Рейнс: Новая империя

Объявление

Навигация
О проекте Гид по матчасти Карта мира Сюжетные события Персонажи в игре Внешности Нужные персонажи Горячие акции
Объявления


ACHTUNG! Обратите внимание на ОБЪЯВЛЕНИЕ. На форуме проводится реорганизация профилей и переучет населения. Отмечаемся, не проходим мимо.
ACHTUNG! Обновлена тема Рейнского вестника, которую, напоминаем, игроки могут пополнять и сами.
ACHTUNG! Обновлены сюжеты и хронология, ознакомиться с которыми можно в соответствующей теме на форуме.
В Игре
июнь-июль 1558 года от Великого Плавания

После усмирения Иверии и Аверена, кажется, что все должно начать налаживаться, но не тут-то было. В Эстанесе государственный переворот и новый император, жаждущий войны, в Эйверской лиге разброд и шатание после смерти Верховного триарха. Говорят, что на островах снова будет война, но пока что там только витает тревога и напряжение от приходящих из Хамдана новостей и слухов.
На севере Рейнса тоже неспокойно, по-прежнему. И хотя герцог Лотринский вроде бы нашелся, с ним явно что-то не так. И это все на фоне пробуждения древней магии, которая может положить конец всему, что есть на этой земле.
В общем, весело у нас.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Сюжетное » Hад рунической вязью священных холмов


Hад рунической вязью священных холмов

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время: 3 июля 1558 года, полдень
Место: Каэр Ревейн, Улвен
Погода: солнечно, ясно
Участники: Лливелл Ферран, Алантэ фон Ревейн, Эленвэ фэр Виарай
Описание:
Какое-то пафосное описание, которое намекает на элементы драмы в эпизоде и, возможно, долю экшена, потому кто их знает, этих чокнутых сидов.
Официальная версия: королева сидов прибывает в Улвен, где ее не то, чтобы сильно ждут.

0

2

Изначально он намеревался взять на себя встречу с королевой сеидхе, не без оснований полагая, что знает их лучше, чем Алантэ. Алантэ привыкла иметь дело с политикой людей, отмеченной всеми особенностями и недостатками человеческого племени, но в то же время понятной им на уровне логическом и интуитивном. С сидами дело обстояло совершенно иначе. Сеидхе невозможно постичь человеческими категориями, нельзя измерить человеческим пониманием и предположить, чего можно или чего нельзя от них ждать — недавние события в Эрланге показали, что годы добрососедства и мирного сосуществования ничего не значат перед лицом острой необходимости. Так было у людей тоже, но сиды показали, как далеко они могут зайти. А в том, что у них были на то свои, одним им понятные и ведомые основания, Лливелл не сомневался ни мгновения, и то же самое сказал Алантэ в самый первый миг, когда только пришли вести и поползло недовольство в городе и герцогстве.
И тем не менее, визит королевы сеидхе не вызывал у него ничего, кроме смутного, ощутимого беспокойства,и на то было множество причин, и каждую Лливелл успел досконально обдумать и представить свои действия в случае, если опасения оправдаются.
— Знать уже недобро шепчется о визите королевы, но напрямую высказывать недовольство пока не смеет. Но только пока.
Они ждали у подножия замкового холма, под прикрытием старой полуразрушенной крепостной стены, которая утратила свою ценность и роль после того, как Фланн и Эрланг перестали быть соперниками и стали соседями в одном, общем доме. Сейчас этот общий дом осаждали полчища крыс, его поджигали изнутри полоумные родственники, время привело в движение дремавшие силы, которые силились его разрушить, и, быть может, совершенно зря когда-то эту стену не стали поддерживать в должном состоянии, позволили дикому плющу и камнеломке разбить камни и превратить ее в живописные развалины, теперь излюбленное место прогулок придворных Алантэ. Под стеной расположился полудикий сад, который должен был, видимо, напоминать о чащобах Аханнэ, о неухоженных полянах предков герцогской династии, которая всегда стремилась подчеркивать свое родство с сеидхе и королевским родом из Инн Теаха. Теперь, кажется, это могло сыграть с ними всеми злую шутку.
Лливелл прятался в тени раскидистого дуба, который, говорят, вырос из желудя дерева, что на днях пробудилось в старом сиде под замковым холмом. Магии в дереве этом не было, но именно это место, а не тронный зал, они с Алантэ выбрали для первой встречи с королевой, которая, возможно, несет им всем большую беду и дурные вести. Лучше, чтобы никто, кроме них, пока этого не слышал.
— Я распорядился выставить двойную гвардейскую охрану замка и никого не впускать без моего или твоего личного на то разрешения, — продолжил он будничным тоном, словно они не обсуждали проблемы великой важности. Судьбу семьи и герцогства, может, и всей империи. — Риардану все указания даны. Знать сочтет себя оскорбленной, конечно. Но это лучше, чем визит королевы будет омрачен двусмысленными выступлениями.
О королеве Эленвэ он знал откровенно мало, но то, что знало, заставляло принимать дополнительные меры предосторожности. Все же это она, а не король Арвэ, привела на поля Эрланга Дикую Охоту, она правила сидами, что не принимают политику Ясеневого Чертога, однако это именно она едет к ним сейчас, и Лливелл опасался, что ничего хорошего это им не сулит.
— Возможно, следует отослать из Каэр Ревейна Эйрона. На всякий случай. Он непременно полезет в самую гущу событий, не дай Двое, меня или Хаймара не будет рядом.

+1

3

[indent] Разные слухи доносились со всех сторон, снежным комом рассыпались по Каэр Ревейну, шепотками разлетались по двору. Настороженными, обеспокоенными, злорадными. В воздухе пахло грозой. Не той, что проливает дожди на землю под рокочущие раскаты грома, но той, что влечет за собой реки крови. Сеидхе несмотря на близкие родственные связи с герцогской семьёй казались Алантэ тем небольшим комочком, который, скатываясь с горы, вырастает в огромный снежный ком. Простой люд, да что там, многие из вассалов были напуганы кровавой охотой, устроенной детьми холмов в Эрланге. Это подорвало и авторитет герцогской семьи, в жилах которой текла их кровь. Герцогский трон был лакомым кусочком для многих и Алантэ никогда не забывала о том с тех пор, как взошла на улвенский престол, не отдавая слишком много власти, силы и ресурсов в руки одной семьи, стараясь контролировать все сферы - начиная от торговли и заканчивая вооружением. Мягкость улыбок этой женщины сочеталась с жёсткой хваткой, а награды и поощрения находили своих героев едва ли чаще, чем немилость улвенской ведьмы. Алантэ криво усмехнулась - магических сил у нее не было и всё же это прозвище давно и прочно ее преследовало, о чем сообщали ее многочисленные наблюдатели, что скорее казалось забавным фактом, нежели злило герцогиню. Страх был одним из рычагов управления и хотя Алантэ всегда старалась соблюдать баланс и не поднимать лишней шумихи, не чуралась и этого способа воздействия на выходящие из-под контроля умы.
[indent] - Ты же понимаешь, что это лишь очередной повод отхватить лакомый кусок? - герцогиня мягко улыбнулась, кладя руку на ладонь мужа, - Сколько заговоров мы пережили, Лливел? Взгляни на этот дуб - немало видел он гроз на своем веку, его ветви гнулись под гнетом многих ветров, но он выстоял. Листва его опадет осенью, но весной распустится вновь.
[indent] Герцогиня почти невесомо сжала ладонь мужчины - он всегда был ее опорой в сложные времена, тем, с кем можно говорить откровенно, но сейчас Алантэ была полна сомнений - Эйрон уже пострадал и пусть он сам во многом навлек на себя беду, женщина не могла не понимать, что это лишь начало. Тревожный росток, за которым под дуновением ветра разлетятся сорные семена по всему Улвену.
[indent] -Ты всегда был тем, на кого я могу всецело положиться и ты знаешь, как я это ценю, но Эйрон… Думаешь, вдали от Каэр Ревейна он не найдет во что влезть? Даже Эйрис нашел свой болт в столице. Мне спокойнее, если он рядом. Он же хотел исследований? Давай дадим ему такую возможность. Пусть проводит их в башне. Его нужно всего лишь чем-то увлечь.

Отредактировано Алантэ фон Ревейн (26-03-2018 23:12:33)

+1

4

- Он взвоет, что он не принцесса , чтобы сидеть в башне. Не сажать же Далваха его сторожить, - в его голосе было больше смеха, чем серьезных нот, хотя идея посадить дракона из их личной гвардии уважением ворот замка и в замке запереть всех беспокойны отпрысков, приходила порой и ему самому. Это был сюжет смешной сказки, которую мог бы сочинить придворный шут, случайно угадав бы то, что они все от всех скрывали. Лливелл предпочел бы скрывать семейные тайны и дальше, но надвигающиеся смутные времена, возможно, не оставят им возможности выбирать между правдой и секретами, не дадут и шанса и дальше делать вид, что мир вокруг не меняется .
Улвен много лет был оплотом старины, которая в гармонии сплеталась со всем новым, что создали люди - теперь он на острие войны, сильно напоминавшей ему войны древности.
- Он рвется защищать проснувшиеся сиды. Уже пришли вести из Каэр Годдо и Каэр Неревара, из Хейвара и Бан Эссейра, там то же самое,что и здесь. Сиды отворились, их деревья пошли в рост, магия льется из них...люди напуганы, того и гляди, пойдут рубить деревья и жечь сиды. А если узнают,что королева Эленвэ здесь...- он покачал головой, так и не закончив . Она и сама знала, что тогда будет. Трудно перебороть человеческую природу, которая питается из двух источников: страха и злости. Страх придает их краткой жизни смысл, импульс любым человеческим начинаниям. Злость насыщает их энергией. Когда-то Лливелл хотел видеть людей более просвещенным и утонченными, но пришлось признать правду - сейчас эта правда находила подтверждение.
- Я надеюсь лишь, что это не признаки вторжения. И что королева не собирается предъявить права на нашу землю. Иначе...
Что "иначе", он не сказал - не успел. У ворот запел серебряный рожок, возвещая о прибытии гостей, но раньше него тень упала на замковый сад, закрыла солнце и пронеслась над головами у них так стремительно, что Лливелл не успел разглядеть, что же это было. В следующий миг это ему удалось, когда содрогнулась под ногами земля и огромный золотой дракон тяжело упал в десятке шагов от них, пригнув порывом воздуха из-под крыльев траву и взметнув опавшие листья. Ломвелл машинально загородил собой жену, хотя чутье подсказывало, что огромный ящер не опасен - так по&человечьи разумно смотрели на них огромные сапфировые глаза, так осознанно он передвинулся на другой конец сада, словно чего-то ожидая. Лливелл вскоре понял,чего он ждал, когда светоая, тонкая фигура женщины появиласьу ворот сада, вышла в полном одиночестве к ним, и н издалека почувствовал шлейф магии, что тянулся за ней, плотный колдовской кокон, что обнимал, окутывал королеву сеидхе.

Отредактировано Лливелл Ферран (15-04-2018 23:33:45)

+1


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Сюжетное » Hад рунической вязью священных холмов