милорд, остаюсь при мнении, что ни Церкви, ни Лотрину не нужен скандал. Одно предположение, что Его Светлость лишился рассудка, бросит тень сомнений на его наследника. Тогда как сердечный приступ... Вполне достойная смерть для государя, чье сердце не выдержало переживаний за бедствия, павшие на его вотчину и его подданных. Чистая, пристойная кончина.
[indent] И так легко инсценируемая.
[indent] Она совершенно безмятежно встретила взгляд лорда-инквизитора. Да, милорд Джервет не ослышался: Верховный трибун только что предложила то, за что он мог отправить ее на плаху. Цареубийство. Страшное преступление. Но...
[indent] - ...Да будет благословенно имя Ваше от века и до века, ибо у Вас мудрость и сила; Вы изменяете времена и лета, низлагаете царей и возвышаете поверженных... - голос трибуна звучал медью военных горнов, - разве не так сказано? Все в руках Двоих, - тонкие пальцы легли на инсигнию, лежащую поверх кованного узора брони.
[indent] Она улыбнулась - холодно и равнодушно. Смерть герцога не улучшит и не ухудшит происходящего в Лотрине. Но порадует ее лично.
[indent] - Что до наследника герцога Лотринского, то его неопытность искупит присутствие подле достойного регента, способного своей мудростью направить юного правителя на должный путь, регента, чей авторитет не может быть оспорен. И я не вижу в данном случае никого более подходящего для этой роли, чем первый из рыцарей Церкви, чья вера, благочестие и опытность в делах земных не знают себе равных.
[indent] Она чуть наклонила голову, выжидая реакции собеседника.

Отредактировано Анора Вейе (08-03-2018 12:37:31)

+2

8

Верховный Трибун так открыто предлагала ему власть, что Этьен ей не верил. Он никогда особенно ей не доверял, а сейчас — тем более, ибо очевидно было, что его игру она если не раскрыла, то заподозрила. Он не особенно скрывал своих намерений уже, не сильно старался сделать вид, будто ему есть дело до судьбы герцога и его семьи, но то, как явно она прочила его в регенты при малолетнем Брандоне, настораживало.
Анора Вейе глупой не была, свой пост занимала по праву. Поверить в то, что она так легко отдаст ему в руки власть в герцогстве, не мог тем более — не потому, что действительно верил, что эта власть нужна ей самой. Не потому, что думал, что у нее есть кандидат лучше, кто-то, кого она сама бы хотела там видеть. Потому скорее, что Анора Вейе была человеком Церкви, блюстителем закона и справедливости, и Этьен мысленно взвешивал, насколько предложенное соответствует ее представлениям о законности и справедливости в церковном понимании, насколько это выгодно Церкви, а не ей лично.
В конечном счете, то, что выгодно Церкви, выгодно и ей. Но выгоды для нее самой он пока не усматривал.
— Признаюсь, я в замешательстве, — солгал Этьен, учтивно склонив голову в знак признательности за широкий жест. — Вы знаете позицию империи на этот счет. Власть духовная не должна соединяться со светской. Едва ли даже экзарх одобрит такой шаг. Признаюсь, я видел выход из этой ситуации несколько в ином.
Он помедлил, затем продолжил.
— Я бы хотел исправить эту ситуацию, Верховный трибун. Указать империи, что без Церкви она не выстоит.
Он был почти честен сейчас — и рисковал сильно.
— Эти беды посланы Лотрину за неверие. Эрланг и Улвен будут следующими, а потом и всю империю пожрет скверна, если империя не вспомнит, что лежало в ее основе. Кто привел людей сюда когда-то давно. Вы считаете?

[nick]Этьен Джервет[/nick][status]***[/status][icon]https://i.imgur.com/C1iKnH9.png[/icon][sign]---[/sign]

Отредактировано Конрад де Лотрин (15-03-2018 23:51:39)

+3

9

Он ей не доверял.
Ожидаемо. Она и не предполагала, что лорд-инквизитор, даже допустив, что она была вполне искренней, будет готов повернуться к ней спиной. Старый волк вряд ли дожил бы до седой гривы, если бы верил таким заявлениям. Особенно исходящим от нее. Особенно - от нее.
Но она смотрела на Джервета без неприязни. Почти сочувствуя. Ей казалось, что она угадывает причину, по которой он так страстно жаждет власти. Помимо всех прочих мотивов, скорее всего, для него это было сейчас единственным способом почувствовать себя настоящим. Сильным. И Анора не видела причин, по которой ей стоило бы отказывать лорду-инквизитору в обретении этой иллюзии. Ибо это была иллюзия. Как и все мужчины, Джервет не знал истинного лица власти, а Анора не собиралась его просвещать его именно сейчас. Возможно - потом.
- Я считаю, что Вы совершенно правы, милорд, - она так же не видела смысла в иносказаниях, - в настоящий момент лишь Церковь располагает силами противостоять происходящему. Империи либо придется принять это, либо погибнуть, - последнее было сказано без малейшего сожаления, - но все в воле Двоих... И я вижу их промысел в том, что в руки Церкви попало то, что... - она усмехнулась, - пока определения этому не нашли... Но мне нужно кое-что показать Вам, милорд. Угодно ли Вам проследовать со мной?
Она шагнула к креслу лорда-инквизитора, протянула ему руку, предлагая опереться на нее. Смысл этого жеста был двояким - за продемонстрированным почтением к возрасту и чину крылся замаскированный вопрос. Или даже несколько. Все зависело от того, какие именно порывы сейчас возобладали над острым умом и неукротимым нравом лорда Джервета.
Угодно ли Вам сделать меня своим союзником, милорд? значило это.
А может быть Признайте, милорд, Вам не на кого положиться, кроме как на меня...
Или Согласитесь следовать за мной - и я приведу Вас к тому,чего Вы так желаете...

+3

10

Этьен дал себе слово не верить. Вера — то, что принадлежит богам, людям нет и не может быть веры, даже если они братья и сестры по этой самой вере. По служению Двум в самых трудных, тягостных делах, что они посылают им во искупление грехов человеческих... и все же, он хорошо помнил, что женщина, с которой о столько лет бок о бок защищает Лотрин от разложения, от гниения, с которой сейчас делит кров и тайну своих далеко идущих планов, не его рода. Половина ее крови принадлежит народу холмов, как, вероятно, и половина ее души. Хотя этому он никогда не видел подтверждений. Никогда не мог их найти.
И все же, руку он протянул, чуть сжал. Поднялся ей навстречу, демонстрируя если не доверие, то заинтересованность ее словами.
Весь разговор был похож на игру, и вот у них новая загадка, которую в этот раз нужно разгадать.
— Что же, ведите.
Она повела, куда-то в глубину Лотринской обители, где даже он не знал всех поворотов, коридоров, тайных комнат. Потайных холов, которые связывали между собой разные части старого замка, который когда-то был домов лотринским герцогам, до того, как они выстроили себе новый замок. Говорили в народе, что призраки бродят залами этого мрачного строения, голоса по ночам воют в еоридорах и скрипят перекрытиями под крышами башен, но Этьен был совершенно уверен, что это дрянной лотринский ветер беспокоит старые камни. Они здесь научились не обращать на него внимание, но таинственное молчание Аноры заставило снова подумать о том, что в сердце их дома все не так просто и понятно — что в сердце их веры есть червоточина. Мысли перескакивали с загадки герцога, который бал сам не свой, на их миссию и их разговор, неслись дальше, на юг. В Рейнс и Авенну, где тоже было не все гладко.
Вся страна лежала в смятении, в незнании.
— Связано ли это с путешествием герцога? — вдруг спросил он, пока они держали путь туда, куда только Анора и вела, он следовал послушно. — Или с эйверскими чародеями?
В их кругах шептались, что это заморские гости могли оказать такое тлетворное воздействие на Конрада де Лотрина, но Этьен не верил. Лигийцам веры нет, не может быть, ибо среди всех людей и нелюдей хуже них только эстанцы, порицающие Асгарту и почитающие Агреса наравне с Отцом-Защитником. Он был против их участия еще тогда, как против был и сейчас, когда решалось, отпустят их или нет исправлять свои оплошности, свои ошибки. Но смолчал.
Возможно, зря. [nick]Этьен Джервет[/nick][status]***[/status][icon]https://i.imgur.com/C1iKnH9.png[/icon][sign]---[/sign]

+1

11

- То, что я хочу Вам показать - связано с первым, - Анора так и не отпустила руку своего спутника. Но то, что для другой женщины было бы демонстрацией слабости, для нее было мерой безопасности: в лабиринтах подземелий Бумажной Башни не жаловали незнакомцев. И лишь ее присутствие, более того, личный контакт - гарантировало гостю хотя бы некоторый шанс вернуться отсюда к свету дня.
- То, о чем хочу рассказать - со вторым, - она остановилась напротив наглухо замурованной ниши, тронула нужное место в кладке - и каменная стена поползла вверх.
- Прошу, милорд, - в восьмиугольной комнате царил призрачный, зеленовато-белый полусвет от пары светящихся шаров у потолка, и в это полумраке, наполненном сиянием защитных рун, покрывавших все пространство пола, стен и потолка собственной жизнью жил полупрозрачный купол из матового стекла на высоком пьедестале в центре помещения.
- Прочь, - две тени, поднявшихся навстречу, отпрянули, багровое сияние глаз угасло.
- И прежде, чем Вы взглянете на то, что должны увидеть, выслушайте меня.
Тишина была абсолютной, но она все равно подняла щит безмолвия.
- Боюсь, милорд, Лота обречена. Под основанием города спит древнее зло. Вернее, уже - НЕ СПИТ. Что Вам известно о хваннах?

+2

12

[indent] — Как вы сказали, хванны?
[indent] Ему очень хотелось соврать, что он знает о них едва ли не все, что он очень осведомлен — но это было невозможно. При всей своей нелюбви к незнанию, неспособности признавать это перед лицом других, Этьен не решился лгать. Что-то было во взгляде Аноры Вейе и в ее голосе, что не позволило заподозрить обман или неловкую ложь, попытку его одурачить выдумками, пусть и слово это звучало уже диковинно, и пророчество о гибели Лоты заставило насторожиться.
[indent] Он помедлил с ответом, потом медленно покачал головой.
[indent] — Впервые слышу это слово, Верховный Трибун. Но чутье и невеликие знания сидского языка говорят мне, что это их слово. Или очень на него похоже.
[indent] Этьен не жаловал сеидхе, никогда не верил им, ибо как можно верить нелюдям? Их помыслы оставались ему неподвластными, их взгляд на мир и живущих в нем непонятным, но важнее прочего было то, что они не признавали их богов, верили в своих идолов и жили по собственным законам, которым люди не были и не могли быть причастны. Судили всех этими законами, словно люди были частью их мира.
[indent] Он бы совсем не удивился, окажись то, о чем Анора собирается ему рассказать, связанным с сеидхе и недавними событиями в Эрланге.
[indent] — Я всегда подозревал, что от них не стоит ждать добра. Что за зло под замком? И откуда вам об этом известно?
[indent] Совсем не праздный вопрос, Этьену и правда хотелось это знать. Досада и ревность к чужой осведомленности кололи ладони, и Этьену хотелось знать об источнике сведений даже больше, чем ответы на вопросы. Он привык, что ничего в Лоте не ускользает от его взгляда, ничто не проходит мимо него.
[indent] Ситуация изменилась, а тот, у кого в руках знание, может ее контролировать.
[indent] Сейчас он чувствовал, как контроль стремительно тает, ослабевает, и нужно срочно его себе вернуть.

[nick]Этьен Джервет[/nick][status]***[/status][icon]https://i.imgur.com/C1iKnH9.png[/icon][sign]---[/sign]

+2

13

- Слово действительно сидское, - как ни странно, она могла говорить о проклятом племени почти равнодушно. Должно быть, сказывалась усталость, - не знаю даже, верно ли именовать то, что дремлет по Лотой, именно так.
Она говорила спокойно. Но это было спокойствие обреченности. Лорд-инквизитор... нет, не разочаровал ее ожидания. Лишь подтвердил худшие из опасений.
- Вам известны мои источники, милорд, - в последнем она не сомневалась, - я говорила с мертвыми, я сверилась с Анналами. Когда Вы ознакомитесь с моим отчетом, - она вынула из-под плаща тонкую книжицу in-quarto, затянутую в некрашеную кожу, с простыми медными застежками. Застежки были просты лишь на вид: заговоренные на прикосновение лорда-инквизитора, они не открылись бы никому другому, а при попытке взлома содержимое было бы уничтожено, - возможно, Вы найдете другое определение постигшему нас бедствию. Я очень надеюсь на это, - она спокойно взглянула в глаза своему патрону, - но бумаги эти требуют времени и внимания. Оставьте их на потом. Сейчас же я хотела бы показать Вам это...
Светящиеся шары устремились вниз, руны на стенах, отвечая на приближение к тому, что они хранили, вспыхнули зловеще ярко. Купол матового стекла уплыл вверх, оставляя шар - трофей то ли герцога Лотринского, то ли Инквизиции - совершенно обнаженным перед взглядом рыцаря Церкви.
- Не спрашивайте меня, что это. Я не знаю, - Анора отступила в сторону, рука ее легла на прильнувший к бедру сгусток тьмы, полыхнувший парой багрово-тусклых глаз, - но если Вы знаете - скажите, милорд.

+2

14

[indent] Знал он мало о таких вещах. Никогда не интересовался артефактами, магией, которая томится в плену рукотворных предметов. Его стезей были богословские книги, тонкости разных ересей, толнование священных для церкви законов. Этьен учился отличать еретика от праведного, но запутавшегося по невежеству своему человека, и мастерски овладел знаниями о том, где проходит граница между дозволенным и недозволенным.  [indent] Он знал, тем не менее, что за обладание предметами, несущими в себе скверну и малефицию, положено наказание не меньшее, чем за обладание самой магией. Но редко на лотринской земле попадались такие вещи, еще реже, чем предметы, в которые была вложена истинная магия или сидское чародейство, позволяющее творить великие и ужасные вещи. Верховный инквизитор смотрел на шар, что перед ним держала в руках Верховный Трибун, рассматривал блики света на идеальной поверхности шара, не в силах оторвать взгляда — черная глубина его завораживала, как будто поглощала робкий свет, что падал на него, затягивала внутрь. Этьен Джервет долго молчал, разглядывая его. Пару раз подавил в себе желание дотронуться, но так и не решился.
[indent] — Я вижу здесь письмена. Но не могу их прочесть. Язык, которого я не знаю, знаки, которых я никогда не видел. Но они похожи на письмена Аханнэ, пусть мое знание его и скудно, но я видел их слова, начертанные на многих диковинных вещах, — он задумался над этим на мгновение, оценил возможности, которые это сходство открывает. Для войны с сеидхе, войны за влияние над умами северной знати, у них в самом деле не было сил. Но уже достаточно аргументов.
[indent] — Раз вы показываете мне это, наверное, знаете, что это может быть? — он скорее утверждал, чем спрашивал. Вряд ли Анора Вейе стала бы преподносить это ему, если бы не могла ничего сказать про эту странную, красивую и опасную в своей красоте вещь.

[nick]Этьен Джервет[/nick][status]***[/status][icon]https://i.imgur.com/C1iKnH9.png[/icon][sign]---[/sign]

+1

15

- Я знаю лишь, что эту вещь герцог Лотринский вынес оттуда, где прочие пали жертвой разлома, - и мой сын, мой сын! - голос Верховного Трибуна звучал спокойно, но тот, кто знал Анору Вейе уловил бы напряжение, звенящее на изломе верхних нот.
- И, кажется, она... очень важна для него. Или он так считает. Я могу ошибаться, но эта вещь, кажется, воздействовала на разум герцога. Я предприняла некоторые меры, - широкий жест руки в перчатке охватил все пространство потайного подземелья, - но не могу гарантировать, что это воздействие в настоящий момент исчезло. Тем не менее, у Его Светлости достало силы воли передать эту вещь мне, - и это заставляло ее чувствовать уважение к герцогу Лотринскому.
- Поскольку мне представляется, что эта вещь может оказаться если не оружием, то чем-то схожим, я взяла на себя смелость привлечь к ее изучению всех магистров - не только Щита, но и Меча. В настоящий момент они ждут Вас наверху, чтобы доложить о своих выводах. Но, боюсь, не так уж много они смогут сказать. В конце концов, мы - лишь воины. Практики. Нам недосуг вникать в тонкости, как и оглядываться назад. Даже наши Анналы, в которых, как Вам известно, сохранились рабочие дневники лучших из магов Инквизиции, чаще дают ответ на вопрос "как?", а не "почему?".
Она была уверена, что лорду-инквизитору это совершенно не интересно, но она не могла не выступить в защиту своих людей. И к тому же намекнуть ему на то решение, от которого он несомненно попытается уклониться.
- Возможно, милорд, нам понадобится помощь Академии. Я связалась с архивариусом библиотеки Академии. Возможно, у них найдется какая-то информация.
Мерцание рун медленно угасало, свет уже шаров уже не резал глаз, и тени из углов, которых на самом деле не существовало, медленно поползли к центру помещения.
- Угодно ли Вам, милорд, сейчас выслушать магистров? Или Вы желаете сначала ознакомиться с отчетом? В таком случае, я провожу Вас в более подходящее для этого место.

+1

16

[indent] Этьен слушал очень внимательно, внимал каждому слову Верховного Трибуна. Все сказанное укладывалось в голове с трудом, но за одно он зацепился вниманием, возможно, за самое важное.
[indent] За связь герцога и этой странной вещи. Выходит, ему совсем не показалось в прошлый раз, и Анора Вейе сама только что дала ему в руки оружие против Конрада, которого теперь можно легко объявить сумасшедшим. Доказать всем, что он не в себе и что он связан  с темными силами через предмет, который только что показала ему Анора. Чутье подсказывало, что артефакт, который перед ним сейчас, под защитой Святой Инквизиции и магических чар.
[indent] Этьен помолчал некоторое время, взвешивая на чаше весов два варианта дальнейших действий. Выбирая, и на этот выбор у него были считанные мгновения — Верховный Трибун ждала ответа, ждала молча, но требовательность повисла в этом молчании. Тяжелая, недоверчивая. Понимала ли она, какую игру с ним затеяла?
[indent] — Весть об этом, — он глазами указал на темный шар за спиной Аноры, — не должна покинуть этих стен. И почтенные ученые мужи должны принести клятву, что без моего ведома и моего разрешения не проронят ни слова о том, о чем узнали. Да, я хочу поговорить с ними. Я хочу знать все, что им удалось выяснить.
[indent] Знание — сила. Этьен еще никогда не чувствовал себя настолько близким к успеху. [nick]Этьен Джервет[/nick][status]***[/status][icon]https://i.imgur.com/C1iKnH9.png[/icon][sign]---[/sign]

0


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Отыгранное » А правды нет, ее не может быть


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC