Рейнс: Новая империя

Объявление

15 сентября — 31 октября 1558 года

Война за влияние в Рокском море в самом разгаре: Эстанес принес огонь и меч на Паро. Рейнс охвачен собственными проблемами: сразу после выборов императора сидхе предъявили претензии на часть северной имперской земли. Эйверская лига связана во внутреннем море конфликтом с Дилвейном, который грозит вылиться в полномасштабную войну. Если только сам Дилвейн не погрязнет в усобицах с аргелльцами.
В общем, все идет привычным чередом и порядком. Кроме того, что пришел черед богов вмешиваться в людские судьбы. В таком случае, скучно не будет. И в стороне не остаться никому.

избранная цитата

"Что может привести солидного чародея в публичный дом? Оттенберга туда вела нужда в деньгах. Ах если бы он знал, сколько получают распутные девки, то сильно бы задумался. Но и без этого он давно убедился, что чистая наука дело малоприбыльное, в отличие от торговли".

Вальтер Оттенберг, "Хитрый лис и верный пес"

"Не Бездна расширяет границы, срывает замки: сама ты решаешь, когда отступить от привычного шаблона”.

Меррин фон Адель, "Я силой истины завоевал вселенную"

"Стоит только обнаружить что-то ценное, – сразу начинаешь бояться это потерять".

Гектор Меса, "Цена земных сокровищ"

"Грех не есть источник одержимости. И уж тем более, не его следствие. Это придумали те, у кого на блуд и выпивку денег не хватало".

Хельм ван Эгераат, " Ars Moriendi"

"Строение не вписывалось в скромное окружение Эль Морона. Будто ветер-проказник принес дом из-за моря и аккуратно поставил в чистом поле, а уже потом, вокруг, разрослась деревня. Деревня беднела, а дом рос, обрастал, жирел. Здесь водились хоре. А хоре сестринству были нужны, очень. Хоре — и не только; но ведь и ножи, и люди стоят денег".

Инес Аньес, "Quien si no yo"

"Людской род всегда недостаточно сильно ценил силу крови, не думали младшие о том, что в каждой капле ее хранилась память, которую невозможно было вычеркнуть из истории".

Иннис ап Ллиар, "Тени исчезают в полдень"

"В самые темные дни люди хватаются за чудо, но толпа, охваченная страхом, способна растоптать ненароком и его".

Морвенна Альмейн, "Там, где найдешь..."

"Где малефик там жди беды, где двое – катастрофы. Разве не об этом шептали детям перед сном?"

Ламех Сафарди, "Внизу земля - падать больно"

разыскиваются

Лина де Мейер

чародейка, исследовательница

Пабло де Кордова

дезертир

Серен фон Ревейн

маркиза Улвенская

Фа Вэй

шиноби

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Отыгранное » Для общего блага


Для общего блага

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Время: март 1558
Место: Лига, Тар Эвернесс
Погода: переменная облачность
Участники: Эйдан ван Хален, Тенебрис Вульпес
Описание: Если ты владеешь золотом, то все разговоры так или иначе всегда сводятся к нему.

0

2

[indent]— ...говорят, что их привлекает сюда книгопечатание. Якобы Веннари и мастер Мануций младший из дома Альдо, вознесшие типографику на новые вершины, даруют каждому из этих служителей Каллиопы их личную надежду на вечность.
[indent]Под ногами хрустела галька. Небо было синим, ветер — резким, прохладным и задиристым, а крупные лазурные волны бились о берег с упорством, достойным борца, сражающегося за собственную жизнь.
[indent]Чтобы побороть шум прибоя, Эйдану приходилось говорить громко.
[indent]— Но писатели и поэты, — возвысил он голос, умудряясь даже так говорить с иронией, — В свою очередь даруют надежду на вечность и нам, Лиге. А вместе с тем, что делает дом Альдо, мы получаем оружие, политическое и культурное. Острое и громкое слово, которое можем обернуть против любого, даже самого сильного, противника. Пожалуй, мне нравится идея забросать памфлетами неугодного. Так что нам стоит дать мастеру Арентино то, что он так старательно выпрашивает, леди Тенебрис. Вы так не считаете?

[indent]Мастера Арентино, неплохого поэта и человека глубоко светского, в Лигу привлекло не только книгопечатание. Гвиннэ был благосклонен к таким, как он, что делало жизнь сатириков, драматургов, поэтов, писателей, художников и скульпторов легкой и прибыльной. А в Эйвере — еще и веселой.
[indent]Они пользовались этим сполна, выпрашивая для себя денежные поощрения у веннари, требуя пенсиона у сильных мира сего, постоянно намекая коллегии на необходимость субсидий.
[indent]Петрус Арентино, самоназванный “бич государей”, тоже намекал. В этот день жертвой его прошений и убедительных речей о том, что для общего блага Коллегии следует выделить денег на его начинания, стала венатор и банкир Тенебрис Вульпес.
[indent]Арентино предлагал основать предприятие, которое множило бы не только книги, но памфлеты и сатирические изображения, ксилографии. Естественно, такая деятельность контролировалась бы лигийской верхушкой. Эйдан живо представлял себе, каким подспорьем может стать это в войне и при столкновении пропаганды. Осознал, что при помощи издевательских картинок сможет донести в каждый, даже самый бедный дом, любую демагогию, ложь и глупость. Заставить людей поверить в самые безумные нелепицы и вздор.
[indent]Магик, возможно, даже не вмешивался бы в их беседу, не прерывал и не предлагал бы венатору Вульпес пройтись в стороне. Но и ему самому нужны были определенные решения и деньги. Естественно, как и Арентино, он пекся только об общелигийском благе.
[indent]Другим образом дела здесь обычно и не решались.

[indent]Сегодняшним выездом к морю эйверская знать отмечала vernal equinox, весеннее равноденствие.
[indent]На изгибающемся полумесяцем пляже собрались венаторы и их семьи, протеже и свиты, родичи и высокие чины, люди, чьи фамилии из года в год были записываемы в Книгу благородных.
[indent]Подле нависающей над галечным берегом каменистой скалы устроители разбили импровизированные трибуны, перед трибунами выставили деревянный помост для комедиантов, участников литературных соревнований и молодых магиков. Чуть справа от трибун, немного выходя из-под укрытия скалы, расположились навесы для отдыха. Белые льняные полотнища этих навесов рвались и надувались парусами, шатая деревянные конструкции из столбов и лесов. Бросали длинные тени на пеструю толпу, коротающую время в беседах, флирте и похвальбе.
[indent]Людей было много. Среди знати поблагороднее и с положением манерой броско одеваться выделялись люди творческие, а скромностью — многочисленные слуги, перетаскивающие к столам, ломящимся от снеди, подносы, корзины, бочки, кувшины и амфоры.
[indent]Все это дополняло обилие цветочных гирлянд, знамен, гербовых штандартов, стягов, прапоров и разноцветных лент, звуки лютней и свирелей.
[indent]Обоим венаторам, прогуливающимся поотдаль, у самого пенного прибоя, было видно, как тучный, одетый в пурпур и багрянец сатирик Петрус Арентино, используя подвернувшийся под руку дубовый бочонок, устроил себе под этим навесом импровизированный постамент и пламенно оттуда что-то вещал собравшейся вокруг толпе. Ван Хален, щурившийся на солнце, стал словоохотлив, глядя именно на это действо.
[indent]Тенебрис явно понимала, что тема с литератором — всего лишь повод продолжить разговор. Суть беседы, конечно, в итоге свелась бы к одному: противников у Лиги много, противостоять им необходимо, тем более, что земля снова полнится беспокойными слухами.

Отредактировано Эйдан ван Хален (19-02-2018 20:50:57)

+1

3

По ходу изложения мысли Эйданом, Вульпес лишь коротко кивала головой и издавала глубокое “гортанное” угу, не сводя заинтересованного взгляда со своего собеседника. Она внимательно слушала, стараясь уловить, к чему он клонит. В этом плане женщина не была самонадеянной. Она знает, что каждое, даже самое незначительное слово может быть важным в понимании истинных намерений говорящего.
- Деньги на пропаганду, значит. - В конце речи Эйдана заключила серьезно Тенебрис, не привыкшая ходить вокруг да около;
- Раз Вы говорите что надо, значит, наверное, надо. - Добавила она под конец и лишь затем перевела взгляд со своего спутника на развернувшееся у берега празднество.
Для Тенебрис понятие такта и этикета было очень размытым. Она даже не думала, что неотрывно глядя в лицо ее спутника, она может смутить его. Куда важнее для нее было выслушать, и, так сказать, “высмотреть его”. А уже потом, когда говорить и думать будет она, можно и отвести взгляд.
- Только я не понимаю зачем. - После недолгих раздумий, добавила женщина. - Пропаганда нужна перед войной или во время войны. Чтобы прервать народные возмущения и направить гнев людей на врага.
Она снова замолчала, думая, задавать ли крутящийся у нее в голове вопрос.
- Мы собираемся воевать?

Интриганка из Вульпес, конечно, не очень. Да и политик не очень. Она любит ставить вопрос ребром, прямо, здесь, сейчас. Она не умеет “юлить” и скрывать правду. Видимо поэтому она и есть Око Эйвера, а не очередная болтунья, которой дали поиграть властью.
- Чтобы покидаться духовным навозом в неугодного чиновника и чтобы создать вещание на целое государство, нужно разное количество денег. - Объяснила прямоту своего вопроса Тенебрис свойственным ей суровым нейтральным тоном, не выражающим ни удовольствия от происходящего, ни негатива.
- Уточните у мейстра Арентино подробности. Сколько ему нужно и на какой эффект стоит рассчитывать, если он эти деньги получит. - На мгновение ее голос обрел занудную, почти раздраженную нотку:
- Деньги любят счет. А выделение денег любит точность. Мне не интересны его разглагольствования и песнопения. Мне нужны числа!
Последние свои слова Тенебрис практически прорычала, раздражаясь на подобных этому поэту людей.
- В конце-концов, - уже с былым спокойствием продолжила она, - поэтому я и банкир, а не очередная девочка легкого поведения, кидающая уличному барду горсть монет.

А праздник на побережье был в самом разгаре. Глядя на местных модниц, старающихся подчеркнуть свою финансовую достаточность роскошными платьями и прическами, Тенебрис, облаченная в простую зеленую рубашку, да с распущенными волосами, мысленно ворчала, представляя, как хорошо было бы всех этих “принцесс” определить куда-нибудь на рыболовецкое судно, чтобы они принесли государству хотя бы какую-то реальную пользу.

+2

4

[indent]— Воевать, — отозвался ван Хален, вычленив важный для себя вопрос, — Мы никогда не прекращаем, леди Тенебрис. Война, как и торговля, бесконечна. В ней бывают лишь периоды видимого и обманчивого затишья. 
[indent]Если собеседница и изучала его, чародею это не мешало. Он был настроен благожелательно. Поглядывал на волны, на их пенные буруны, подсвеченные солнечными лучами. Прятал руки в длинных рукавах светлой, просторной, хлопающей на ветру мантии.
[indent]Коллегия веннари далеко не вся разделяла его взгляды. И хуже иного оказывалось, что Гвиннэ ап Лливелин, по мнению венатора, удовлетворялся нынешним положением Лиги. Желал лишь усиливать оборонную мощь, стремился как можно дольше сохранить видимый и шаткий мир.
[indent]Триарха поддерживал в этом лорд Эймон Гвиллион. Игрок, без сомнения, сильный, влияющий на добрую половину Коллегии, имеющий мощную поддержку среди тар-эвернесской знати. Уверенный в том, что под его руководством Лига вечно будет торговым гегемоном в подвластных им водах.
[indent]Потому заседания веннари и советы триархов все чаще откладывали прошения военного Управления о дополнительных средствах. В минувшем месяце и вовсе отказали в субсидиях на улучшение конструкций кораблей. Урезали количество стоящих в резерве верфей суден. Слишком упростили требования лигийских сюрвейеров к приватным судостроителям, вняв многочисленным жалобам корабелов.
[indent]Чародей подозревал, что происходящее - результат влияния Гвиллиона. Он не мог исключать, что и Тенебрис Вульпес, на чьих плечах лежали вопросы многочисленных налогов, займов и обеспечения долгов, стояла на тех же позициях. Но дальше делать вид, будто он не видит противодействия себе, оказывалось невозможно. Прошения о средствах поступали к ван Халену ото всех экспедиций. В Адмиралтействе пылились десятки усовершенствований, чертежей и идей, а разговоры о том, что пора перестать полагаться лишь на магов и эйверский огонь, не находили должного отклика.
[indent]Нужно ли говорить, что новости из Рейнса стали для Эйдана подобны глотку свежего воздуха?
[indent]—  Любое затишье,  — буднично продолжил он, — Должно быть использовано с толком. С оглядкой на то, что мир может быстро закончиться. Теперь же, когда у меня появились сведения, что Рейнская империя рассматривает возможность переговоров с Эстанесом, я сомневаюсь, что это время продлится долго. И совершенно точно мы тратим его без пользы.
[indent]Море нанесло на берег сухих ветвей, пустые раковины гребешков, нереид и ушек. С огромным упорством бросало в венаторов мелкую водяную пыль. Не смотря на то, что солнце щедро изливалось на их головы и плечи, берег был стылым, этот холод подбирался даже к коленям.
[indent]— Я знаю, что бы вы хотели возразить. — кивнул ван Хален в ответ на ее удивленный взгляд, улыбнулся. — Будто подобные переговоры решительно невозможны, а сведения ошибочны. Наш Триарх подметил точно так же. “Недопустимо предположить, что наш давний союзник, противник Эстанеса в военном и религиозном плане, мог бы сговариваться о чем-то за нашей спиной”, сказал он. “История еще не знала чтобы Рейнс и Эстанес совместно напали на вольные города”, сказал он. “Лига не может ожидать ударов в спину”, добавил он. Но я думаю, может. Судя по донесениям, которые мы получаем, они могли бы объединиться против нас уже этим летом. Нам следует подготовиться к этому. Начать действовать на упреждение. И Петрус Арентино с его детищем, — лишь малый эпизод из того, что необходимо Лиге.
[indent]Эйдан понизил голос, смотря на мантийку благожелательно, с интересом и некоторой долей лукавства, словно речь шла не о вопросах, недоступных иным лигийцам, а о том, например, как провести ближайший вечер. Венатор казалась немного задумчивой, может, даже, сердитой.
[indent]— Мне понадобятся субсидии от веннари. И ваша инициатива о послаблении налога для независимых коллегий чародеев и изобретателей. О повышении налога на корабли, построенные на верфях вне вольных городов. И займ от банковского дома “Бронзовый ключ” для моих начинаний совместно с домом ап Фалмар. Проще говоря, мне нужна ваша поддержка, леди Тенебрис. Конкретные числа, если сойдемся в общих вопросах, вам предоставят управление и Арсенал.
[indent]В займе, который он намеревался просить, Эйдан, по правде, не нуждался. Но понимал, что получить влияние на нее и ее группу можно, втянув Вульпес в общее интересное и грозящее прибылью дело. Одно из таких у него имелось. Помимо ожидаемой войны.

Отредактировано Эйдан ван Хален (27-02-2018 18:04:47)

+4

5

- Будут. - Коротко и четко, уверенным тоном ответила Вульпес в ответ на просьбу о деньгах и перевела на своего собеседника тяжелый, суровый взгляд.
   - Вы ошибаетесь в одном. - Уголок ее верхней губы дернулся, выдавая ее презрение, которое, впрочем, также отлично слышалось и в ее голосе. - Возможно всё. Враги. Есть. Везде. И Вы должны видеть врагов везде. Если Вы не видите в ком-то врагов Лиги… Вы и сами догадываетесь, что это означает. Империя предаст нас, когда ей это будет выгодно. Южан уже не должно быть. Факт их существования - ошибка пацифистов, слабаков и Ваших предшественников.
   “И Ваша ошибка. Скоро будет”. - Хотела добавить она, но все таки сдержалась;
   - А деньги на войну - это совсем иное, нежели деньги на поэтов, писателей и болтунов. Когда речь идет о сохранности Лиги и ее будущих земель, например Эстанеса, нельзя мелочиться. Конечно же Вы получите мои деньги. Вы - не такой миротворец и слабак, как другие. Я Вам верю.

   Конечно же Тенебрис была осведомлена о репутации своего собеседника. Поэтому она практически не сводила с него взгляда, а маска воительницы-идеалистки так идеально ложилась на ее лицо, что порой провести разграничивающую черту было сложновато.

   Впрочем… На самом деле, это и не маска вовсе. Тенебрис действительно любит войну и хочет войны, вот только не настолько сильно, чтобы изливаться перед коллегой яростной тирадой. Убедить его в том, что она на крючке и полностью заинтересована в сотрудничестве - вот, что главное.
Конечно же, она ему не верит.
   Она никому не верит. “Враги. Есть. Везде”. Эйдан - враг. Просто пока этот враг стоит рядом, под рукой, улыбается, а не машет мечом. Но когда Тенебрис Вульпес встанет на его пути, она исчезнет. Раз и насовсем.
   Поэтому она так ненавидит политику и все с ней связанное. Упразднить бы все эти советы и свободу выбора…
   Лиге нужна крепкая рука. Рука воина, солдата, стратега! А не пацифиста и мага. Маг должен сидеть в библиотеке и читать свои фолианты, пока настоящие солдаты проливают кровь и делают свое дело на благо государства.

   - И именно поэтому, - через пару мгновений уже в более спокойном тоне продолжила она, не давая Эйдану ответить, - я сперва обращусь к своему знакомому военному, который объяснит мне целесообразность данной сделки.
   На мгновение она улыбнулась. Едва-заметно, уголками губ.
   Но лишь на мгновение.
   - В конце-концов, - она вздохнула, - Вы - политик. Я - политик. Я удушу Вас, Вы удушите меня… А я не хочу попадать в Ваши интриги раньше времени. Поэтому если Вы хотите от меня чего-то конкретного - просто предложите. Не обязательно брать у меня деньги взаймы, чтобы заставить сотрудничать. Я их дам. А не отдадите - забуду. Просто больше давать их не буду. А оно нам надо?
   Женщина пожала плечами. Перевела взгляд то на побережье с веселящимися людьми, то снова на Эйдана.
   - Если бы дело было действительно только в деньгах на войну, меня бы не спрашивали, хочу ли я сотрудничать, или нет. Если бы война была столь близка, меня бы сместили с поста и поставили на мое место того, кто согласился бы меньше думать и больше подчиняться, не так ли? Я права, Эйдан? Или паранойя и безумие старой женщины окончательно затмили ее и без того слабый, недалекий разум?

Отредактировано Тенебра Вульпес (27-02-2018 22:54:16)

+1

6

[indent]— Вы несправедливы к себе, — возразил ван Хален. Лицо его словно было вырезано из гранита. — Ваш разум, как всегда, остр. И никто бы не осмелился назвать вас безумной. Как и посягнуть на пост.
[indent]Никто, кроме Верховного Триарха Гвиннэ ап Лливелина, который ее сюда и поставил. Гвиннэ не верил в опасность со стороны Рейнса и Эстанеса. Эймон делал вид, что не верил. Оставался лишь вопрос — она говорила намеренно оскорбительно по этой причине, или из-за личной неприязни?
[indent]К тому, что пелена лжи окутывает всю жизнь знати и чародеев, Эйдан был привычен. Это стало понятно задолго до того, как он занял положенное ему место в Веннари. Но стоило леди Вульпес начать чувствовать столь явные презрение и враждебность, как магик тут же это ощутил, оценил, взвесил.
[indent]И передумал привлекать ее к истории с исследованием земель. В конце-концов, даже высказанное ею открытое оскорбление он мог пережить. Запомнить. Вернуться к этому позже, в удобный момент. Но опираться на такого партнера в деле грандиозном и амбициозном не стоило.
[indent]— Понимаю ваше желание оценить риск. Можете думать над моим предложением, сколько потребуется. Советуясь, с кем посчитаете нужным. Уверен, человек железного меча ответит вам то же, что видим и мы: мощь Лиги — в ее войсках, ее флоте. В тех усовершенствованиях, которые ставят нас в военном деле впереди иных. Сейчас, когда угрозы растут, наши силы должны быть укреплены. Субсидия для лигийских верфей и налог, о котором я говорю, позволит корабельному делу развиваться. Во всех городах. Это конкретно то, что я хочу. Поддержите наше представление об этом на следующей Коллегии.
[indent]Он подозвал жестом одного из следующих за ними на почтительном расстоянии расстоянии слуг. Получил от него свернутые и сложенные в тубус бумаги, передал мантийке.
[indent]— Это черновой текст представления. Мне хотелось бы выслушать ваше мнение о нем до того, как мы внесем соответствующую просьбу. В конце-концов, налоги и субсидии - ваша вотчина. Мы лишь видим все со своей стороны.
[indent]Чародей помолчал, вдыхая свежий морской бриз. Холод успокаивал.
[indent]Задумка с исследованием океана и побережья за эстанскими владениями казалась воодушевляющей. Вынуждала мысленно возвращаться к ней вновь и вновь. И сейчас венатор затруднился бы ответить — сам ли он все спланировал и задумал или это де Рюйтесс ловко заставила его считать идею своей.
[indent]Однако, дальше довольствоваться тем, что давали известные им территории, было невозможно. Неисследованным оставался океан, не смотря на то, что маги Студиума твердили: за необъятными водными просторами могут быть новые, неизведанные земли. А, значит, золото, серебро, специи. 
[indent]— Мы хотим снарядить крупную экспедицию. Целью станет поиск новых земель и морских путей. Не буду вдаваться в подробности, интересные лишь мореплавателям и корабелам… Займ нужен для этого начинания. И на него найдется соответствующий залог, земли. Ваш банк не будет терпеть лишений, если дело провалится.
[indent]Было бы лучше, если бы с Тенебрис Вульпес он смог найти общий язык. Экспедиции такого размаха не могли снаряжаться лишь за деньги двух домов.
[indent] — Южан уже не должно быть, - задумчиво добавил он, глядя, как сбиваются в толпу люди под берегом. Что-то заваривалось на том празднестве, возможно, очередной диспут, из тех, в котором в ход шли не только словесные аргументы, но и что-то поувесистее. — Хорошо, что в этом мнении мы с вами сходимся.

+1

7

Под конец короткой речи Эйдана, женщина все таки позволила себе расплыться в улыбке. Искренней, лисьей, улыбкой женщины, которая что-то задумала. Вульпес редко улыбается искренне.
- Да, Эйдан, милосердие - это пережиток былых эпох. Когда мораль превалировала над выгодой и разумом. Именно поэтому я Вам верю и, в какой-то степени, доверяю.
Как ни странно, но на эту встречу Вульпес пришла без охраны. А это действительно является признаком доверия. Конечно, старик Альбрехт знает куда и с кем она пошла, однако фактической сохранности это не гарантирует.
- Но что касается исследований...
Улыбка медленно сползла с ее лица. Женщина устремила задумчивый взгляд на побережье, размышляя о чем-то важном. По крайней мере выглядела она соответствующе.
- Речь о моем банке не идет. Речь идет о пользе Лиги и говорить нужно только об общем деле, об общем благополучии, а не о личной выгоде. Какую пользу Лиге принесут некие неисследованные земли, когда война на пороге?
Этого она действительно пока что не понимает. Выделить ссуду на пропаганду, или же исследования? Очень много предложений, но очень мало конкретики.
Волновало ее действительно не собственное благополучие. Она может упасть из князи в грязи и не потерять собственного лица. Иронично, но “хозяйка денег” совершенно не боится за свои деньги.
- И найдем ли мы в тех землях сокровища? Или разворошим осиное гнездо и пожалеем об этом?
В диких землях могут быть и аборигены, и неизвестные миру существа, чудовища, даже болезни, от которых мастера Лиги не смогут найти лекарства… Снарядить экспедицию - не проблема.
Проблема… Не принести с собой проблем.
Наконец взяв в руки тубус со свитками и письменами внутри него, Вульпес даже не подумала его открывать или изучать. Подобное нужно делать по уму, за столом, а не стоя на холоде. Да и идея с исследованиями волновала ее куда больше.
- О Вашем предложении по централизации флота в руках Лиги я поговорю с соответствующими знающими людьми. Если все так, как Вы говорите, то Вы получите мое одобрение. Ибо я всецело поддерживаю централизацию производства в руках государства, а не в руках заинтересованных лиц.
Она вновь взглянула в глаза Эйдану:
- В руках государства. Когда речь идет о благополучии Лиги и народа, любые амбиции, мои, Ваши, должны встать на второй план. Мы должны быть максимально искренними друг с другом, ибо если Лига потерпит крах, нас не спасет ни количество денег на счету моего банка, ни количество кораблей под контролем лично Вас, а не Лиги. И я заранее прошу прощения, если я неправильно воспринимаю Ваши слова. О Вас ходят… Тревожные слухи. Я им не верю. Однако считаю важным прояснить свою точку зрения до возникновения… Непонимания. Вы - влиятельная... Личность. Я не хочу переходить Вам дорогу. И Вы, я уверена, это прекрасно знаете.

Отредактировано Тенебра Вульпес (07-03-2018 14:28:48)

+1

8

[indent]Венатор вежливо внял рассуждениям о милосердии и морали, которые в его понимании не превалировали в мире никогда, как, впрочем, ни разу и не исчезали полностью.
[indent]Налетевший порыв ветра заставил его поднять руку, приглаживая разбрасываемые волосы, забрался под одежду через широкий рукав, выхолодил кожу. Занятые беседой, они приблизились почти к кромке прибоя. От каждого шага галька под ногами издавала характерный каменный хруст.
[indent]Опасения на счет результатов экспедиции от этой рыжей, как пустельга, женщины, Эйдана не волновали. Заинтересовал немного подкрашенный коварством интерес, вспыхнувший и растаявший в до того спокойном, исполненном презрения зеленом взгляде.
[indent]Поначалу ван Хален истолковал эту эмоцию превратно. Позволил скользнуть по лицу ленивой и самодовольной усмешке, смотря на морскую гладь, желтовато-зеленую ближе к берегу, лазурную — на глубине, бликующую и отливающую фиолетом — подле самого горизонта.
[indent]Далеко впереди, в той стороне, где лунообразная серо-белая прибрежная полоса уступала изъеденному ветрами мысу, виднелась идущая под парусом шхуна. Ее заметно раскачивало на волнах.
[indent]Эйдан, глядя на корабль, подумал, что в конце-концов, если не она, так кто угодно иной решит рискнуть и поддержит плавание звонкой монетой. Соблазнится, подсчитав сумму возможной прибыли. Которой хватит с лихвой, даже если из четырех снаряженных суден назад возвратится только одно.
[indent]— Не беспокойтесь, леди Тенебрис. Плавание увенчается успехом. Не стоит бояться опасностей, о которых даже неизвестно, есть они, или нет. Мы подготовились, провели достаточно изысканий. И если предположения верны, сумеем выжать пользу и для себя, и для государства, — уверенно, но немного рассеянно ответил он.
[indent] —  Даже если вопреки изысканиям никаких новых земель больше нет, и как пишет автор "Альмагеста", этот geographus maximus, вокруг нас лишь Mare incognitum, великое бесконечное море. 
[indent]Однако, ее слова о централизации судостроения в руках “Лиги, а не заинтересованных лиц”, одним из которых, как ни крути, являлся он сам, заставило ван Халена сделаться внимательнее.
[indent]Он  остановился на краю прибоя, против солнца, прямо на границе погибающей среди мелких окатышей соленой пены. Склонил голову так, чтобы ей мешало и заставляло щуриться находящееся за его спиной солнце.
[indent]Глаза у чародея были серые, светлые, как истопленное олово. Но ответный взгляд, брошенный на Тенебрис, не наводил на мысли о жаре или тепле. Наоборот, был исключительно холодным.
[indent]Просто-таки ледяным.
[indent]— Я выразился неточно. В моем предложении для веннари речь идет не о централизации производства в руках тарэвернесской знати, — кивнул он после минутного молчания. — Только о том, чтобы дать лигийским корабелам преимущества перед иноземными верфями. В последнее время, как вы знаете, арматоры Лиги и торговые дома взяли дурную привычку выкупать суда дешевле — в Верме или на Маалене. Мы считаем важным изменить это. Исправить.
[indent]Пока говорил, он перебрал в уме уже высказанные собою суждения, размышляя, могла ли она что-либо понять превратно. По всему выходило, что нет.
[indent]Флот именно что принадлежал Лиге. Города обязывались строить и снаряжать в конвои определенное число кораблей. Но верфи, на которых велась работа, и о которых он якобы пекся сейчас, всегда принадлежали кому-либо.
[indent]“А ведь, — подумал он, — Когда-то в Эйвере произошла очень похожая история. С Первым банком. Она наверняка знает ее в подробностях”.
[indent]Тогда Гвиннэ ап Лливелин позволил Совету учредить общественный банковский дом, единый для всех городов, и объявить это дело монополией Лиги. Отказался от идеи верховный триарх лишь, когда стало понятно, что проведиторы и инспекторы, назначенные веннари, не смыслят в банковском деле ни лота, а запрет частных банков только вредит.
[indent]Нечто подобное могли задумать сделать и с верфями. Чародей хорошо мог представить, кто именно мечтает хозяйничать на подворье “Арсенала”, какими словами он мог бы убеждать старого триарха и кого даже видеть назначенцем в чине проведитора над эйверской верфью.
[indent]— Если я правильно понял ваши слова, одобряемая вами инициатива поднимет против нас корабелов всех до единого лигийских городов. Собственность, право владения, для Лиги священно. Декрет о централизации судостроения... в ваших и моих руках, на который вы изволили намекнуть… Буду взаимно с вами откровенен, приведет к бунту. Мы не можем отобрать верфи у тех, кому они принадлежат. В конце-концов, Лига — это в том числе и дома ап Фалмар, Фассер, Вейден, Сорейн.
[indent]И ван Халены.
[indent]Эйдан замолчал, давая ей шанс сказать, что ее слова были поняты хозяином “Арсенала” превратно. Что венатор Вульпес вовсе не собиралась намекать на подобный декрет. Дескать, не имела ни крошки намерений требовать от него передать свою драгоценную верфь в управление Веннари под видом благого для Эйверской Лиги дела.

+2

9

- Одна из моих наставниц сказала замечательную вещь, господин ван Хален… - Тенебрис выдержала длительную паузу - достаточно долгую, чтобы подчеркнуть важность момента, но недостаточно долгую, чтобы ее собеседник вставил слово. Взгляд ее, спокойный, но слегка самодовольный и немного веселый, был устремлен туда, куда смотрел военных дел глава несколько мгновений назад.
- Не так важен итог путешествия, как само путешествие.
Выглядела женщина под стать своей фамилии - как лиса, чем-то довольная и, отчасти, счастливая. От ее ворчливости, которую она продемонстрировала в начале этой беседы, не осталось и следа.
В конце-концов она узнала даже больше, чем хотела.
И, более того, она узнала, что даже Эйдан ван Хален имеет чувства. А значит, он не неуязвим.
- Я, безусловно, уважаю частную собственность. - Словно молния среди ясного неба, перескочила с лирики на конкретику немолодая ведьма. - Более того, я хочу, чтобы частная собственность оставалась в руках ее владельцев, ведь это часть нашей культуры и экономики, а я не революционерка и не мятежница, чтобы менять действующий строй.
Слова женщины были чистейшей правдой, без примеси лжи и притворства… Вот только она “забыла” сказать, что владельцы собственности, с ее точки зрения, должны быть под пятой государства. А право их собственности должно ограничиваться управлением, но не полноценным владением. Не далек день, когда олигархат решит переменить власть, используя для этого свое имущество и экономическое влияние. Особенно велик шанс подобного в преддверии войны.
Вульпес, как бесспорная лоялистка и раба действующей власти должна не допустить революций и появления радикально-настроенного олигархата. У нее есть все ресурсы для более прямого решения данного вопроса, однако до тех пор, пока мир спокоен, и ее маленькие козыри останутся в рукавах ее длинного платья.

- Я лишь делаю свою работу, господин ван Хален, - наиболее честным тоном добавила женщина, переведя взгляд с прибрежной восхитительной панорамы на своего собеседника.
- А мое влияние ограничивается числами и налогами. По сравнению с нашими могущественными коллегами, я - просто наблюдатель. Но… Вы ошиблись в одном суждении...
Повернулась Тень к мужчине и телом. Пальцы ее рук были по-деловому сцеплены у живота. Кажется, за этот разговор она переменилась в настроении трижды или четырежды. Но на самом деле - ни разу. Она просто искала подход к Эйдану, и когда она нашла его, отпала нужда носить так нелюбимую ей маску.
- Мы. Можем. Все. До тех пор… Пока мы можем заплатить за наше путешествие. - Она слегка вздернула нос, глядя собеседнику прямо в глаза спокойным, игривым взглядом. - Есть что-то, что вы еще хотели бы со мной обсудить, мастер ван Хален? Ваши слова - мои слова, и они дойдут до тех… Кто услышит их. Я обещаю это.

Отредактировано Тенебра Вульпес (03-04-2018 15:09:38)

+1

10

[indent]— Вы снова слишком строги к себе, — вставил Эйдан в ответ на ее замечание о ничтожности своей роли в их вечной игре.
[indent]Лицо его, небывалое дело, по ходу этого монолога изменилось, поморщилось, отразив на краткий миг тень недовольства и раздражения.
[indent]Ни единому заверению Тенебрис чародей не поверил. Ложь виделась ему даже в паузах между слов. Магик только больше утвердился в том, что о верфях она заговорила намеренно, начал доискиваться причин и не удержался от очередной угрозы.
[indent]— Очень предусмотрительная точка зрения, венатор, — похвалил он вслед ее размышлениям о традициях, уложениях и культуре. — Не стоит разжигать костер, в котором сгорим до тла и мы сами. Народ невоздержан, горд и скор на расправу. Для общего благоденствия спокойнее не нарушать тех законов, которые он привык видеть незыблемыми.
[indent]Чтобы убедиться, что его слова восприняты с должным пониманием, Эйдан окинул собеседницу взглядом с головы до ног. Соленый бриз бесновался над землей, нагонял на край горизонта рваную кисею облаков. Бросал ей волосы на лицо, на улыбку, прищуренные глаза и тонкий, хищно вздернутый нос.
[indent]Тенебрис словно этого не замечала.
[indent]“Подобные разговоры не заводят случайно, — холодно рассудил ван Хален, встретив ее лучащийся удовольствием взгляд. — Либо они все продумали и хотят подтолкнуть меня к суете… Либо она хочет предать”.
[indent]Морвенна сравнивала веннари с банкой, полной пауков. Эйдан с этим не соглашался. Находил в их ожесточенной борьбе за власть и влияние свой шарм. Но сейчас, похоже, был склонен разделить это суждение.
[indent]Попытка поставить верфи под контроль виделась ему чьим-то крайне недальновидным замыслом, продиктованным жадностью и жаждой славы. Вопросов, связанных с этим всем возникло пока лишь два. Кто именно этот неведомый доброжелатель, не видящий дальше собственных хелицер и чего на самом деле добивается она.
[indent]— Так каким же, — поинтересовался он наконец, — Видится вам размер платы, которую придется выложить за наше небольшое путешествие? Чтобы смочь… все? Позвольте отнять у вас еще немного времени... И сопроводить назад, к празднеству. Все важные и государственные темы мы исчерпали, и можно теперь поговорить как обычные люди. О мудрости и наставниках, обо всем.
Широким жестом он очертил их предполагаемый путь в сторону гуляний под скалой.
[indent]А сам подумал, что не будет дожидаться, пока Лига и веннари возьмет под крыло Арентино. Мэтру Петрусу придется предстать перед ним уже сегодня. Чтобы оказаться вместе со всеми своими идеями и неуемной энергией в правильных и единственно верных руках.

+2

11

- Строга к себе, значит… - Повторила Вульпес слова мужчины сложной к пониманию интонацией, то ли сдержав усмешку, то ли придя в ярость, то ли попросту задумавшись. Прочитать ее эмоции сейчас было бы невозможно, потому что в ней возобладали сразу три этих чувства; однако слова ее звучали негромко и сдержанно.
- Цена зависит не только от продавца. Но и от покупателя. - Глядя куда-то вперед, перед собой, выше празднества, которое было ей не слишком-то интересно, ответила женщина, когда закончил ее собеседник.
- У Лиги есть четыре венатора о деньгах и два о войне, Эйдан, - она покосилась на него, не сбавляя шага. - Если ко мне придете Вы, результат будет иной, нежели после визита венатора земельных наделов или мануфактур. Они легко-заменяемы. Те, кто, фактически, не имеет власти, помимо своего голоса.
Конечно, Эйдан вряд ли согласится с ее словами, по крайней мере вслух. Самой Вульпес это было и не нужно. Ее руки были чисты, ей за свои слова переживать смысла нет.
- Чтобы быть ценным… Нужно что-то из себя представлять. Что-то уметь. Отбери у кого-то из наших коллег деньги - они вымрут с голоду и холоду. Командовать наземными военными программами, или морской войной… Сложно, не так ли? В этом вся загвоздка. И вся суть понятия “цены”.

Прибыв к празднику, Вульпес прервала свою речь и занялась поиском воды. Вина и пива она не признавала никак. Алкоголь туманит сознание и вредит физической форме, а она, как должностное лицо и высокопоставленная чиновница, обязана не только знать свое дело, но и быть готовой исполнять свой долг, а значит - быть здоровой, в трезвом уме и не менее трезвой памяти.
- Поэтому я, в первую очередь, патриотка и человек, способный работать руками. И лишь затем - чародейка. Моя власть ничего не стоит. Поэтому я не боюсь ее потерять, и, более того, рано или поздно, потеряю. Когда это произойдет, я просто останусь в стороне и буду наблюдать за тем, как все горит.
Вульпес снова позволила себе улыбнуться и подытожила, собственно, к чему она это все рассказывала:
- Избавьте человека от власти и посмотрите, сколько всего загорится. То, что будет потеряно в этот момент - и есть цена. Поэтому я удивляюсь своим коллегам. Они могут говорить, что я ценна только потому что я занимаю какой-то пост. Могут подлизываться ко мне, или требовать уважения только потому что у них есть мнимая власть. Но… Если они в один момент исчезнут… Много ли сгорит? Много ли сгорит, если не станет вас?! Ответьте себе на этот вопрос. Это и будет цена. Ваша личная цена.

Закончив, Вульпес вновь совершенно невинно улыбнулась и отпила из найденной, благодаря прислуге, кружке воды. В ее словах не было угрозы. Скорее очень радикальное, циничное суждение, которое Эйдану может и не понравиться. Благо ей было на это плевать. Этикет она будет демонстрировать на важных встречах и собраниях. Тет-а-тет можно говорить начистоту. Она - не интриганка, а экономист, желающий не власти, а блага своему государству.
Общего блага.
Прибрежная прохлада и ветер никак были ей не страшны. Она не следует стандартной лигийской моде, и платьям предпочитает если не мужскую, то сдержанную и практичную одежду, что как бы подчеркивает ее грубоватый, прямолинейный характер, и вызывает либо симпатию, либо отторжение с первого же взгляда.

Отредактировано Тенебра Вульпес (16-04-2018 00:35:18)

+1

12

[indent]Гуляние гудело, как рассерженный шмель, поглотило их мгновенно, сомкнувшись вокруг галдящей и пестро раскрашенной толпой.
[indent]Эйвер любил празднества, отдавался им, как иной развратник любви, и беседовать о серьезном в таких условиях было решительно неудобно. Пожалуй, не только эмпату. Но и любому, в ком течет горячая лигийская кровь.
[indent]Пока шли сквозь толпу, ван Хален заметил и кивнул в ответ нескольким коллегам с семействами, вычленил в ложе для знати красную мантию венатора по торговым делам, рыжую шевелюру ван Альтесса. Отметил и огромную толпу молодых магиков, как бы избегающую основного общества. Чародеи носили на себе турнирные одеяния и сбились тесным, оживленным кружком, обступив кого-то невидимого.
[indent]По доносившемуся оттуда треску и резкому запаху озона можно было предположить, что даже самого ректора Эвернесского студиума.
[indent]Впрочем, все это Эйдан отмечал мельком. В поглотившей их пьянящей атмосфере радости и ликования приходилось быть еще внимательнее к суждениям и жестам собеседницы. 
[indent]Тенебрис, что занятно, не выказывала особого оживления, не перенимала окружающего веселья. Глядя на нее, Эйдан даже удивился. Быть может, этой серьезности, а, может, поданной слугами воды. Сам он от вина отказываться не стал. Не стал и перечить из вежливости. Важнее было понять, сколько в высказанных ею словах содержится реальной угрозы.
[indent]В конце-концов, чтобы победить кого-либо и завладеть помыслами, поначалу всегда необходимо его понять.
[indent]Чародей помнил эту сентенцию еще со школярской скамьи и считал справедливой. Пусть даже изречена впервые она была ртом Гвиллиона, о котором только много позже стало ясно, насколько это изворотливый и ядовитый змей.
[indent] - Мои коллеги из Эвернесского студиума, - хмыкнул он задумчиво, поиграв ножкой чаши с вином. - Ученые мужи и жены, утверждают, что незаменимых нет. Дескать, в мире ровным счетом ничего не переменится, исчезни я или вы, или даже некто более значимый. Люди просто найдут замену. Я же в свою очередь полагаю, что исход битвы решает командование. Перефразируя вас, лишите флот адмирала и вы увидите, сколько и чего завоюет дезориентированная армада. Поставьте командовать войском ткача или кожевника и поймете, какова цена глупца на месте, которое Двое даровали не ему.
[indent]Он сделал паузу, бросил взгляд на ложу под хлопающими на ветру ткаными навесами. Был серьезен, хотя в уголках глаз прятались добродушные морщинки.
[indent]- А еще вы можете вверить свою судьбу в руки поборников мира и торговли всех со всеми. Но в таком случае война придет к вам сама. Запылает, думается мне, все без разбору. Однако краеугольным в этом всем будете все-таки вы. Та, кто могла, но не хотела подготовиться. Та, кто могла принять правильное решение, а склонилась к худшему. Та, кто из многих открытых путей выбирает не лучший, а более выгодный. Я выражаюсь, конечно же, фигурально. Всего лишь иллюстрируя мысль о том, что люди - сами кузнецы своих судеб.
[indent]Быстро и отрывисто обменявшись приветствиями с очередной парой, Эйдан поспешил добавить, в этот раз вполне прямо и искренне:
[indent]- Но мне больше нравится думать не о том, что сгорит, случись со мной непоправимое. А о том, что останется. Что станет приносить пользу, благодаря чему мое имя останется в веках, и потомки будут вспоминать меня с благоговением. Такое дело, как вы верно уже заметили, у меня есть. Это Арсенал. Расскажите мне, существует ли нечто подобное и у вас, венатор?

+1

13

Окружающий ее праздник выглядел действительно роскошно. Но сама Лиса не особо любила подобное людное сборище. Очень уж шумно и бессмысленно. Лучше бы все эти люди отправились работать и приносить пользу своему государству, а не тратить время на нелепые танцы и развлечения. Враг еще не побежден, а значит, нельзя расслабляться и праздновать.
- Ученые могут читать их ученые книжки. - Хмыкнула женщина своим обычным суровым тоном. - Лишь бы не мешали делать работу и не путались под ногами.
Ученые, конечно, хороши, но когда наука становится свободна от надзора, ничего хорошего не происходит. Всему этому сброду, включая ученых, требуется крепкая рука… Вот только пока Вульпес не решила, чья это рука будет.
- Если лишить флот адмирала, командование примет младший по званию, а флагманом станет наиболее крупный корабль флота. - Поправила его Вульпес, после чего замолчала, продолжив слушать.
- Когда война придет ко мне в дом, а я буду не готова, я уйду в лес. - Почти не задумываясь, ответила женщина, пока Эйдан прервался, здороваясь с очередными знакомыми. Говорить ему в спину было не слишком вежливо, но она была уверена, что он ее прекрасно слышит.  - А позже вернусь и ударю. Ударить можно всегда… Лишь бы успеть уйти в лес.
Впрочем, слова Эйдана о деле, за которое ее запомнят в веках, смутило женщину. ОН действительно думает, что она так легко выдаст свои секреты?
- Когда вы смотрите на ночное небо, вы видите звезды. И радуетесь звездам. Не небу. Без неба не будет звезд. Но без звезд будет небо.
Ответив на вопрос собеседника так подробно, как она только могла себе позволить, Вульпес снова отпила воды. Солоноватая. Видимо, какой-то шутник в нее плюнул, перед тем, как подать.
- Ваш Арсенал останется при Вас, - то ли успокоила его, то ли великодушно пообещала Тень. - А после - надолго ли? Не думаю. Если Вашим преемником будет чародей или ученый, а не подкованный в сфере экономики человек, то будет это не Арсенал, а очередная чародейская секта или научная коллегия. А я… Может краеугольным камнем когда-нибудь и стану. Вот только к тому моменту я уже уйду в лес. И пусть меня ищут-свищут. В моем лесу.
Пожав плечами, рыжая окончательно осушила кружку с водой, и, положив в нее несколько монет из своего кошелька, что висит на поясе, отдала ближайшему слуге.
- Не относитесь к словам так серьезно. - Добавила она в конце своей короткой речи также спокойно и сурово, как сказала и все остальное, глядя на Эйдана. - Я говорю одно, думаю другое, а делать буду третье. Это же суровая современность. Никому нельзя верить.
Самое интересное в таких беседах - это осознавать, как собеседник принимает твои слова за шутку.
А ты и не шутишь вовсе.

+1


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Отыгранное » Для общего блага


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно