Рейнс: Новая империя

Объявление

15 июля — 15 августа 1558 года

После неожиданной кончины Верховного Триарха Эйверской Лиги и убийства императора Эстанеса в Рокском море снова неспокойно — страны замерли на грани новой масштабной войны. Рейнская империя захвачена внутренними проблемами: политическими и магическими, на Севере по-прежнему сеидхе ведут войну со своим древним врагом, и в этой войне люди страдают больше всех.
Азалийские острова тревожно ждут нападения со стороны Эстанеса, в то время как все остальные еще только решают, вмешиваться им или нет. В общем, все очень плохо.

избранная цитата

"Сны — грань между мирами. Они подобны Бездне. Но если в последней обитают демоны, то в мире сновидений обитаем мы сами. Через сны с нами говорят боги, мироздание. Оно дает подсказки и указывает путь. Предупреждает об опасности".

Арлантарис, "Дед мой драконий"

разыскиваются

Ленарт ван дер Хейден

ректор магического Студиума

Ровенна Бонне

чародейка, триарх

Йефирь Хадиди

дочь богатого торговца

Хавьер де Сарамадо

претендент на эстанский трон

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Отыгранное » Покупатель вечно прав лишь в желании избавиться от денег


Покупатель вечно прав лишь в желании избавиться от денег

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Время: 20 июля 1558 года
Место: Эйверская Лига, Тар Эвернесс, кофейня “Деловой фарватер” на пути из порта в центр.
Погода: лето, жара.
Участники: Сантьяго де Коста, Херберт ван Маас.
Описание: некоторые люди бывают в ответе даже за то, что прикупили.

Отредактировано Сантьяго де Коста (04-04-2018 22:38:13)

+1

2

[indent] Жарко.
[indent] Зус тыкается мордой в колено: просит пойти погулять. Может даже искупаться, но это мечты-мечты... Диана, не глядя, треплет пса по голове, но не отвлекается от лежащего перед ней письма. Склонившись над листом почтовой бумаги, она пытается вникнуть в смысл послания, но получается плохо. Отчасти потому, что эстанский она знает на оценку "очень дурно", отчасти потому, что мысли ее заняты совсем другим.
[indent] Тем, когда сегодня начнется прилив.
[indent] И тем, где сейчас рыщет эстанский корсар, уже несколько раз замеченный  у входа в бухту.
[indent] Она старается занять свои мысли приливом, эстанцем в бухте, прибытием долгожданного корабля. Только чтобы не думать о том, о чем она запретила себе думать еще десять лет назад.
[indent] В кабинет заглядывает Арман, Диана поднимает на него вопросительный взгляд.
[indent] - Идет на всех парусах, уже в двух милях к северу, разворачивается для входа в бухту.
[indent] Диана кивает и снова наклоняется над письмом. Дай Бог, чтобы это оказалась "Принцесса Севера", и эту 300-тонную бригантину с грузом кофе, какао и кошенили можно было вычеркнуть из той похоронной ведомости, в которой все торговые суда, приписанные к арматорскому дому ван Маасов и не вернувшиеся к сроку, значатся в одном из разделов: «запаздывает», «сведений нет», «пропал без вести», «затонул». Иногда запись в одной из последних двух граф сопровождается беспощадным комментарием: «со всем экипажем».
[indent] Эстанский корреспондент рассыпается в витиеватых извинениях по пустячному поводу, и Диана внезапно понимает, что ненавидит Эстанес - жаркой, плохо скрываемой ненавистью, как личного врага. Впрочем, он и есть ее личный враг, ограбивший ее будущее. Только усилием воли она складывает письмо - лист плотной дорогой бумаги с розоватым обрезом - кладет его обратно в конверт, прячет за отворот рукава.
[indent] Ожидание сводит с ума, как и жара. Лучше ей самому подняться наверх и взглянуть.
[indent] Зус с надеждой смотрит на встающую хозяйку. Следом за ним лениво поднимается и Раф.
[indent] Но Диана качает головой:
[indent] - Место! - и оба водолаза, удрученно переглянувшись, снова ложатся.
[indent] Диана покидает кабинет Пьетро Коппо, проходит мимо приокрытых дверей и по внутренней лестнице поднимается на плоскую крышу.  [indent] Контраст с царящим внутри конторы полумраком просто режет глаза: яркое утреннее солнце ослепительно играет на выбеленных известкой стенах, калит плиты пола, а за невысоким парапетом хлопотливым ульем раскинулся, глубоко вдвинувшись в море, порт. Дверь, ведущая в угловую башню, открыта, и Диана, бросив только взгляд на заполненные людьми причалы, направляется к ней. Поднявшись по деревянным ступеням еще одной, на этот раз винтовой лестницы, она оказывается на самом верху – на смотровой вышке. Отсюда можно заметить приближающиеся к гавани суда, а еще через некоторое время – даже рассмотреть в подзорную трубу, что за флаги подняты на реях: капитаны своим личным кодом уведомляют владельцев судна или груза, как проходило плавание, что лежит в трюмах. В городе, который, как Тар Эвернесс, живет торговлей и морем, в дни мира и войны остающегося перекрестком дорог, можно в полчаса разориться или, напротив, разбогатеть, если всего лишь узнать, кому принадлежит возвращающийся корабль, и что он возвещает своими сигналами.
[indent] - Нет, вроде бы не «Принцесса», – говорит наблюдатель.
[indent] Наблюдателя зовут Шолто, вернее, "старым Шолто", он служит в порту с незапамятных времен, может, с самого основания Тар Эвернесса. Одна рука у него искалечена, но глаза сохранили прежнюю зоркость прирожденного моряка, способного определить капитана по одной лишь манере брасопить рей, когда корабль лавирует, огибая отмели Саннали.
[indent] Но Диана не слушает Шолто. Она с наслаждением вдыхает морской воздух. Здесь, наверху, намного легче. Хотя ветер треплет волосы и обжигает лицо.
[indent] Шолто почтительно замолкает и смотрит на тяжелый, высоко поднятый узел светлых волос, из которого шаловливыми струйками выбиваются легкие пряди, на открытую шею, чуть больше, чем позволяют приличия позолоченную загаром, на изящный разворот плеч, подчеркнутый положением рук с чуть разведенными локтями.
[indent] Диана принимает из рук Шолто длиннотелую подзорную трубу из золотисто-желтой меди – отличную имперскую «Дисси», опирает ее на парапет, следя за сближающимися кораблями: один, поставив все паруса, ловит свежий вест в правый борт, чтобы прибавить ходу и успеть прорваться в гавань, прежде чем другой выскочит ему наперерез.
[indent] Диана разглядывает еще не полностью закрытые приливом рифы на входе в бухту. Справа, поближе к берегу стоят на якорях корабли: паруса на них убраны, реи спущены.
[indent] - Это ведь не бригантина?
[indent] - Да нет, - Шолто мотает головой, не сводя глаз с моря, – это скорее шхуна.
[indent] Видимость благодаря восточному ветру хорошая, но различить флажки на гафеле не удается. По расположению трех мачт, пусть на таком расстоянии марсов и не разглядеть, по прямому марселю на фок-мачте и косым парусам на прочих двух понятно одно – это не бригантина и, значит, не «Принцесса».
[indent] Нет пытки худшей, чем ощущение собственного бессилия в такие моменты бесконечно длящегося ожидания.
[indent] Сзади слышится постукивание трости, тяжелое дыхание. Диана торопливо оборачивается: Харберт не стал бы подниматься на смотровую башню, не будь у него что-то важного.
[indent] - Мадам, не составите ли мне компанию? Чашечка кофе у Каррео? - все верно, новость принадлежит только им двоим. Диана расплачивается со старым Шолто ласковой улыбкой и позволяет Харберту увлечь себя следом - вниз по лестницам, и далее по раскаленным улицам. Запоздало она вспоминает о собаках, оставшихся в кабинете господина Коппа, но успокаивает себя мыслью, что Арман отведет Зуса и Рафа домой.

[indent] Эта кофейня, которую никто из местных никогда не называл тем названием, что красовалось на гордо развевающемся вымпеле у входа, а именовали исключительно по имени владельца Леона Коррео была единственным местом в городе, куда женщины допускались исключительно во время зимнего Карнавала. И единственным, которое время от времени посещала леди-проведитор.
[indent] Кофейня Коррео - место, не обремененное излишней роскошью. Мраморные столики, плетеные из лозы кресла, медные пепельницы, и - кофе. Кофе, неимоверное количество которого беспрестанно мелется и варится на кухне, а затем подается обжигающе горячим со стаканчиком ледяной воды. Кофе, аромат которого пропитал все вокруг и перебивает даже запах табачного дыма, хотя курят у Коррео много и постоянно. Из всей роскоши тут только узкие высокие окошки, забранные в витражи. Хотя витражами назвать это трудно, ибо нет ни рисунка, ни симметрии - просто россыпь цветных стеклышек в свинцовых переплетах, бросающих радужные блики на белый мрамор столиков, накрахмаленный передник самого Коррео и лица и одежду посетителей.
[indent] Вот и белое платье Дианы, едва Харберт подвел ее к столику на террасе, из белоснежного превращается в пестрый наряд Коломбины. Стул для дамы отодвинут заранее, и сам Коррео уже стоит позади, чтобы придвинуть его, когда дама сядет. И принять заказ. Само собой. Сюда приходят пить кофе. Значит и леди-проведитор будет его пить, если хочет остаться здесь еще на какое-то время.
[indent] Нет, в саму кофейню женщин не впускают, но на открытой террасе кофе подают и дамам - единственная уступка, которую позволяет себе Каррео в отношении прекрасного пола.
[indent] - Черный. И никакого сахара, - Диана одаривает хозяина кофейни сияющей улыбкой, и тот невольно улыбается в ответ.
[indent] - “Принцессы” все еще нет, - это не новость. Скорее, жалоба, но Харберт кивает, кажется, занятый своими мыслями.
[indent] Каррео сам приносит кофе. Расставляя чашки и стаканы с водой, он что-то шепчет ван Маасу, и тот благодарно наклоняет голову.
[indent] - Он здесь, - запоздало приходит к очевидному выводу Диана.
[indent] - Именно так, - Харберт взглядом указывает на стеклянную дверь.
[indent] - За что Вы так меня не любите, Харберт?
[indent] - Я подумал, что Вам лучше изводить себя мрачными мыслями здесь, чем метаться по кабинету господина Коппы. К тому же… в случае неблагоприятного решения вопроса город рискует потерять всего лишь одну кофейню, пусть и лучшую. А в порту масштаб разрушений был бы несравнимо большим.
[indent] - Хорошо, - мрачно соглашается Диана, откидываясь в своем плетеном кресле: Коломбина в гневе, - идите. И по пути скажите Каррео, чтобы принес мне бутылку имперского бренди. Я собираюсь методично напиваться, пока Вы решаете деловые вопросы.
[indent] - Непременно, - ван Маас тяжело встает, и, постукивая тростью, направляется к входу. Ступив в радужную, дробящуюся цветными пятнами прохладу зала, он на мгновение останавливается, прищурившись оглядывает посетителей, потом уверенно направляется туда, где расположился тот, с кем он собирался поговорить.

Отредактировано Диана де Рюйтесс (10-02-2018 15:47:33)

+2

3

[indent]В Мантарисе говорили, что семьям свойственна преемственность.
[indent]Это простое правило описывало незатейливую южную действительность, в которой стоило одной группе добрых людей начать терять свое влияние на суше и в морях, как тут же находилась другая, готовая ускорить процесс. Сопровождалось это картинами нелицеприятными, нередко кровавыми. Поэтому любой из мантийских баронов, уважаемых донов или просто крупных дельцов был уверен, что ни врагам, ни друзьям, нельзя давать повода думать, что ты ослабел.
[indent]Вся жизнь определялась этим простым правилом. Состояла из борьбы за деньги и власть, безжалостной и бесконечной, как алхимический змей, кусающий собственный хвост.
[indent]В таких условиях, как нетрудно было догадаться, дольше всего у руля выдерживал тот, кто умел совмещать труды во благо себя и вольного города с умением хорошо отдыхать.
[indent]Человек, сидящий в кофейне, открывшейся возле дороги из порта в центр, считал, что продержится годы. Об этом, вероятно, должна была говорить некоторая вальяжность, сквозившая в жестах, или безмятежность, с которой он наблюдал за движением дыма, рождаемого трубкой с привычным мантийским табаком. Или, может быть, аромат кофе, наполнивший занятую им уединенную залу с эркером. Богатый, объемный.
[indent]В лигийских городах темный, как чернила, напиток, стал подобен поветрию. О нем ходили небылицы и басни, говорили, что по утрам его пьет даже экзарх в рейнской Авенне. Твердили, будто он стимулирует умственную деятельность, успокаивает душу и “иссушает фонтаны слёз”, а, может даже, и лечит от бессилия. Кто-то заверял, что его советуют всем тар-феаннские медики, как замену лечащему от всякой беды вину, иные уверяли, что это сам Дананн просыпал чародейные зерна и они проросли под жарким мантийским солнцем.
[indent]Испить его в эйверский кофейный дом Каррео собирались владельцы кораблей, торговцы и деловой люд. Вместе с ними сюда стекались и новости со всех земель и частей огромного света. Также именно здесь обсуждались условия сделок, заключались договора, и от этого кофейня гудела, тихо, сосредоточенно и рассерженно, подобно пчелиному улью.
[indent]В приватной зале с эркером, освещенной веселыми разноцветными солнечными бликами, мантийцев было трое. Де Коста взял с собой одного из соратников с разбойничьей мордой, украшенной заметным и уродливым шрамом, и еще Гвидо Таприно, тощего чародея, уместившегося в кожаном кресле, отодвинутом в темный угол.
[indent]Оба были исключительно мерзкими, готовыми на все, на любую дрянность, отчего пользовались у Сантьяго полным доверием. 
[indent]Человека, подошедшего к ним, пустили не без помех. Разбойничья морда, загораживая вход в зальчик, выпытывал, кто он и по какому делу, усиленно изображая, что плохо понимает эйверский диалект. Все это время Таприно нагло хлебал бренди, склонив голову и прислушиваясь к разговору. А сам де Коста не мешал, делая вид, что звуки беседы его не достигают, да и в целом далекое море, видимое ему из-за приоткрытого по жаре окна, интересует его много больше.
[indent]Наконец, так и не дождавшись от ищущего с ним встречи арматора возмущения, Сантьяго отнял ладонь от лица, откинулся в кресле. Чародей поднялся.
[indent]— Это, должно быть, тенн ван Маас. Пусти его, Хавьер. Приветствуем, как же. Известный арматорский дом, даже в Мантарисе о вас мы наслышаны.
[indent]Себя магик называть не спешил, сделал паузу, ожидая ответа пришедшего. Де Коста окинул арматора темным внимательным взглядом, приветствовал кивком и коротким жестом, приглашающим занять пустующее место за столиком напротив.
[indent]— Тенн Харберт ван Маас, — поправил он с тягучим мантийским акцентом, показывая, что потрудился запомнить полное имя того, кто прислал ему прошение о встрече.
[indent]— Желаете, чтобы подали бренди? Кофе? Советую эрмельский Кона, он неплох.
[indent]Кона был не просто неплох, а одним из лучших. Его продавали за звонкое серебро, подобно специям, за него убивали, щедро поливая кровью плантации и моря. Но Сантьяго любил обращаться с лучшим так, словно это было нечто обыденное.
[indent]А еще рассматривал тарфеаннца нагло, подмечая и болезненную бледность, и кашель, и худобу.

Отредактировано Сантьяго де Коста (25-02-2018 13:03:37)

+1

4

[indent] - Благодарю, не стоит. Только кофе, - по безмятежному выражению лица ван Мааса невозможно понять, какое впечатление произвела на него только что разыгранная сцена демонстрации величия господина да Коста и иже с ним. Замершему рядом со столиком красивому мальчику-разносчику он кивает с улыбкой:
[indent] - Мне как обычно, Алоис.
[indent] Те несколько минут, что Алоис тратит на то, чтобы исчезнуть почти бесшумно и возвратиться с заказанной чашкой кофе, протекают в молчании - спокойном, терпеливом молчании деловых людей, выжидающих момента заговорить.
[indent] Кофе ван Маасу принесят не в белом фарфоре, а в матово-черном, с легким облачком взбитых сливок. Отпив глоток и кивнув юноше, ждавшему реакции клиента, он аккуратно ставит чашку на мраморную столешницу, расчерченную шахматными клетками - пожелай посетители развлечься шахматной игрой, стоит лишь попросить принести фигуры. Умышленно или нет, но черная чашка встает ровно на пятую от его левого локтя черную клетку в первой линии.
[indent] - Благодарю за возможность побеседовать, сеньор де Коста, - бледные до прозрачности пальцы ван Мааса непринужденно сплетаются на рукояти трости из черного дерева, - ценя свое и Ваше время буду краток. Арматорский дом ван Маасов желает приобрести один из Ваших кораблей. Тот, что сейчас называется "Зеленым бризом". Вы приобрели его в 1549 году у... впрочем, Вы и сами знаете имя продавца, - ван Маас чуть улыбнулся, - с тех пор он ходит под Вашим флагом и приписан к одному из портов на южном побережье. Если Вы рассматриваете возможность такой сделки, мне хотелось бы узнать, где и когда мы могли обсудить условия.
[nick]Харберт ван Маас[/nick][status]Призрак[/status][icon]http://sg.uploads.ru/lzmpo.jpg[/icon]

Отредактировано Диана де Рюйтесс (15-06-2018 21:31:32)

+1

5

[indent]Мантиец выслушал обращенные к нему слова доброжелательно, кивнул, дождавшись окончания речи. Потом поставил на столешницу чашку с темной жидкостью, положил руки на стол, сплетя пальцы, выразил на своем ухоженном лице вежливую улыбку.
[indent]Глаза его светились каким-то добрым даже лукавством. Чародей пошевелился.
[indent]— Вам удалось удивить меня, господин ван Маас, — любезно отозвался Сантьяго после небольшой паузы. — Арматорский дом, связанный с Корабелами, хочет не продать корабль, не всучить торговцу какое-нибудь простаивающее судно, не зафрахтовать, а выкупить некую шхуну… Явление необычное. Неординарное. Я бы даже сказал, диковинное.
[indent]Он отклонился от окна, сторонясь проникающего сквозь него зноя. Солнце уже стояло высоко над городом, его лучи пробирались в эркер и подползали к ногам мантийца, высвечивая собою крутящуюся в воздухе пыль.
[indent]— Зеленый бриз.... — задумчиво повторил Сантьяго. И прибавил требовательно: — Гвидо, что скажешь?
[indent]Магик под тяжелым хозяйским взглядом развел руками, поджал губы, поднял глаза к потолку. Потом ответил:
[indent]— Это судно не значится собственностью компании “Де Коста и Парго”.
[indent]Далее они перешли на мантийский. Сантьяго спросил:
[indent]— Элиас пользует корабль. Сегодня он швартуется там же, в Гаэне?
[indent]— Так и есть, — с готовностью подтвердил чародей и морщины разбежались по его узкому лицу.  — Но, смею напомнить, что лично у вас нет никаких бризов. А также зефиров, фёнов или самумов.
[indent]Сантьяго задумчиво отер большим пальцем угол рта, посмотрел на улицу.
[indent]Видимая ему полоска моря из мягкого полумрака кофейни казалась перенасыщенной лазурью. Она выглядывала из-за вереницы сверкающих белизной домов. По жаре все ставни в них были распахнуты. Тьма, залегшая за их проемами, была как-то по особенному глубока.
[indent]— Видите ли, господин ван Маас, — родолжил мантиец по эйверски, посматривая на своего собеседника прищуренными глазами, — Интересующее вас судно не принадлежит мне по праву собственности. Сожалею, если кто-то намеренно ввел вас в заблуждение. Кое-что о его судьбе мне, без сомнения, известно. Но для начала удовлетворите мой интерес, поведайте, почему вас интересует выкуп того, что вы можете получить на верфях у ап Фалмаров?
[indent]Харберт ван Маас казался был человеком средних лет и обладал располагающей наружностью. Не взирая на крупноватый нос и тонкие губы. В разговоре лицо его не выражало никаких особо эмоций, и если бы не морщины на лбу, не напряженная складка под глазами, его можно было счесть человеком безобидным, лишенным всяческих забот.
[indent]Можно было бы и предположить, что предложение, которое он принес, не имело для ван Мааса никакого особо веса. Но оба они знали, что было не так.

Отредактировано Сантьяго де Коста (14-03-2018 23:13:38)

0

6

[indent] Ван Маас совершенно невозмутимо предоставляет принимающей стороне нарушать правила приличия.
[indent] Лишь надменная усмешка молнией скользит - и гаснет, пока предлагающая сторона смакует свой кофе со сливками.
[indent] - Верфи Корабелов - в распоряжении ван Маасов, - прозрачные пальцы выуживают из мрака плаща сияющую безделушку - изваянную в красном золоте модель парусника: золотые нити - вместо такелажа, шлифованные до прозрачности пластины зеленого нефрита - вздувшимися парусами, - но этот парусник...
[indent] Тонкие пальцы скользят неосязаемой лаской по двум миниатюрным фигуркам на палубе - распростертому, прислонившемуся к фальшборту мужчине и запрокинувшейся над ним в безмолвном рыдании женщине.
[indent] - Это парусник представляет особый интерес для Рюйтессов, поскольку является кровным родственником их трагически погибшего наследника, Габриэла де Рюйтесса и его сестры, Дианы де Рюйтесс.
[indent] Харберт умышленно употребляет имена, что в ходу между людьми. Будь перед ним потомки Древней Крови, он бы говорил о Дайре и Ги, наследниках Корабелов.
[indent] Золотой парусник становится на белое поле на третьей линии.
[nick]Харберт ван Маас[/nick][status]Призрак[/status][icon]http://sg.uploads.ru/lzmpo.jpg[/icon]

Отредактировано Диана де Рюйтесс (15-06-2018 21:31:49)

+1

7

[indent]— Корабль-кровный родственник, удивительное дело. Речь об особом искусстве Корабелов, если я не ошибаюсь, —  как бы невзначай припомнил мантиец, нахмурив брови, дотронувшись до лба, даже поискав у мага подтверждения  взглядом.
[indent]Но на лице его все равно блуждала кривая усмешка. Чародей де Косты, увидев блестящую золотом миниатюру, подобрался, сверкнул недобро глазами но смолчал. Сантьяго тоже поглядывал на нее, но с интересом.
[indent]— Мастера ап Фалмар, — продолжил барон, — Славятся своим искусством далеко за пределами Лиги. Но я не знал, что истории про кровную связь — нечто большее, чем легенды.
[indent]Он немного постучал пальцем по столу, изображая раздумья. В его сознании, впрочем, не складывалось никаких контрактов, не крутилось идей о купчей на “Зеленый бриз” или цен. Вместо этого Сантьяго вспоминал приевшийся мотив, песню о заоконном городе, из тех, что сочиняют о своей судьбе и роке рыбаки, выходя на утренний лов.
[indent]Нечто о том, как сладко погибнуть в море, на зеленых волнах. Монотонный, славный в своей простоте напев, гипнотический.
[indent]Тем не менее, даже знакомый с песней человек вряд ли опознал бы ее ритм в сухом и размеренном постукивании пальца.
[indent]— Но почему же, — поинтересовался он добродушно, — Сама донна не ищет со мной встречи? Или ее отец? Почему присылают вас?
[indent]Выждав миг, Сантьяго коротким и легким жестом предложил гостю не отвечать. Ответ не требовался.
[indent]— Судно, о котором вы говорите, принадлежит моему родичу, — слукавил Сантьяго. — Я мог бы посодействовать этому интересу, но не буду. У вас, тенн ван Маас, нет ничего такого, что бы могло меня по-настоящему заинтересовать.
[indent]Он особенно выделил это “у вас", чтобы не было сомнений, что у кого-то иного интересное может и сыскаться.

Отредактировано Сантьяго де Коста (14-03-2018 23:15:56)

0

8

Ван Маас улыбается: его развлекает разыгрываемое ради него действо. Какие мизансцены! Какие персонажи! Он бы даже поапплодировал, не будь эти господа столь - "по-звериному", как говорила Диана - серьезны.
Лично ему известны как минимум восемь причин, по которым госпожа де Рюйтесс не станет искать встречи с синьором де Коста. Возможно, спроси он, Диана назвала еще несколько. Но он не станет озвучивать их. Хотя бы потому что ни одна из не льстит самолюбию господина де Коста.
- Каждый должен заниматься своим делом. Госпожа де Рюйтесс строит корабли, адмирал командует флотом, я заключаю сделки, - пословицу о печально известном кондитере, занявшемся тачанием сапог, ван Маас цитировать не станет.
Золото беделушки гаснет под узкой ладонью, ван Маас поднимается. Пожалуй, его собеседник удивился бы, узнав, что арматор доволен. Но Харберт действительно доволен; одним коротким разговором, как удачным броском, он выбил разом три мишени.
- Не смею более отнимать Ваше время, господин де Коста, - ван Маас одаряет всех равно доброжелательной улыбкой, - приятного дня, господа.
Трость сухо постукивает по старым, вытертым до блеска камням пола, когда он неспешно направляется к выходу.
[nick]Харберт ван Маас[/nick][status]Призрак[/status][icon]http://sg.uploads.ru/lzmpo.jpg[/icon]

Отредактировано Диана де Рюйтесс (15-06-2018 21:32:00)

+1

9

[indent]— Должен ли я напоминать, что должно быть сделано с кораблем?
[indent]Сантьяго выждал, когда неудавшийся покупатель удалится достаточно далеко. Говорил снова на мантийском. Вопрос был риторический.
[indent]Магик не стал подавать голоса, привык, что на такие вопросы патрона не стоит искать слова. Отвечать было даже противопоказано.
[indent]Барон, это было видно, тоже сделался доволен. Он расслабленно откинулся в кресле, замурлыкал свою песню, красиво акцентируя раскатистую “р” на словах “morir” и “mar”, по незнанию пропуская и мешая строчки.
[indent]Кофе допивать не стал — насытился. Да и в целом привык к другому. Вся эта столичная мишура была ему интересна лишь как атрибут. 
[indent]Красочный налет на крыльях мотылька, который занятно снять и хорошенько растереть в разноцветную пыль между пальцами.
[indent]— Они не найдут судно никогда более, дон Сантьяго, — уверенно кивнул магик, наливая себе остатков бренди. — А если затянут с решением, пригласим нужного артефактора. Кто-то в этой стране должен суметь переделать эту игрушку под вас.
[indent]Де Коста отметил, что теперь магик избегает слова “сломать”. Раньше оно иногда в их разговорах присутствовало. Когда они планировали и рассуждали, как приспособить судно под личные баронские нужды.
[indent]— Не стоит корежить корабль, — мягко возразил он. — Пока. Если донна осознает, что единственный путь вернуть его — это договориться со мной, хотелось бы передать его в надлежащем состоянии. Элиас и так не жалел эту шхуну. Она непослушна, как агресова дочь.
[indent]Помолчали.
[indent]— Интересно, он хорошо понимает мантийский? — снова поинтересовался Сантьяго, следя своими темными глазами за ползающими на полу и столу лучами света. — Или весь театр масок был разыгран впустую, и мы так и не увидим их эмиссаров в Гаэне?
[indent]— Мне показалось, он понял.
[indent]— Ложь от начала и до конца. Как и весь этот город. Как и вся его мелочная жизнь. Право, им проще было сразу спросить, что мне требуется. Маленькая, небольшая, можно сказать мизерная услуга. — фыркнул де Коста, поднимаясь. — Пойдем. Время не терпит. И держите ухо востро. Филипп говорил, ради этого корабля она пойдет на многое. Возможно, на все.
[indent]Именно этого ему и требовалось.

Отредактировано Сантьяго де Коста (14-03-2018 23:45:42)

+1

10

[indent] Она - нервничает. Он знает об этом, но пепельница, полная небрежно смятых и докуренных до половины пахитосок с ее любимым вишневым ароматом, - тому яркое подтверждение.
[indent] Он садится напротив, не испрашивая разрешения берет одну из пахитосок из коробочки на столе.
[indent] - Харберт! - о, в гневе она еще прекраснее, чем обычно, - нет!
[indent] Она выдергивает у него пахитоску, мстительно медленно ломает ее и испытующе смотрит на него.
[indent] - И?
[indent] - Как мы и думали, - светлые брови хмурятся, и он поправляется, - как я думал. Дурно воспитанный кичливый выскочка. Возможно, он умен. Но тратит столько сил, чтобы выглядеть значительным, что таковым не кажется, - голос Харберта звучит брюзгливо и с откровенным презрением,  - "Ты пришел и говоришь: сеньор де Коста, я хочу купить корабль, который у меня украли. Но ты просишь без уважения, ты не предлагаешь дружбу, ты даже не назвал мое имя достаточно почтительно... И почему Серебряный адмирал не явился выразить мне уважение? ... А ведь моя дочь спит с самим Гвиллионом..." Как-то так, - все тот же красивый мальчик ставит перед ван Маасом новую чашку кофе, тот с благодарностью кивает, - так что в целом - я рад, - небрежный жест подводит итог отчету о деловой беседе.
[indent] - Почему? - нервное напряжение уходит, она уже способна проявлять интерес. Это хорошо.
[indent] - Я рад, что Вам не придется иметь дело с этим субъектом лично. Он, кстати, намекал на встречу. Я сделал вид, что не понял намека. Думаю, что любого рода сношения с господином де Коста Вас лишь скомпрометируют, чего я никак не могу допустить. И это первое, чему я рад.
[indent] - А второе?
[indent] - Теперь я более, чем убежден, что Вам не следует вновь вступать во владение этим судном. Только то, что теперь его владельцем являет господин де Коста, должно было бы убедить Вас, что корабль этот - проклят.
[indent] - Вы знаете, зачем я хочу выкупить "Ветер", - она говорит почти беззвучно, не отводя глаз
[indent] - Знаю, - он наклоняет голову, - чтобы сжечь. Огненная жертва, достойная памяти Ги. Дай, - его прозрачная ладонь ложится на ее, одетую в белый шелк, - Ги это не нужно. О, нет, - по тому, как дрожат ее губы, он понимает, что она сейчас заплачет, и встает, чтобы закрыть ее собой от любопытных взглядов. Он молчит, давая ей успокоиться.
[indent] - Арман...
[indent] - Что? - она непонимающе поднимает заплаканные глаза.
[indent] Сюда идет Арман, - пояснение запаздывает, поскольку два огромных пса - черный и рыже-золотой - влетают на террасу и начинают приплясывать вокруг осыпающей их ласками хозяйки.
Арман появляется на террасе через пару минут, судя по его раскрасневшемуся лицу и прерывающемуся дыханию, он бежал от самого порта.
[indent] - Мадам...
[indent] - "Принцесса"? - Диана поднимается из своего кресла, поток солнечного света смывает разноцветные лоскутки витражных отражений.
[indent] - Нет, мадам. "Воздаяние" встало на якорь у карантинного острова.
[indent] - Он точен, как часы, - ван Маас удовлетворенно кивает, подхватывая свою трость.
[indent] - На "Воздаянии" поднят желтый вымпел*, - вестник явно встревожен, но Диана лишь обменивается взглядом с ван Маасом.
[indent] - Господин Себастьян уже отправился в карантин?
[indent] - Нет, мадам, он еще на берегу.
[indent] - Я еду с ним.
[indent] - Но, мадам...
[indent] - Мне нужно переодеться. Поторопимся, - Диана берет под руку Харберта, ее вмиг высохшие глаза уже искрятся от трудом сдерживаемого предвкушения - и встречи, и возможности увидеть то, спрятано сейчас в трюмах "Воздаяния", спрятано и надежно ограждено до времени от всех зловещей тенью желтого вымпела.


* желтый вымпел означает в данном случае присутствие на борту опасно больных, в следствие чего, доступ разрешен лишь врачам и карантинной команде. Таможенный и иной досмотр откладывается до момента, когда опасность заражения исчезнет.

+2


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Отыгранное » Покупатель вечно прав лишь в желании избавиться от денег


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC