Рейнс: Новая империя

Объявление

15 июля — 15 августа 1558 года

После неожиданной кончины Верховного Триарха Эйверской Лиги и убийства императора Эстанеса в Рокском море снова неспокойно — страны замерли на грани новой масштабной войны. Рейнская империя захвачена внутренними проблемами: политическими и магическими, на Севере по-прежнему сеидхе ведут войну со своим древним врагом, и в этой войне люди страдают больше всех.
Азалийские острова тревожно ждут нападения со стороны Эстанеса, в то время как все остальные еще только решают, вмешиваться им или нет. В общем, все очень плохо.

избранная цитата

"Люди используют идею первородного греха для того, чтобы подчинять себе других, тогда как любой человек рождается со свободной волей, и боги не властны выбирать за него путь. К примеру, в священных текстах говорилось о том, что супруги должны быть верны друг другу, однако же по замку бегало с десяток бастардов. Святые отцы не скупились на слова о том, что господа должны быть добры и справедливы к своим слугам, но не случалось и дня, чтобы старший брат не избил кого-нибудь из челяди без вины. Жизнь всегда несправедлива.

Марселина де Сарамадо, "Зачем еще нужна жена"

разыскиваются

Ленарт ван дер Хейден

ректор магического Студиума

Лианнан ап Артегал

племянник короля сидов

невеста герцога Брогге

девушка на выданье

Хавьер де Сарамадо

претендент на эстанский трон

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Анкеты ушедших и непринятых » Ленарт ван дер Хейден | человек | Ректор эйверского Студиума


Ленарт ван дер Хейден | человек | Ректор эйверского Студиума

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

О ПЕРСОНАЖЕ

1. Имя, возраст, раса
Ленарт ван дер Хейден. 120 лет (внешне выглядит на 40-45). Человек.

2. Род деятельности, титул
Ректор и преподаватель эйверского Студима, член Конклава чародеев, научное светило.

3. Внешность
Внешне ван дер Хейден застрял на пике золотой поры зрелости.
Его лицо нельзя назвать красивым, но оно удивительным образом приковывает к себе взгляд, словно каждый год, прожитый сверх того, что отпущено лишённым чародейской искры, прибавлял ему  нечеловеческого шарма, свойственного только магам. Впрочем, об истинном возрасте мага можно догадаться только по глазам – потерявших свой былой глубокий карий цвет, словно выцветшее на солнце полотно, но вместе с тем, ничуть не утративших живой блеск светящегося в них чудовищного интеллекта.
Кроме того, ван дер Хейден высок, худощав и нескладен, словно состоящий из одних только палок на шарнирах. Тем удивительнее его походка, лишённая и намёка на дёрганность.
Одевается ван дер Хейден просто, но со вкусом. Вычурности он избегает, однако в то же самое время, ни у кого не возникает сомнений в порядочной, недоступной простолюдинам, цене его гардероба.

4. Образ персонажа
Ленарт ван дер Хейден – нагляднейший пример и живое воплощение того, к каким высотам в Тар Эвернессе могут привести упорность, трудолюбие и страсть.
▶ Рождён на окраинах Тар Эвернесса в многодетной семье бедняков. Единственное подобие образования, которое он тогда получил, было знание рыбацких премудростей и молитва Супругам.
Впрочем, стоило ему подрасти до того возраста, когда помогать братьям толкать рыбный обоз на рынок перестало быть непосильной задачей, Ленарт открыл для себя удивительный мир счёта до двенадцати  – обычно столько грошей семье удавалось выручить с удачного улова.
▶ В успешности улова рыбака – слишком много факторов, которые от него не зависят. В сезон, в котором косяки серебробрюхих сардин изменили своим привычкам и покинули знакомое семье ван дер Хейден прибрежье, не один дом рыбаков оказался на грани голода.
Так Ленарт попал в услужение Мариусу ван Вермарен – умеренно состоятельному чародею, чьё поместье было единственным, согласившимся взять необразованного мальчишку в работники.
▶ Магические способности пробудились случаем. Перебирая сломанную черепицу крыши особняка, Ленарт не удержался и свалился. Именно тогда и пробудилась его латентная магия, спасшая его от смертельного падения с высоты.
В прямом смысле окрылённый неожиданным открытием, Ленарт тут же бросился к своему патрону с просьбой рассказать о магии.
Пусть и не вдохновлённый перспективой посвящать в таинства магии мальчишку-бедняка, о благороднейшей стезе чародейства слышавшего только в россказнях рыночных болтунов, мастер Вермарен, тем не менее, обладал завидной порядочностью. А потому не отвергнул сразу несбыточную мечту оборванца, но просто снял с себя эту головную боль, пристроив юнца ассистентом к магистру ван дер Костеру.
▶ Достопочтенный Яспер ван дер Костер – заведующий скромной лабораторией теоретических первооснов в недрах Студиума, каких-то три десятилетия назад бывший авторитетным академиком, с годами потерял не только бОльшую часть своей шевелюры, но и всякий интерес своих коллег. Пахнущий кислой капустой старик, давно переставший заморачиваться не только своим внешним видом, но и банальной гигиеной, был далёк от почитания молодых студиозов.
Тем охотнее пожилой магистр согласился взять в ассистенты безымянного неуча – проведший последние годы в одиночестве, старик был охоч до собеседника, пусть и столь недалёкого, как тогдашний Ленарт. Впрочем, ван дер Костер не прогадал. Его новый ученик отнюдь не обладал врождённой гениальностью, однако нехватку таланта и простецкое происхождение с лихвой заменил упорностью и настойчивостью, с которой впитывал знания из нового для него мира.
За последующие годы, которые Ленарт провёл в ученичестве у старого мага, он усвоил не только банальную грамоту и счёт – элементарнейшие знания, недоступные беднякам, но и освоил начальную теорию магии. Монотонные россказни магистра ван дер Костера о природе магии, которые молодым коллегам чародея напоминали заунывные бормотания старика-маразматика, Ленарту, которому выбирать было не из чего, казались интереснее любых баллад.
Но главное, начав с того, что магистр начал допускать своего нового протеже в лабораторию лишь затем, чтобы смахнуть пыль или протереть склянки, со временем старик разглядел в юнце готовность полноценно ассистировать ему в работе. И пусть никаких новых открытий старый магистр далее не совершит, именно Яспер ван дер Костер привьёт Ленарту навыки научного подхода и исследования и уважение к академическим знаниям.
▶ Старик не прожил долго. Впрочем, ушёл он без сожалений. Ленарт же впоследствии с немалым удивлением обнаружил, что не обременённый семейными узами ван дер Костер завещал ему своё скромное имущество, состоящее из незатейливого домишки поблизости от Студиума и денег, которых, вместе с собственными накоплениями Ленарта хватило на поступление в эвернесскую академию магии.
Несмотря на то, что Ленарт оказался старше среднего возраста студентов-первогодок, начальных знаний, полученных у старого чародея, оказалось более чем достаточно, чтобы нагнать и перегнать его более юных коллег. Жадностью до новых знаний же Ленарт превосходил всех. Не отвлекающий ни на что, кроме на учёбу, практику, а вскоре – полноценные собственные научные изыскания, ван дер Хейден не просто закончил Студиум с выдающимися результатами, но и получил не одно предложение о работе в качестве ассистента преподавательского состава академии. Бесценный опыт работы на ван дер Костера юному мастеру пришёлся как нельзя кстати.
▶ Ленарт ван дер Хейден никогда не останавливался на достигнутом. Ассистент, младший преподаватель, куратор кафедры. Наука и неизведанные таинства магии тянули его вперёд. Он летел за своей мечтой. Но не как бешеный ураган – резко вздымающийся и столь же внезапно улетучивающийся, но словно северо-западный мистраль – предсказуемо-методичный и беспощадный.
Не прошло много времени, как он сам стал магистром той стихии, что в детстве спасла ему жизнь. Не заставила себя долго ждать и первая монография, затем вторая, третья.
В кругах, хоть как-то осведомлённых о чародейских делах, ван дер Хейден стал известен благодаря своей чудовищной силе. В кругах же научных, его репутация была куда блистательней.
Удивительно ли, что Конклав Чародеев не раз прочил ван дер Хейдена на место в Круге, впрочем, лишь для того, чтобы раз за разом получать неслыханный резкий отказ. Всё, чего Ленарт хотел, он получил – прикоснуться к магии и стать её частью. Невероятная мечта мальчишки-бедняка исполнилась. Политика же? Сыну ли рыбака задумываться о политике.
▶ Должность ректора Студиума никогда не входила в планы ван дер Хейдена. Излишние обязательства его тяготили, а кабинет главы академии – расположен слишком близко к ненавистной ему политике. Возможно именно по этой причине Гвиннэ ап Лливеллин предложил руководство величайшей академии магии именно ему.
Разумеется, ван дер Хейден сперва безрассудно отказался. Ленарт до сих пор может поклясться в том, как уголки губ сида едва заметно искривились то ли в одобрительной усмешке, то ли в презрении. Впрочем, едва ли чародей, которого презирает глава Коллегии Веннари, способен стать ректором Студиума.
Как бы то ни было, Гвиннэ умел убеждать, не произнося ни одного слова. Ленарт долго смотрел в глаза старому изгнаннику, а потом, когда сидхе слово-в-слово повторил свой вопрос, чародей просто кивнул.
И как бы он сам к этому не относился, ван дер Хейден – превосходный ректор. Профессиональный, строгий, но в то же время – умеющий найти подход и порой даже заботливый.
И насколько бы ему не была противна политика, Ленарт отнюдь не наивен. Должность ректора – ответственность великая, как и влияние главы Студиума. Поэтому чародей очень аккуратен как в своих действиях, так и словах.
▶ Ленарт ван дер Хейден – уже далеко не молод. За свою невероятно длинную по меркам простого человека жизнь он обучил не одно поколение юных чародеев всего Перинора. Одним просто читал лекции, иных, в ком разглядел невидимую искру страсти к магии, взрастил лично.
Ныне видные члены Конклава, советники ли аристократов или талантливые исследователи и учёные – за протеже Ленарта ван дер Хейдена всегда идёт нешуточная борьба. Впрочем, каждый, кто учился у магистра, знает, что цена высока – не жалеть себя и прогрызать дорогу зубами.
▶ Многие считают ван дер Хейдена напыщенным и высокомерным, и многие – правы. Ленарт действительно заносчив, но едва ли оное можно назвать незаслуженным.
Поднявшийся из грязи к звёздами ван дер Хейден горделив, в какой-то мере несносен. И наверняка именно поэтому он до сих пор не обзавёлся семьёй – где найти такую женщину, способную вытерпеть подобное эго.
В то же самое время, ван дер Хейден строг к себе и справедлив по-отношению к другим. Аристократы, маги и простолюдины – он не делает различий между людьми и не приемлет кумовства, особого отношения или непотизма.
Ленарт, как и в молодости, скрупулёзен в мелочах и педантичен в деталях.

5. Семья и окружение
Флоренс ван Мартенс и Кристел ван Велден – протеже, ныне выполняющие роль ассистентов и доверенных лиц. Талантливые юноша и девушка, которых Ленарт приметил и предложил патронаж. Чародеи.
Гвиннэ ап Лливеллин – покойный ныне глава Коллегии Веннари. Приятельствовали, насколько подобный термин вообще был к нему применим. Тем не менее, ап Лливеллин не раз снисходил до праздных научных дискуссий или обсуждений избранных монографий.
Морвенна Альмейн – подруга, в прошлом – коллега по научным изысканиям. Несмотря на разницу в возрасте, действительно имеют общие интересы, компанействуют. Пожалуй, одна из немногих, кто способен терпеть Ленарта.

6. Дополнительная информация

7. Умения, навыки, владение магией
Магистр стихийной магии, адепт дисциплины молнии. Один из самых могущественных ныне живущих чародеев, кому подвластен элемент воздуха.
Авторитетный исследователь природы магии со множеством известных всему магическому сообществу трактатами и публикациями. Знаток теоретических аспектов всех ныне известных направлений магии и её проявлений, а так же обладает продвинутыми познаниями во всех науках, что может предоставить Студиум.
Свободно владеет рейнсианским, неплохо на мантийском, сносно общается на эстанском и наречии сеидхе.
Талантливый учитель и наставник.
Ещё помнит что-то о рыболовстве. Относительно сносно плавает и держится в седле.

8. Имущество
Персональная студия для опытов и лаборатория в эвернесской академии;
Дом неподалёку от Студиума, когда-то принадлежавший наставнику. Неоднократно достраиваемый и перепланируемый. Обладает завидной библиотекой – небольшой, но имеет в коллекции довольно редкие и дорогие текста.
Небольшое состояние на персональных счета в доверительном управлении лигийских банков.
Руководит благотворительным фондом, чьи средства идут на обучение талантливых учеников Студиума.

9. Цели в игре
- Постигать таинства магии
- Иная сторона в политике Лиги
- Всевозможное сильное колдунство
ОБ ИГРОКЕ

1. Откуда узнали о нашем форуме
LYL
2. Связь с игроком и частота отписи
1-2 поста в неделю
Почта в профиле – актуальная
3. Разрешение на передачу
Только в заботливые руки
4. Пробный пост

Пост

– Вот как? – мужчина, не отрываясь от прочтения записей, с излишне театральной наигранностью выгнул бровь дугой.
Ленарт ван дер Хейден – ректор эвересского Студиума, магистр стихийной магии, известный всему Перинору как учёный, исследователь и кузнец талантов, восседал за своим рабочим местом.
Монструозный конторский стол, справленный из отполированного до зеркального блеска эстанийского эбенового дерева, занимал собой едва ли не всё пространство у витражной во всю наружную стену застеклённой арки, открывающей взор на внешнюю площадь Студиума. Монолитный, словно вырезанный из цельного куска гранита, стол без всяких сомнений был самым дорогим элементом аскетично обставленного кабинета. Сделанный в форме буквы “П”, он был строго разделён на две половины. Левое крыло было занято аккуратными стопками организационных документов Студиума: таблицами учебных планов, недельным отчётом о денежных движениях, докладами преподавателей и работами студиозусов, которых коллеги рекомендовали к ознакомлению. Правое же было отведено под личное пространство ван дер Хейдена: разбросанные на первый взгляд в совершенно хаотичном порядке заметки, использованные перья, вскрытая корреспонденция.
Горизонтальная часть стола была одновременно удивительным водоразделом и соединительным мостиком между двумя ипостасями неуживчивого человека науки и строгого руководителя. В этом был весь ван дер Хейден: даже свыкшись со своей новой должностью, Ленарт упрямо разделял свои социальные роли и прилагаемые к ним обязанности и привилегии.
Перед столом – в самом центре комнаты, окруженный со всех четырёх сторон глубокими креслами, стоял кофейный столик – настоящая кроха, в сравнении с циклопичным рабочим пространством магистра. Контраст был красноречив: для любого гостя было очевидным какая часть помещения является главной, а какая – декоративной. Впрочем, сегодня по необыкноению, обычно покрытый слоем тонкой пыли, столик был изумительно чист. А на его поверхности, поверх белоснежной кружевной салфетки, возлежал фарфоровый поднос с нагромождением из дымящегося кофейника, нехитрых закусок и сладостей.
Наполненная тёмным напитком из островных зёрен чашка хозяина кабинета – из одного семейства с подносом, нетронутой остывала на краешке его стола (левой перекладины). Парная же чашка была в руках гостьи, расположившейся в кресле перед столиком.
– Вот как, – уже с утвердительными интонациями в голосе повторил мужчина.
Венатор внешней политики. Объявленная женщиной минутой назад новость сюрпризом для него не стала. Магистр ван дер Хейден обладал на-удивление обширной сетью знакомств во всех сферах жизни Лиги, а потому слухи о возможном назначении его собеседницы до него доходили и ранее. Впрочем, от подобных сплетен он всегда отмахивался – Морвенна Альмейн была исследователем до мозга костей, подобно ему самому. А учёным не место в политике!
Вот и просчитался.
– Что же. Мои поздравления, Морвенна. То есть, я хотел сказать: венатор Альмейн. Наконец-то у Коллегии появится так необходимый ей голос разума, – едкий сарказм в ван дер Хейдена был кислее островного кофе. – Этого ты хотела от меня услышать?
Он был разочарован. Словно избалованный ребёнок, на день рождения получивший совсем не то, что клянчил у родителей.
Ван дер Хейден редко допускал ошибки. Тем сильнее было чувство разочарования. Однако, что же было обиднее сильнее: какое-то наивное чувство предательства коллеги, которую Ленарт считал не просто знакомой, но другом, или отрезвляющая горечь от того, что многие качества, которыми обладала Морвенна, он мог вообразить себе сам? Так кого именно он считал другом: настоящую Альмейн или её идеализированный образ?
Озарение было отвратительным, уродливым, словно кривое отражение в зеркале.
Ленарт ненавидел признавать свои ошибки. Однако, вечная борьба с внутренней  чванливостью – достойный подвиг для того, кто купается в признании и славе.
– Я не смогу принять твой выбор, – отвернувшись к ней спиной, наконец заявил он. – Но научиться уважать его – постараюсь.
Чародей никогда не поправлял тех, кто считал его надменным гордецом. Но пусть стыдится тот, кто назовёт Ленарта ван дер Хейдена бесчувственной скотиной.

Отредактировано Ленарт ван дер Хейден (28-04-2018 22:39:18)

+8

2

Доброго дня! Прекрасная анкета, вопросов у нас нет, а в качестве пробного такую тему предложим

Морвенну Альмейн, давнюю коллегу, назначили на должность венатора по внешним связям, она покривилась, но отказываться не стала. Реакция Ленарта на это.

0

3

Готово.

+1

4

Отлично, принято. Только поправьте фамилию Морвенны - Альмейн

Приняты, добро пожаловать!

0

5

ХРОНОЛОГИЯ

НАСТОЯЩЕЕ

ПРОШЛОЕ

Весы правосудия (29 июля 1558 года)

Все пути уж исхожены, да заветного нет (осень 1556 года)

0


Вы здесь » Рейнс: Новая империя » Анкеты ушедших и непринятых » Ленарт ван дер Хейден | человек | Ректор эйверского Студиума


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC